Бизнес

Хороший бизнес: 689 Бизнес идеи 2021 с нуля 💡| Идеи для бизнеса 2021

03.05.1973

Содержание

Человек-бренд Энди Уорхол: Лучшее искусство

Для многих современное искусство как terra incognita - иногда красиво, иногда ничего не понятно, но здесь крутятся большие деньги и совершаются многомиллионные сделки. Это самый настоящий глобальный финансовый аттракцион, позволяющий сколотить или потерять огромные состояния.

По каким законам существует рынок современного искусства? Что за скрытые механизмы двигают этим непредсказуемой и неуправляемой стихией? Ответы - в книге сотрудника журнала "Vanity Fair" Майкла Шнейерсона "Бум: Бешеные деньги, мегасделки и взлет современного искусства", которая вошла в лонг-лист премии FT McKinsey Business Book of the Year 2019. На русском языке эта невероятная история роста рынка современного искусства и превращения его в индустрию, начиная с 1940-х годов и до наших дней, вышла в издательстве "Азбука".

Феномен 57-й улицы в Нью-Йорке, расцвет художественных галерей в Сохо и Челси, ярмарочные "лихорадки" XXI века, наиболее значительные события в мире искусства за последние десятилетия - обо всем этом идет речь в книге. Однако арт-рынок невозможно себе представить без арт-дилеров - законодателей вкуса, тех, кто финансово поддерживает начинающих художников и направляет их к успеху.

В центре внимания Майкла Шнейерсона знаменитые арт-дилеры, которые работали с величайшими художниками своего времени - Джексоном Поллоком, Энди Уорхолом, Саем Твомбли, Баскией. Автору довелось лично встретиться с персонажами своей книги - Ларри Гагосяном, Дэвидом Цвирнером, Арни и Марком Глимчерами, Иваном Виртом и другими. Их опыт показывает, что за кулисами современного мира искусства, в условиях жесткой конкуренции есть место всему - честным партнерским отношениям и предательству, прагматизму и филантропии, кропотливому труду и авантюризму.

Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости

Отрывок из книги "Бум : Бешеные деньги, мегасделки и взлет современного искусства"

СПб. : Азбука, Азбука-Аттикус, 2021

Перевод с английского Анны Лисицыной.

Ирвинга Блума оказалось проще заинтересовать. Отправившись в Нью-Йорк на поиски новых талантов, которых можно было бы показать в галерее ≪Ferus≫ в Лос-Анджелесе, он позвонил Уорхолу, желая заглянуть к нему вместе со своим партнером по галерее Уолтером Хоппсом. Он знал, что Уорхол весьма успешно работает в рекламе и потому не удивился, обнаружив, что художник занимает целое жилое здание бирюзового цвета на Лексингтон-авеню в районе Восьмидесятых улиц.

В то первое посещение Уорхол провел Блума и Хоппса в гостиную по коридору, где громоздились груды книг, а к стенам были пришпилены разнообразные арт-объекты. Как Хоппс позднее напишет в журнале "New Yorker", "Уорхол являл собой тихое и какое-то почти бестелесное создание, настолько бледное, что можно было подумать, будто он живет в темноте".

Фото: Предоставлено издательством

Апартаменты Уорхола были наполнены многочисленными артефактами американской культуры, по большей части найденными в комиссионных магазинах. Хоппсу запомнились большие глянцевые вывески автозаправок, автоматы с шариками жвачки, парикмахерское кресло и полосатый столб с цветными спиралями - вывеска парикмахерской. Гостиная была необычайно просторной, прямо как конференц-зал, а в дальнем конце располагалось подобие сцены. На сцене они увидели несколько мольбертов с картинами. Одна изображала телефон. С другого холста на них смотрел персонаж комиксов. Гостей все это не слишком впечатлило.

Во время повторного визита Блум, который на сей раз пришел один, увидел три прислоненные к стене картины с изображением банок супа и вырванную из журнала фотографию Мэрилин Монро. Когда они с Уорхолом расположились в гостиной, сверху, выше этажом, вдруг послышались шаги. "Не волнуйся, - сказал Уорхол, показывая на потолок. - Это мама". Блум потом слышал шаги каждый раз, когда приходил к нему в дом. Но мать художника ни разу не появилась.

<…>

Выставка Уорхола в галерее "Ferus" - его первая персональнаявыставка как художника, а не коммерческого иллюстратора - открылась 9 июля 1962 года. По периметру красовались 32 живописных "портрета" консервных банок с супом "Кэмпбелл" (один холст на каждый сорт супа), по 100 долларов за штуку. Экспозиция стала дебютом поп-арта на Западном побережье. Кинозвезд, впрочем, небыло, если не считать актера и режиссера Денниса Хоппера, которому еще только через семь лет предстояло снять культовую картину "Беспечный ездок".

Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости

К моменту закрытия Блум продал пять из 32 картин, но потом пожалел. Он пришел к убеждению, что Уорхол - большой талант, и решил, что сохранить весь комплект будет правильнее, чем банально положить в карман 500 долларов. Он обзвонил пятерых покупателей, начиная с Хоппера, и робко поинтересовался, нельзя ли выкупить у них "консервы" обратно. К его величайшему облегчению, все согласились. Тогда Блум договорился с Уорхолом о приобретении всей серии целиком за 1000 долларов (в рассрочку, с оплатой по сотне в месяц) и развесил все 32 штуки в своей крошечной квартире на Фаунтен-стрит в Лос-Анджелесе.

Пройдет немногим более тридцати лет, и куратор Кирк Варнедо договорится о приобретении уорхоловских супов для постоянной экспозиции MoMA. Эти работы были частично переданы Блумом в дар, частично оплачены музеем. Блум заработал на этой сделке15 миллионов.

Первые банки с супом Уорхол нарисовал вручную, методично нанося мазок за мазком. Но потом подумал: а почему творческий процесс обязательно должен быть таким трудоемким? Почему бы не использовать метод шелкографии, позволяющий бесконечно тиражировать изображение? Он начал жить по принципу, который сформулировал для себя сам: "Лучшее искусство - это хороший бизнес".

Чтобы исключить ручной труд, Уорхолу требовался специалист по шелкографии. Свой выбор он остановил на студенте родом из Бронкса по имени Джерард Маланга, который во время летней практики в Гринвич-Виллидже освоил шелкографическую печать на тканях для мужских галстуков. Его тамошний начальник, дизайнер по текстилю, оказался приятелем Уорхола. Парень, по слухам, был очень толковым. В июне 1963 года Маланга получил приглашение встретиться с Уорхолом - как он думал, с целью собеседования. Первое, что своим неповторимым голосом с придыханием произнес художник, было: "Ну что, когда сможешь приступить?".

<…>

Вдвоем с молодым ассистентом Уорхол сразу же приступил к работе над шелкографической репродукцией образа Элизабет Тейлор. Этот портрет впоследствии получил название "Серебряная Лиз". Взятый ими на вооружение метод произвел переворот в современном искусстве, позволив перейти от единичных живописных произведений к массовому изготовлению почти идентичных копий одного и того же изображения.

За основу для "Серебряной Лиз" Уорхол взял рекламное фото голливудской дивы размером 20 на 25 сантиметров и увеличил его в фотолаборатории, получив изображение размером метр на метр на прозрачной пленке. На первом этапе они наложили на чистый белый холст кальку. На втором этапе поверх кальки поместили фотографию на прозрачной пленке. Затем Маланга с усилием обвел контуры портрета карандашом, чтобы они отпечатались на кальке и холсте. Это во многом напоминало технику рисования по трафарету или фроттажа.

Потом началось самое интересное. Отложив пленку и кальку в сторону, они разметили основные части рисунка на холсте узкой малярной лентой, после чего вручную раскрасили получившиеся зоны сплошным цветом: розовым - лицо, красным - губы, зеленым - тени для век. Также вручную сделали серебристый фон. Для всех живописных работ они пользовались красками на водной основе, которая высыхала настолько быстро, что не успевала растечься, и границы окрашенных областей получались стойкими и четкими.

Только после этого дело дошло собственно до шелкографии. Они наложили на холст матрицу - нейлоновую сетку, натянутую на деревянный подрамник размером метр на метр. Сетка фактически играла роль негатива: основное изображение было нанесено на нее методом фотопечати. Высокие бортики по периметру подрамника образовывали своего рода канавки. Маланга залил в одну из канавок черную масляную краску и с помощью резинового валика прошелся по сетке, продавливая краску сквозь открытые участки. Потом Уорхол, как эстафетную палочку, подхватил валик и начал прокатывать со своей стороны. Наконец он быстрым решительным движением снял подрамник с сеткой, чтобы не исказить рисунок и не нарушить эффект яркого контрастного фотоизображения. "По сути дела, мы раскрашивали фотографию, как в старину, - рассказывал Маланга, - но в то же время делали нечто совершенно новое".

<…>

Когда речь шла о крупноформатных вещах, они работали в паре.В остальных случаях Маланга чаще всего справлялся один, хотя отдельными работами занимался сам Уорхол. Впоследствии, когда Совет по установлению подлинности работ Энди Уорхола (AndyWarhol Art Authentication Board) отказался признать, что Маланга участвовал в создании крупноформатных шелкографических оттисков, а многие оттиски меньшего размера выполнил сам, он лишь пожал плечами. По его собственным словам, он не чувствовал себя обманутым. Он всегда был лишь ассистентом Уорхола.

Уорхол отлично знал, что делает. Создаваемые им отпечатки были достаточно схожи и могли продаваться как серийные коммерческие изделия, обладающие одинаковой стоимостью. Его имя стало брендом не хуже любого другого. Энди превратился в этакого Генри Форда, занятого поточным производством произведений искусства. После того как художник перебрался из пожарного депо в здание бывшей шляпной фабрики на Восточной 47-й улице, масштабы этого конвейера выросли еще больше. Какую часть работы Уорхол делал сам, а какую брали на себя его фабричные ассистенты - это было в конечном счете не важно. Покупатели тоже привыкали не обращать внимания на подобные мелочи. Они радовались, что приобрели вещь известного бренда.

«Хороший бизнес — это не только прибыль»: истории 14 компаний из списка B-Corp

История показывает, что для решения всех проблем в обществе недостаточно только усилий правительства и некоммерческих организаций. Им не по силам победить бедность, неравенство и создать достаточно рабочих мест с достойной оплатой.

Для изменений такого масштаба нужны действия бизнеса. Это хорошо понимают ответственные компании, получившие статус B-Corp . 

Они обязуются создавать более инклюзивную и экологичную экономику с помощью своего бизнеса:

  • работают над сокращением неравенства,
  • снижением уровня бедности,
  • здоровой окружающей среды,
  • сильных локальных сообществ,
  • нужных рабочих мест.

Успех для B-Corp — это общее благосостояние и позитивное влияние. Для них это не просто благотворительность, а важная составляющая бизнеса. 

Allbirds

Его часто называют производителем «самой удобной обуви в мире». С каждой коллекцией компания все лучше оптимизирует природные материалы, при этом не повышая цены и не теряя в качестве.

Классические кроссовки и лоферы Allbirds делаются из влагостойкой, терморегулирующей и устойчивой к запахам мериносовой шерсти. У нее есть сертификат ZQ, что означает, что она соответствует строгим стандартам экологичного сельского хозяйства и в ее производстве используется на 60% меньше энергии по сравнению с синтетикой.

Вторая коллекция состояла из кроссовок и легкой обуви, произведенных из охлаждающей и экологичной целлюлозы эвкалипта. Эта обувь удобна, неприхотлива, создана из экологичных материалов и стоит $95 за пару.

После компания выпустила шлепанцы за $35 из первой в мире углеродно-отрицательной пены EVA. При производстве этого материала извлекается больше углерода, чем выбрасывается в окружающую среду. Он производится из сахарного тростника и не охраняется патентом: Allbirds открыто призывает конкурентов использовать его в собственной продукции.

Patagonia

Поклонники Patagonia ценят этот бренд по многим причинам. Это не только качество продукции, но и деятельность по охране окружающей среды, благодаря которой в 2019 году ООН присудила компании звание «Защитника земли» за прогрессивное предпринимательское видение.

В 2012 году Patagonia стала первой компанией в Калифорнии, которая ввела для себя налог на землю и стала отдавать 100% выручки, полученной в Черную пятницу, НКО, которые занимаются защитой воздуха, воды и почвы. С 1985 года компания пожертвовала на защиту окружающей среды более $89 млн.

Фото: lentamart / Shutterstock

Она также поддерживает корпоративные тенденции, не боясь стать политизированной. Она возглавила бойкоты (Outdoor Retailer trade show, 2017) и подала в суд на правительство Соединенных Штатов и президента Дональда Трампа после того, как администрация предложила сократить территории двух национальных памятников до 85%.

Недавно компания пересмотрела свою миссию с «Создать лучший продукт, не принося ненужного вреда, использовать бизнес для вдохновения и внедрять решения для проблем окружающей среды» к более простой формулировке:

«Мы занимаемся бизнесом, чтобы спасти родную планету».

Patagonia также вошла в список лучших компаний B Lab 2019 года, в который попадают 10% ведущих сертифицированных B-Corp.

Cotopaxi

Cotopaxi — это бренд одежды для активного отдыха с социальной целью. Вот чем он занимается кроме своего основного розничного бизнеса.

С самого начала Cotopaxi была основана на идее, что интересы прибыли и людей не только могут сосуществовать, но должны и уже имеют взаимовыгодные отношения.

На всех уровнях компания придерживается ценностей B-Corp.

  • Сотрудники проводят 10% своего рабочего времени в местных общинах, путешествуя на свежем воздухе или оказывая услуги.
  • Компания жертвует 2% своего годового дохода на борьбу с бедностью и финансирует местные организации, работающие над экологическими решениями.
  • Cotopaxi также выпускает коллекцию одежды, произведенной из переработанных материалов.
  • Компания также создала программу для добровольцев, которая использует время и навыки сотрудников, чтобы удовлетворить потребности сообщества. Например, беженцы в Солт-Лейк-Сити могут получить первую оплачиваемую работу, составляя карточки. Программа предоставляет молодежи профессиональное развитие, опыт работы, конкурентоспособную заработную плату и возможность практиковать свои знания английского языка.

Это одна из компаний, чьи продукты со слоганом «Делай добро» действительно кажутся подлинными.

В 2019 году Cotopaxi также была включена в список B Lab Best For the World.

Leesa

Этот бренд наиболее известен тем, что одним из первых начал продавать матрасы напрямую потребителю. У матраса Leesa более 13,8 тысяч оценок в пять звезд, а две модели марки (Leesa и Hybrid) были названы лучшими в своей категории изданиями Business Insider и The Wirecutter.

У компании также есть социальная программа: она жертвует один матрас на каждые десять проданных и перечисляет средства федеральным и местным организациям. Глава направления социального воздействия Leesa Джен-Ай Нотман рассказывает, что социальная миссия, скорее всего, является основным стимулом для работы в компании.

В общей сложности бренд Leesa пожертвовал более 36 тысяч матрасов нуждающимся. Сотрудники получают возможность стать волонтером на местных проектах.

В 2019 году Leesa также был включен в список B Lab Best For The World.

Frank And Oak

Frank And Oak — канадский производитель современных, высококачественных предметов первой необходимости из экологически чистых материалов.

В его ассортименте есть зимние ботинки из кофейных отходов, переработанной резины и окрашенной растениями кожи, а также переработанный деним, в производстве которого использовалось на 79% меньше энергии, на 50% меньше химикатов и на 95% меньше воды, чем обычно.

В 2019 году около 50% продукции ритейлера было произведено с использованием процессов и материалов с минимальным воздействием на окружающую среду. Упаковка на 100% состоит из переработанных материалов и пригодна для вторичной переработки. Также он использует биоразлагаемые пакеты. Более того, его магазины в Канаде также были построены из переработанных материалов.

Фото: JHVEPhoto / Shutterstock

Также он делает ограниченные запасы, чтобы избежать излишков. Поэтому практически каждая коллекция становится ограниченной.

Bombas

Bombas — это еще одна компания, основанная, чтобы приносить пользу обществу. Реальная идея продукта стоит на втором месте, что не вредит его качеству.

Основатели Дэвид Хит и Рэнди Голдберг рассказывают, что первой задачей компании было помочь приютам для бездомных справиться с нехваткой носков. После они обнаружили, что у потребителей нет особого выбора между дорогими нишевыми носками и товарами из гипермаркета. Спустя два года они придумали Bombas, добавив блистерные язычки, усиленную стельку, целевые зоны натяжения, сохранение формы и дополнительные швы, которые не дают носку собираться или спадывать.

С 2013 года компания также пожертвовала более 28,9 млн предметов в приюты для бездомных, продавая носки и футболки по модели «купи один, дай один».

Носки и одежда, которые жертвует компания, были разработаны совместно с партнерами с учетом потребностей тех, у кого нет возможности надевать чистую одежду каждый день. Например, эти носки выпускаются в более темных цветах, что помогает избежать видимого износа, добавлена антимикробная обработка для предотвращения запаха или возникновения бактерий на случай, а также усиленные швы для долговечности.

Beautycounter

Этот бренд по уходу за кожей и макияжу стал синонимом движения чистой красоты. С момента основания в 2013 году у компании есть список из 1500 сомнительных или вредных химических веществ, которые никогда не используются в ее продуктах, включая 1400 тех, что запрещены или ограниченно доступны в ЕС. В США запрещенных веществ всего 30.

Beautycounter также выступает за улучшение правового регулирования в США и Канаде.

Фото: OleksandrShnuryk / Shutterstock

Бренд предлагает не только хорошие средства для макияжа, но и одни из лучших товаров по уходу за кожей — и все они не содержат вредных химических веществ.

Beautycounter также был включен в список B Lab Best For the World в 2019 году.

TenTree

Tentree — это продавец уличной одежды, который воспринимает себя как лесохозяйственную программу. На каждый купленный продукт компания сажает десять деревьев. Ее программы предусматривают восстановление не только лесов, но и сообществ вокруг местной экологичной экономики.

С момента своего запуска Tentree посадила более 35 млн новых деревьев. К 2030 году компания планирует увеличить их число до 1 млрд.

Одежда бренда примерно на 95% состоит из экологически чистых материалов, в основном удобных, непритязательных толстовок, рубашек, леггинсов и другой базовой одежды, продаваемой по разумной цене. Они также создали живое онлайн-сообщество и претендуют на третий по популярности пост в Instagram всех времен.

United by Blue

Бренд уличной одежды и аксессуаров был основан в первую очередь для того, чтобы сохранить и защитить окружающую среду. Это означает, что кроме поставок первоклассного снаряжения она проводит и консервационные работы. Компания использует экологичные материалы и удаляет один фунт мусора из океанов и рек за каждый проданный продукт. 

Ethique

Ethique помогает бороться с пластиковыми отходами, разрабатывая твердые продукты для красоты, ухода за телом и волосами.

Компания была основана женщиной-биологом и разрабатывает более 30 товаров — от шампуней до кондиционеров, увлажняющих средств, средств для самостоятельного загара и средств для мытья тела.

Фото: ElenaBaryshnikova / Shutterstock

Каждый продукт веганский, экологически чистый, натуральный и поставляется в биоразлагаемой упаковке. Они также расходуются в 2-5 раз дольше, чем бутылочные, поскольку они очень концентрированные (около 70% бутылочного шампуня — это вода), а это позволяет реже покупать их, экономить деньги и оставлять меньший углеродный след. На сегодняшний день компания предотвратила производство и утилизацию более 3,3 млн пластиковых бутылок.

Ethique (по-французски «этический») сертифицирован как климатически нейтральный и cruelty-free бренд. Он жертвует 2% дохода или 20% прибыли (в зависимости от того, что больше) на благотворительность.

В 2015 году компания была признана самым устойчивым бизнесом Новой Зеландии с премией «Лучший в категории В». На ранних стадиях своего развития компания также привлекла самое большое количество женщин-инвесторов за всю историю PledgeMe. (PedgeMe — это новозеландская краудфандинговая платформа.)

Athleta

Компания Athleta расположена в Сан-Франциско и производит относительно доступную, но премиальную спортивную одежду, разработанную женщинами-спортсменками. Значительная часть ее благотворительной деятельности направлена на расширение прав и возможностей девочек и женщин.

C помощью программ P. A. C. E. и Fair Trade U. S. A. бренд поддерживает сотрудниц, которые создают его одежду. Ежегодно компания проводит тысячи бесплатных мероприятий, посвященных фитнесу и здоровому образу жизни. В 2017 году она поддержала примерно 10 тысяч часов волонтерских работ сотрудников.

Фото: Jeff Bukowski / Shutterstock

К 2020 году компания поставила перед собой цель производить 80% одежды из экологически чистых волокон (в настоящее время 60%), 10 тысяч женщин-сотрудников (в настоящее время более 3200), 25% продукции производилось с использованием водосберегающих технологий (в настоящее время 4%) и 80% отходов вывозилось со свалки (в настоящее время 70%).

Uncommon Goods

Это маркетплейс необычных творческих продуктов. Например, вафельных стаканчиков в шоколаде с разными начинками. Сайт выглядит как Etsy с более простыми дизайном и навигацией и меньшим количеством продуктов.

В списке B-Corp необычно видеть такой агрегатор, как Uncommon Goods (Etsy отказалась от этого статуса в 2017 году), но компания входит в него с 2007 года.

Uncommon Goods работает со своими художниками, чтобы использовать устойчивые или переработанные материалы, когда это возможно, выбирает экологически чистые упаковочные материалы и печатает свой каталог на сертифицированной и переработанной бумаге FSC (Forest Stewardship Council). Маркетплейс также запустил программу, которая позволяет клиентам выбирать некоммерческого партнера для компании, который будет получать $1 с каждого заказа.

Минимальная заработная плата для сезонных работников в компании на 100% выше, чем установлено законом. Uncommon Goods также выступает за повышение минимальной зарплаты и разрешение на оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам в штате Нью-Йорк и других штатах.

Uncommon Goods также была включена в список B Lab Best For the World в 2019 году.

MPOWERD

Нью-йоркская MPOWERD производит доступные по цене инновационные продукты, которые помогают сделать чистую энергию доступной. Его самый известный продукт — Luci, надувной солнечный фонарь. Бренд известен универсальными приложениями для любителей походов и туристов и становится все более узнаваемым.

MPOWERD использует прибыль с продаж на рынках развитых стран, чтобы оказать помощь развивающимся странам, где три миллиарда человек живут без доступа к электричеству. Компания стремится, чтобы ее товары были доступны для любого человека.

MPOWERD поддерживает стратегические партнерские отношения с НПО в более чем 30 странах, оказывает помощь в чрезвычайных ситуациях и проводит ориентированную на клиента программу Give Luci, которая поощряет покупателей приобретать товары для международных некоммерческих партнеров компании.

Eileen Fisher

Eileen Fisher имеет статус B-Corp с 2015 года и внедрила эти принципы в большую часть своей цепочки поставок. Он проводит экологические инициативы в офисах, магазинах и распределительных центрах, а также организует волонтерскую работу.

Фото: Helen89 / Shutterstock

В прошлом компания участвовала в некоторых значимых политических мероприятиях и разработала программу грантов, которая поддерживает женщин, занимающихся вопросами экологической справедливости.

Бренд Eileen Fisher также был включен в список B Lab Best For The World в 2019 году.

Источник.

Фото на обложке: Lifestyle Travel Photo / Shutterstock

Хороший бизнес в плохих условиях: почему инвесторы сохраняют интерес к Airbnb? (23.03.2021) - "Фридом Финанс"

© 2011 – 2021 ООО ИК «Фридом Финанс»

ООО ИК «Фридом Финанс» оказывает финансовые услуги на территории Российской Федерации в соответствии с государственными бессрочными лицензиями профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление брокерской, дилерской и депозитарной деятельности, а также деятельности по управлению ценными бумагами. Государственное регулирование деятельности компании и защиту интересов ее клиентов осуществляет Центральный банк Российской Федерации.
Владение ценными бумагами и прочими финансовыми инструментами всегда сопряжено с рисками: стоимость ценных бумаг и прочих финансовых инструментов может как расти, так и падать. Результаты инвестирования в прошлом не являются гарантией получения доходов в будущем. В соответствии с законодательством компания не гарантирует и не обещает в будущем доходности вложений, не дает гарантии надежности возможных инвестиций и стабильности размеров возможных доходов. Услуги по совершению сделок с зарубежными ценными бумагами доступны для лиц, являющихся в соответствии с действующим законодательством квалифицированными инвесторами, и производятся в соответствии с ограничениями, установленными действующим законодательством.
Информационно-аналитические услуги и материалы предоставляются ООО ИК «Фридом Финанс» в рамках оказания указанных услуг и не являются самостоятельным видом деятельности. Компания оставляет за собой право отказать в оказании услуг лицам, не удовлетворяющим предъявляемым к клиентам условиям или в отношении которых установлен запрет/ограничения на оказание таких услуг в соответствии с законодательством Российской Федерации или иных стран, где осуществляются операции. Также ограничения могут быть наложены внутренними процедурами и контролем ООО ИК «Фридом Финанс».

ООО "Хороший бизнес", ИНН 5905284051

НЕ ДЕЙСТВУЕТ С 11.03.2016

Общие сведения:



Контактная информация:

Юридический адрес: 614990, г Пермь, шоссе Космонавтов 111

Телефон:

E-mail:

Реквизиты компании:

Правопредшественники:

Виды деятельности:

Основной (по коду ОКВЭД): 45.21 - Производство общестроительных работ

Найти похожие предприятия - в той же отрасли и регионе (с тем же ОКВЭД и ОКАТО)

Дополнительные виды деятельности по ОКВЭД:

45.11Разборка и снос зданий, производство земляных работ
45.31Производство электромонтажных работ
45.41Производство штукатурных работ
45.43Устройство покрытий полов и облицовка стен
45.44Производство малярных и стекольных работ
45.45Производство прочих отделочных и завершающих работ
51.13Деятельность агентов по оптовой торговле лесоматериалами и строительными материалами
52.61Розничная торговля по заказам
70.31Деятельность агентств по операциям с недвижимым имуществом

Учредители:


Регистрация в Пенсионном фонде Российской Федерации:

Регистрационный номер: 069008041647

Дата регистрации: 30.03.2011

Наименование органа ПФР: Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Индустриальном районе г. Перми

ГРН внесения в ЕГРЮЛ записи: 2115905029580

Дата внесения в ЕГРЮЛ записи: 11.05.2011

Регистрация в Фонде социального страхования Российской Федерации:

Регистрационный номер: 590064721559001

Дата регистрации: 01.04.2011

Наименование органа ФСС: Государственное учреждение - Пермское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации

ГРН внесения в ЕГРЮЛ записи: 2115905029777

Дата внесения в ЕГРЮЛ записи: 11.05.2011

Госзакупки по 44-ФЗ не найдены

Госзакупки по 223-ФЗ не найдены

Арбитраж: Сертификаты соответствия: Исполнительные производства:

Краткая справка:

Организация 'ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "Хороший бизнес"' зарегистрирована 30 марта 2011 года по адресу 614990, г Пермь, шоссе Космонавтов 111. Компании был присвоен ОГРН 1115905001519 и выдан ИНН 5905284051. Основным видом деятельности является производство общестроительных работ. Компанию возглавляет КОНОВАЛОВ ВЛАДИМИР ВЯЧЕСЛАВОВИЧ. Состояние: Исключение из ЕГРЮЛ недействующего юридического лица.

Добавить организацию в сравнение

Значение, Определение, Предложения . Что такое хороший бизнес

Я слышал, у тебя здесь хороший бизнес.
Тот факт, что фактически все американские фермеры, выращивающие кукурузу и сою, а также папайю, используют генетически модифицированные семена, указывает на то, что это для них хороший бизнес.
Одноразовую прибыль может получить и компания, создавшая хороший бизнес, опираясь на компетенцию в сфере производства или НИОКР, но не имеющая сильной распределительной сети.
В течение года это был хороший бизнес, однако магазины в конечном итоге стали проявлять озабоченность по поводу восточноевропейских адресов доставки, и эта схема перестала работать.
Вообще, очень хороший бизнес-план, но мы не это хотим сделать, правда.
Творить добро - хороший бизнес.
Вскоре он начал делать хороший бизнес, либо ремонтируя предметы, либо продавая предметы, созданные им самим.
Несмотря на то, что агентство обеспечивало хороший бизнес, большая часть стабильного бизнеса приходилась на доставку скота упаковщикам или кормильцам в кукурузном поясе.
Мы хотим иметь хорошее правительство не потому, что это хороший бизнес, а потому, что подчиняться плохому правительству бесчестно.
Фильм также хорошо показал себя в прокате, сделав исключительно хороший бизнес для фильма на телугу, выпущенного в Соединенных Штатах.
Другие результаты
Конечно, Дэвид хороший бизнесмен, но ему чего-то недостает... Г олода, ненасытного желания покорить, стать сильнее и лучше всех.
Бизнес и экономика Barnstar может быть присуждена любому, кто вносит значительный, хороший и сбалансированный вклад в страницы, посвященные бизнесу, экономике или смежным вопросам.
Тизерные кампании-это хороший способ создать связь между бизнесом и потребителем, заставляя аудиторию следовать за ходом кампании, чтобы собрать воедино сообщение.

Хороший бизнес — мертвый бизнес?

Спасать бизнес в таких условиях, как сейчас? Или взять лопатку… и под развесистой липой?

И опять понеслось в инете: «пока все растеряны, нужно брать тепленькими». Заголовки пестрят вопросами-«заманухами»: «Как зарабатывать в кризис?» Будто эти «мудро****** прорицатели» знают «как». Честно — никак! Речь о заработке не идет совсем, речь идет об элементарном — не уйти в глубокий минус. Что-то прилипнет? Вы достойны всяческих похвал!

У кого кредиты — остановить выплаты без процентов и штрафов. У кого аренда — урезать аппетиты арендодателя. У кого дебиторская задолженность перед поставщиками — уговорить обойтись без пеней и обращений в суд.

Сейчас все переобуваются в воздухе — практически в прямом смысле. И что же делать? Минимизировать расходы или замораживать бизнес. Все, что реально можно посоветовать: «Дай Бог вам здоровья!» Второй совет — не падать духом. И третий — если вы еще не в онлайне, торопитесь.

Сейчас вероятность — подчеркиваю! — вероятность выдержать будет у тех, кто на лету меняет маркетинговую стратегию (если она есть), а у кого нет — все, он сдулся. Он «корабль-призрак», его потребитель не видит. Нет рекламного бюджета? Найди или умри! Не живи надеждами — это глупо!

В чем запара? Все сейчас на доставке. Кто нет — давайте прощаться. Все уже знают, сколько берут «жадины» «Яндекс» и «Деливери». Имеют право — монополисты. Нюанс работы с ними, помимо высоких цен за доставку, один — многие ведутся на раскрученную рекламную площадку, но никто не понимает, что, встав на нее, через считаные дни вы уже где-то на дне «ущелья» (опустились вниз в списке заведений).

Доставка должна сочетаться со спросом, верно? В итоге, при оплате более 30 % с доставки почему-то на третий день замолкает телефон. Почему? Поздравляю, вы в «ущелье». А за поднятие с «глубины» у вас попросят… и вы удивитесь, сколько.

Есть доставка — должна быть постоянная реклама, иначе зачем все это? Да и маркетинг в такое время придется продумывать «по ходу пьесы». Нет в партнерах рекламного агентства? Заплатите больше монополии агрегаторов.

Хороший бизнес-портрет для успешной карьеры

Бизнес-портрет - это не роскошь, а необходимость. В жизни каждого из нас бывают случаи, когда деловые фотографии очень нужны. И если у вас их еще нет, то скорее отправляйтесь в Fashion Box - тогда вам будут не страшны деловые мероприятия.

А чтобы ваши фотографии удались, прочитайте несколько советов от Fashion Box:

1 Деловая одежда и комфорт - понятия почти противоположные, но постарайтесь отдать предпочтение тому комплекту, который для вас наиболее привычен. Ощущение дискомфорта может повлиять не только на ваше эмоциональное состояние, но и отразиться на результате съемки.

2 Руководителю стоит отдать предпочтение деловому костюму. Пиджак подчеркивает образ успешного человека и профессионала. Однако менеджеру среднего звена (особенно работающему с клиентами) вполне можно ограничиться классической рубашкой.

3 С собой на фотосессию необходимо принести не менее 2-3 комплектов одежды. Если хотите, чтобы образ получился полноценным, то продумайте аксессуары. Эти детали способны на многое:)

4. Этот пункт всем очевиден, но пропустить мы его просто не можем! Накануне фотосессии подготовьте одежду и обувь. Ботинки должны быть чистыми и аккуратными, а одежда выглаженной.

5. А также вещи всем и так понятные, но на всякий случай: накануне фотосессии приведите в порядок руки и ногти. Волосы и кожа должны быть чистыми.

6. Накануне съемки посмотрите в Интернете примеры фотосессии в деловом стиле. Таким образом вы запомните понравившиеся позы и ракурсы, почерпнете идеи.

7. В заключение хочется добавить самое простое правило, которое действует безотказно. Настройтесь на позитив и получайте удовольствие от процесса:)

Записаться на фотосессию можно по телефону: +7 (962) 603-36-36

Приобрести сертификат на фотосессию можно в этом разделе

Что делает хорошую бизнес-идею?

Бизнес-идеи должны удовлетворять широкому спектру критериев, чтобы быть разумными. Многие предприятия терпят неудачу вскоре после запуска, потому что идея - стимул - не является коммерчески жизнеспособной и не может поддерживать прибыльное предприятие.

Бизнес-идеи должны удовлетворять широкому спектру критериев, чтобы быть разумными. Многие предприятия терпят неудачу вскоре после запуска, потому что идея - стимул - не является коммерчески жизнеспособной и не может поддерживать прибыльное предприятие.

Что такое бизнес-идея?

Разбитая бизнес-идея является причиной создания фирмы. Он управляет всем в компании, от предлагаемых продуктов и услуг до того, как эти продукты продаются. Эта идея не обязательно должна быть уникальной, но у нее должен быть потенциал для захвата части своего целевого рынка. Другими словами, он должен предлагать что-то отличное от компаний, уже работающих на рынке, в противном случае их полномочия и преимущество перед вами сделают вашу конкуренцию практически невозможной.

Типы потенциальных бизнес-идей:

  • Пробел на рынке
  • Новый продукт, услуга или изобретение
  • Инновационное решение повседневных проблем
  • Интерес или хобби, которое можно монетизировать
  • Используемые навыки, которые вы приобрели в своей карьере

Рынок хватит

На ваш продукт или услуги должен быть достаточный спрос, иначе вы не сможете получать прибыль.Если рынок растет, это даже лучше, поскольку инвесторы с большей вероятностью внесут свой вклад, и у вашего бизнеса больше шансов на рост в будущем. Ваш рынок также должен быть устойчивым; не используйте тенденции, поскольку они регулярно ослабевают и исчезают, потенциально оставляя ваш бизнес без клиентов. Исследование рынка необходимо для проверки жизнеспособности вашей бизнес-идеи; ваш рынок не должен быть лишен игроков, но и не должен быть насыщен. Прочтите наше руководство по проведению маркетинговых исследований для получения дополнительной информации.

Способен приносить прибыль

Бизнес-идея должна не только хорошо звучать; они должны быть коммерчески жизнеспособными. Если вы не докажете, что ваша идея может приносить серьезную прибыль, инвесторы вряд ли вас поддержат. Вот где исследования необходимы; вам нужно выяснить, сколько будет стоить производство вашего продукта и по какой цене вы его продадите, учитывая такие важные затраты, как заработная плата, производственные затраты, расходы и сырье. Если ваша идея не может принести прибыль, вам нужно либо выбрать другую идею, либо выяснить, почему она не будет прибыльной, и предпринять шаги по ее монетизации.Может помочь разговор с опытным бизнесменом.

Потенциал дальнейшего роста

Лучшие предприятия не только приносят прибыль, но и демонстрируют потенциал для дальнейшего роста, будь то расширение ассортимента продукции или деятельность на новых рынках. Вот почему предпочтительнее работать в растущем секторе, так как вы сможете лучше использовать преимущества новых маркетинговых направлений и всегда обеспечивать максимальный охват. Интернет - еще одна очень важная тема; Если вы не можете использовать Интернет для увеличения продаж и расширения своей клиентской базы, у вас могут возникнуть проблемы в будущем.

Служит целям

Продукты должны решать проблему или служить определенной цели, в противном случае спрос на них маловероятен. Клиенты должны чувствовать, что ваши продукты имеют долгосрочную ценность, иначе они вряд ли будут покупать у вас. Кроме того, это значение должно быть ясным - мутные выгоды будет сложно продать. Если вы не сможете быстро и четко доказать, что ваши продукты не только решают проблему, но и делают это более эффективно, чем продукты, поставляемые вашими конкурентами, вам будет сложно продавать свои услуги.

Коммерческая жизнеспособность

Ваша бизнес-идея должна работать в рамках ограничений начинающего бизнеса. Концептуально идеи могут выглядеть как приносящие прибыль, но если они не могут быть реализованы и проданы прибыльно и линейно, коммерциализировать идею будет практически невозможно. Точно так же изобретения могут потребовать таких больших сумм стартового капитала, чтобы сделать их несостоятельными. Если ваша бизнес-идея сосредоточена на продукте, подробно поговорите с производителями перед запуском, чтобы убедиться, что вы сможете получить продукт с достаточно низкой стоимостью на ранних этапах.Если не можете, пора переосмыслить.

Просто хороший бизнес | The Economist

Иллюстрация Иэна Вадкока

В вестибюле лондонской штаб-квартиры Marks & Spencer, одного из ведущих розничных продавцов Великобритании, слова неумолимо прокручиваются по гигантскому электронному тикеру. Они описывают прогресс в достижении «Плана А» - набора из 100 достойных целей за пять лет. Компания поможет улучшить образование 15 000 детей в Уганде; экономия 55 000 тонн CO 2 в год; переработано 48 млн вешалок для одежды; продажи органических продуктов питания увеличиваются втрое; он нацелен на переработку более 20 млн. единиц одежды в хлопок Fairtrade; в каждом магазине есть преданный чемпион «План А».

Тикер M&S многое говорит о текущем состоянии так называемой корпоративной социальной ответственности (КСО). Во-первых, ярлык CSR никому не нравится. Год назад M&S запустила не план КСО, а план А («потому что плана Б нет»). Комитет исполнительного директора, который следит за выполнением этого плана, называется «Комитетом по вопросам ведения бизнеса». Другие компании предпочитают называть такие вещи «корпоративной ответственностью» (опуская «социальное» как слишком узкое), «корпоративным гражданством» или «построением устойчивого бизнеса».Исполнительный директор One Nordic славится своей должностью директора, подотчетностью и тройным лидерством. Все это запутанный код для чего-то простого: компании, которые имеют значение (или кажутся) хорошими.

Во-вторых, прокручиваемый список показывает, какой широкий спектр действий теперь попадает под действие «доброго дела». Он охватывает все: от волонтерства в местном сообществе до надлежащего ухода за сотрудниками, от помощи бедным до спасения планеты. Имея такую ​​расплывчатую и обширную тему, многим компаниям трудно понять, на чем сосредоточиться.

В-третьих, тикер M&S демонстрирует, что корпоративная социальная ответственность процветает. С помощью электронных экранов, плакатов или глянцевых отчетов крупные компании хотят рассказать миру о своем хорошем гражданстве. Они распространяют информацию на своих веб-сайтах и ​​в рекламных кампаниях. Их руководители выстраиваются в очередь, чтобы выступить на конференциях, чтобы объяснить свою страсть к сообществу или свое новое стремление сделать свою компанию углеродно-нейтральной. Опрос, проведенный для этого отчета Economist Intelligence Unit, дочерней компанией The Economist , показывает, что корпоративная ответственность резко возрастает в приоритетах глобальных руководителей (см. Диаграмму 1).

Ничто из этого не означает, что корпоративная социальная ответственность внезапно стала отличной идеей. Эта газета утверждала, что она часто ошибочна, или того хуже. Но на практике сейчас немногие крупные компании могут позволить себе игнорировать это.

Помимо корпоративного мира, корпоративная социальная ответственность обеспечивает благодатную почву для аналитических центров и консалтинговых компаний. Правительства проявляют все больший интерес: например, в Великобритании Закон о компаниях 2006 г. ввел требование к публичным компаниям отчитываться по социальным и экологическим вопросам. А Организация Объединенных Наций продвигает корпоративную ответственность во всем мире через базирующуюся в Нью-Йорке группу под названием «Глобальный договор».

Бизнес-школы, со своей стороны, добавляют курсы и специализированные отделы, чтобы их студенты MBA были довольны. «Спрос на деятельность в области корпоративной социальной ответственности резко вырос за последние три года, - говорит Томас Кули, декан Школы бизнеса Стерна при Нью-Йоркском университете. Книжные полки гудят от таких заголовков, как «Корпорация - будь хорошей», «За гранью хорошей компании» и «Корпоративная ответственность от А до Я».

Почему бум? По ряду причин компаниям приходится больше работать, чтобы защитить свою репутацию и, соответственно, среду, в которой они ведут бизнес.Скандалы в Enron, WorldCom и других организациях подорвали доверие к крупному бизнесу и привели к жесткому государственному регулированию. Постоянно растущая армия неправительственных организаций (НПО) готова вступить в бой с транснациональными компаниями при малейшем признаке проступка. Множество рейтингов и рейтингов заставляют компании отчитываться о своих нефинансовых показателях, а также о своих финансовых результатах. И больше, чем когда-либо, за компаниями наблюдают. Смущающие новости в любой точке мира - например, о ребенке, работающем над предметом одежды с изображением бренда вашей компании - могут быть сняты на камеру и мгновенно опубликованы повсюду благодаря Интернету.

Теперь приходит беспокойство по поводу изменения климата, которое, вероятно, является самым большим фактором роста в отрасли корпоративной социальной ответственности за последнее время. Великое экологическое пробуждение заставляет компанию за компанией серьезно задуматься о своем влиянии на окружающую среду. Поэтому неудивительно, что 95% генеральных директоров, опрошенных в прошлом году консалтинговой компанией McKinsey, заявили, что теперь общество возлагает большие надежды на бизнес, возьмет на себя общественные обязанности, чем пять лет назад.

Инвесторы тоже начинают проявлять больше интереса.Например, по словам Джеффри Хила из Columbia Business School, 1 доллар из каждых 9 долларов профессионального управления в Америке теперь включает в себя элемент «социально ответственного инвестирования». Некоторые крупные банки, в том числе Goldman Sachs и UBS, начали включать экологические, социальные и управленческие вопросы в свои исследования капитала. Действительно, финансовая отрасль подает смешанные сигналы: она требует, прежде всего, хороших финансовых результатов, а в некоторых частях финансового мира, особенно в части прямых инвестиций, скептицизм по поводу КСО по-прежнему остается глубоким.Но сам частный капитал вынужден отвечать на давление общественности, соглашаясь с добровольными кодексами прозрачности.

Помимо этого внешнего давления, фирмы также сталкиваются с высоким спросом на КСО со стороны своих сотрудников, настолько, что это стало серьезной частью конкуренции за таланты. Спросите практически любую крупную компанию о бизнес-обосновании ее усилий в области КСО, и вам ответят, что они помогают мотивировать, привлекать и удерживать персонал. «Люди хотят работать в компании, в которой они разделяют ценности и дух», - говорит Майк Келли, глава отдела корпоративной социальной ответственности европейского подразделения бухгалтерской фирмы KPMG.

Слишком много хорошего?

Поскольку КСО уделяется так много внимания, можно подумать, что крупные компании к этому времени уже неплохо справляются с этим. Некоторые из них, но большинство из них борются.

CSR теперь состоит из трех широких слоев, расположенных один над другим. Самая основная - это традиционная корпоративная благотворительность. Компании обычно направляют около 1% прибыли до налогообложения на достойные цели, потому что возвращать что-то сообществу кажется «правильным делом». Но теперь многие компании считают, что благотворительности на расстоянии вытянутой руки - просто выписывания чеков на благотворительность - уже недостаточно.Акционеры хотят знать, что их деньги идут на пользу, а сотрудники хотят активно участвовать в добрых делах.

Деньги - не ответ, когда компании подвергаются нападкам за их поведение. Отсюда второй уровень КСО, который представляет собой раздел управления рисками. Начиная с 1980-х годов, с экологическими бедствиями, такими как взрыв на заводе по производству пестицидов в Бхопале и разлив нефти Exxon Valdez , промышленность за промышленностью пострадали от своей репутации.Крупная фармацевтическая компания пострадала из-за отказа сделать антиретровирусные препараты дешевыми доступными для больных ВИЧ / СПИДом в развивающихся странах. В швейной промышленности такие компании, как Nike и Gap, подверглись нападкам за использование детского труда. Продовольственные компании сталкиваются с негативной реакцией на растущее ожирение. И «Не будь злом», как корпоративный девиз, не дает иммунитета: Google был одним из нескольких американских технологических титанов, которых вытащили перед Конгрессом, чтобы их расспросили о своем поведении в Китае.

Итак, часто с запозданием компании реагируют, пытаясь управлять рисками.Они разговаривают с неправительственными организациями и правительствами, создают кодексы поведения и берут на себя обязательства по большей прозрачности своей деятельности. Кроме того, они все чаще объединяются со своими конкурентами в одной отрасли, чтобы установить общие правила, распределить риски и сформировать мнение.

Все это в значительной степени носит оборонительный характер, но компании любят подчеркивать, что есть возможности и для тех, кто опережает игру. Акцент на возможности - это третий и самый модный уровень КСО: идея о том, что это может помочь создать ценность.В декабре 2006 года журнал Harvard Business Review опубликовал статью Майкла Портера и Марка Крамера о том, как при стратегическом подходе КСО может стать частью конкурентного преимущества компании.

Это именно то, что любят слышать руководители. «Делать добро, делая добро» стало модной мантрой. Компании с энтузиазмом восприняли жаргон «встраивания» корпоративной социальной ответственности в основу своей деятельности, сделав ее «частью корпоративной ДНК», чтобы она влияла на решения в компании.

За некоторыми любопытными исключениями, риторика далеко не соответствует действительности. «Это еще не все», - говорит Брэдли Гугинс, исполнительный директор Центра корпоративного гражданства Бостонского колледжа. Последнее исследование его центра о состоянии дел в Америке называется «Время действовать».

Есть, честно говоря, некоторые свидетельства того, что усилия компаний движутся в более стратегическом направлении. Комитет по поощрению корпоративной благотворительности, бизнес-ассоциация из Нью-Йорка, сообщает, что доля корпоративных пожертвований со «стратегической» мотивацией подскочила с 38% в 2004 году до 48% в 2006 году.Но слишком часто корпоративная стратегия не выстраивается должным образом. В автомобильной промышленности Toyota лидирует в отстаивании экологичного и ответственного автомобилестроения со своей гибридной моделью Prius, но вместе с другими представителями отрасли лоббирует жесткие стандарты экономии топлива в Америке. Опросы указывают на большой разрыв между стремлениями компаний и их действиями (см. Диаграмму 2). И даже корпоративные устремления в богатых странах намного отстают от того, насколько общественность ожидает от бизнеса вклада общества.

По словам г-на Портера, несмотря на всплеск интереса к корпоративной социальной ответственности, в большинстве случаев она остается «слишком несосредоточенной, слишком мелкой, слишком многие поддерживают чей-то любимый проект, не имеющий реального отношения к бизнесу».Датч Леонард, как и г-н Портер из Гарвардской школы бизнеса, описывает тип КСО, основанный на построении ценностей, как «акт веры, почти фантазию. Примеров очень мало ».

Возможно, это неудивительно. Бизнес попыток быть хорошим - это ставить руководителей перед трудными вопросами. Можете ли вы измерить эффективность КСО? Следует ли вам сотрудничать с НПО и со своими конкурентами? Действительно ли «зеленая» стратегия дает конкурентное преимущество? Как рост компаний из Китая, Индии и других развивающихся рынков изменит правила игры?

В этом специальном отчете будет подробно рассмотрено, как компании внедряют КСО.В результате будет сделан вывод, что при плохой работе это зачастую просто фиговый лист, который может быть очень вредным. Однако если все сделано хорошо, это не какая-то отдельная деятельность, которую компании делают на стороне, уголок корпоративной жизни, отведенный для добродетели: это просто хороший бизнес.

Эта статья появилась в разделе «Специальный отчет» печатного издания под заголовком «Просто хороший бизнес»

Хороший дизайн - хороший бизнес

Стремление IBM к дизайну уходит своими корнями в прогулку по Пятой авеню в Нью-Йорке, которую Томас Дж.Уотсон-младший снял в начале 1950-х годов. Он остановился у магазина Olivetti, где на тротуарах стояли пишущие машинки, чтобы прохожие могли опробовать их. Машины отличались гладким дизайном и разнообразием цветов. Внутри магазин был ярким и современным. В отличие от этого, демонстрационные площади в офисах IBM в те дни были тускло освещены, а компьютеры - тусклыми и квадратными. Вестибюль штаб-квартиры на Мэдисон-авеню был спроектирован так, чтобы удовлетворить эстетику Томаса Уотсона-старшего в начале 20-го века: он выглядел, писал его сын, как «первоклассный салон на океанском лайнере.Несколько лет спустя, когда Уотсон-младший готовился занять пост генерального директора IBM, он решил: «Я могу поставить свой отпечаток на IBM с помощью современного дизайна». Позже, на лекции 1973 года в Пенсильванском университете, Уотсон-младший заявил, что «хороший дизайн - хороший бизнес».

В 1956 году Уотсон-младший нанял в качестве консультанта компании по дизайну Элиота Нойеса, уважаемого архитектора и бывшего куратора отдела промышленного дизайна в Музее современного искусства Нью-Йорка. Целью Нойеса было создание первой в своем роде программы корпоративного дизайна, которая охватывала бы все, от продуктов IBM до ее зданий, логотипов и маркетинговых материалов.Целью было гораздо больше, чем постоянство внешнего вида. Возможно, это был первый случай, когда сама бизнес-организация - ее менеджмент, операции и культура, а также ее продукты и маркетинг - были задуманы как намеренно созданный продукт воображения, как произведение искусства. «В некотором смысле корпорация должна быть похожа на хорошую картину; все видимое должно способствовать правильному общему утверждению; ничто видимое не должно отвлекать », - написал Нойес.

Кроме того, это будет не просто какая-то картина, а что-то конкретное и сразу узнаваемое, но никогда не однородное или статичное.Нойес привлек самых разных художников, дизайнеров и архитекторов - одних из величайших творческих талантов того времени, в том числе Чарльза и Рэя Имз, Ээро Сааринена, Пола Рэнда и Исаму Ногучи - и они создали столь же широкий спектр творческих способностей. Но все они основывались на фундаментальной философии дизайна.

Нойес описал свою роль как «куратора корпоративного характера». Он пояснил: «Кажется, часть роли дизайнера заключается в том, чтобы помочь идентифицировать этого персонажа, а затем выразить его в терминах наиболее значимых целей и высших идей компании и в самом широком контексте нашего общества и общества. экономия.”

«Влияние Нойеса было невероятным, - говорит Стивен Хеллер, писатель и давний директор по дизайну в Нью-Йорк Таймс . «Он курировал модернизацию всех аспектов бренда. IBM стала лучшей компанией, парадигмой современной корпорации ».

Нойес сам создавал проекты, в том числе культовый IBM. ® Пишущая машинка Selectric и Центр развития менеджмента в Армонке, Нью-Йорк. Сааринен разработал дизайн Thomas J.Исследовательский центр Уотсона в Йорктаун-Хайтс, штат Нью-Йорк, представляет собой длинную кривую из стекла и камня, которая дает исследователям вдохновляющие виды на сельскую местность, даже поощряя их взаимодействовать друг с другом. Кульминацией серии логотипов IBM Рэнда стала версия 1972 года, состоящая из составных полос, которые предполагают скорость и динамизм, что сделало инициалы компании мгновенно узнаваемыми во всем мире. Логотип с «8 штрихами» используется и по сей день.

Команда мужа и жены Чарльза и Рэя Имз оказала особенно сильное влияние на мышление IBM.В то время они были наиболее известны своими стульями из формованного пластика и фанеры. Но для IBM пара разработала все, от выставки на Всемирной выставке 1964 года до фильма. Силы 10 , на знаменитый экспонат Mathematica , к десяткам образовательных фильмов для школ и телевидения, которые помогли обучить поколения науке, математике и технологиям. Как дизайнеры, Чарльз и Рэй Имз решали проблемы. Они посвятили себя тому, чтобы делать вещи лучше, а не просто другими.«Они учили, что если вы чего-то не понимаете, вы не можете это спроектировать», - говорит Ли Грин, вице-президент IBM по взаимодействию с брендом и стратегическому дизайну. «Дизайн должен быть целенаправленным. Дело не в косметике и декоре. Дело в содержании ". Или, как выразился Чарльз Имс, «Дизайн - это план расположения элементов таким образом, чтобы наилучшим образом достичь определенной цели». По этому определению исследователей IBM можно было рассматривать как дизайнеров, а ее проектировщиков - как исследователей и учителей.

Философия дизайна IBM за десятилетия, прошедшие после Нойеса, повлияла на многие другие предприятия и учреждения. В настоящее время дизайн рассматривается как важная составляющая для организаций, выражающих свои бренды и свои ценности - от iPhone от Apple до магазинов Starbucks и развлекательных заведений Disney. Действительно, в последние годы компании использовали принципы так называемого «дизайнерского мышления», включая наблюдение за тем, как люди взаимодействуют с новыми вещами, быстрое создание прототипов и сотрудничество между многопрофильными командами, - для создания всего, от потребительских услуг до бизнес-стратегии.В IBM такие методы применяются при проектировании информационных центров для клиентов, а также при приеме на работу и адаптации новых сотрудников.

«Мы живем в тени того, что сделали Элиот Нойес и Имс, Рэнд и Сааринен», - говорит Кейт Ямасита, научный сотрудник IBM Charles and Ray Eames Brand. «Это та же миссия. Это просто разные люди ».

Хороший бизнес - это не просто зарабатывать деньги, он также приносит пользу. Есть способ показать это | Джин Маркс

В наши дни хороший бизнес означает больше, чем зарабатывание денег - это также означает делать добро.А теперь есть все более популярный способ показать, что вы серьезно настроены. Это называется «корпорация Б». Вы думали об этом для своего малого бизнеса?

Saxby’s. Сеть кофеен из Филадельфии недавно достигла стандартов, необходимых для получения статуса «корпорации B». Согласно Technical.ly Philly, компания присоединилась к другим местным филадельфийским компаниям, таким как Arcweb Technologies, Simply Good Jars, Roar for Good и Houwzer, в получении этого сертификата. Но эти компании не одиноки.

Бренд чистых средств по уходу за волосами Innersense Organic Beauty также недавно объявил о том, что теперь они сертифицированы корпорацией B. То же самое сделала Aloha, производитель органических батончиков, порошков и напитков на растительной основе. Как и бухгалтерская фирма из Калифорнии Armanino LLP. Эти организации объединили более 3900 компаний из 74 стран и получили статус «корпорации B». The Guardian - это корпорация B.

Так что это? Ну, это не имеет ничего общего с налоговыми декларациями или IRS (слава богу).Вместо этого все дело в социальной ответственности.

Согласно B Lab, фирме, которая сертифицирует компании на предмет соответствия: «Сертифицированные корпорации B - это новый вид бизнеса, который уравновешивает цель и прибыль. По закону они обязаны учитывать влияние своих решений на своих сотрудников, клиентов, поставщиков, сообщество и окружающую среду ».

Что именно это означает? Это означает, что у организации не только есть общественное сознание, но и нужно вкладывать деньги туда, куда вам нужно.Компании, получившие это звание, обязуются сокращать неравенство и бедность, способствовать созданию более здоровой окружающей среды и относиться к своим работникам «с достоинством и целеустремленностью». Они также обязуются использовать свою прибыль и рост для «большей цели».

Чтобы быть сертифицированной корпорацией B, компания должна набрать минимум 200 баллов по «оценочному тесту» в зависимости от размера компании, сектора и рынка. Кандидаты также должны раскрывать любые прошлые публичные жалобы, штрафы и санкции, а также полностью раскрывать свою корпоративную практику.Сертификация также требует, чтобы компании вносили изменения в свои уставы, чтобы обеспечить правовую защиту директоров и должностных лиц, когда они учитывают интересы всех заинтересованных сторон (а не только акционеров) при принятии своих решений. Это также требует, чтобы компании создавали дополнительные права для акционеров, чтобы они несли ответственность за учет этих интересов директоров и должностных лиц.

Так зачем это делать? Потому что на дворе 2021 год, и новое поколение работников и клиентов подталкивает сегодняшних бизнес-лидеров думать о вещах, выходящих за рамки прибыли.И многие умные лидеры откликаются на призыв.

«Обычно, когда вы пытаетесь развиваться в условиях капитализма старого мира, вы просто зарабатываете деньги», - сказал изданию Technical.ly Philly Ник Байер, генеральный директор Saxby’s. «Рост для нас теперь - это рост с двойным ударом. Когда мы растем, по сути, растет и наше влияние, наша способность нанимать больше людей и становиться более разнообразными. Мы являемся заинтересованным лицом, а не только акционером ».

Джоанн Старкман, одна из основателей Innersense Organic Beauty, соглашается.«Получение сертификата B-корпорации укрепляет доверие нашего сообщества к нашему бренду», - сказала она в заявлении. «Он подтверждает нашу приверженность социальной и экологической ответственности и поднимает наш бренд на лидирующие позиции в индустрии чистой красоты. По своей сути мы ценим сбалансированную прибыль ».

Для меня стать сертифицированной корпорацией B - это разумный шаг, но речь идет не только о климатической справедливости, разнообразии и равенстве заинтересованных сторон. Конечно, большинство компаний верят в эти вещи (вы были бы сумасшедшими, если бы не в 2021 году).Но сертификация, как и любая другая сертификация или аккредитация, например, предлагаемые ISO, Better Business Bureau и Торговой палатой США, вынуждает компанию придерживаться этих стандартов и процессов, а не просто говорить об этом. Для владельца бизнеса он заявляет сотрудникам, клиентам и сообществу, что они стремятся делать что-то, помимо простого зарабатывания денег.

Давайте будем прагматичными. В эту эпоху социальной справедливости, основанной на социальных сетях, когда все больше людей придерживаются более высоких стандартов в компаниях и предпочитают вести дела с теми организациями, которые делают хорошие дела, это просто хороший бизнес.

Заинтересованы? Ну, тебе лучше встать в очередь. По данным B Lab, для завершения процесса требуется от шести до 10 месяцев, и только один из трех соискателей его делает - так что «B» готов.

Хороший бизнес | Книги для прессы Университета Джона Хопкинса

Вдохновляющий и практический взгляд в сознание Билла Новелли, одного из основателей социального маркетинга, Good Business ставит перед всеми нами задачу изменить мир к лучшему и является планом для решения сегодняшних проблем. критические вопросы.

Билл Новелли, начавший со скромных продаж мыла в рамках программы обучения продажам, до стремительного роста на быстро развивающейся рекламной сцене Нью-Йорка, был на пути к тому, чтобы стать лидером в мире гиперконкурентного бизнеса. Но вскоре он разочаровался в стремлении к прибыли любой ценой. Он знал, что его маркетинговые навыки сделали эти компании успешными, но что хорошего в этом успехе для всего мира? Этот вопрос направил его на карьерный путь, который включал в себя использование маркетинговых и коммуникационных тактик, давно используемых крупным бизнесом, и их применение к социальным изменениям.Он обнаружил, что эта стратегия полезна не только для мира, но и для бизнеса.

В Good Business Новелли начал свою карьеру с успеха в маркетинге эпохи Безумцев, который оставил его неудовлетворенным. Он описывает процесс изменения траектории карьеры: как он помог изменить положение Корпуса мира; создал Porter Novelli, глобальное PR-агентство для социального воздействия; боролся с Табачными войнами; и стал генеральным директором AARP, крупнейшей некоммерческой организации в Америке. Извлекая практические уроки и принципы из разыгранных историй о своем опыте работы в больших и малых организациях, Новелли использует свой характерный ум, чтобы подчеркнуть важность построения и поддержания связей с людьми и вовлечения их в общее дело.

Хороший бизнес , который является частью закулисного взгляда на разработку социальной политики и политики здравоохранения, частично вдохновляющим руководством, доказывает, что вы можете преуспеть (добиться экономического и финансового успеха для себя и своей компании или организации), делая добро (помогая решать основные проблемы мира и общества). На протяжении всей книги Novelli показывает, что вы можете внести позитивный вклад в общество, независимо от того, в каком бизнесе вы работаете или где вы находитесь в своей карьере. Читатели уйдут с посланием о том, что любой, кто хочет оказать положительное влияние на мир, может сделать это прямо сейчас, где бы он ни находился, или может вдохновиться историей Новелли, чтобы совершить прыжок туда, где он может.

Каким должен быть хороший бизнес - Статьи о школе жизни

]]>

Бизнес - это центральная человеческая деятельность. В той или иной форме большинство из нас большую часть своей жизни вовлечено в бизнес. Это основной механизм, с помощью которого человеческая энергия, талант и интеллект используются, используются и вознаграждаются. Но настроения против бизнеса широко распространены. Есть недоверие к крупным корпорациям, сомнения в мотивах получения прибыли. Нас беспокоит то, что капиталистический подход к экономике может не служить должным образом нашим коллективным интересам.И все же мир без бизнеса не кажется реалистичным.

Как и многие наши самые большие проблемы - города, правительство, экономика, семьи - мы не можем (и на самом деле не хотим) отменить то, что доставляет нам проблемы. Мы хотим его улучшить. Нам нужны более красивые города, лучшее правительство, менее тревожные семьи. То же и с бизнесом. Цель не в том, чтобы избавиться от коммерции, а в том, чтобы она лучше служила нашим долгосрочным интересам.

Бизнес не должен быть плохим. Мы должны попытаться наладить бизнес.Для этого мы должны следовать двенадцати принципам хорошего бизнеса.

Один: извлекать прибыль из потребностей, а не из желаний

Бизнес означает - в основе - продажу кому-то чего-либо. С чистой точки зрения коммерции не имеет большого значения, чем вы торгуете: вы можете продавать шнурки, сырую нефть, нанотехнологии, пистолеты или собрание сочинений Толстого. Важно то, насколько выгодна сделка и какую прибыль она приносит на вложенный капитал.Предприниматели выявляют желания людей (при условии, что они не запрещены законом) и стремятся удовлетворить их с выгодой.

Звучит нормально, но это классическая защита от продажи чуши. Есть множество людей, которым нужна нижняя часть прессы, грубое телевидение, некачественная еда, раздутые уродливые McMansions, часы за два миллиона евро и автомобили, похожие на стелс-истребители. Таким образом, бизнес неизбежно будет развиваться, чтобы получать прибыль от своих желаний. Капитализм традиционно не интересовался разумными, достойными восхищения или достойными желаниями.Его цель нейтральна: зарабатывать деньги на поставках того, за что люди готовы платить.

Философия, напротив, давно признала важное различие между желаниями и потребностями:

Желание - это то, чего вы чувствуете в данный момент.

Вам нужно что-то, что служит вашему долгосрочному благополучию.

И именно наши потребности необходимы для удовлетворительной, полноценной жизни (которую Платон, Аристотель и другие называют жизнью, отмеченной знаком eudaimonia ).

К сожалению, желания и ощутимые потребности - ненадежные путеводители к хорошей жизни. Мы до боли хорошо знаем это в мелочах. Вы хотите больше шоколадного печенья; вы хотите, чтобы все подходили вам; тебе хочется, чтобы весь день лежал в постели. Все внимание отвлекают желания, и нам очень легко потерять из виду наши истинные потребности. Это ничья вина. Это естественный когнитивный недостаток: результат эволюции. В естественном состоянии желания не отделяются от потребностей. Человеческое желание сладкого служило нам очень хорошо почти на протяжении всей нашей истории: оно привело нас к любви к бананам, кокосам и яблокам - вещам, которые очень полезны для нас.Только в искусственной среде желания могут стать проблемой. В тот момент, когда был изобретен рафинированный сахар, тяга к сладкому стала смертельной опасностью. В развитой технологической цивилизации наши желания могут работать прямо против наших потребностей.

Проблема в том, что мы больше осознаем свои желания, чем потребности. Желания очевидны. Потребностей может и не быть.

Капитализм идет не так, как надо, когда использует этот когнитивный недостаток: большое количество компаний продают нам то, что мы желаем, но которое (честно говоря) нам не нужно.При более длительных и более спокойных размышлениях мы поймем, что эти вещи на самом деле не помогают нам жить хорошо.

К сожалению, легче получать прибыль из желаний, чем из потребностей. Вы можете заработать гораздо больше денег, продавая плохое мороженое, чем продвигая диалоги Платона.

В утопии хороший бизнес должен определяться не просто по тому, прибыльный он или нет; но от того, на чем они получают прибыль. Только те предприятия, которые удовлетворяют истинные потребности, нравственны.

Два: Успешный капитализм требует образования, а не инстинкта

В конечном итоге бизнес руководствуется спросом.А капитализм склонен предполагать, что мы интуитивно в значительной степени знаем, что нам нужно иметь в жизни: куда поехать в отпуск, какую одежду надеть, что поесть. Возможно, нам понадобится эмоциональная подсказка. Но наша нынешняя экономика с подозрением относится к идее о том, что людям, возможно, необходимо рационально и исчерпывающе думать об отпуске, еде, джемпере и машине. (Не в последнюю очередь потому, что можно спокойно и разумно прийти к выводу, что предложенная покупка не принесет или не принесет никакой долгосрочной выгоды.) При строгом капитализме звучит еретично утверждать, что спрос может быть неправильным или ошибочным. Как можно говорить, что кто-то купил не то: как снобистски, как подло. Тем не менее, если мы посмотрим на этот вопрос скромно - и будем думать только о своей жизни, - очевидно, что человек может покупать не те вещи, когда речь идет о самом себе.

Хороший капитализм требует удовлетворения двух основных образовательных потребностей. Заставляет нас сосредоточиться на том, что нам действительно нужно, каковы настоящие проблемы в нашей жизни.И заставляет нас сосредоточиться на ценности определенных товаров по отношению к нашим потребностям: то есть, как эти конкретные покупки помогают с eudaimonia ?

Бизнес может стать более значимым, когда вокруг будет больше такого образования. Чем лучше образовано общество, тем больше вероятность того, что лучшие предприятия будут занимать доминирующее положение.

Есть параллель с демократией: не может быть действующей демократии без образованного электората.Точно так же, хотя мы не уделили должного внимания этому вопросу, у вас не может быть благородного капитализма без образованной потребительской базы.

Итак, в поисках лучшей экономики мы должны обратить внимание не только на торговые центры и финансовые учреждения, но и на школы, университеты и средства массовой информации. Форма, которую имеет экономика, в конечном итоге отражает образованные взгляды ее потребителей. Когда люди говорят, что ненавидят консьюмеризм, они часто имеют в виду, что их беспокоят предпочтения людей.Таким образом, вина лежит не столько в потреблении, сколько в предпочтениях. Образование меняет предпочтения, а не заставляет нас делать то, что нам говорят. Но давая нам возможности и навыки, чтобы более четко понимать, чего мы действительно хотим, и какие товары и услуги лучше всего нам помогут.

Третий: Нас должно соблазнить добро, а не чувство вины

Те, кто хочет улучшить экономику, часто стремятся сосредоточить внимание на жестокостях и несправедливостях, которые могут скрываться за явно невинными покупками.

Они указывают на то, что вы не просто покупаете рубашку, вы портите чью-то жизнь. Они напоминают вам, что виноград, который обогнул полмира, чтобы украсить ваш стол, помогает растопить ледяную шапку Квелчайя в Перу. Некоторые люди отзывчивы; чувствуя себя виноватым, они меняют то, что покупают.

Но в основном мы не такие, у нас есть гораздо более быстрый способ справиться с чувством вины: мы игнорируем его, отключаемся, защищаемся и говорим, что нам все равно; настраиваемся на что-нибудь повеселее.Таким образом, заставляя людей чувствовать себя виноватыми, можно укрепить их поведение.

Нам действительно нужно что-то делать со льдом и ужасными условиями работы. Но отправной точкой должно быть снисхождение к тому, как работает наш разум. Мы бесполезны. Если мы собираемся массово интересоваться полюсами разморозки и жизнями далеких людей, нам нужно принять во внимание наши слабости и поэтому серьезно, очень серьезно относиться к попыткам сделать эти вещи не только `` важными '', но и обольщение.

Вместо моралистов, стремящихся изменить поведение, вызывая чувство вины, нам нужны конкурирующие компании, соблазняющие клиентов покупать более достойные продукты. Нам нужно избавиться от проблемных покупок в среде, в которой более привлекательно поступать правильно. Хорошие компании вознаграждают нас за немного более высокую цену, которую нам неизбежно придется заплатить, или за небольшие неудобства, с которыми нам придется мириться. Они делают местные сезонные фрукты более шикарными; поэтому наше удовольствие от отличия, моды и стиля заставляет нас отказаться от далеких виноградников (и их воздушных миль) и вместо этого отправиться за соседним яблоком.

Четвертое: Задача рекламы - держать в поле зрения наши истинные потребности

Реклама часто может показаться незначительным, слегка постыдным занятием. Есть опасения, что реклама порождает ложные желания: она продвигает желания, которых у нас никогда бы не было. Это вызывает недовольство, зависть и разочарование. Это стимулирует тщеславное и поверхностное отношение.

Но если мы вернемся к основам, реклама - это, по сути, попытка заставить нас увидеть, что что-то может быть важным для нас.Возможно, они не часто понимают это правильно, но основная идея - привлечь внимание к потребностям - сама по себе неплоха.

В объявлении говорится, что, по сути, вы могли не осознавать, какой хороший вклад такие вещи могут внести в вашу жизнь. Произведения литературы и искусства часто движутся одинаково. Роман Толстого « Смерть Ивана Ильича » пытается заставить нас понять, что нам нужно больше сострадания в нашей жизни. В решающем смысле роман - это реклама сострадания.

Но, к сожалению, более благородные продукты часто попадали в ловушку снобистского (и ошибочного) презрения к рекламе. Они отказываются рассказывать миру, почему они хороши, желанны и привлекательны - и как, на самом деле, они будут способствовать хорошей жизни.

Мы можем купить много вещей, которые в большей или меньшей степени могут помочь нам жить лучше. А реклама хочет, чтобы мы увидели потенциал определенного продукта « eudaimonic ».Иногда, конечно, реклама может сильно преувеличивать. Он пытался заставить нас поверить, что определенная марка шампанского улучшит нашу социальную жизнь или что лучшая автостраховка сделает семью более счастливой. Проблема в преувеличении.

Тем не менее, если есть случаи, когда мы склонны переоценивать, насколько продукт может нам помочь, есть также много случаев, когда мы значительно недооцениваем нашу потребность в чем-то другом. Наше общество вложило значительные средства в рекламу плиток шоколада, но почти не вложило в рекламу терапии для пар, хотя последняя может иметь такой же (или, возможно, гораздо больший) вклад в наше благополучие.

Психотерапия, например, остается сравнительно маргинальной отраслью, в то время как кондитерские изделия имеют массовый характер, потому что мы гораздо более внимательны к нашему интересу к сладостям. В хорошем бизнесе реклама - дело серьезное и благородное. Это попытка понять и объяснить, каким образом продукт или услуга действительно могут помочь нам в нашем процветании. И донести это ценное, важное сообщение, несмотря на все остальное, борющееся за наше внимание.

Пять: реклама на первом месте

Люди, которые делают рекламу, часто очень хорошо понимают то, что мы действительно хотим.

Команда, рекламирующая автомобили VW, решила не заострять внимание на прочности резины, из которой отлиты шины, или отличном качестве проводки. Они понимали, что в глубине души большинство людей лишь умеренно интересуются механикой автомобилей. И что часто наши желания сосредоточены не столько на самих автомобилях, сколько на том образе жизни, который, как мы думаем, мы могли бы вести вокруг них.

Рекламы VW понимают, как было бы здорово быть частью дружной, веселой и простой семьи.Они узнали правду о наших стремлениях. Кроме того, перед ними стоит довольно странная задача: вставить в реальный продукт и намекнуть, что автомобиль естественным образом принадлежит к этой великой семье.

Традиционно компании разрабатывают продукт, а затем думают, как его рекламировать. Людей, творчески и серьезно мыслящих о семейной жизни, привлекают только на поздней стадии предприятия - после того, как люди, занимающиеся такими вещами, как топливная экономичность, электроника и антикоррозийная краска, сделали свою работу.

В более развитой версии капитализма все было бы наоборот: компании начали бы с рассмотрения рекламы - в смысле определения того, что действительно нужно людям, - а затем сосредоточились бы на разработке продукта. Они начали бы с идеи сильной, теплой семьи и постарались бы разработать продукты, которые больше всего способствовали бы этому. Рекламы намного опережают продукт. Нам нужно наверстать упущенное.

Шесть: хороший бизнес сочетает в себе веселье и добро

Обычно между весельем и добротой непростые отношения.Веселые вещи интуитивно, естественно соблазнительны, горячо увлекательны, увлекательны: мультфильмы, сладкие напитки, алкоголь, бездельничанье, боевики. А то, что хорошее, требует немного больше усилий, самообладания и внимания. Они могут быть достойными, но скучными. И это широко отражается на моделях успеха в бизнесе. Легче создавать вещи, которые обращаются к менее возвышенным сторонам нашего характера. Более крупные состояния делаются на продаже картофеля-фри, чем на каменном хлебе, или на сплетнях, сенсационных газетах, чем на серьезных газетах; пабы зарабатывают больше, чем книжные магазины; престижные бренды класса люкс более успешны, чем кооперативы справедливой торговли.

По логике вещей, должно быть сложнее делать вещи, которые одновременно привлекательны и хороши. Потому что предприятию нужно решить две большие проблемы, а не одну. Моральный продюсер должен овладеть и забавой , и добротой . Многие люди освоили веселье; и довольно много людей овладели добром. Но очень немногие освоили и то, и другое. В этом нет ничего невозможного. Дело не в том, что добро делает развлечение невозможным или развлечение исключает добро. Просто цель меньше - попасть в нее сложнее.

Эта интеграция веселья и добра имеет решающее значение, потому что, нравится нам это или нет, мы живем в конкурентном мире. Те, кто защищает добро, обычно враждебно относятся к идее конкуренции; и поэтому они оставляют общественное пространство в руках тех, кто заботится только о прибыли.

Семь: познай себя

Наряду с любовью поиск подходящей работы - одна из сфер жизни, в которой самопознание имеет решающее значение. Это требует реалистичного понимания своих потребностей и возможностей - и особенно своих ограничений.Опасный отказ от выбора карьеры «интуиции». Предполагается, что каждый человек сам решает, что ему делать со своей трудовой жизнью.

Потенциал постоянно теряется. Кто-то, кто мог бы быть фантастическим учителем математики, проводит много лет в качестве неудовлетворенного и не слишком эффективного юриста. Зубной техник, возможно, был бы более счастливым садовником. Дизайнер стульев мог и не думать о том, чтобы заниматься политикой (чему, по сути, они могли бы очень хорошо способствовать).Кто-то становится профессором литературы, когда его чуткость к характеру и ирония могли быть неоценимы в высших эшелонах полицейской службы. Наш выбор карьеры затрудняется отсутствием понимания того, в чем заключаются наши истинные сильные стороны (что не зависит от того, как мы себя чувствуем, а от того, как мы оцениваем себя по сравнению с другими), а также из-за отсутствия понимания того, где эти сильные стороны могут быть лучше всего использованы. А нас отвлекает очень несовершенное распределение статуса.

Для процветания хорошего бизнеса нам нужно уделять гораздо больше внимания фундаментальному вопросу: какую работу должен выполнять каждый человек.

Восемь: В хорошем бизнесе работа служит истинным потребностям других

Одна из основных вещей, которую люди хотят от работы, - это чувство вклада в общее благо. Это не удивительно. Работа - это просто целенаправленное усилие: и мы стремимся почувствовать, что то, во что мы вложили нашу энергию и время, стоит того. Наш труд должен быть хорошо направлен. Конечно, мы хотим получить личное вознаграждение, но мы глубоко социальные существа, и нам нужно чувствовать, что мы ценимые члены сообщества и вносим свой вклад.У людей невероятно сильное стремление к значению. По сути, смысл приходит от улучшения жизни других за счет уменьшения страданий или увеличения благородных удовольствий.

Проблема в том, что многие вакансии этого не обеспечивают. Большой источник страданий на рабочем месте - это страх, что наша работа бессмысленна. Это наше признание того, что между нашим повседневным трудом и человеческим благом недостаточно связи. Мы работаем, но это неполная занятость.

Хороший бизнес направлен на искреннюю помощь людям и приносит прибыль, исходя из предположения, что то, что он предлагает, полезно, и поэтому люди правы, чтобы платить цену.Сотрудники фирмы не просто получают вознаграждение в виде зарплаты; они получают вознаграждение, воспринимая себя как помощников в достижении по-настоящему хороших вещей для других людей.

Девять: В хорошем бизнесе внешние эффекты правильно выявляются и учитываются

Обычно цена продукта или услуги фактически не учитывает полную стоимость их производства, потому что некоторые ресурсы - непреднамеренно - были предоставлены производителям бесплатно. В 19 веке, например, фабрикам часто разрешалось сбрасывать неочищенные сточные воды в ручьи и реки.Им не нужно было платить за безопасную переработку и утилизацию своих отходов. Фактически общество субсидировало свою продукцию, но без особого намерения. То же самое и с финансовыми учреждениями, которые слишком велики, чтобы обанкротиться: их затраты снижаются, потому что им не нужно обеспечивать себя всеми сетями безопасности, которые они должны на самом деле.

Хорошая деловая культура - это культура, которая принимает истинную стоимость производства и поставок и при которой ко всем, кто участвует в процессе поставок, относятся достойно.Справедливая цена отражает эти затраты. В хорошем обществе справедливой ценой будет нормальная цена.

Каждый раз, когда поставщик предлагает что-то по цене ниже справедливой, он должен куда-то сокращать путь. Они должны снимать некоторую стоимость; они, должно быть, плохо с кем-то обращаются; они должны экономить на качестве, не признавая этого.

По мере того, как мы становимся лучше в целом, мы больше заботимся о пути продукта в нашу жизнь. Долгая, растущая история доброжелательности распространяет нашу озабоченность на благополучие других людей, которые связаны где-то в цепочке поставок.

В хорошем бизнесе цена продукта является справедливой, т. Е. Она отражает стоимость поставки товара при достойном отношении ко всем на этом пути.

Десять: Делайте добро накоплением, а не рассредоточением

Стандартная траектория благотворительности: заработать состояние строгими методами и затем направить его на благие цели. Плутократы, такие как Эндрю Карнеги, Генри Клей Фрик или Эндрю Меллон, зарабатывали деньги в так называемых `` низких '' областях экономики, таких как добыча угля, железные дороги, скотобойни и упаковочные фабрики - области, где вы максимально сокращаете расходы и всегда ищите максимально сократить пособия.Однако, как только деньги попадают в банк, эти богатые люди всем сердцем обращают свое внимание на «высшие» дела, среди которых искусство (и все, что оно прославляет, например, доброта, красота и нежность) играет особенно важную роль.

Не идеально игнорировать высшие потребности человечества в течение многих десятилетий, собирая при этом невероятное состояние, а затем, в более позднем возрасте, внезапно заново открывать для себя эти высшие потребности посредством акта огромной щедрости по отношению к какой-нибудь маленькой святыне искусства (оперному театру). или музей).Разве не было бы лучше и правильнее по отношению к ценностям, лежащим в основе многих произведений искусства, стремиться на протяжении всей своей жизни, особенно в рамках приносящей деньги повседневной работы, делать доброту, нежность, сочувствие и красоту более живыми и реальными в мире? Мир?

Дразняще и трагично, что разница между красотой и уродством, добротой и жестокостью на большинстве предприятий составляет несколько процентных пунктов прибыли. Следовательно, ради лишь крошечной части избыточного богатства, богатства, которое даже не является строго необходимым, человеческая жизнь ежедневно унижается и приносится в жертву.

Было бы гуманнее, если бы богатые бизнесмены согласились пожертвовать частью своего избыточного богатства в своей основной сфере деятельности и в самый активный период своей жизни, чтобы сделать рабочее место более благородным и гуманным - и тогда меньше беспокоились бы. с ослепительными проявлениями художественной филантропии в последние десятилетия?

То, что мы просим, ​​- это просвещенные инвестиции, когда на капитал стремятся получить меньшую отдачу во имя Доброты и Добра. В конце его будет меньше вычурного искусства, но ценности в произведениях искусства будут гораздо более широко распространены по всей Земле.Истинная проверка - это то, сколько добра совершается в процессе накопления.

Одиннадцать: Люди должны быть действительно хорошо и надежно вознаграждены за добрые дела. Доброта - не награда сама по себе

Мы живем в обществе, в котором - как часто сетуют - деньги кажутся преобладающим мотивом; дети от пяти лет говорят, что их главная цель - разбогатеть. Цинично можно сказать, что все коррумпированы. Но можно указать на более щедрое объяснение.В отсутствие лучшей альтернативы деньги для многих людей кажутся самой надежной и самой настоящей наградой, потому что, возможно - на данный момент - это самая надежная награда.

По иронии судьбы, единственное, чего трудолюбивые богачи на самом деле не хотят и никоим образом не мотивируют, - это деньги сами по себе. У них этого уже более чем достаточно, и они это знают. Удовлетворены все их материальные потребности (сегодня можно купить комфортную жизнь на год на то, что они зарабатывают за день).И - на данном этапе истории цивилизации - богатые вряд ли будут работать ради своих детей. Существует слишком много примеров того, как большие состояния сводили детей с ума от чувства вины, чтобы любой современный плутократ мог сказать себе, что они делают это для следующего поколения.

Следовательно, богатые не работают, чтобы заработать больше денег, чтобы их потратить. Они зарабатывают деньги, чтобы нравиться им. Они делают это ради статуса, как способ вести счет и дать миру понять их ценность как людей.Богатая работа для любви и для чести. Они не ложатся спать допоздна в офисе из тщеславия - потому что хотят иметь возможность заходить в комнаты, заполненные незнакомцами, и быть быстро узнаваемыми теми, кто имеет значение, - и считались чудесными и умными за то, что нажили состояния, размер которых тщательно фиксируется СМИ по всему миру.

Мудрые общества, которые правильно поняли психологию богатых, теперь имеют козырную карту. Как сказал Адам Смит: «Великий секрет образования состоит в том, чтобы направить тщеславие на правильные объекты.То есть мы должны преследовать тщеславие богатых и поощрять их действовать хорошо, исходя из самого сильного из желаний: желания быть любимыми. Наша сторона сделки будет заключаться в том, чтобы от всей души аплодировать, когда они будут вести себя хорошо, и гарантировать, что мы окажем им все уважение, которого они так жаждут. Это будет очень небольшая цена за удовлетворение планеты.

Двенадцать: 80% прибыли должны поступать из 20% наших потребностей

В настоящее время подавляющая часть деловой активности направлена ​​на удовлетворение достаточно элементарных потребностей: передвижения, энергии, еды, жилья.То есть в настоящее время капитализм в основном направлен на нижние уровни иерархии потребностей Маслоу.

На протяжении большей части истории экономика наций почти исключительно была посвящена исключительно физическому выживанию, и лишь небольшая часть человеческих усилий и ресурсов уходила на удовлетворение более высоких потребностей. В основном люди кормили себя и строили хижины, а очень небольшую часть излишков направляли на более изысканную жизнь богатых.

Различие между высшими и низшими потребностями мы понимаем применительно к нашей собственной жизни.Например, мы знаем, что поддержание долгосрочных отношений чрезвычайно важно, а иногда и чрезвычайно сложно. И мы знаем, что это более высокая потребность, чем покупка нового свитера. Дело не в том, что с прыгунами что-то не так - просто их роль в большой схеме нашей жизни должна быть незначительной.

Мы понимаем, что у нас есть более высокие потребности - в любви, самоуважении, творчестве, дружбе и нравственном росте. Но мы обычно не думаем, что коммерция может нам помочь. У нас есть предубеждение, что оплата чего-либо не может быть связана с добром.Хотя на самом деле предполагаемая связь существовала давно. Человек, которого оскорбляет идея платить за удовлетворение более высоких потребностей, мог заказать поездку во Флоренцию или Бильбао, чтобы посетить художественную галерею, или заплатить за билет на концерт, предполагая, что искусство или музыка будут удовлетворять его более высокие потребности.

Дело в том, что коммерция лишь слегка затронула список истинных потребностей. Нам нужно жить в красивых городах, нам нужен хороший совет и психологическая поддержка, нам нужно управлять своими эмоциями, нам нужно поддерживать крепкие семьи из поколения в поколение, нам нужно развивать свой ум, нам нужно жить в обществах, в которых он быть мудрым, добрым, выдержанным - нормально.Это обширные, грандиозные начинания, и нам всем предстоит пройти огромный путь. Тот факт, что эти амбиции не похожи на строительство магистралей или трубопроводов, вовсе не означает, что они отделены от работы, бизнеса или коммерции. Это товары и услуги, которые нужно создавать с помощью изобретательности, организованности и усилий, короче говоря, с помощью труда. И эта работа должна быть вознаграждена. Мы не должны беспокоиться о том, что мы можем делать, когда больше не будет работы, мы должны готовиться к почти бесконечному труду для достижения истинной цели: всеобщего самореализации.

***

Совершенно понятно, что многие люди разочарованы в капитализме. Потому что бизнес в том виде, в каком мы его знаем сейчас, не так хорош, как должен быть. На самом деле, мы возражаем не против бизнеса как такового, а против плохого бизнеса. Следовательно, ответ заключается не в том, чтобы желать, чтобы этот бизнес ушел, а в том, чтобы работать над его улучшением, чтобы он должным образом удовлетворял нас как потребителей и производителей.

]]>

Разнообразие - хороший бизнес | Пул 25

Несколько исследований показали преимущества разнообразия в малых группах и командах, а также то, как сочетание точек зрения приводит к принятию лучших решений.Теперь исследователи из Колледжа менеджмента Пул штата Северная Каролина распространили эту концепцию на экономику в целом.

Их выводы? Разнообразие полезно для бизнеса.

Измерение влияния разнообразия на инновации

Профессора колледжа Пула Ричард Уорр и Роджер Майер в сотрудничестве с Цзин Чжао, который сейчас работает на факультете Портлендского государственного университета, исследовали, как отношение компании к своим сотрудникам влияет на инновации. Они сосредоточились на разнообразии, посчитав количество объявлений о новых продуктах, патентных заявок и цитирований как показатель инноваций фирмы и сравнили это с корпоративной политикой каждого бизнеса, которая способствует культуре разнообразия, особенно обращению с женщинами и меньшинствами.

Их исследование «Усовершенствует ли политика, направленная на поддержку разнообразия, корпоративные инновации?» готовится к публикации в журнале «Финансовый менеджмент».

Синди Кота, магистр бухгалтерского учета Дженкинс-18, во время летней стажировки в команде EY по аудиту.

«Это очевидный вопрос, который нужно задать, и довольно важный вопрос», - сказал Уорр, профессор финансов и глава отдела управления бизнесом в Poole College. «Ответ был довольно очевиден, но никто не рассматривал более широкую картину разнообразия и инноваций.”

Их результаты указывают на канал, через который разнообразие рабочей силы может повысить стоимость фирмы.

Варр, широко публикуемый в области финансов, и Чжао, который в то время был доцентом финансов в NC State, пришли к идее исследования. Как финансовые эксперты, они привыкли думать о деньгах, ценах и доходах. Кроме того, у них был доступ к наборам больших данных, таким как индексы MSCI ESG (экологические, социальные и управленческие), которые предоставляют данные о политике разнообразия по 3000 крупнейшим публично торгуемым компаниям в США.С.

Числа не рассказывают всю историю

Но цифры не говорят всей картины. Им нужно было узнать об организационном поведении и культуре.

«Мы сказали:« Нам нужно найти кого-то, кто это понимает и может нам это объяснить », - сказал Уорр.

Вот тут-то и появляется Майер. Профессор менеджмента, инноваций и предпринимательства, он является известным знатоком доверия в организациях. Его исследования цитировались десятки тысяч раз в опубликованной литературе по самым разным направлениям.

Роджер Майер, профессор менеджмента, инноваций и предпринимательства; и Ричард Уорр, профессор финансов и глава отдела управления бизнесом

Отношения между организациями и людьми, которые в них работают, очаровывали Майера на протяжении всей его академической карьеры. Его исследование посвящено тому, как эти отношения влияют на эффективность и продуктивность компании. Тема, предложенная Варром и Чжао, привлекла его внимание. В исследованиях Майера участвуют более мелкие группы людей - обычно сотни, - и он использует опросы для сбора информации непосредственно от испытуемых.Для него было в новинку анализ данных на макроуровне, чтобы связать корпоративную политику с инновациями.

«Это был интригующий способ взглянуть на проблему, над которой я работал десятилетиями», - сказал Майер. «И он использовал данные и методологию, недоступные мне».

Инновации в измерительной технике

Чтобы оценить инновации, исследователи собрали информацию из Патентного ведомства США о поданных патентах и ​​данные о цитировании патентов. Университет также приобрел по их запросу данные о ключевых разработках Capital IQ, содержащие данные об анонсах новых продуктов.Взятые вместе, эти наборы данных обеспечили количественную оценку инноваций.

Если мы изменим разнообразие, предсказывает ли это будущее изменение инноваций? Результат был да.

Затем они проанализировали данные индексов MSCI, чтобы узнать, какие компании применяют политику, поощряющую продвижение по службе и удержание персонала, различающегося по полу, расе и сексуальной ориентации.

Вместо того, чтобы останавливаться на достигнутом, когда они обнаружили корреляцию между политикой поддержки разнообразия и инновациями, они провели два набора тестов.

«Сначала мы спросили:« Если мы изменим разнообразие, предсказывает ли это будущее изменение инноваций? »Результат был положительным, - сказал Уорр. «Потом мы все изменили. Влияет ли изменение в инновациях на будущее изменение разнообразия? Мы не нашли никаких отношений ».

Доказав, что прошлые изменения разнообразия вызывают будущие изменения в инновациях, но не наоборот, исследователи продемонстрировали причинную связь.

Воздействие: аргумент в пользу разнообразия и интеграции

Исследование было хорошо встречено другими учеными и в популярной прессе.Компании в конкурентных отраслях - «а это практически все», - сказал Уорр - знают, что команды с большим разнообразием достигают лучших результатов. «Им нужно было провести всеобъемлющее, надежное, статистически качественное исследование, подтверждающее это», - сказал он. «Вот что делает наш».

Поскольку бизнес-сообщество и общество в целом задают вопросы о роли равенства в рабочей силе, которое проявляется в таких областях, как иммиграция, и следует ли распространять льготы на однополых партнеров, результаты исследования являются особенно своевременными.В конкурентном деловом климате компании ценят инновации как способ сохранять свежесть и выделяться. Результаты исследования показывают вескую экономическую причину разнообразия.

«Если вы хотите быть новатором, вы должны привлечь широкий круг квалифицированных и талантливых людей, которые будут работать на вас», - сказал Уорр. «Раскройте сеть как можно шире, а затем наймите людей с лучшими навыками».

А затем создайте такую ​​среду, в которой они хотят работать, где они чувствуют себя желанными гостями и где их вклад ценится.

Если вы хотите быть новатором, вы должны привлечь широкий круг квалифицированных и талантливых людей, которые будут работать на вас. Закидывайте сеть как можно шире, а затем нанимайте людей с лучшими навыками.

Варр и Майер рассчитывают продолжить свое сотрудничество. Они хотят найти другие объяснения своих выводов. Например, политика в поддержку разнообразия не возникает случайно. Скорее всего, они были созданы просвещенной командой менеджеров.

«Мы не дошли до сути вопроса», - сказал Уорр.«Какой управленческий мыслительный процесс приводит к внедрению этих политик?»

Исследование привлекло довольно много внимания в средствах массовой информации. Статьи об исследователях и их выводах были опубликованы в журналах Fast Company и Psychology Today, а NBC News и National Public Radio подготовили сегмент о последствиях исследования. Работа соответствует результатам предыдущих исследований разнообразия в командах.

«Не нужно отказываться от своей веры в то, как все устроено, чтобы поверить в эту историю», - сказал Уорр."Это имеет смысл. Это веский аргумент в пользу разнообразия и инклюзивности. На разнообразии и вовлечении можно заработать реальные деньги ».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *