Разное

Денежный мультипликатор в мировой экономике: Денежный мультипликатор в современных финансовых системах

01.03.1975

Содержание

Денежный мультипликатор в контексте современных представлений о создании денег: теория и факты | Грищенко

1. Бурлачков В. К. (2015). Специфика современных денег и модификация концепции денежного мультипликатора // Вестник ИЭ РАН. № 5. С. 131—138. [Burlachkov V. K. (2015). Specifics of the modern money and a modification of the concept of the money multiplier. Vestnik IE RAN, No. 5, pp. 131—138. (In Russian).]

2. Грищенко В. О. (2017). Денежный мультипликатор в современных финансовых системах // Деньги и кредит. № 9. С. 10—17. [Grishchenko V. O. (2017). Money multiplier in modern financial systems. Dengi i Kredit, No. 9, pp. 10—17. (In Russian).] http://www.cbr.ru/publ/MoneyAndCredit/grishenko_09_17.pdf

3. Грищенко В. О. (2018). Денежный мультипликатор и эволюция финансовых систем // Материалы XI Конвента РАМИ, Москва, сентябрь 2017, [в печати]. [Grishchenko V. O. (2018). Money multiplier and financial systems evolution. Proceedings of XI RISA Convention, Moscow, September 2017, [forthcoming]. (In Russian).]

4. Гугнин В. К., Исаева Н. А. (2005). Межбанковский кредитный рынок России. М.: Финансы и статистика. [Gugnin V. K., Isaeva N. A. (2005). Interbank credit market in Russia. Moscow: Finansy i Statistika. (In Russian).]

5. Маклеод Г. Д. (1865). Основания политической экономии. СПб.: Издание Николая Тиблена. [Macleod G. D. (1865). Elements of political economy. St. Petersburg: Izdanie Nikolaya Tiblena. (In Russian).]

6. Морозов А. В. и др. (2017). Управление рисками ALM и ликвидности банка. М.: Корпоративный университет Сбербанка. [Morozov A. et al. (2017). ALM and liquidity risk management of the bank. Moscow: Sberbank Corporate University. (In Russian).]

7. Пономаренко А. (2016). О денежном предложении в странах с формирующимися рынками // Банк России. Серия докладов об экономических исследованиях. № 10. [Ponomarenko A. (2016). On money creation in emerging market economies. Bank of Russia Working Paper, No. 10. (In Russian).]

8. Трунин П. В., Ващелюк Н. В., Божечкова А. В. (2014). Анализ факторов спроса банков на ликвидность ЦБ РФ и роль инструментов денежно-кредитной политики Банка России. M.: РАНХиГС. [Trunin P. V., Vashchelyuk N. V., Bozhechkova A. V. (2014). Analysis of bank demand factors for liquidity of Central Bank of Russia and the role of instruments of its monetary policy. Moscow: RANEPA. (In Russian ).] http://ssrn.com/abstract=2430184

9. Столбов М. (2009). Глобальный финансовый кризис в контексте посткейнсианской монетарной теории // Вестник ИЭ РАН. № 2. С. 1—9. [Stolbov M. (2009). Global financial crisis in the context of post-Keynesian monetary theory. Vestnik IE RAN, No. 2, pp. 1—9. (In Russian).]

10. Borio C., Disyatat P. (2009). Unconventional monetary policies: An appraisal. BIS Working Paper, No. 292.

11. Cagan P. (1965). Determinants and effects of changes in the stock of money 1875—1960. New York: Columbia University Press for NBER.

12. Jakab Z., Kumhof M. (2015). Banks are not intermediaries of loanable funds — and why this matters. Bank of England Working Paper, No. 529.

13. Maerowitz S. (1981). The market for federal funds. FRB Richmond Economic Review, Vol. 67, No. 4, July—August, pp. 3—7.

14. McLeay M., Radia A., Thomas R. (2014). Money creation in the modern economy. Bank of England Quarterly Bulletin, Q1, pp. 1—14.

15. Meltzer A. (1959). The behavior of the French money supply: 1938—1954. Journal of Political Economy, Vol. 67, No. 3, pp. 275—296.

16. Moulton H. G. (1918). Commercial banking and capital formation: I—IV. Journal of Political Economy, Vol. 26, pp. 484—509; 638—663; 705—731; 849—881.

17. Phillips C. (1920). Bank credit. A study of principles and factors underlying advances made by banks to borrowers. New York: Macmillan.

18. Prochnow H. (1949). Bank liquidity and the new doctrine of anticipated income. Journal of Finance, Vol. 4, No. 4, pp. 298—314.

19. Vymyatni na Y. (2006). How much control does Bank of Russia have over money supply? Research in International Business and Finance, Vol. 20, No. 2, pp. 131—144.

20. Wray R. (2007). Endogenous money: Structuralist and horizontalist. The Levy Economics Institute and University of Missouri—Kansas City Working Paper, No. 512.

(PDF) ДЕНЕЖНЫЙ МУЛЬТИПЛИКАТОР В СОВРЕМЕННЫХ ФИНАНСОВЫХ СИСТЕМАХ

ДЕНЬГИ

И КРЕДИТ

№ 9

2017 15

Трансмиссионный механизм дкп

4. Эволюция денежных систем и ее

влияние на механизмы мультипликации

Отметим, что консервативное поведение банков, под-

робно описанное выше и являющееся ключевой пред-

посылкой депозитного и резервного мультипликаторов,

есть продукт существовавшей около 100 лет назад фи-

нансовой системы. Изменения, происходившие в XXв.,

сделали эту среду значительно более комфортной для

банков как с точки зрения рисков ликвидности, так и с

точки зрения политики регулятора. Во-первых, с круше-

нием металлических стандартов внешняя торговля пере-

стала влиять на объем резервов в стране– в этом смысле

банковский сектор стал замкнутой системой. Во-вторых,

после Великой депрессии правительства и центральные

банки стали более активно сглаживать экономический

цикл. Вчастности, начали создаваться системы страхо-

вания вкладов. Это в некоторой степени способствовало

снижению рисков «набега на банки». В-третьих, в целом

стали более доступными инструменты постоянного дей-

ствия центрального банка.

Не менее важно, что у банков возникли новые возмож-

ности управления рисками ликвидности. Прежде всего

появился рынок межбанковского кредитования и вырос-

ла глубина других сегментов денежного рынка. Это дало

банкам возможность использовать рассмотренную выше

схему закрытия разрывов ликвидности (см.рис.4). Кроме

того, банки, пытаясь обойти ограничения в финансовой

сфере1, значительно продвинулись в вопросах финансовой

инженерии и управления собственной ликвидностью. Если

в начале XXв. банки были вынуждены обеспечивать соот-

ветствие между срочностью активов и пассивов по каждо-

му активу и пассиву («золотое правило банковского дела»),

выдавая краткосрочные кредиты ограниченному кругу от-

раслей (commercial loan theory), то впоследствии они смогли

управлять не только своими активами через операции на

рынках акций, государственного и корпоративного долга,

но и пассивами (Asset&Liability management, ALM) через

инструменты денежного рынка, не подпадающие под НОР.

Являются ли новые способы управления собственной

ликвидностью более рискованными, могут ли они при-

вести к «кредитной вседозволенности», ситуации, когда

банки, пользуясь отсутствием ограничений со стороны

объема резервов, выдают кредиты любым заемщикам

без разбора? Унас есть большие сомнения на этот счет.

Как показывает практика, контроль кредитоспособности

заемщика за последние десятилетия, напротив, становил-

ся все более продуманным и формализованным. Вто же

время управление кредитным риском, ставшее одним из

крае угольных камней системы банковского риск-менедж-

1 Ограничения на предельный уровень процентных ставок,

объемы выдаваемых кредитов, движение капитала между

странами и другие, ставшие распространенными в разви-

тых странах в «кейнсианскую эру» 1950–1970-х гг. Обход

этих ограничений стал возможен благодаря появлению

новых инструментов (репо, своп, депозитный сертификат,

NOW-счета, ATS-счета, счета с «автоматической очисткой»

и др.) и новых рынков (в частности, рынка евродолларов).

Примечания. 1) НАУ-счета (negotiable order of withdrawal

accounts, NOW-accounts) – сберегательные счета, которые

после предварительного уведомления могли использовать-

ся владельцами как чековые; 2) ATS-счета (automatic transfer

service)– сберегательные депозиты с возможностью транс-

формации в депозиты до востребования; 3) счета с авто-

матической очисткой (sweep accounts) – расчетные счета,

остатки на которых в конце дня автоматически инвестируют-

ся в инструменты денежного рынка.

мента, было обособлено от управления ликвидностью

банка. На операционном уровне решения об управлении

резервами (платежной позицией банка) и о выдаче креди-

та внастоящее время принимаются разными подразделе-

ниями. Между этими решениями нет такой жесткой связи,

как раньше. Банки стали стремиться сначала выделить

кредитоспособных клиентов, а затем полностью удовлет-

ворить их потребности в кредите, при необходимости про-

давая облигации из своего портфеля, например, либо при-

бегая к заимствованиям на межбанковском рынке, либо

обращаясь к операциям рефинансирования центрального

банка. Таким образом, внутренние ограничения на креди-

тование не исчезли, а просто приняли другие формы.

Значительные изменения произошли в системе ин-

струментов и в идеологии денежно-кредитной политики

центральных банков ведущих стран. Попытки управлять

денежным предложением были характерны для «док-

трины резервной позиции» (reserve position doctrine,

RPD)– подраздела количественной теории денег (QTM),

в котором были сформулированы рекомендации по уста-

новлению и достижению операционных и промежуточных

целей денежно-кредитной политики [1]. Эта доктрина,

созвучная концепции мультипликации, призывала цен-

тральные банки контролировать денежную базу либо

ее компоненты, чтобы в предположении о стабильности

денежного мультипликатора добиваться требуемой дина-

мики денежного предложения.

Управляемость денежной базы либо ее компонентов,

согласно доктрине резервной позиции, достигалась за счет

проведения аукционных операций (где инициатива исходит

от центрального банка), в то время как доступ к операци-

ям постоянного действия (где инициатива исходит от самих

банков) предлагалось ограничить как административными

мерами, так и путем создания негативных стимулов2.

Прогнозируемость мультипликатора должна была до-

стигаться за счет установления НОР на определенном

уровне и мониторинга предпочтения небанков к налич-

ности. В эпоху доминирования консервативных практик

управления банками собственной ликвидностью подобная

политика могла оказывать определенное воздействие на

кредитную активность банков. В то же время во многих

случаях она была малорезультативной либо имела суще-

ственные негативные побочные эффекты. С одной сторо-

ны, предоставление резервов не обязательно оказывало

стимулирующее действие. Банки могли располагать зна-

чительными избыточными (с точки зрения регулятора)

резервами, но кредитование не росло (США, 1930-егг.).

Это можно объяснить резким ростом резервов, поддер-

живаемых банками из соображений предосторожности

(доля таких резервов в совокупных резервах банка может

совпасть с административно определяемым НОР лишь

случайно3). С другой стороны, чрезмерное сжатие сово-

купных резервов банковского сектора могло закончиться

платежным кризисом (хорошо известны эпизоды из прак-

тики Банка Англии XIXв., когда вопреки закону Р.Пиля

2 Вплоть до конца 1990-х гг. многие центральные банки спо-

собствовали распространению среди банков убеждения

(stigma), что частое обращение к дисконтному окну– признак

финансовых затруднений.

3 Если резервы замораживались в центральном банке, НОР

никак не помогал банкам покрывать свои риски ликвид-

ности – в итоге им, по-видимому, приходилось задейство-

вать для этого дополнительные резервы. Стремление управ-

лять своими рисками должно исходить от самого банка. НОР

здесь маскирует проблему, не решая ее.

Приложение - Коммерсантъ Деньги (117860)

У ученых-экономистов и знаменитых кутюрье есть нечто общее: для демонстрации результатов деятельности им необходимы стройные модели. Модели экономистам нужны для описания неких причинно-следственных связей в экономических процессах, и если получается это сделать на конкретных примерах для какого-то момента времени, то модели становятся догмой для тех, кто принимает решения при проведении денежно-кредитной политики. А тот факт, что на экономическую модель, как и на модель на подиуме, можно натянуть все что угодно, что в этом вряд ли можно выйти в реальный мир, который к тому же постоянно меняется,— это дело десятое.

Монетарная теория и монетарные циклы

В современном мире есть как минимум десять экономических теорий или школ, претендующих на истинность, но у тех, кто принимает решения в области денежно-кредитной политики, в моде монетаризм. Монетаризм — неоклассическая эмпирическая теория, согласно которой развитие экономики в первую очередь определяется количеством денег в обращении, а вовсе не технологиями или наличием ресурсов и не, например, социально-политическими процессами.

Для объяснения природы экономических циклов разработана стройная монетарная концепция, согласно которой начальной точкой восходящего экономического цикла становится момент роста предложения кредитных денег со стороны банковской системы. За ростом кредитования следует снижение процентных ставок, затем рост совокупного спроса и инвестиций, приводящих к подъему экономики и к повышению инфляции. Но по мере исчерпания кредитных денег ставки начинают расти, как, впрочем, и стоимость обслуживания долгов, доходы бизнеса и населения сокращаются, совокупный спрос падает, начинается спад производства, снижение зарплат и количества рабочих мест, и наступает экономический спад, который продолжается до тех пор, пока не начнется новая кредитная экспансия.

По сути, в этой модели действует некая «невидимая рука рынка», которая дает отмашку банкам начинать кредитование, затем вычерпывает кредитные ресурсы, почему-то не возвращая их в банковскую систему, сначала разогревает, а потом начинает душить экономику. Очевидно, что такую «руку рынка» необходимо как-то разумно направлять или сдерживать. И тогда на подиум выходят центробанки.

Роль центробанков в монетарной модели

Само количество денег в обращении регулируется центральными банками, именно регулируется, а не устанавливается императивно. При этом объем эмиссии денег — это всего лишь один из компонентов денежного предложения, большая часть которого создается банковской системой в виде денежных агрегатов, то есть активов (остатков на счетах, вкладов, ценных бумаг и пр.), выполняющих функции кредитных денег.

Денежная масса — это наличные деньги в обращении и депозиты на счетах в коммерческих банках. Поэтому, управляя «печатным станком» и процентными ставками, центробанки могут оказывать определенное влияние на денежное предложение, но степень такого влияния зависит от денежной базы, состоящей из наличных денег и резервов коммерческих банков в ЦБ. А вот безналичные деньги создаются самой банковской системой при кредитовании. По сути, банки становятся дополнительным источником эмиссии денег. Меняя резервные требования к банкам, центробанки влияют на кредитно-депозитную активность банковской системы. Отношение денежной массы к денежной базе предопределяет степень увеличения количества денег за счет кредитных банковских операций и носит название денежного мультипликатора (от лат. multiplicare — приумножать, увеличивать). Принимая такую денежную теорию в качестве базовой, центробанки создают в рамках этого инструменты влияния на денежное предложение и на темпы экономического роста. Все стройно, логично и прекрасно… в теории.

Если нужно запустить экономический рост, то, согласно монетарной модели, центральный банк увеличивает денежную эмиссию, снижает учетную ставку, начинает скупать ценные бумаги с рынка и уменьшает норму резервирования. Недостаток этой теории заключается в том, что любая монетарная политика эффективно работает лишь на ограниченном интервале, обычно не превышающем трех лет. Именно столько времени требуется экономике для восстановления финансовых и ресурсных запасов. А дальше наступает так называемая циклическая асимметрия. Денежная эмиссия и низкие ставки рефинансирования центробанков раздувают балансы крупнейших банков и поднимают вверх фондовые индексы и биржевые цены рыночных активов (инфляция активов), но практически не поступают в реальную экономику и слабо способствуют ее восстановлению.

Через несколько лет к регуляторам приходит осознание, что монетарную политику пора менять, а наиболее быстрый эффект дает изменение учетной или ключевой ставки центробанков.

Инфляция и поиск нейтральной ставки

Кредитные и депозитные процентные ставки принято сравнивать с уровнем инфляции. Сама по себе инфляция — это относительная статистическая величина, модель расчета которой настолько спорна, что принимать официальные цифры инфляции за истину — все равно что считать «лошадиной силой» мощность, которую развивает гипотетическая лошадь ростом 1 м и массой 1 кг.

Считается, что, когда процентные ставки ниже инфляции, это стимулирует потребление, а значит, и рост экономики, если, конечно, потребительские товары производятся этой экономикой, а не импортируются, например, из Китая, потому что в противном случае это будет необеспеченная денежная эмиссия, которая надует пузыри и в конце концов приведет к стагфляции. Если ставки выше инфляции, растут сбережения, но падает экономическая активность.

У некоторых центробанков есть обязанность не просто таргетировать инфляцию, но и монетарными методами управлять темпами экономического роста в стране. Так, например, Федеральная резервная система действует на основании уставного мандата Конгресса США по «содействию максимальной занятости, стабилизации цен и сохранению умеренных долгосрочных процентных ставок», поэтому монетарная политика ФРС строится на достижении целевых показателей по инфляции и уровню безработицы.

В монетарной теории есть понятие «нейтральная процентная ставка». Это такой уровень ставки ЦБ, при котором инфляция соответствует целевому ориентиру и при этом обеспечивается полная загрузка производственных мощностей. Считается, что при достижении нейтрального уровня процентной ставки монетарная политика перестает влиять на экономику.

От теории к практике


Фото: Сергей Гарбовски, Коммерсантъ

После кризиса 2008 года ФРС США, чтобы вытянуть американскую экономику и банковскую систему из мирового кризиса, действовала именно так, как предписывала теория. Эмиссия долларов, скупка казначейских облигаций Минфина США и ипотечных бумаг на сумму $3,5 трлн, предоставление дополнительной ликвидности банкам на триллионы долларов через операции обратного репо, нулевые ставки рефинансирования до 2014 года. И все это оказалось лишь для того, чтобы заполнить гигантскую «денежную яму», которую «вырыли» американские банки, раздавая ипотечные кредиты и надувая объемы производных финансовых инструментов. По оценке экспертов Палаты представителей США, через пять лет после запуска программы монетарного стимулирования 81,5% из выделенных ФРС на борьбу с кризисом средств оказались в резервах на банковских счетах.

Не отставали и «коллеги» ФРС в Европе и в Японии. Так, операции ЕЦБ по долгосрочному рефинансированию банков и выкупу активов составили €2,5 трлн, но эта программа должна быть завершена в декабре 2018 года. ЕЦБ держал базовые ставки на нулевом уровне, а ставки по депозитам для банков на отрицательном (–0,40%) для того, чтобы коммерческие банки не хранили триллионы евро на корсчетах в ЕЦБ, а кредитовали экономику. Но европейские банки не торопились кредитовать, потому что кредитные риски компаний оставались высокими и плохо прогнозируемыми.

Денежная эмиссия при нулевых ставках, совершенная ФРС США, ЕЦБ, Банком Японии, Банком Англии и рядом других центробанков после 2008 года, оценивается в $10 трлн. Столько потребовалось «напечатать» денег, чтобы предотвратить обвал экономик развитых стран и обрушение мирового рынка облигаций, размер которого оценивался в $100 трлн.

Еще в 2016 году глава фонда RIT Capital Partners лорд Джейкоб Ротшильд назвал такую рекордную по объемам денежную эмиссию «глобальным финансовым экспериментом», предсказать будущие последствия которого практически невозможно. И хотя монетаристы утверждают, что цели денежно-кредитной политики лучше всего достигаются, если ориентироваться на темпы роста денежной массы, а не на экономическую политику правительств, практика в тех же Соединенных Штатах доказывает обратное.

В основе экономического роста США сейчас лежит фискальная рефляция — то есть набор мер, направленных на увеличение объемов национального производства внутри США посредством государственного стимулирования экономики на основании новой бюджетной/фискальной политики (fiscal policy), более известной как «налоговая реформа Трампа», подразумевающей также проведение умеренной денежно-кредитной политики (monetary policy) ФРС США и сокращение дефицита торгового баланса. Рост валового национального дохода, улучшение платежного баланса, увеличение занятости собственного населения и оказание давления на конкурентов там поддержаны протекционистской внешнеторговой политикой, таможенными и техническими барьерами и ограничением импорта.

Сейчас благодаря фискальному стимулированию и росту госрасходов экономика США демонстрирует темпы сравнимые с общемировыми (3,5–4%), но уже начинает перегреваться, безработица на минимуме, растет инфляция. В обозримом будущем ВВП США достигнет потенциального значения — максимального объема реального ВВП, который экономика способна производить за определенный период времени при полном и эффективном использовании всех доступных факторов производства и имеющихся технологий. Но дальше, согласно теории экономических циклов, начнется спад и рецессия, поскольку выше максимумов подпрыгнуть невозможно. В этой ситуации монетарный ответ один — повышать ставки сейчас, чтобы не допустить перегрева экономики. Поскольку среди центробанков мира ФРС США является основным, всем остальным волей-неволей придется следовать в русле политики ФРС. Это означает, что после десяти лет «тепличных условий» и возможностей правительств, компаний и граждан в развитых странах наращивать долги при минимальной нагрузке наступают жесткие времена разворота кредитных циклов наверх и роста ставок.

От практики повышения ставок к обвалу рынков

В начале 2000-х неконтролируемый рост долгов в сочетании с повышением ставок ФРС США привел в итоге к мировому кризису 2008 года. Сейчас наблюдается схожая картина. Государственный долг США — $21,84 трлн, при этом общий долг Соединенных Штатов — $71,7 трлн. Из этой суммы долг граждан США составляет $19,3 трлн, где ипотека — $15,4 трлн, $1,6 трлн — студенческие долги, $1,04 трлн — долги по кредитным карточкам. На банки и корпорации приходится $30,6 трлн в пропорции примерно 50:50. Часть кредитных денег компании тратят на выкуп своих акций на бирже, раздувая капитализацию и возвращая акционерам средства из займов. Долевое финансирование компаний, таким образом, заменяется долговым. Далеко не все компании и граждане смогут обслуживать свои долги. Американский рынок высокодоходных корпоративных облигаций в ближайшем будущем может повторить судьбу ипотечных облигаций 2007–2008 годов. Высокодоходные облигации с рейтингом ниже ВВВ, а таких в США сейчас размещается больше половины из всего объема облигаций, станут дефолтными, высокорейтинговые — «мусорными». Так называемые зомби-компании — закредитованные и при этом неприбыльные или находящиеся на грани рентабельности даже при низких кредитных ставках — начнут массово банкротиться даже при небольшом росте ставок. Под подобным риском сейчас находится даже такой гигант американской индустрии, как General Electric.

Не лучшим образом обстоят дела и в Европе. Сверхмягкая политика ЕЦБ позволяла европейским зомби-компаниям существовать достаточно долгое время. Но ЕЦБ завершает цикл мягкой денежно-кредитной политики вслед за ФРС США. По оценкам Банка международных расчетов, доля зомби-компаний в ЕС составляет уже 10%, а в странах ОЭСР в целом 12%. Это означает, что в 2019 году каждая восьмая компания в мире может обанкротиться.

Соотношение совокупного долга к глобальному ВВП достигло к середине 2018 года 318% — это исторический максимум. Долгов в мире — $247 трлн, и значительная часть этой задолженности номинирована в долларах. Ставки растут, а вместе с ними растет и кредитная нагрузка. Кроме того, в мире есть экономический «парадокс Триффина»: чтобы снабжать долларами весь мир, Соединенные Штаты, как центр эмиссии мировой резервной валюты, должны постоянно увеличивать дефицит платежного баланса, но Трамп его сокращает. Соответственно, долларов во внешний мир будет попадать меньше. А ведь доллароцентричный финансовый мир построен в том числе и на том, что все товарные рынки стали финансовыми, а производство и потребление поддерживается кредитными деньгами. Поэтому риски растут и у тех, кто управляет финансами, и у тех, кто торгует сырьем, и у тех, кто производит что-либо и получает доллар в оплату своих товаров. Сейчас уже вся мировая торговля находится под риском. Ужесточение монетарной политики ФРС делает дороже фондирование для транснациональных корпораций, что может негативно сказаться на их бизнесе и будущих прибылях. Рост процентных платежей по долгам сократит потребительскую активность во всем мире.

Многие это осознают, и начинается «бегство от рисков». Волна распродаж прокатилась летом по рынкам развивающихся стран, фондовый рынок Китая просел по капитализации на $3 трлн, а к осени проблема добралась и до США с Европой, запустив масштабное снижение фондовых индексов.

Дальнейшее повышение ставок, анонсированное ФРС, означает, что 2019 год будет худшим для рынка корпоративного долга за последние десять лет. В конце 2018 года мы наблюдали лишь начало спада. Рост платежей по обслуживанию долга и сокращение баланса ФРС снизят влияние фискальных стимулов для американской экономики. К тому же сокращение ликвидности — это еще и рост волатильности в отсутствие рыночного спроса.

Ситуацию на рынках могут усугубить индексные фонды и ETF-фонды, которые аккумулируют средства населения для игры на фондовом рынке и которые покупали растущие акции даже тогда, когда многим стало очевидно, что такой рост ничем не обоснован и впереди коррекция рынка вниз. Но они обязаны покупать акции, когда рынок растет и клиенты приносят деньги. Таковы правила. Но когда начнется обратное движение вниз, индексные фонды, из которых клиенты массово начнут забирать средства, начнут глобальную распродажу акций и тем самым еще больше усугубят и без того критическую ситуацию.

Попытка успокоить ветер словами

Анонсировав на ноябрьском заседании ФРС США повышение ставки в декабре 2018 года и еще как минимум три повышения в 2019 году, председатель Федерального резерва Джером Пауэлл вызвал шок на рынках и гнев президента Трампа. Главу Белого дома можно понять, цикл повышения ставок может прервать рост американской экономики и перечеркнуть все успехи его администрации за последние два года, достигнутые огромными усилиями и резким ростом государственного долга. Трамп и раньше критиковал ФРС за ужесточение денежно-кредитной политики, поскольку это грозит «экономическим шоком».

Именно поэтому председатель ФРС США Джером Пауэлл вынужден был в конце ноября смягчить риторику. Он сказал, что ставка уже близка к «нейтральному» уровню. А как мы знаем, «нейтральная процентная ставка» в монетарной модели не оказывает ни сдерживающего, ни стимулирующего влияния на экономику. Вряд ли с этим тезисом согласятся компании-зомби и закредитованные корпорации. К тому же нейтральная ставка складывается из реальной ставки и целевой инфляции. Ранее в качестве ориентира нейтральной ставки был уровень 3%, сейчас это оценивается как 2,75%. Учитывая, что на начало декабря 2018 года текущий диапазон ставки ФРС составлял 2–2,25%, рынку необходимо пережить как минимум два повышения ставки с шагом по 0,25 процентных пунктов.

Но если стимулирующая политика администрации Трампа и жесткий протекционизм продолжат поддерживать темпы роста американской экономики, а уход компаний-зомби в небытие ее только оздоровит, то остальному миру нужно приготовиться к настоящему кризису. Ставку придется повышать и дальше, чтобы не допустить перегрева экономики США, а весь остальной мир окажется на пороге разворота глобального экономического цикла, и можно будет забыть о темпах роста в 3,8%, как это было в 2018 году. Пострадают мировая торговля и производство, что крайне негативно для Китая как второй экономики мира, а также для тех стран, которые поставляют сырье и углеводороды в Китай, в частности России. Торговые войны, на которые монетарная политика и предложение денег никак повлиять не могут, также скажутся на мировых финансах. МВФ оценивает стоимость торговой войны США с Китаем в 2018 году как 0,5% от мирового ВВП, или $430 млрд, но в 2019–2020 годах ущерб начнет удваиваться, поскольку торговая война уже провоцирует падение стоимости активов на мировых финансовых и сырьевых рынках. К тому же совокупное воздействие реальных экономических и финансовых потрясений, вероятно, окажется серьезнее, чем предполагает стандартное экономическое моделирование, поскольку методология плохо отражает финансовые потрясения и роль рынка капитала в товарных и производственных цепочках.

В общем, от финансовой стабильности, которую и должна поддерживать монетарная политика, регулирующая денежное предложение, в будущем году может не остаться и следа. Монетарный эксперимент 2008–2018 годов грозит завершиться тем, с чего и начался,— мировым кризисом. И в моде будут уже иные экономические модели, претендующие на истинность и эффективность.

Вишенка на торте

Россия и страны ОПЕК крайне обеспокоены ростом добычи сланцевой нефти в США. Но именно на компании американского нефтегазового сектора приходится существенная доля рынка «мусорных» облигаций. «Сланцевая революция» была профинансирована за счет кредитов, которые сложно вернуть в условиях низких нефтяных цен. Спад в мировой экономике и обрушение финансовых и сырьевых рынков из-за возможного долгового кризиса будут давать негативный эффект и в котировках нефти, и в обслуживании обязательств сланцевых компаний, которые начнут массово превращаться в «зомби». Их возможное банкротство расчистит поле для ОПЕК+, если страны, входящие в ОПЕК, а также Россия переживут возможные грядущие потрясения.

Александр Лосев, гендиректор «Спутник — Управление капиталом»


Вернётся ли инфляция? — Клуб «Валдай»

Последние данные по инфляции из США и ряда других стран сигнализируют о том, что потребительские цены начали расти. Остаётся открытым вопрос: является ли происходящее временным восстановлением после пандемии или же началом устойчивой инфляционной тенденции? Об этом пишет эксперт Валдайского клуба Марек Домбровски.

Инфляция, которая в 1970-х и 1980-х годах представляла проблему как для развитых, так и для развивающихся стран (в том числе с формирующимся рынками), в последние три десятилетия постоянно снижалась (Рисунок 1). В результате она исчезла из экономической политики многих стран как угроза и серьёзный фактор риска. Однако непростые решения в области денежно-кредитной и фискальной политики, вызванные кризисом COVID-19, снова вернули проблему инфляции в повестку дня. Станем ли мы свидетелями возврата инфляционной тенденции в постпандемический период – и почему? Прежде чем ответить на этот непростой вопрос, нужно правильно определить факторы, которые помогли снизить инфляцию в недалёком прошлом. 

Эпоха высокой инфляции

Мировой рост инфляции ознаменовал собой 1970-е годы. В развитых странах это было вызвано крахом Бреттон-Вудской системы, косвенно основанной на золотом стандарте (в 1971 году), двумя нефтяными шоками и мягкой денежно-кредитной политикой. 12-месячная инфляция в Соединённом Королевстве достигла уровня 27 процентов в августе 1975 года и 22 процентов в апреле 1980 года. (Wolf, 2021). В Соединённых Штатах (США) этот показатель достиг пика в 14,8 процента в марте 1980 года.

Ситуация в развивающихся странах была намного хуже. Помимо факторов, присутствующих в развитых странах, следует добавить популистские эксперименты как в макро-, так и в микроэкономической сфере, экономическую автаркию, чрезмерные государственные расходы, трудности в государственном строительстве, внутренние и внешние конфликты и так далее. В результате многие страны, особенно в Латинской Америке, страдали от крайне высокой инфляции или гиперинфляции. 

Факторы успеха дезинфляции перед мировым финансовым кризисом

Борьба с инфляцией в Соединённых Штатах была инициирована Полом Волкером, председателем Совета управляющих Федеральной резервной системы в 1979–1987 годах. Требовались высокие процентные ставки, чтобы сломить инфляционную инерцию, что привело к временной рецессии и росту безработицы. Политике дезинфляции США следовали и другие центральные банки и правительства в развитых странах, а также, с некоторой задержкой во времени, в развивающихся странах. В то время как инфляция в развитых странах была побеждена к середине 1980-х годов, борьба с инфляцией в развивающихся странах заняла больше времени (как показано на Рисунке 1). Например, эффективная антиинфляционная политика в Центральной и Восточной Европе и бывшем Советском Союзе стала возможной только после наступления рыночных преобразований в 1990-х годах.

Рисунок 1: Среднегодовая инфляция в развитых странах и в странах с формирующимся или развивающимся рынком, в %, 1980–2020 гг.


Источник: IMF World Economic Outlook database, April 2021.

Бороться с инфляцией удалось за счёт изменения приоритетов денежно-кредитной политики. Концентрация на стабильности цен сменила прежние приоритеты в виде борьбы с безработицей и роста производства. За этим последовали внедрение стратегий таргетирования инфляции, укрепление независимости центральных банков и различные микроэкономические реформы, например, дерегулирование рынков товаров и труда. В развивающихся странах следует добавить устранение хронического бюджетного дефицита, который часто монетизируется центральными банками.

Хотя приведённый выше диагноз верен, он упускает из виду один ключевой фактор – роль глобализации, усилившейся с середины 1980-х годов. Процесс был подкреплён широкомасштабной либерализацией торговли, в частности созданием Всемирной торговой организации в 1995 году и её дальнейшим расширением (особенно с присоединением Китая в 2001 году), экономическими реформами во многих странах с формирующимся рынком и развивающихся странах, а также подписанием множества многосторонних и двусторонних соглашений о свободной торговле.

Финансовая глобализация сделала возможным неограниченное движение капитала и благодаря более эффективному распределению ресурсов снизила капитальные затраты. Это также дисциплинировало внутреннюю макроэкономическую политику, особенно в странах с формирующимися рынками.

С точки зрения денежно-кредитной политики глобализация оказала нисходящее давление на цены на торгуемые товары и услуги, а также на заработную плату в торгуемых секторах (Rogoff, 2003; Borio, 2014; Goodhart and Pradhan, 2020). 

Влияние мирового финансового кризиса

Мировой финансовый кризис 2007–2009 годов вызвал дефляционный шок в основных валютных зонах, таких как доллар США, евро или японская иена. После кризиса серьёзный сбой в финансовом посредничестве привёл к падению денежного мультипликатора (Рисунок 2) и снижению скорости денежного обращения (Рисунок 3). Эти эффекты были дополнительно усилены новыми банковскими правилами (Базель-III), которые повысили показатели достаточности капитала и покрытия ликвидности, ужесточили методы оценки кредитного риска, внедрили антициклические буферы капитала и так далее. Для борьбы с дефляционным давлением в условиях процентных ставок, близких к нулю, центральные банки прибегли к крупномасштабным программам покупки активов (APP), которые иногда называют количественным смягчением (QE). Однако последнее имело дополнительный эффект финансовой дезинтермедиации.

Рисунок 2: Денежный мультипликатор в основных валютных зонах, 2007–2018 гг. (денежная масса/денежная база), логарифмическая шкала


Источник: IMF International Financial Statistics и подсчёты автора.

Валюты развивающихся стран по-другому отреагировали на глобальный финансовый кризис. Спрос на них снизился в результате бегства капитала и замещения локальных валют (усиленного ограниченным доверием к ним). В результате международные резервы центральных банков были истощены, обменные курсы снизились, а инфляция и процентные ставки выросли. Большинству развивающихся стран потребовалось как минимум несколько лет, чтобы восстановить доверие к своим валютам, снова снизить инфляцию и стабилизировать финансовые рынки. 

Шок от COVID-19

Пандемия COVID-19 вызвала новый макроэкономический шок, но другого характера, чем в период с 2007 по 2009 год. Это сочетание шоков со стороны спроса и предложения – результат снижения совокупного спроса, которое вызвано сдержанным поведением как потребителей, так и инвесторов, а также административными карантинными мерами – запретом определённых видов деятельности, ограничением на передвижение людей, закрытием границ и, как следствие, нарушением цепочек поставок. В таких обстоятельствах частные расходы сокращаются, а частные сбережения увеличиваются, но это вынужденные сбережения, явление, известное из истории стран с централизованной плановой экономикой.

Несмотря на различия в характеристике кризисов, центральные банки в развитых странах отреагировали на кризис COVID-19 так же, как и во время глобального экономического кризиса. Они ещё больше ослабили свою денежно-кредитную политику, активизировав крупномасштабные программы покупки активов. Поскольку за время пандемии бюджетный дефицит и государственный долг увеличились, государственные облигации стали основными активами, приобретаемыми центральными банками. Многие центральные банки развивающихся стран также следовали этому курсу, но в меньшей степени, чем в развитых странах. 

Рисунок 3: Скорость денежного обращения в основных валютных зонах, 2007–2018 гг. (номинальный ВВП/денежная масса), 2010=100


Источник: IMF International Financial Statistics.

Что может случиться после пандемии?

В декабре 2020 года в странах G20, за исключением Аргентины и Турции, инфляция была либо низкой, либо даже отрицательной (Рисунок 4) из-за вышеупомянутых временных ограничений расходов (принудительные сбережения). Учитывая данные за 2020 год и экстраполяцию прошлых тенденций, некоторые авторы ожидают, что низкая инфляционная среда сохранится в течение следующих нескольких лет, независимо от решений в сфере денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики (см., например, Blanchard, 2020; Demertzis, 2021). Большинство прогнозов – МВФ, Европейской комиссии, национальных властей (включая центральные банки) и коммерческих организаций – разделяют эту оптимистичную точку зрения.

Рисунок 4: 12-месячная инфляция в странах G20, в %, декабрь 2020 г.


Источник: Eurostat.

Однако оптимисты, похоже, упускают из виду несколько факторов риска.

Во-первых, в краткосрочной перспективе наиболее значительная неопределённость связана с размером избыточного денежного навеса (эффект вынужденных сбережений), накопленного в 2020 году, и скоростью его таяния. Вопрос в том, вернётся ли спрос на деньги к доковидному уровню, и если да, то как быстро. Быстрый рост цен на активы (акции, недвижимость и золото) предполагает, что скрытый (или подавляемый) инфляционный потенциал является значительным. Восстановление цен на сырьё до уровня, существовавшего до пандемии, означает, что дефляционный шок COVID-19, по существу, закончился. Также существуют опасения, связанные с размером пакета дополнительных федеральных расходов, предложенного администрацией Байдена, и его потенциальными инфляционными последствиями как для США, так и для всей мировой экономики.

В среднесрочной и долгосрочной перспективе дефляционное давление, созданное глобальным финансовым кризисом 2007–2009 гг., не будет продолжаться вечно. Уже за предыдущее десятилетие оно в значительной степени иссякло.

Во-вторых, экспансионистская денежно-кредитная и налогово-бюджетная политика может подорвать и в итоге обратить вспять ожидания низкой инфляции, которые, казалось, укоренились в первые два десятилетия XXI века (Barro, 2021; Rogoff, 2021). Если это произойдёт, сдерживание инфляции может стать более сложным и дорогостоящим, как это было в 1980-х годах.

В-третьих, старение населения в нескольких развитых и некоторых развивающихся странах (Китай и Россия) окажет инфляционное воздействие за счёт увеличения государственных расходов и сокращения сбережений домохозяйств.

В-четвёртых, напряжённость в мировой торговой системе, вызванная протекционистской политикой Трампа, также может привести к инфляционным последствиям, если будет продолжаться (Rogoff, 2021; Borio, 2021). Даже если избежать протекционистского сценария, продолжение нисходящего давления на цены на торгуемые товары и услуги, вызванное глобальной конкуренцией за предыдущие тридцать лет, очень маловероятно (Bartsch et al., 2020; Goodhart and Pradhan, 2020).

В-пятых, быстрое ухудшение сальдо бюджета и рост государственного долга также могут иметь инфляционный характер (Borio, 2021; Weber, 2021). Кроме того, они ограничивают пространство для манёвра денежно-кредитной политики в борьбе с инфляцией из-за накопления большого количества государственных ценных бумаг в портфелях центральных банков.

Последние данные по инфляции из США (4,2 процента в апреле 2021 года) и ряда других стран – Турции, Бразилии, Индии, России, Мексики, Польши, Венгрии, Исландии и Норвегии – сигнализируют о том, что потребительские цены начали расти. Остаётся открытым вопрос, является ли это временным восстановлением после пандемии или началом устойчивой инфляционной тенденции. 

Сможет ли биткойн заменить доллар

2017 год можно однозначно назвать годом мира цифровых валют: все криптовалюты вместе (их уже около 1500) приближались по капитализации к $800 млрд, а биткойн перешагивал рубеж в $300 млрд. Но начало 2018 г. стало холодным душем для инвесторов в криптовалюты, которые значительно упали в цене (впрочем, серьезные падения были и раньше, а биткойн не только восстанавливался, но затем и вырастал на порядок). Что такое нынешнее падение – всего лишь коррекция или конец криптолихорадки?

Сам по себе рост биткойна, который в 2017 г. был быстрее экспоненциального, совершенно не соответствует росту его востребованности для осуществления транзакций: их среднедневное количество за год практически не изменилось. Волатильность его только растет, что увеличивает транзакционные издержки и исключает использование для сбережений.

Две недели назад группа экономистов – Нил Гандал, Тайлер Мур, Тали Оберман и др. – опубликовала любопытную статью «Манипуляция ценой в экосистеме биткойна» в Journal of Monetary Economics. Проанализировав на основании утечки тиковых данных с биржи Mt. Gox историю быстрого взлета цены биткойна в 2013 г. за два месяца с $150 до $1000, они сделали вывод, что за такой рост цены отвечает один счет. Мошенники обманом завладели более чем 600 000 биткойнов, оценивавшихся в $188 млн, и в несколько раз подняли цену криптовалюты. Прямое мошенничество на криптобиржах, манипулирование ценами в пулах (Pump & Dump) широко распространены в мире криптовалют. Таким образом, текущая стоимость криптовалют не является результатом справедливого рыночного процесса установления цены и весьма условна.

Как правило, капитализация традиционных активов в какой-то степени отражает суммарные инвестиции и ликвидационную стоимость. В случае с криптовалютами это не так. Исходя из оценки JPMorgan, сделанной в конце 2017 г., общее количество обычных, фиатных, денег, на которые были приобретены две основные криптовалюты – биткойн и эфириум, – с момента запуска биткойна в 2009 г. не превысило $6 млрд. Плата за ликвидность при операциях с биткойном огромна: рост рынка или падение на 10% при его текущей капитализации около $200 млрд вызывает изменение стоимости на $20 млрд, однако может быть вызвано лишь небольшим изменением нетто позиций участников – порядка сотни миллионов долларов. Приход новых денег на рынок действительно способен увеличить стоимость биткойна в разы, но и попытки выйти из владения биткойном критической массы владельцев могут уронить цену на порядки.

Кроме инвестиционных потоков на баланс покупки и продажи биткойнов влияют и операционные издержки системы. На майнинг, необходимый для подтверждения транзакций, по данным blockchain.info, сейчас тратится около $30 млн в день (это суммарные доходы майнеров), что составит величину порядка $10 млрд в год при биткойне в $10 000 и сохранении текущей конъюнктуры рынка. У цены на майнинг есть привязка к реальному миру – это стоимость электричества и оборудования (в силу роста алгоритмической сложности она растет). По оценкам экспертов The Washington Post, на обслуживание транзакций в биткойне расходуется порядка 0,1% мирового производства электричества. Если издержки майнеров составляют половину их дохода (около $5 млрд в год), мы приходим к тому, что сейчас только для компенсации вывода в доллары издержек биткойну нужно привлечь на рынок новых покупателей на сумму, соразмерную инвестициям в биткойн за всю его историю (исходя из оценки JPMorgan это как раз около $5 млрд).

Для дальнейшего роста биткойна нужны серьезные фундаментальные причины. Визионеры видят их в той роли, которую он может играть в денежной системе будущего, – как победы идеологии, заложенной создателем биткойна, скрывающимся под именем Сатоши Накамото. Одновременно с запуском биткойна Накамото опубликовал эссе, в котором отметил, что «коренной проблемой традиционной валюты является то, что для ее функционирования требуется доверие. Центробанку необходимо доверие в том, что он не будет ослаблять валюту, однако история фиатных валют полна случаев злоупотребления этим доверием. Банкам необходимо доверие вкладчиков, для того чтобы они хранили наши деньги или осуществляли электронные платежи, а они вместо этого вкладывают их в кредитные пузыри, откладывая в резервы лишь минимальную часть».

Полагаю, что это укоренившееся в широких массах мнение и есть глубинная причина веры в биткойн как валюту будущего, которая и позволила запустить спираль его курсового роста. Не доверяя банкам, массы видят в биткойне альтернативу и надежду на «более справедливую и надежную» денежную систему.

Главным преимуществом биткойна над долларом называют ограниченность его эмиссии, в то время как эмиссия доллара не ограничена, что должно, по мысли Накамото и его последователей, приводить к инфляции – главному злу фиатной системы. Выходит же наоборот: последние годы центробанки развитых стран заняты борьбой с дефляцией – бÓльшим злом для экономики, чем умеренная инфляция, а адепты крипты – запуском новых криптовалют (за 2017 г. доля биткойна в их общей капитализации упала с 90 до 35%).

Принято считать, что биткойн – это шаг вперед в устройстве денежного обращения, однако в своем роде это, наоборот, шаг назад. Традиционные деньги – это не фишки, не монеты и не записи на счетах, а кредиты и долги. Деньги в экономику поставляет не центральный банк, который лишь регулирует денежное обращение через нормы резервирования и ключевые процентные ставки, а коммерческие банки. Банк А дал кредит заемщику В, который положил его на депозит в банк С, который выдал кредит банку А. С каждого депозита банк часть резервирует (хранит в ЦБ). Для этого у банка должен быть капитал (свои деньги) в достаточном количестве для создания резервов. Таким образом, не так важно, сколько фишек запущено в систему центробанком (какова денежная база), гораздо важнее для экономики, сколько из них получилось денег с использованием денежного мультипликатора (денежная масса). Современные фиатные деньги – это кредит, т. е. доверие. Мировая финансовая система построена именно на нем: то, насколько можно доверять заемщику (в том числе и банку), находит свою оценку в стоимости денег для него (процентной ставке). Протест Накамото против того, чтобы «наши деньги» выдавались кому-то еще, иррационален и разрушителен для глобальной экономики.

В противовес этому «денежная система» биткойна построена на недоверии – чтобы ценой траты больших ресурсов исключить необходимость в доверии как элементе современной экономической парадигмы, заменив его технологическим решением. Мир будущего с победившим биткойном – это мир, где никто никому не доверяет, а сохранность денег гарантируется криптографией. Оборотная сторона медали – из такой денежной системы начисто выброшен мультипликатор. «Центральный банк» биткойна распределен по всем узлам сети и эмитирует деньги по времени, невзирая на спрос, ограничивая все транзакции денежной базой. Это похоже на денежную систему Средневековья, основанную на расчетах исключительно золотом. Однако мировой экономический расцвет второй половины XX в. во многом связан с отказом от золотого стандарта и созданием системы фиатных валют, которые как бы ничем не обеспечены, кроме денежно-кредитной политики.

На мой взгляд, это различие между биткойном и долларом и есть фундаментальная причина того, почему биткойн не сможет заменить доллар. Технологическое решение распределенного реестра мало подходит для целей денежного обращения, которое требует ответственной денежно-кредитной политики и регулирования, хотя может принести много пользы в других областях. Что касается возможной капитализации, то объем рынка криптовалют можно сравнить лишь с количеством банкнот в обращении (порядка $1 трлн), но не с денежной массой, созданной долгом, и этот потолок уже был почти достигнут. Но колебания курса могут быть большими: на смену доверию пришла вера – материя тонкая и живущая по своим иррациональным законам.

Автор — директор операций на валютном и денежном рынке Металлинвестбанка

Денежный мультипликатор и современная денежно-кредитная политика -

В течение последних 15 — 20 лет в денежно-кредитной сфере ведущих стран мировой экономики возникли новые явления. Они были связаны как с возникновением инвестиционного пула денег и «ликвидной ловушки», количественными и кредитными послаблениями, так и пересмотром регуляторами требований к достаточности собственного капитала и нормативным уровням ликвидности коммерческих банков. Новые явления привели к изменениям в механизме предложения денег в экономике и, в частности, пересмотру концепции денежного мультипликатора.

Как известно, монопольное право формирования наличных денег принадлежит центральному банку. Но создание или формирование безналичной денежной массы в основном происходит в результате кредитных операций частных коммерческих банков. Следовательно, по признаку собственности обращающаяся в экономике страны денежная масса является частно-государственной. В ранее распространенной, но ныне пересматриваемой концепции денежного мультипликатора утверждается, что увеличение (клонирование) безналичных денег происходит при кредитных операциях коммерческих банков по основе денежной базы (резервов) создаваемых и соответственно полностью контролируемых центральным банком. Например, количество денег в национальной экономике N ед., а на счете конкретного хозяйствующего субъекта (бизнес-структуры или домашнего хозяйства) — 10,0 ед. Из этой суммы привлеченного депозита коммерческий банк без уведомления владельца депозита выдает кредит 9,0 ед. Следовательно, до проведения кредитной операции количество денег в экономике составляло: N + 10,0; а стало: N + 10,0 + 9,0.

Однако в настоящее время в денежном механизме произошли существенные изменения. В частности, были созданы системы межбанковских расчетов, контролируемые центральными банками, и введены пруденциальные нормативы кредитной деятельности коммерческих банков — так называемые базельские стандарты (Базель-2, 2,5 и 3). Поэтому в новых условиях для выдачи кредита заемщику коммерческий банк уже не дожидается поступления депозита или получения дополнительных денежных резервов, эмитируемых центральным банком, составляющих денежную базу. Для выдачи кредита коммерческому банку достаточно выполнить базельские стандарты по отношению к капиталу банка и нормативам ликвидности.

Современные безналичные деньги эмитируются коммерческими банками при выдаче кредита, оформляемого бухгалтерской проводкой: дебет счета «Ссуды выданные» и кредит счета (по пассиву баланса) получателя заемных средств. Но проблема возникает, когда получателю кредита необходимо перевести деньги в другой банк. Для этого необходим остаток на корреспондентском счете коммерческого банка в центральном банке. Если денег не хватает, коммерческий банк должен занять на денежном рынке или у центрального банка. Поэтому деньги на корреспондентских счетах коммерческих банков в центральном банке имеют в современной экономике существенную специфику. Они не мультиплицируются, их объем полностью контролируется центральным банком. И поэтому вместо того, чтобы контролировать объем обязательных резервов, центральные банки в настоящее время осуществляют монетарную политику путем «количественных смягчений» (как в США или ЕС) или регулирования денег центрального банка (как в Великобритании), с установлением при этом сильно заниженных процентных ставок на денежном рынке.

В этой связи для равномерного распределения денежной ликвидности по всей территории страны Банку России в рамках новой концепции денежного мультипликатора необходимо срочно изменить механизм формирования денежной массы для модернизации экономики и развития регионов с учетом их специфики и точек роста.

Источник: Андрюшин С., Бурлачков В. Региональная составляющая денежно-кредитной политики банка России // Экономист, № 4, Апрель 2016, C. 57-65 Монетарная политика и доходность акций Межрегиональные различия в покупательной способности рубля и процентная ставка

Continue Reading

Экономика - тест 25

Главная / Экономика / Экономика / Тест 25 Упражнение 1:
Номер 1
Что из перечисленного относится к международным факторам инфляции?

Ответ:

&nbsp(1) содержание государством ОПК и армии&nbsp

&nbsp(2) установление монопольно высоких цен&nbsp

&nbsp(3) увеличение внешнего долга государства&nbsp

&nbsp(4) умножение банками прибыли&nbsp



Номер 2
Как называется печатание правительством новых денег через центральный банк, приводящее к снижению стоимости старых денег, имеющихся у населения?

Ответ:

&nbsp(1) денежная реформа&nbsp

&nbsp(2) инфляционный налог&nbsp

&nbsp(3) инфляция&nbsp

&nbsp(4) эмиссия денег&nbsp



Номер 3
Что из перечисленного относится к причинам, порождающим инфляцию?

Ответ:

&nbsp(1) изменения экономической психологии людей&nbsp

&nbsp(2) все перечисленное&nbsp

&nbsp(3) отсутствие эквивалентности между количеством денежных средств и суммой стоимости товаров&nbsp

&nbsp(4) неэффективность государственного регулирования денежного обращения&nbsp



Упражнение 2:
Номер 1
Что из перечисленного относится к особенностям модели поведения потребителей, основанной на вере в худшее?

Ответ:

&nbsp(1) все перечисленное&nbsp

&nbsp(2) обращение излишних денежных средств в сокровища&nbsp

&nbsp(3) твердая уверенность, что рост цен — это временное явление&nbsp

&nbsp(4) сокращение сбережений и увеличение спроса&nbsp



Номер 2
Если денежная масса растет быстрее товарной массы, то наблюдается

Ответ:

&nbsp(1) экономический рост&nbsp

&nbsp(2) дефляция&nbsp

&nbsp(3) инфляция&nbsp

&nbsp(4) устойчивое денежное обращение&nbsp



Номер 3
Величина денежного мультипликатора

Ответ:

&nbsp(1) прямо пропорциональна норме обязательных резервов&nbsp

&nbsp(2) обратно пропорциональна норме обязательных резервов&nbsp

&nbsp(3) не зависит от нормы обязательных резервов&nbsp



Упражнение 3:
Номер 1
Что из перечисленного относится к факторам дефляции в современной мировой экономике?

Ответ:

&nbsp(1) все перечисленное&nbsp

&nbsp(2) дешевый импорт из развивающихся стран&nbsp

&nbsp(3) использование более дешевых информационных технологий&nbsp

&nbsp(4) снижение доли затратной продукции в промышленности&nbsp



Номер 2
Какая из перечисленных стран являлась лидером по индексу потребительских цен в 2004 г.?

Ответ:

&nbsp(1) Япония&nbsp

&nbsp(2) Франция&nbsp

&nbsp(3) Великобритания&nbsp

&nbsp(4) США&nbsp



Номер 3
Что из перечисленного относится к методам регулирования денежного обращения со стороны центрального банка?

Ответ:

&nbsp(1) изменение нормы обязательных резервов&nbsp

&nbsp(2) все перечисленное&nbsp

&nbsp(3) операции на открытом рынке&nbsp

&nbsp(4) изменение ставки банковского процента&nbsp



Упражнение 4:
Номер 1
Укажите не верное утверждение

Ответ:

&nbsp(1) если ставка банковского процента возрастает (кредит дорожает), то предложение денег увеличивается&nbsp

&nbsp(2) если ставка банковского процента снижается (кредит дешевеет), то предложение денег увеличивается&nbsp

&nbsp(3) если ставка банковского процента возрастает (кредит дорожает), то предложение денег сокращается&nbsp



Номер 2
Укажите верное утверждение

Ответ:

&nbsp(1) величина денежного мультипликатора прямо пропорциональна норме обязательных банковских резервов&nbsp

&nbsp(2) величина денежного мультипликатора обратно пропорциональна норме обязательных банковских резервов&nbsp



Номер 3
Денежный мультипликатор показывает

Ответ:

&nbsp(1) уменьшение объема денежной массы на каждую единицу национальной валюты в результате проведенных операций на открытом рынке&nbsp

&nbsp(2) увеличение объема денежной массы на каждую единицу национальной валюты в результате проведенных операций на открытом рынке&nbsp



Упражнение 5:
Номер 1
Восстановите текст: Чтобы уменьшить предложение денег, центральный банк ___ государственные ценные бумаги, что способствует ___ из экономики. Чтобы увеличить предложение денег, центральный банк ___ у коммерческих банков такие ___.

Ответ:

&nbsp(1) покупает; изыманию денег; продает; бумаги&nbsp

&nbsp(2) продает; изыманию денег; покупает; бумаги&nbsp



Номер 2
Что из перечисленного относится к регуляторам инфляции?

Ответ:

&nbsp(1) ограничение монополистической деятельности в области ценообразования&nbsp

&nbsp(2) твердое проведение антиинфляционной политики&nbsp

&nbsp(3) эффективное регулирование ценовой динамики благодаря умелой денежной политике центрального банка&nbsp

&nbsp(4) все перечисленное&nbsp



Номер 3
Если денежная масса растет быстрее товарной массы, то наблюдается

Ответ:

&nbsp(1) экономический рост&nbsp

&nbsp(2) дефляция&nbsp

&nbsp(3) инфляция&nbsp

&nbsp(4) устойчивое денежное обращение&nbsp



Упражнение 6:
Номер 1
Что из перечисленного относится к международным факторам инфляции?

Ответ:

&nbsp(1) структурные кризисы в мировой экономике, связанные с уменьшением природных ресурсов&nbsp

&nbsp(2) рост цен на средства производства на мировом рынке&nbsp

&nbsp(3) содержание государством оборонно-промышленного комплекса и армии&nbsp

&nbsp(4) все перечисленное&nbsp



Номер 2
Что из перечисленного относится к экономическим условиям, которые позволяют достичь стабильности денежного обращения?

Ответ:

&nbsp(1) наличие надежного механизма сбалансированности (выравнивания) потоков товаров и денег&nbsp

&nbsp(2) соблюдение эквивалентности (равенство по стоимости) товаров и денег&nbsp

&nbsp(3) все перечисленное&nbsp



Номер 3
Укажите верное утверждение

Ответ:

&nbsp(1) при неустойчивом состоянии экономики денежная масса на рынке уравнивается с объемом товарной массы&nbsp

&nbsp(2) при устойчивом состоянии экономики денежная масса на рынке уравнивается с объемом товарной массы&nbsp



Определение эффекта умножения

Что такое мультипликативный эффект?

Эффект мультипликатора относится к пропорциональному увеличению или уменьшению конечного дохода, которое является результатом инъекции или прекращения расходов.

Ключевые выводы

  • Эффект мультипликатора относится к пропорциональной величине увеличения или уменьшения конечного дохода в результате инъекции или прекращения расходов.
  • Самый простой множитель, используемый при оценке мультипликативного эффекта, рассчитывается как изменение дохода / изменение расходов и используется компаниями для оценки эффективности инвестиций.
  • Мультипликатор денежной массы или просто денежный мультипликатор рассматривает эффект мультипликатора с точки зрения банковского дела и денежной массы.

Понимание эффекта умножения

Как правило, экономистов больше всего интересует, как вливания капитала положительно влияют на доход. Большинство экономистов считают, что вливание капитала любого вида - будь то на правительственном или корпоративном уровне - окажет широкий эффект снежного кома на различные аспекты экономической деятельности.

Как следует из названия, эффект мультипликатора обеспечивает численное значение или оценку ожидаемого увеличения дохода на доллар инвестиций. Как правило, множитель, используемый при оценке эффекта множителя, рассчитывается следующим образом:

Множитель знак равно Изменение дохода Изменение в расходах \ begin {align} \ text {Multiplier} = \ frac {\ text {Изменение дохода}} {\ text {Изменение расходов}} \ end {выравнивается} Множитель = изменение расходов Изменение дохода

Эффект мультипликатора можно увидеть в нескольких различных типах сценариев и использовать различные аналитики при анализе и оценке ожиданий в отношении новых капитальных вложений.

Пример

Например, предположим, что компания вкладывает 100 000 долларов в капитал, чтобы расширить свои производственные мощности, чтобы производить больше и больше продавать. После года производства, когда новые мощности работают на максимальную мощность, прибыль компании увеличивается на 200 000 долларов. Это означает, что эффект мультипликатора был равен 2 (200 000 долл. США / 100 000 долл. США). Проще говоря, каждый доллар инвестиций приносит дополнительно 2 доллара дохода.

Кейнсианский множитель

Многие экономисты считают, что новые инвестиции могут выходить далеко за рамки только влияния дохода компании.Таким образом, в зависимости от типа инвестиций, они могут иметь обширные последствия для экономики в целом. Ключевым постулатом кейнсианской экономической теории является представление о том, что на экономическую деятельность легко повлиять инвестиции, вызывающие больший доход для компаний, больший доход для рабочих, большее предложение и, в конечном счете, больший совокупный спрос. Следовательно, на макроуровне можно использовать различные типы экономических мультипликаторов, чтобы помочь измерить влияние, которое изменения в инвестициях оказывают на экономику.

Если смотреть на экономику в целом, мультипликатором будет изменение реального ВВП, деленное на изменение инвестиций, государственных расходов, изменений дохода, вызванных изменениями располагаемого дохода в результате налоговой политики, или изменениями в инвестиционных расходах в результате денежно-кредитной политики. политика через изменение процентных ставок.

Некоторые экономисты также любят учитывать оценки сбережений и потребления. Здесь используется множитель немного другого типа. Рассматривая сбережения и потребление, экономисты могут измерить, какую часть добавленного экономического дохода потребители сберегают по сравнению с расходами. Если потребители откладывают 20% нового дохода и тратят 80% нового дохода, то их предельная склонность к потреблению (MPC) составляет 0,8. Используя множитель MPC, уравнение будет выглядеть следующим образом:

Множитель MPC знак равно 1 1 - ПДК знак равно 1 1 - 0.8 знак равно 5 куда: ПДК знак равно Предельная склонность к потреблению \ begin {align} & \ text {MPC Multiplier} = \ frac {1} {1- \ text {MPC}} = \ frac {1} {1-0.8} = 5 \\ & \ textbf {где:} \ \ & \ text {MPC} = \ text {Предельная склонность к потреблению} \ end {выравнивается} Множитель MPC = 1 − MPC1 = 1−0,81 = 5, где: MPC = предельная склонность к потреблению

Следовательно, в этом примере каждый новый производственный доллар создает дополнительные расходы в размере 5 долларов.

Эффект мультипликатора денежной массы

Экономисты и банкиры часто смотрят на эффект мультипликатора с точки зрения банковского дела и денежной массы.Этот множитель называется мультипликатором денежной массы или просто денежным мультипликатором. Денежный мультипликатор включает обязательные резервы, установленные Советом управляющих Федеральной резервной системы, и варьируется в зависимости от общей суммы обязательств, имеющихся у конкретного депозитного учреждения. Согласно последним требованиям Федерального резерва до пандемии Covid-19, учреждения с доходом более 127,5 миллионов долларов должны иметь резервы в размере 10%. Это изменилось, когда ФРС отреагировала на пандемию Covid-19, отменив эти требования для высвобождения ликвидности.

В целом во всей экономике США существует несколько уровней денежной массы. Наиболее известными широкой публике являются:

  • Первый уровень, получивший название M1, относится ко всей физической валюте, находящейся в обращении в экономике.
  • Следующий уровень, называемый M2, добавляет остатки на краткосрочных депозитных счетах для суммирования.

Когда клиент вносит депозит на краткосрочный депозитный счет, банковское учреждение может ссудить один за вычетом требований к резервированию другому лицу.В то время как первоначальный вкладчик сохраняет право собственности на свой первоначальный депозит, средства, созданные посредством кредитования, создаются на основе этих средств. Если второй заемщик впоследствии депонирует средства, полученные от кредитного учреждения, это повышает стоимость денежной массы, даже если на самом деле не существует дополнительной физической валюты для поддержки новой суммы.

Эффект мультипликатора денежной массы можно увидеть в банковской системе страны. Увеличение банковского кредитования должно привести к увеличению денежной массы страны.Размер мультипликатора зависит от процента депозитов, которые банки должны держать в качестве резервов. Когда резервные требования уменьшаются, множитель резервов денежной массы увеличивается, и наоборот.

Большинство экономистов рассматривают денежный мультипликатор как резервные доллары, и именно на этом основана формула денежного мультипликатора. Теоретически это приводит к формуле мультипликатора денежного резерва (предложения):

MSRM знак равно 1 RRR куда: MSRM знак равно Множитель резерва денежной массы RRR знак равно Норма резервных требований \ begin {align} & \ text {MSRM} = \ frac {1} {\ text {RRR}} \\ & \ textbf {где:} \\ & \ text {MSRM} = \ text {Множитель резерва денежной массы} \\ & \ text {RRR} = \ text {Норма обязательных резервов} \ end {выравнивается} MSRM = RRR1, где: MSRM = мультипликатор резерва денежной массы, RRR = коэффициент резервных требований

Например, если посмотреть на банки с самым высоким нормативом обязательных резервов, который до Covid-19 составлял 10%, их мультипликатор резервов денежной массы будет равен 10 (1 /.10). Это означает, что на каждый доллар резервов должно приходиться 10 долларов на депозитах в виде денежной массы.

Если требование к резервированию составляет 10%, то мультипликатор резервов денежной массы равен 10, а денежная масса должна быть в 10 раз больше резервов. Когда требование к резервированию составляет 10%, это также означает, что банк может ссудить 90% своих депозитов.

Глядя на приведенный ниже пример, можно получить дополнительную информацию.

Изображение Сабрины Цзян © Investopedia 2020

Рассмотрение денежного мультипликатора с точки зрения резервов помогает понять величину ожидаемой денежной массы.В этом примере 651 доллар соответствует резервам в 65,13 доллара. Если банки эффективно используют все свои депозиты, выдавая ссуды на 90%, то резервы в 65 долларов должны привести к денежной массе в 651 доллар.

Если банки предоставляют ссуды больше, чем позволяют их резервные требования, то их мультипликатор будет выше, создавая больше денежной массы. Если банки ссужают меньше, то их мультипликатор будет меньше, и денежная масса тоже будет меньше. Более того, когда 10 банков были задействованы в создании депозитов на общую сумму 651 доллар.32, эти банки сгенерировали новую денежную массу в размере 586,19 долларов США для увеличения денежной массы на 90% депозитов.

Часто задаваемые вопросы

Что такое множитель?

В экономике мультипликатор в широком смысле относится к экономическому фактору, который при изменении вызывает изменения во многих других связанных экономических переменных. Этот термин обычно используется для обозначения взаимосвязи между государственными расходами и общим национальным доходом. Что касается валового внутреннего продукта, эффект мультипликатора приводит к тому, что изменения в общем объеме производства превышают вызвавшие его изменения в расходах.

Как эффект мультипликатора вписывается в кейнсианскую экономику?

Эффект мультипликатора - один из главных компонентов кейнсианской контрциклической фискальной политики. Ключевым принципом кейнсианской экономической теории является представление о том, что вливание государственных расходов в конечном итоге приводит к увеличению деловой активности и еще большим расходам, что увеличивает совокупный объем производства и генерирует больший доход для компаний. увеличение совокупного спроса.

Как эффект множителя связан с ПДК?

Величина множителя напрямую связана с предельной склонностью к потреблению (MPC), которая определяется как доля увеличения дохода, которая тратится на потребление. Например, если потребители откладывают 20% нового дохода и тратят оставшуюся часть, то их ПДК будет 0,8 {1–0,2}. Множитель будет 1 ÷ (1 - 0,8) = 5. Таким образом, каждый новый доллар создает дополнительные расходы в размере 5 долларов. По сути, расходы одного потребителя становятся доходом для бизнеса, который затем тратится на оборудование, заработную плату рабочих, энергию, материалы, приобретенные услуги, налоги и доходы инвесторов.Когда работник этого бизнеса тратит свой доход, цикл продолжается.

Определение множителя

Что такое множитель?

В экономике мультипликатор в широком смысле относится к экономическому фактору, который при увеличении или изменении вызывает увеличение или изменение многих других связанных экономических переменных. Что касается валового внутреннего продукта, эффект мультипликатора приводит к тому, что прирост общего объема производства превышает изменение в расходах, которое его вызвало.

Термин «мультипликатор» обычно используется для обозначения взаимосвязи между государственными расходами и общим национальным доходом.Множители также используются для объяснения банковского дела с частичным резервированием, известного как множитель депозитов.

Ключевые выводы

  • Множитель относится к экономическому фактору, который при применении усиливает эффект какого-либо другого результата.
  • Следовательно, значение множителя 2x приведет к удвоению некоторого эффекта; 3x утроит его.
  • Существует множество примеров мультипликаторов, таких как использование маржи в торговле или денежный мультипликатор в банковском деле с частичным резервированием.

Объяснение множителей

Множитель - это просто фактор, который усиливает или увеличивает базовое значение чего-то еще. Например, множитель 2x удвоит базовую цифру. С другой стороны, множитель 0,5x фактически уменьшит базовую цифру вдвое. В финансах и экономике существует множество различных мультипликаторов.

Фискальный мультипликатор

Фискальный мультипликатор - это отношение дополнительного национального дохода страны к первоначальному увеличению расходов или снижению налогов, которое привело к получению этого дополнительного дохода.Например, предположим, что национальное правительство вводит фискальный стимул в размере 1 миллиарда долларов и что предельная склонность его потребителей к потреблению (MPC) составляет 0,75. Потребители, получившие первоначальный 1 миллиард долларов, сэкономят 250 миллионов долларов и потратят 750 миллионов долларов, эффективно инициируя еще один, меньший раунд стимулирования. Получатели этих 750 миллионов долларов потратят 562,5 миллиона долларов и так далее.

Мультипликатор инвестиций

Инвестиционный мультипликатор аналогичным образом относится к концепции, согласно которой любое увеличение государственных или частных инвестиций оказывает более чем пропорциональное положительное влияние на совокупный доход и экономику в целом.Множитель пытается количественно оценить дополнительные эффекты политики помимо тех, которые можно измерить. Чем больше мультипликатор инвестиций, тем эффективнее они создают и распределяют богатство в экономике.

Множитель прибыли

Мультипликатор прибыли определяет текущую цену акций компании с точки зрения прибыли компании на акцию (EPS) акций. Он представляет рыночную стоимость акций как функцию прибыли компании и рассчитывается как цена на акцию / прибыль на акцию (обычно называемый мультипликатором прибыли).

Множитель капитала

Мультипликатор собственного капитала - это обычно используемый финансовый коэффициент, рассчитываемый путем деления общей стоимости активов компании на общий чистый капитал. Это мера финансового рычага. Компании финансируют свои операции за счет собственного капитала или заемных средств, поэтому более высокий мультипликатор собственного капитала указывает на то, что большая часть финансирования активов относится к заемным средствам. Таким образом, мультипликатор собственного капитала представляет собой вариацию коэффициента долга, в которой определение долгового финансирования включает все обязательства.

Кейнсианская теория множителей

Одна популярная теория множителей и ее уравнения были созданы британским экономистом Джоном Мейнардом Кейнсом. Кейнс считал, что любое вливание государственных расходов приводит к пропорциональному увеличению общего дохода населения, поскольку дополнительные расходы будут распространяться на экономику. В своей книге 1936 года «Общая теория занятости, процента и денег» Кейнс написал следующее уравнение для описания взаимосвязи между доходом (Y), потреблением (C) и инвестициями (I):

Y знак равно C + я куда: Y знак равно доход C знак равно потребление я знак равно вложение \ begin {align} & Y = C + I \\ & \ textbf {где:} \\ & Y = \ text {доход} \\ & C = \ text {потребление} \\ & I = \ text {инвестиции} \\ \ end {выровнено} Y = C + I, где: Y = доход C = потребление I = инвестиции

Уравнение гласит, что при любом уровне дохода люди тратят небольшую часть, а остаток откладывают / инвестируют.Далее он определил предельную склонность к сбережению и предельную склонность к потреблению (MPC), используя эти теории для определения суммы инвестируемого дохода. Кейнс также показал, что любая сумма, используемая для инвестиций, будет многократно реинвестирована различными членами общества.

Множитель дробных резервных денег

Предположим, что вкладчик вкладывает 100 000 долларов на сберегательный счет в своем банке. Поскольку от банка требуется, чтобы под рукой была только часть этих денег для покрытия вкладов, он может ссудить оставшуюся часть депозита другой стороне.Предположим, банк ссужает $ 75 000 от первоначального депозита небольшой строительной компании, которая использует их для строительства склада. Со временем, если банк продолжит предоставлять ссуды до уровня обязательных резервов R = 25%, сумма дополнительных депозитов до востребования или «денег», созданных в результате первоначального депозита, будет 1 / R или 1 / 0,25 = 4 раза, что обычно называется денежным множителем.

Средства, потраченные строительной компанией, идут на оплату труда электриков, сантехников, кровельщиков и других лиц, которые строят ее.Затем эти партии расходуют полученные средства в соответствии со своими интересами. 100 000 долларов были возвращены инвестору, банку, строительной компании и подрядчикам, построившим склад. Поскольку теория Кейнса показала, что инвестиции увеличиваются, увеличивая доходы многих сторон, Кейнс ввел термин «мультипликатор» для описания эффекта.

Множитель депозита часто путают или считают его синонимом денежного мультипликатора. Однако, хотя эти два термина тесно связаны, они не взаимозаменяемы.Если бы банки ссудили весь доступный капитал сверх своих обязательных резервов, и если бы заемщики потратили каждый доллар, взятый в долг у банков, то мультипликатор депозитов и денежный мультипликатор были бы по существу одинаковыми.

На практике денежный мультипликатор, который обозначает фактическое умноженное изменение денежной массы страны, создаваемое за счет ссудного капитала сверх резервов банка, всегда меньше, чем депозитный мультипликатор, который можно рассматривать как максимальное потенциальное создание денег за счет умноженного эффекта банковское кредитование.

Денежный мультипликатор ... и другие мифы о банковском деле

Что люди [ярлык] думают [/ ярлык] делают банки: денежный мультипликатор и другие мифы

В предыдущем разделе рассматривается, как банки на самом деле работают в реальном мире. В следующем разделе рассматриваются некоторые из распространенных заблуждений, связанных с банками, включая излюбленную всеми авторами учебников экономики модель денежного мультипликатора.

Восприятие банковского номера 1: «[ярлык] Сейф [/ ярлык] Депозитный ящик»

У большинства из нас в детстве была копилка.Идея действительно проста: продолжайте класть небольшие суммы денег в свою копилку, и когда наступит дождливый день, деньги все равно будут лежать там, ожидая вас. Для многих людей идея хранить свои деньги в безопасности остается с ними во взрослой жизни. Опрос, проведенный ICM от имени Cobden Center, показал, что треть населения Великобритании по-прежнему считает, что банки работают именно так.

Однако ваш банковский счет не является сейфом. Банк не принимает ваши деньги, относит их в хранилище и кладет в ящик с вашим именем, написанным на лицевой стороне.И он не хранит их ни в каком цифровом эквиваленте сейфа. На самом деле происходит следующее: когда вы кладете деньги в банк, эти деньги становятся собственностью банка. Поскольку он становится их собственностью, банк может эффективно использовать его для чего угодно.

Но что это за числа, которые появляются в вашем аккаунте? Разве это не деньги? В юридическом смысле нет. Эти числа в вашем аккаунте - это просто запись, которую банк должен выплатить вам в какой-то момент в будущем. С точки зрения бухгалтерского учета это известно как обязательство банка.Таким образом, баланс вашего банковского счета на самом деле не отражает деньги, которые банк держит от вашего имени. Это просто показывает, что у них есть юридическое обязательство - или ответственность - вернуть вам деньги в какой-то момент в будущем.

Восприятие банковского номера 2: [ярлык] Средний [/ ярлык] -Человек.

Остальные две трети населения Великобритании немного лучше понимают, как на самом деле работают банки.

Они считают, что банки берут деньги у вкладчиков и ссужают их заемщикам - i.е. банки занимают деньги у людей, которые хотят их сберечь, таких как пенсионеры и состоятельные люди, и затем используют эти деньги, чтобы ссудить их людям, которым нужно занять, например молодым семьям, которые хотят купить дома, или малым предприятиям, которые хотят инвестировать и расти. Банки зарабатывают деньги, взимая с заемщиков проценты немного больше, чем они платят вкладчикам. Разница между процентными ставками, известная как спред, составляет их прибыль.

В этой модели банки просто предоставляют услуги, получая деньги от людей, которым они не нужны в данный момент, людям, которые нуждаются в них.Опрос Cobden Center, упомянутый ранее, спрашивал людей, беспокоятся ли они по поводу этого процесса: около 61% людей заявили, что не возражают, если у них есть проценты, а банк не слишком безрассуден.

Смысл этой теории состоит в том, что если нет никого, кто хочет сберегать, то никто не сможет брать взаймы. Это означает, что для страны будет хорошо, если мы будем экономить, потому что это даст больше денег для роста бизнеса, что приведет к появлению большего количества рабочих мест и более здоровой экономике. Так думают и многие экономисты.Фактически, на многих курсах экономики в университетах все еще учат, что объем инвестиций в экономику зависит от того, сколько у нас накоплений. Но это совершенно неверно, как мы вскоре увидим.

Восприятие банковского числа 3: деньги [ярлык] Множитель [/ ярлык]

Большинство студентов, изучающих экономику и финансы, немного лучше понимают банковское дело. Их учат так называемому «денежному мультипликатору». История с денежным мультипликатором говорит о том, что банки на самом деле создают большую часть денег в экономике.

Вот как это происходит: человек заходит в банк и кладет свою зарплату в размере 1000 фунтов стерлингов наличными. Теперь банк знает, что в среднем клиенту не нужно возвращать всю свою 1000 фунтов стерлингов сразу. Он, вероятно, будет тратить небольшую часть своей зарплаты каждый день в течение месяца. Таким образом, банк предполагает, что большая часть депонированных денег «бездействует» или является лишней и не понадобится ни в какой конкретный день.

Он хранит небольшой «резерв», скажем, 10% от депонированных денег (в данном случае 100 фунтов стерлингов), а остальные 900 фунтов стерлингов выдает в ссуду тому, кто нуждается в ссуде.Итак, заемщик берет эти 900 фунтов стерлингов и тратит их у местного автосалона. Автосалон не хочет держать столько наличных в своем офисе, поэтому он возвращает деньги в другой банк.

Теперь банк снова понимает, что он может использовать большую часть денег для выдачи очередной ссуды. Он удерживает 10% - 90 фунтов стерлингов - и ссужает остальные 810 фунтов стерлингов, чтобы сделать еще одну ссуду. Тот, кто берет в долг 810 фунтов стерлингов, тратит их, и они снова возвращаются в один из банков. Какой бы банк ни получил, он удерживает 10%, то есть 81 фунт стерлингов, и предоставляет новый заем в размере 729 фунтов стерлингов.

Этот процесс повторного кредитования продолжается, одни и те же деньги ссужаются снова и снова, но каждый раз 10% денег помещаются в резерв. Обратите внимание, что каждый из клиентов, которые внесли деньги в банк, все еще думает, что их деньги там, в банке. Цифры в их банковской выписке подтверждают, что деньги все еще там. Несмотря на то, что в обороте по-прежнему находится всего 1000 фунтов стерлингов, общая сумма остатков на банковских счетах каждого увеличивается, как и общая сумма долга.

Предположительно этот процесс продолжается до тех пор, пока не уплачивается только пенни. К настоящему времени общая сумма всех банковских счетов составляет около 10 000 фунтов стерлингов. Таким образом, модель мультипликатора, которую до сих пор преподают во многих университетах, подразумевает, что этот повторяющийся процесс, когда банк берет деньги у клиента, кладет небольшую часть в резерв, а затем ссужает оставшуюся часть, может создавать деньги из ничего, потому что те же деньги дважды засчитывается каждый раз, когда он смягчается.

Вы можете представить эту модель в виде пирамиды.Деньги являются основой пирамиды, и в зависимости от коэффициента резервирования банки умножают общую сумму денег, повторно ссужая ее снова и снова. Более продвинутые методы включают понятие «резервов центрального банка», а также наличных денег, однако основная идея остается той же.

[ярлык] Проблемы [/ ярлык] с денежным мультипликатором модели

Банковская модель денежного мультипликатора имеет несколько значений:

  1. Во-первых, эта модель подразумевает, что банки должны ждать, пока кто-то вложит деньги в банк, прежде чем они смогут начать предоставлять ссуды.Это означает, что банки просто пассивно реагируют на действия клиентов и ждут, пока появятся сбережения, прежде чем они начнут кредитовать.
  2. Во-вторых, это означает, что центральный банк имеет полный контроль над общей суммой денег в экономике. Они могут контролировать количество денег, изменяя либо коэффициент резервирования, либо количество «денежных средств» - наличных - в нижней части пирамиды.
    Например, если Банк Англии устанавливает норматив нормативных резервов, и этот коэффициент резервирования составляет 10%, то общая денежная масса может вырасти в 10 раз по сравнению с количеством наличных денег в экономике.Если Банк Англии затем увеличит норму резервирования до 20%, то денежная масса может вырасти только в 5 раз по сравнению с количеством наличных денег в экономике. Если коэффициент резервирования снизится до 5%, то денежная масса вырастет в 20 раз по сравнению с объемом наличных денег в экономике.
    В качестве альтернативы, Банк Англии может вообще изменить количество наличных денег в экономике. Если он напечатал еще 1000 фунтов стерлингов и вложил их в экономику, а коэффициент резервирования по-прежнему составляет 10%, то теория утверждает, что денежная масса увеличится в общей сложности на 10000 фунтов стерлингов после того, как банки пройдут через процесс многократного повторного использования. - ссужать эти деньги.Этот процесс описывается как изменение количества «денежной базы» в экономике.
  3. В-третьих, это означает, что денежная масса никогда не может выйти из-под контроля, если только этого не захочет центральный банк.

К сожалению, модель банковского дела с денежным мультипликатором совершенно неверна. Профессор Чарльз Гудхарт из Лондонской школы экономики и советник Банка Англии более 30 лет описал эту модель (в 1984 г.) как «такой неполный способ описания процесса определения денежной массы, которую она составляет. неправильная инструкция." Почему это?

Во-первых, основная концепция денежного мультипликатора заключается в том, что для предоставления ссуд банки сначала требуют, чтобы люди вкладывали деньги. Однако это просто неправда. На самом деле, когда банки ссужают, они создают депозиты:

[sws_blockquote_endquote align = ”left” cite = ”Пити Дистаят и Клаудио Бори, Банк международных расчетов (2009)” ссылка = ”http://www.bis.org/publ/work297.pdf” quotestyle = ”style02 ″] В этом документе утверждается, что акцент на изменениях депозитов, вызванных политикой, неуместен.Во всяком случае, на самом деле процесс работает в обратном порядке: ссуды приводят к депозитам. В частности, утверждается, что концепция денежного мультипликатора является сомнительной и малоинформативной с точки зрения анализа динамики банковского кредитования. В условиях финансового стандарта и либерализованной финансовой системы не существует внешних ограничений на предложение кредита, за исключением требований к нормативному капиталу. Достаточно капитализированная банковская система всегда может удовлетворить спрос на ссуды, если захочет. [/ sws_blockquote_endquote]

Банкам также не нужны резервы для выдачи ссуд.Как заметил Алан Холмс, который в то время был старшим вице-президентом Федерального резервного банка Нью-Йорка:

[sws_blockquote_endquote align = ”left” cite = ”Алан Холмс, тогдашний старший вице-президент Федерального резервного банка Нью-Йорка (1969)” link = ”http://www.bos.frb.org/economic/conf/conf1/ conf1i.pdf ”quotestyle =” style02 ″] В реальном мире банки предоставляют кредиты, создавая депозиты в процессе, и ищут резервы позже. [/ sws_blockquote_endquote]

Вице-президент ЕЦБ сказал нечто подобное:

[sws_blockquote_endquote align = ”left” cite = ”Витор Констанцио, вице-президент ЕЦБ (2011 г.)” link = ”http: // www.ecb.int/press/key/date/2011/html/sp111208.en.html ”quotestyle =” style02 ″] Некоторые утверждают, что финансовые учреждения смогут мгновенно преобразовать свои ссуды от центрального банка в кредиты для нефинансовый сектор. Это согласуется со старым теоретическим взглядом на кредитный мультипликатор, согласно которому последовательность создания денег идет от первичной ликвидности, создаваемой центральными банками, к общей денежной массе, создаваемой банками посредством их кредитных решений. В действительности последовательность работает скорее в противоположном направлении: банки сначала принимают решения о кредитовании, а затем ищут необходимое финансирование и резервы денег центрального банка.[/ sws_blockquote_endquote]

Конечно, это всего лишь мнение двух мужчин, хотя и мужчин, которые должны знать, о чем они говорят. К счастью, эмпирическая работа была проведена по этому вопросу лауреатами Нобелевской премии Финном Кидландом и Эд Прескоттом из Федерального резервного банка Миннеаполиса, которые обнаружили, что:

[sws_blockquote_endquote align = ”left” cite = ”Лауреаты Нобелевской премии Финн Кидланд и Эд Прескотт, Федеральный резервный банк Миннеаполиса (1990)” link = ”http://www.minneapolisfed.org/research/qr/qr1421.pdf ”quotestyle =” style02 ″] Нет никаких доказательств того, что денежная база или M1 возглавляет [кредитный] цикл, хотя некоторые экономисты все еще верят в этот монетарный миф. И денежная база, и ряд M1 в целом процикличны, и, во всяком случае, денежная база немного отстает от [кредитного] цикла. [/ sws_blockquote_endquote]

То, что они здесь говорят, подтверждает приведенную выше цитату Алана Холмса. Руководители центральных банков отвергают идею денежного мультипликатора не только из-за своего понимания того, как работают банки, но и из-за эмпирических данных.

Есть и другие причины, по которым денежный мультипликатор не является хорошей моделью того, как на самом деле работают банки. Например, в Великобритании больше нет нормы резервов, да и не было уже давно. Хотя нормативы резервов могут быть полезны по другим причинам, центральный банк почти не может использовать нормативы резервов (или ограничивать резервы, удерживаемые банками иными способами), чтобы ограничить создание кредитов банками. Для этого есть несколько причин, не в последнюю очередь потому, что «банки предоставляют кредиты, создавая депозиты в процессе, и ищут резервы позже».

Конечно, центральный банк может решить не предоставлять банку дополнительные резервы по запросу. Однако, если рассматриваемый банк предоставил кредит и запросил резервы для осуществления платежа от имени заемщика, центральный банк, не предоставляя резервы, мог создать проблему для данного банка.

Например, в банковской системе с коэффициентом резервирования отказ в предоставлении резервов банку (что приводит к падению их резервов ниже регулируемой суммы) приведет к одному из трех результатов:

  1. Банк может попытаться занять резервы у другого банка.Однако это, вероятно, окажет повышательное давление на процентную ставку, по которой банки ссужают резервы друг другу на межбанковском рынке. Если центральный банк желает сохранить эту ставку, то, по всей вероятности, ему придется предоставить дополнительные резервы банковской системе, что подрывает его усилия по ограничению кредитования путем ограничения резервов.
  2. Центральный банк может разрешить банку нарушать правила и работать с коэффициентом резервирования меньше требуемой суммы.
  3. Центральный банк может отказать банку в возможности производить платежи до тех пор, пока его коэффициент резервирования не увеличится до требуемой суммы.Если банк также не сможет занять резервы ни у центрального банка, ни у других банков, это может создать кризис ликвидности, поскольку соответствующий банк не сможет произвести платеж. Это может потенциально привести к кризису платежеспособности и / или финансовому кризису.

Следовательно, если Центральный банк хочет ограничить предложение денег для создания частных банков с помощью коэффициентов резервирования или ограничения объема резервов для частных банков, он должен быть готов либо допустить большие колебания процентной ставки, либо, в качестве альтернативы, периодические кризисы ликвидности.Из-за того, что кризисы ликвидности могут превратиться в кризисы платежеспособности, а также поскольку проблема платежеспособности в одном банке может вызвать каскад банкротств во всей банковской системе, центральный банк вряд ли выберет второй вариант. Более того, это противоречит одной из основных функций центрального банка - его мандату по защите финансовой стабильности.

[sws_button class = ”” size = ”sws_btn_medium” align = ”” href = ”http://bsd.wpengine.com/how-money-works/advance/how-do-banks-become-insolvent/” target = ”_Self” label = ”NEXT: Часть 8 - Как банки становятся неплатежеспособными” template = ”sws_btn_blue” textcolor = ”” bgcolor = ”” bgcolorhover = ”” glow = ”sws_btn_glow”] [/ sws_button]

[line] [quote width = ”100%”] Подробнее см .:

Откуда деньги?

Руководство по денежно-кредитной и банковской системе Великобритании

Автор: Джош Райан-Коллинз, Тони Гринхэм, Ричард Вернер и Эндрю Джексон

[sws_button class = "" size = "sws_btn_medium" align = "" href = "https: // bsd.wpengine.com/product/where-does-money-come-from/ ”target =” _ self ”label =“ Подробнее и купить сейчас ”template =” sws_btn_blue ”textcolor =” ”bgcolor =” ”bgcolorhover =” ”glow = ”Sws_btn_glow”] [/ sws_button]
[/ quote]

Что не так с моделью денежного множителя? (Банковское дело 101 Часть 2)

Подтверждение и дополнительная литература:

Является ли «денежный множитель мифом?»

Из Ежеквартального бюллетеня Банка Англии за 1 квартал 2014 года:

«Другое распространенное заблуждение состоит в том, что центральный банк определяет количество ссуд и депозитов в экономике, контролируя количество денег центрального банка - так называемый подход« денежного мультипликатора ».С этой точки зрения центральные банки проводят денежно-кредитную политику, выбирая количество резервов. И поскольку предполагается, что отношение широкой денежной массы к базовой денежной единице постоянное, эти резервы затем «умножаются» до гораздо большего изменения банковских ссуд и депозитов. Чтобы теория работала, сумма резервов должна быть ограничивающим фактором для кредитования, и центральный банк должен непосредственно определять размер резервов. Хотя теория денежного множителя может быть полезным способом введения денег и банковского дела в учебники по экономике, она не является точным описанием того, как в действительности создаются деньги. Вместо того, чтобы контролировать количество резервов, центральные банки сегодня обычно проводят денежно-кредитную политику, устанавливая цену резервов, то есть процентные ставки ». (Макли, Томас и Радиа, Создание денег в современной экономике, стр. 2)

«На самом деле резервы не являются обязательным ограничением для кредитования, и центральный банк не устанавливает размер имеющихся резервов. Как и в случае взаимосвязи между депозитами и ссудами, взаимосвязь между резервами и ссудами обычно протекает обратным образом к тому, что описано в некоторых учебниках по экономике.Банки сначала решают, сколько ссудить, в зависимости от доступных им выгодных возможностей кредитования, что, в первую очередь, будет зависеть от процентной ставки, установленной Банком Англии. Именно эти решения о кредитовании определяют, сколько банковских депозитов создает банковская система. Сумма банковских депозитов, в свою очередь, влияет на то, сколько денег центрального банка банки хотят держать в резерве (для обеспечения снятия средств со стороны населения, осуществления платежей другим банкам или соблюдения нормативных требований к ликвидности), которые затем, в нормальное время, предоставляются на требование Банка Англии.»(Макли, Томас и Радиа, Создание денег в современной экономике, стр. 2)

«Отчасти путаница может происходить из-за того, что некоторые экономисты используют термин« резервы »при упоминании« избыточных резервов »- остатков, превышающих требуемые нормативными резервными требованиями. В этом контексте «выдача резервов в кредит» может быть сокращенным способом описания процесса увеличения кредитов и депозитов до тех пор, пока банк не достигнет своего максимального коэффициента. Поскольку в Соединенном Королевстве нет резервных требований, этот процесс менее актуален для британских банков.”(Макли, Томас и Радиа, Создание денег в современной экономике, стр. 3, сноска 2)

Из справочника Банка Англии для руководителей центральных банков:

«Если есть нехватка ликвидности [т.е. резервы], то центральный банк (почти) всегда будет удовлетворять потребность… Что касается нехватки резервов коммерческих банков, хранящихся в центральном банке, существует риск того, что нехватка будет означать, что платежи не могут быть погашены в конце дня. ” [Наше дополнение в квадратных скобках] (Gray, S., Справочник № 27 - Прогнозирование ликвидности. Центр исследований центральных банков Банка Англии. 2008 г.).

От профессора Чарльза Гудхарта, советника Банка Англии:
«Практически каждый экономист в области денежно-кредитной политики считает, что центральный банк может контролировать денежную базу [т.е. запас наличных денег и резервы центрального банка]… Почти все, кто работал в центральном банке, считают, что это мнение полностью ошибочно ». [Наше добавление в скобках.] Goodhart, C. (1994).Что делать центральным банкам? Какими должны быть их макроэкономические цели и операции? Экономический журнал, 104 (стр. 427).

27.4 Как банки создают деньги - принципы экономики

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Используйте формулу денежного множителя, чтобы определить, как банки создают деньги
  • Анализировать и создавать балансы Т-счета
  • Оценить риски и преимущества денег и банков

Банки и деньги взаимосвязаны.Дело не только в том, что большая часть денег находится в форме банковских счетов. Банковская система может буквально создавать деньги в процессе выдачи ссуд. Посмотрим как.

Начните с гипотетического банка под названием Singleton Bank. У банка есть депозиты на 10 миллионов долларов. Баланс Т-счета для Singleton Bank, когда он хранит все депозиты в своих хранилищах, показан на рисунке 1. На этом этапе Singleton Bank просто хранит деньги для вкладчиков и использует эти депозиты для выдачи ссуд. В этом упрощенном примере Singleton Bank не может получать процентный доход от этих ссуд, а также не может выплачивать своим вкладчикам процентную ставку.

Рис. 1. Балансовый отчет банка Singleton : получает 10 миллионов долларов в виде депозитов.

Singleton Bank требуется Федеральной резервной системой для хранения 1 миллиона долларов в резерве (10% от общей суммы депозитов). Оставшиеся 9 миллионов долларов он предоставит взаймы. Выдав в ссуду 9 миллионов долларов и начисляя проценты, он сможет выплачивать проценты вкладчикам и получать процентный доход для Singleton Bank (пока мы не будем вносить процентный доход в баланс). Вместо того, чтобы стать просто местом хранения вкладов, Singleton Bank может стать финансовым посредником между вкладчиками и заемщиками.

Это изменение в бизнес-плане меняет баланс Singleton Bank, как показано на Рисунке 2. Изменились активы Singleton; теперь у него есть резервы в размере 1 млн долларов и ссуда компании Hank’s Auto Supply в размере 9 млн долларов. У банка все еще есть депозиты на сумму 10 миллионов долларов.

Диаграмма 2. Баланс банка «Синглтон» : 10% резервы, один раунд ссуд.

Singleton Bank предоставляет ссуду компании Hank’s Auto Supply на сумму 9 миллионов долларов. Банк регистрирует эту ссуду, делая запись в балансе, чтобы указать, что ссуда была предоставлена.Этот заем является активом, потому что он будет приносить банку процентный доход. Конечно, кредитный инспектор не позволит Хэнку выйти из банка с 9 миллионами долларов наличными. Банк выдает Hank’s Auto Supply кассовый чек на 9 миллионов долларов. Хэнк кладет ссуду на свой текущий текущий счет в First National. Депозиты в First National увеличиваются на 9 миллионов долларов, а его резервы также увеличиваются на 9 миллионов долларов, как показано на Рисунке 3. First National должна держать 10% дополнительных депозитов в качестве обязательных резервов, но может предоставить в долг оставшуюся часть First National Balance Sheet

Рисунок 3. Первый национальный балансовый отчет. .

Предоставление ссуд, депонированных на депозитный счет до востребования, увеличивает денежную массу M1. Помните, что определение M1 включает чековые депозиты (до востребования), которые можно легко использовать в качестве средства обмена для покупки товаров и услуг. Обратите внимание, что денежная масса теперь составляет 19 миллионов долларов: 10 миллионов долларов на депозитах в банке Singleton и 9 миллионов долларов на депозитах в First National. Очевидно, что эти депозиты будут сняты, поскольку Hank’s Auto Supply выписывает чеки для оплаты своих счетов.Но более широкая картина состоит в том, что банк должен иметь достаточно денег в резервах для выполнения своих обязательств; остальное - банковские ссуды. В этом примере банковское кредитование увеличило денежную массу на 9 миллионов долларов.

Теперь First National должна владеть только 10% обязательных резервов (900 000 долларов США), но может предоставить остальные 90% (8,1 миллиона долларов США) в качестве ссуды представительству Jack’s Chevy, как показано на Рисунке 4.

Рисунок 4 Первый национальный баланс.

Если Джек поместит ссуду на свой текущий счет в Second National, денежная масса просто увеличится еще на 8 долларов.1 миллион, как показано на Рисунке 5.

Рисунок 5. Баланс Второго Национального Банка.

Как возможно такое создание денег? Это возможно, потому что в финансовой системе есть несколько банков, они обязаны держать только часть своих депозитов, а ссуды в конечном итоге депонируются в других банках, что увеличивает депозиты и, по сути, денежную массу.

Посмотрите это видео, чтобы узнать больше о том, как банки создают деньги.


В системе с несколькими банками первоначальная избыточная сумма резерва, которую Singleton Bank решил ссудить для Hank’s Auto Supply, была депонирована в Frist National Bank, который может бесплатно предоставить ссуду в размере 8 долларов.1 миллион. Если все банки ссудят свои избыточные резервы, денежная масса увеличится. В системе с несколькими банками сумма денег, которую может создать система, определяется с помощью денежного множителя. Денежный мультипликатор говорит нам, во сколько раз ссуда будет «умножена» по мере того, как она будет потрачена в экономике, а затем повторно депонирована в других банках.

К счастью, существует формула для расчета общего количества раундов кредитования в банковской системе. Формула денежного множителя :

[латекс] \ frac {1} {Резерв \; Требование} [/ латекс]

Затем денежный множитель умножается на изменение избыточных резервов, чтобы определить общую сумму денежной массы M1, созданной в банковской системе.См. Функцию Work it Out, чтобы пройти через расчет множителя.

Использование формулы денежного множителя

Использование денежного множителя для примера в этом тексте:

Шаг 1. В случае Singleton Bank, для которого требование к резервированию составляет 10% (или 0,10), денежный множитель равен 1, деленному на 0,10, что равно 10.

Шаг 2. Мы определили, что избыточные резервы составляют 9 миллионов долларов, поэтому, используя формулу, мы можем определить общее изменение денежной массы M1:

[латекс] \ begin {array} {r @ {{} = {}} l} Итого \; Изменение \; в \; \; M1 \; Денежная масса \; Предложение и \ frac {1} {Резерв \; Требование } \; \ times \; Превышение \; Требование \\ [1em] & \ frac {1} {0.10} \; \ times \; \ 9 \; миллионов \\ [1em] & 10 \; \ times \; \ 9 \; миллионов \\ [1em] & \ 90 \; миллионов \ end {array} [/ latex ]

Шаг 3. Таким образом, мы можем сказать, что в этом примере общее количество денег, генерируемых в этой экономике после завершения всех раундов кредитования, составит 90 миллионов долларов.

Денежный мультипликатор будет зависеть от доли резервов, которые банки должны держать Федеральным резервным банком. Кроме того, банк также может иметь дополнительные резервы. Банки могут принять решение об изменении размера резервов по двум причинам: макроэкономические условия и правительственные правила.Когда экономика находится в состоянии рецессии, банки, вероятно, будут иметь более высокую долю резервов, потому что они опасаются, что ссуды с меньшей вероятностью будут возвращены, когда экономика замедлится. Федеральная резервная система может также повышать или понижать обязательные резервы, удерживаемые банками, в качестве политического шага, влияющего на количество денег в экономике, что обсуждается в рамках денежно-кредитной политики и банковского регулирования.

Процесс создания денег банками показывает, как количество денег в экономике тесно связано с количеством ссуд или кредитов в экономике.Действительно, все деньги в экономике, за исключением первоначальных резервов, являются результатом банковских ссуд, которые повторно депонируются и ссужаются снова и снова.

Наконец, денежный множитель зависит от людей, повторно вкладывающих деньги, которые они получают в банковской системе. Если вместо этого люди хранят свои наличные деньги в депозитных ячейках или в коробках для обуви, спрятанных в своих шкафах, тогда банки не смогут рециркулировать деньги в виде ссуд. Действительно, у центральных банков есть стимул гарантировать безопасность банковских вкладов, потому что, если люди беспокоятся о том, что они могут потерять свои банковские депозиты, они могут начать хранить больше денег в наличных деньгах вместо того, чтобы вкладывать их в банки, и количество кредитов в экономике уменьшится.В странах с низкими доходами есть то, что экономисты иногда называют «сбережениями на матрасах», или деньгами, которые люди прячут в своих домах, потому что не доверяют банкам. Когда экономия на матрасах в экономике значительна, банки не могут ссужать эти средства, и денежный мультипликатор не может работать так же эффективно. Общее количество денег и займов в такой экономике уменьшится.

Посмотрите видео, в котором Джем Бенделл обсуждает «Миф о деньгах».


Деньги и банки - чудесные социальные изобретения, которые помогают современной экономике функционировать.По сравнению с альтернативой бартеру деньги значительно упрощают рыночный обмен товаров, рабочей силы и финансовых рынков. Банковское дело делает деньги еще более эффективными, облегчая обмен товарами и рынками труда. Более того, процесс предоставления банками ссуд на рынках финансового капитала тесно связан с созданием денег.

Но исключительные экономические выгоды, которые возможны с помощью денег и банковского дела, также предполагают некоторые возможные соответствующие опасности. Если банки не работают должным образом, это приводит к снижению удобства и безопасности транзакций во всей экономике.Если банки испытывают финансовый стресс из-за повсеместного снижения стоимости их активов, ссуды могут стать гораздо менее доступными, что может нанести сокрушительный удар по секторам экономики, зависящим от заемных средств, таким как инвестиции в бизнес, строительство жилья и т. Д. и автомобилестроение. Великая рецессия 2008–2009 годов проиллюстрировала эту закономерность.

Множество маскировок денег: от каури до биткойнов

Мировая экономика прошла долгий путь с тех пор, как начала использовать ракушки каури в качестве валюты.Мы перешли от бумажных денег, обеспеченных товарами и обеспеченными товарами, к бумажной валюте. По мере роста технологий и глобальной интеграции потребность в бумажных деньгах также уменьшается. Каждый день мы становимся свидетелями роста использования дебетовых и кредитных карт.

Биткойн - последнее создание и, возможно, одна из самых чистых форм бумажных денег. Биткойны - это цифровая валюта, которая позволяет пользователям покупать товары и услуги в Интернете. Продукты и услуги, такие как видео и книги, можно приобретать за биткойны.Он не подкреплен какими-либо товарами и не был объявлен правительством в качестве законного платежного средства, однако он используется в качестве средства обмена, и его стоимость (по крайней мере, в Интернете) может храниться. Он также не регулируется каким-либо центральным банком, но создается онлайн с помощью людей, решающих очень сложные математические задачи и получающих впоследствии деньги. Bitcoin.org - это источник информации, если вам интересно. Биткойны - относительно новый вид денег. В настоящее время, поскольку он не санкционирован в качестве законной валюты ни одной страной и не регулируется каким-либо центральным банком, он пригоден для использования в незаконной торговой деятельности, а также в законной.По мере развития технологий и увеличения потребности в сокращении транзакционных издержек, связанных с использованием традиционных форм денег, биткойны или какая-то цифровая валюта могут заменить нашу долларовую банкноту, так же, как была заменена оболочка каури.

Денежный множитель определяется как количество денег, которое банковская система может генерировать из каждого доллара банковских резервов. Формула для расчета множителя: 1 / коэффициент резервирования, где коэффициент резервирования - это доля депозитов, которые банк желает держать в качестве резервов.Количество денег в экономике и количество кредитов неразрывно связаны. Большая часть денег в экономике создается сетью банков, предоставляющих ссуды, людей, делающих депозиты, и банков, предоставляющих больше ссуд.

Учитывая макроэкономические опасности сбоев в работе банковской системы, в Денежно-кредитной политике и Банковском регулировании будет обсуждаться государственная политика по контролю денежной массы и обеспечению безопасности банковской системы.

Вопросы для самопроверки

Представьте, что вы находитесь в состоянии покупки ссуд на вторичном рынке (то есть, покупки права на получение платежей по ссудам, предоставленным банками) для банка или другой компании, предоставляющей финансовые услуги.Объясните, почему вы готовы платить больше или меньше за данную ссуду, если:

  1. Заемщик просрочил несколько платежей по кредиту
  2. Ставки по экономике в целом выросли с момента выдачи кредита
  3. Заемщик - фирма, только что заявившая о высоком уровне прибыли
  4. Процентные ставки по экономике в целом снизились с момента выдачи кредита

Обзорные вопросы

  1. Как банки создают деньги?
  2. Какова формула денежного множителя?

Вопросы о критическом мышлении

  1. Должны ли банки держать 100% своих депозитов? Почему или почему нет?
  2. Объясните, что произойдет с процессом денежного мультипликатора, если произойдет увеличение требований к резервированию?
  3. Как вы думаете, что Федеральный резервный банк сделал с резервными требованиями во время Великой рецессии 2008–2009 годов?

Проблемы

Humongous Bank - единственный банк в экономике.У людей в этой экономике есть 20 миллионов долларов денег, и они вкладывают все свои деньги в Humongous Bank.

  1. Humongous Bank принимает решение о сохранении 100% резервов. Нарисуйте Т-счет для банка.
  2. Humongous Bank должен держать 5% своих существующих 20 миллионов долларов в качестве резервов, а остальную часть выдавать в ссуду. Откройте для банка Т-счет после того, как будет предоставлен первый раунд ссуд.
  3. Предположим, что гигантский банк является частью мультибанковской системы. Насколько увеличится денежная масса с первоначальным займом в 19 миллионов долларов?

Биткойн.2013. www.bitcoin.org.

Национальное общественное радио. Законодатели и регулирующие органы внимательно изучают биткойн . 19 ноября 2013 г. http://thedianerehmshow.org/shows/2013-11-19/lawmakers-and-regulators-take-closer-look-bitcoin.

Глоссарий

формула денежного множителя
общая сумма денег в экономике, деленная на исходное количество денег, или изменение общей суммы денег в экономике, деленное на изменение исходного количества денег

Решения

Ответы на вопросы самопроверки

  1. Заемщик, который просрочил несколько платежей по ссуде, вероятно, с меньшей вероятностью вернет ссуду или погасит ее вовремя, и поэтому вы хотели бы платить меньше по этой ссуде.
  2. Если процентные ставки в целом повысились, то этот заем, выданный в период относительно более низких процентных ставок, выглядит менее привлекательным, и вы заплатите за него меньше.
  3. Если заемщик - фирма с рекордной высокой прибылью, то она, вероятно, сможет погасить ссуду, и вы готовы заплатить больше за ссуду.
  4. Если процентные ставки в экономике упали, то ссуда стоит дороже.

Федеральный резервный банк Сан-Франциско

Учебник денежной теории утверждает, что увеличение денежной массы ведет к более высокой инфляции.Однако Федеральная резервная система утроила денежную базу с 2008 года без роста инфляции. Поскольку процентные ставки находятся на исторически низком уровне, а экономика все еще находится в затруднительном положении, нормальный процесс денежного мультипликатора не работает, а инфляционное давление остается сдержанным. Нижеследующее адаптировано из презентации президента и главного исполнительного директора Федерального резервного банка Сан-Франциско Международной экономической ассоциации западных стран 2 июля 2012 года.


Рисунок 1
Инфляция

Мне очень приятно работать в такой выдающейся компании, особенно в компании моего бывшего советника в Стэнфорде Джона Тейлора.И я начну свое выступление со ссылки на другого новаторского теоретика денежной политики. Милтон Фридман (1970) сказал: «Инфляция всегда и везде является денежным феноменом в том смысле, что она возникает и может быть произведена только более быстрым увеличением количества денег, чем их производства» (стр. 24). В настоящее время мы проводим проверку этого предложения. За последние четыре года Федеральная резервная система более чем в три раза увеличила денежную базу, ключевой фактор, определяющий денежную массу. Некоторые комментаторы забили тревогу, что это массовое расширение денежной базы неумолимо приведет к высокой инфляции, а ля Фридман.

Несмотря на эти мрачные прогнозы, инфляция в Соединенных Штатах была собакой, которая не лаяла. Как показано на Рисунке 1, за последние четыре года он составлял в среднем менее 2%. Более того, как видно из рисунка, обследования инфляционных ожиданий показывают, что низкая инфляция ожидается, по крайней мере, в течение следующих десяти лет.

В своих замечаниях я попытаюсь согласовать монетарную теорию с недавними показателями инфляции. На мой взгляд, недавние события убедительно свидетельствуют о том, что традиционные учебные представления о связи между денежно-кредитной политикой, деньгами и инфляцией устарели и нуждаются в пересмотре.

Денежная база и денежная масса

Рисунок 2
Денежная база

Начну с двух определений. Денежная база - это сумма валюты США в обращении и банковских резервов Федеральной резервной системы. На Рисунке 2 показаны ключевые компоненты денежной базы с 2007 года. До конца 2008 года она состояла в основном из валюты, при этом небольшая сумма банковских резервов удерживалась в основном для выполнения нормативных требований. С тех пор денежная база резко выросла, в первую очередь из-за 1 доллара.5 трлн прирост банковских резервов. Денежная масса - это родственное понятие. Это общее количество остатков на счетах в банках и других финансовых учреждениях, к которым можно легко получить доступ для осуществления платежей. Стандартным показателем денежной массы является М2, который включает валюту, а также определенные депозитные счета и счета денежного рынка.

Здесь я должен сделать важное замечание о том, что часто сбивает публику с толку. Беспокойство вызывает , а не , что ФРС буквально печатает слишком много валюты.Количество валюты в обращении полностью определяется спросом со стороны людей и предприятий. Это не независимое решение денежно-кредитной политики и само по себе не имеет последствий для инфляции.

Федеральная резервная система эластично удовлетворяет спрос на валюту. Если люди хотят держать их больше, мы свободно обмениваем резервы на валюту. Если люди хотят меньше, мы обмениваем это обратно. Конечно, валюта не приносит процентов. Люди считают его недорогим средством обмена и надежным средством сбережения.Фактически, за последние четыре года валютные запасы США выросли примерно на 35%. Это отражает низкие процентные ставки, которые снижают альтернативные издержки владения валютой. Это также связано с опасениями по поводу экономики и здоровья банковской системы как здесь, так и за рубежом. Фактически, почти две трети валюты США хранятся за пределами наших границ (см. Goldberg 2010). Валюта США считается безопасной гаванью. Когда страна переживает экономические или политические потрясения, люди склонны конвертировать часть своих финансовых активов в U.S. валюта. Такой повышенный спрос на американскую валюту наблюдается сегодня в Европе.

Для денежно-кредитной политики релевантным показателем являются банковские резервы. Федеральная резервная система контролирует объем банковских резервов при проведении денежно-кредитной политики. Для простоты я начну с того, что происходит, когда ФРС не выплачивает проценты по резервам, как это было до конца 2008 года. Я вернусь к вопросу о процентах на резервы ближе к концу своего выступления.

До выплаты процентов по резервам альтернативной стоимостью владения беспроцентными банковскими резервами была номинальная краткосрочная процентная ставка, такая как ставка по федеральным фондам.Спрос на резервы имеет тенденцию к снижению. То есть, когда ставка по федеральным фондам низкая, количество резервов, которые банки хотят держать, увеличивается. Обычная денежно-кредитная политика работает путем корректировки суммы резервов таким образом, чтобы ставка по федеральным фондам была равна целевому уровню, при котором спрос и предложение на резервы находятся в равновесии. Он реализуется путем продажи беспроцентных резервов процентными ценными бумагами, обычно краткосрочными казначейскими векселями.

Обычно у банков есть сильный стимул задействовать резервы путем их выдачи ссуд.Если бы банк внезапно обнаружил, что на его счету избыточные резервы на миллион долларов, он бы быстро попытался найти кредитоспособного заемщика и получить прибыль. Если бы банковская система в целом оказалась с избыточными резервами, тогда система увеличила бы доступность кредита в экономике, снизила бы ставки по займам в частном секторе и стимулировала бы экономическую активность. Именно это рассуждение лежит в основе классических монетарных теорий создания множественных депозитов и денежного мультипликатора, согласно которым увеличение денежной базы должно приводить к пропорциональному увеличению денежной массы.

Более того, если бы экономика работала на полную мощность, то, если бы банковская система имела избыточные резервы, слишком много «денег» преследовало бы слишком мало товаров, что привело бы к более высокой инфляции. Максимум Фридмана будет подтвержден. Вот загадка: как ФРС могла утроить денежную базу с 2008 года без резкого увеличения денежной массы, вызвавшего большие скачки в расходах и инфляции? Что не так с нашей проверенной теорией?

Рисунок 3
Отвес денежных мультипликаторов

Важное объяснение состоит в том, что банки предпочли бы безопасно хранить резервы в ФРС, а не ссужать их в условиях тяжелой экономики, связанной с риском.Альтернативная стоимость хранения резервов низка, в то время как риски при кредитовании или инвестировании в другие активы кажутся высокими. Таким образом, при почти нулевых ставках спрос на резервы может быть чрезвычайно эластичным. Та же логика применима к домашним хозяйствам и предприятиям. Учитывая слабую экономику и повышенную неопределенность, они копят деньги, а не тратят их. Короче говоря, денежный мультипликатор сломался (см. Обсуждение в Williams 2011a).

Цифры рассказывают историю. Несмотря на рост денежной базы на 200%, показатели денежной массы выросли умеренно.Например, за последние четыре года M2 увеличился всего на 28%. На рисунке 3 показано, что денежный мультипликатор, измеряемый отношением M2 к денежной базе, резко упал в конце 2008 года и с тех пор не восстанавливался. Номинальные расходы оказались еще менее гибкими, увеличившись всего на 8% за последние четыре года. В результате отношение номинального валового внутреннего продукта, который измеряет общую сумму расходов в экономике, к денежной базе упало еще более резко, как показано на рисунке. Это соотношение также не восстановилось, что свидетельствует о том, насколько сильно нарушилась связь между денежной базой и экономикой.

Почему ФРС увеличила резервы?

Возникает естественный вопрос: если эти резервы не в обращении, почему ФРС вообще их так резко увеличила? Самой важной причиной был преднамеренный шаг по поддержке финансовых рынков и стимулированию экономики. К середине декабря 2008 года ФРС снизила ставку по федеральным фондам практически до нуля. Тем не менее, экономика все еще очень быстро сокращалась. Стандартные практические правила и ряд моделирования рекомендовали устанавливать ставку по федеральным фондам ниже нуля, начиная с конца 2008 или начала 2009 года, что было невозможно сделать (см. Chung et al.2011 и Рудебуш 2010). Вместо этого ФРС предоставила дополнительные стимулы, покупая более долгосрочные ценные бумаги, оплачивая их за счет создания банковских резервов. Эти покупки увеличили спрос на долгосрочные казначейские облигации и аналогичные ценные бумаги, что привело к росту цен на эти активы и, таким образом, к снижению долгосрочных процентных ставок. В свою очередь, более низкие процентные ставки улучшили финансовые условия и помогли стимулировать реальную экономическую активность (подробности см. В Williams 2011b).

Важным моментом является то, что дополнительный стимул для экономики от наших покупок активов в первую очередь является результатом более низких процентных ставок, а не учебного процесса создания резервов, ведущих к увеличению денежной массы.Именно через свое влияние на процентные ставки и другие финансовые условия денежно-кредитная политика влияет на экономику.

Но, как только экономика в достаточной мере улучшится, не начнут ли банки более активно кредитовать, заставляя исторический денежный мультипликатор вновь заявить о себе? И не может ли вызванный этим огромный рост денежной массы перегреть экономику, что приведет к более высокой инфляции? Ответ на эти вопросы отрицательный, и причина кроется в глубоком, но в значительной степени недооцененном изменении во внутренней работе денежно-кредитной политики.

Изменение состоит в том, что теперь ФРС выплачивает проценты по резервам. Альтернативная стоимость хранения резервов теперь представляет собой разницу между ставкой по федеральным фондам и процентной ставкой по резервам. ФРС, вероятно, повысит процентную ставку по резервам, поскольку поднимет целевую ставку по федеральным фондам (см. Совет управляющих 2011). Следовательно, для банков резервы в ФРС являются близкой заменой казначейских векселей с точки зрения доходности и надежности. Обмен ФРС банковских резервов, по которым выплачиваются проценты по казначейским векселям с очень похожей процентной ставкой, практически не влияет на экономику.Вместо этого для экономики важен уровень процентных ставок, на который влияет денежно-кредитная политика.

Это означает, что исторические отношения между суммой резервов, денежной массой и экономикой вряд ли сохранятся в будущем. Если банки счастливы держать избыточные резервы в качестве активов, приносящих процентный доход, то предельный денежный мультипликатор этих резервов может быть близок к нулю. В результате в мире, где ФРС выплачивает проценты по банковским резервам, традиционные теории, говорящие о механической связи между резервами, денежной массой и, в конечном счете, инфляцией, больше не действуют.В частности, мир меняется, если ФРС желает платить достаточно высокую процентную ставку по резервам. В этом случае объем резервов банков США может быть чрезвычайно большим и оказывать лишь небольшое влияние, скажем, на денежную массу, банковское кредитование или инфляцию.

Стратегия выхода ФРС

Как я отмечал ранее, инфляция и инфляционные ожидания были низкими в течение последних четырех лет, несмотря на огромный рост денежной базы. Конечно, если экономика заметно улучшится, инфляционное давление может возрасти.В таких обстоятельствах Федеральной резервной системе необходимо будет отменить денежно-кредитное регулирование, чтобы не допустить перегрева экономики и возникновения чрезмерной инфляции. Это можно сделать двумя способами: во-первых, путем повышения процентной ставки по резервам вместе с целевой ставкой по федеральным фондам; и, во-вторых, за счет сокращения его авуаров в долгосрочных ценных бумагах, что полностью изменит влияние программ покупки активов на процентные ставки.

Если думать о стратегии выхода, природа проблемы денежно-кредитной политики, с которой столкнется ФРС, ничем не отличается от прошлых восстановлений, когда ФРС нужно было «забрать чашу с пуншем.«Конечно, всегда сложно найти подходящий момент для создания мягкой посадки с низкой инфляцией. На этот раз это будет особенно сложно, учитывая чрезвычайную глубину и продолжительность рецессии и восстановления. Федеральная резервная система готова ответить на этот вызов, когда придет время.

Джон К. Уильямс - президент и главный исполнительный директор Федерального резервного банка Сан-Франциско.


Список литературы

Совет управляющих Федеральной резервной системы.2011. «Протокол Федерального комитета по открытым рынкам». 21–22 июня.

Чанг, Гесс, Жан-Филипп Лафорте, Дэвид Райфшнайдер и Джон К. Уильямс. 2011. «Оценка макроэкономических эффектов от покупки активов ФРС». Письмо по экономическим вопросам FRBSF 2011-03 (31 января).

Фридман, Милтон. 1970. Контрреволюция в денежной теории. Лекция в память о Винкотте, Институт экономики, Периодическая газета 33.

Голдберг, Линда С. 2010. «Меняется ли международная роль доллара?» FRB New York Current Issues in Economics and Finance 16 (1 января).

Рудебуш, Гленн Д. 2010. «Стратегия выхода ФРС для денежно-кредитной политики». Письмо по экономическим вопросам FRBSF 2010-18 (14 июня).

Уильямс, Джон К. 2011a. «Экономические инструкции и дивный новый мир денежно-кредитной политики». Презентация на Национальной конференции AEA по преподаванию экономики и исследованиям в области экономического образования, 1 июня.

Уильямс, Джон К. 2011b. «Нетрадиционная денежно-кредитная политика: уроки последних трех лет». Экономическое письмо FRBSF 2011-31 (3 октября).

Вывод мультипликаторов денежной массы

Вывод мультипликаторов денежной массы
Государственный университет Сан-Хосе
Департамент экономики
applet-magic.com
Thayer Watkins
Кремниевая долина
и Tornado Alley
США
Вывод мультипликаторов денежной массы

Определения:

  • C = денежная единица в обращении
  • D = депозиты до востребования (средства на текущих счетах)
  • r D = коэффициент обязательных резервов
  • RR = обязательные резервы = r D D
  • R = фактические запасы
  • ER = избыточные резервы = R - RR
  • M1 = денежная масса = C + D
  • МБ = денежная база = R + C
  • m 1 = денежный множитель M1 = M1 / ​​MB

Вывод m 1

  • MB = R + C = RR + ER + C = r D D + (ER / D) D + (C / D) D
  • Следовательно
    MB = [r D + (ER / D) + (C / D)] D
  • Но
    M1 = D + C = [1 + (C / D)] D
  • Следовательно,
    м 1 = M1 / ​​MB = [1+ (C / D)] D / [r D + (ER / D) + (C / D] D
  • и, следовательно,

    м 1 = [1+ (C / D)] / [r D + (ER / D) + (C / D]


Денежный множитель M2

Денежная масса M2 определяется как денежная масса M1.

  • плюс срочные вклады
    плюс паи паевых инвестиционных фондов денежного рынка
    плюс депозитные счета денежного рынка
    плюс соглашения РЕПО овернайт
    плюс евродоллары овернайт.
Для простоты все вышеперечисленные элементы будут сгруппированы вместе. как MMF. Таким образом
M2 = M1 + T + MMF.

Пусть r T будет нормативом обязательных резервов по срочным депозитам. Требуемые резервы в ФРС тогда

RR = r
D D + r T T. Таким образом, денежная база и денежная масса M2:
MB = r
D D + r T T + ER + C = (r D + r T (T / D) + ER / D + C / D) D

M2 = D + C + T + MMF =
(1 + C / D + T / D + MMF / D) D

Денежный множитель M2 m 2 тогда определяется по формуле:

м
2 = M2 / MB
м 2 = (1 + C / D + T / D + MMF / D)
(r D + r T (T / D) + ER / D + C / D)

Удобный калькулятор для вычисления денежных множителей и количества денег см.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *