Разное

Доверительный управляющий: Доверительный договор

07.01.2021

Содержание

Статья 1022. Гражданского Кодекса РФ. Ответственность доверительного управляющего

1. Доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду.

Доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления.

2. Обязательства по сделке, совершенной доверительным управляющим с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений, несет доверительный управляющий лично. Если участвующие в сделке третьи лица не знали и не должны были знать о превышении полномочий или об установленных ограничениях, возникшие обязательства подлежат исполнению в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи.

Учредитель управления может в этом случае потребовать от доверительного управляющего возмещения понесенных им убытков.

3. Долги по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом, погашаются за счет этого имущества. В случае недостаточности этого имущества взыскание может быть обращено на имущество доверительного управляющего, а при недостаточности и его имущества на имущество учредителя управления, не переданное в доверительное управление.

4. Договор доверительного управления имуществом может предусматривать предоставление доверительным управляющим залога в обеспечение возмещения убытков, которые могут быть причинены учредителю управления или выгодоприобретателю ненадлежащим исполнением договора доверительного управления.


Комментарии к ст. 1022 ГК РФ


1. Пункт 1 комментируемой статьи предусматривает общие основания и порядок ответственности доверительного управляющего в его "внутренних" отношениях с учредителем управления и выгодоприобретателем.

Нельзя не отметить, что содержание данного пункта является несколько противоречивым. С одной стороны, речь идет об ответственности доверительного управляющего за отсутствие должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, т.е. о виновной ответственности. С другой - имеется норма, согласно которой доверительный управляющий освобождается от ответственности только при наличии обстоятельств непреодолимой силы либо соответствующих действий выгодоприобретателя или учредителя управления, т.е. об ответственности без вины.

Думается, что общим правилом ответственности доверительного управляющего служит ответственность без вины. Однако управляющий вправе доказать, что убытки наступили не только вследствие непреодолимой силы, но и действий учредителя управления и (или) выгодоприобретателя. Данное правило будет корреспондировать с п. 3 ст. 401 ГК, предусматривающей общую ответственность предпринимателей (а в качестве доверительных управляющих выступают главным образом предприниматели) без вины. Исключение из этого правила может быть предусмотрено специальным законом.

2. Другой характерной чертой ответственности доверительного управляющего по договору служит обязанность возместить убытки не только учредителю управления, но и выгодоприобретателю - в виде упущенной выгоды. При определении размера причиненных убытков необходимо руководствоваться ст. ст. 15 и 393 ГК.

3. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает общий порядок ответственности по сделкам, правомерно совершенным управляющим с третьими лицами. Основания такой ответственности будут во многом зависеть от того, кто выступал в роли доверительного управляющего - предприниматель или гражданин (некоммерческая организация) (ст. 401 ГК).

Однако, если сам управляющий либо назначенный им поверенный (п. 2 ст. 1021 ГК) при совершении таких сделок вышли за пределы предоставленных управляющему полномочий либо действовали с нарушением установленных для него ограничений, ответственность несет управляющий своим личным имуществом.

Возможность исполнения таких сделок перед третьими лицами поставлена в зависимость от субъективного фактора - добросовестного поведения третьих лиц. Если последним в случае спора удастся доказать, что они не знали о превышении управляющим своих полномочий или об установленных для него ограничениях, то они могут получить возмещение непосредственно из имущества, переданного в доверительное управление (п. 3 ст. 1022). При этом учредитель управления в порядке регресса взыскивает причиненный ему ущерб с доверительного управляющего.

Содержание права доверительного управления имуществом

Ф. Карагусов, управляющий директор Народного банка Казахстана, к.ю.н.

В казахстанской деловой практике все с большей настойчивостью требует надлежащего правового регулирования вопрос об управлении имуществом субъектов хозяйствования. На данный момент термин «управление имуществом» имеет место в категориальном аппарате нормативно-правовой базы, однако содержание этого понятия не определено с необходимой однозначностью.

Как представляется, понятие «управление имуществом» целесообразно рассматривать с двух позиций: управление собственным имуществом и управление чужим имуществом (в том числе доверительное управление в интересах выгодоприобретателя). В обоих случаях основной целью такого управления, как правило, является сохранение и увеличение рыночной стоимости объекта управления, а нередко получение иных выгод за счет такого управления. Однако в первом случае управление имуществом осуществляет сам его собственник, чьи соответствующие действия обусловлены наличием у него всех его абсолютных правомочий по владению, пользованию и распоряжению собственностью.

В свою очередь, управление чужим имуществом, обусловленное интересом выгодоприобретателя и осуществляемое третьим лицом, требует более четкого понимания природы и содержания такого управления. Этот же феномен обусловливает непосредственное обращение к концепции имущества как объекта гражданских прав, поскольку необходимо более ясное понимание, насколько характеристики того или иного вида имущества позволяют ему быть переданным в управление третьему лицу. Другими словами, представляется целесообразным выяснить, возможно ли управление, к примеру, деньгами или ценными бумагами в интересах третьего лица? Прежде всего, ответ на данный вопрос интересует нас применительно к отношениям по доверительному управлению этими видами имущества, занимающим свою нишу в деловой практике Казахстана.

Как указывается в литературе, институт доверительного управления имуществом регулируется законодательством лишь нескольких стран СНГ, в том числе казахстанским ГК. В частности, введение этого института в систему гражданского законодательства было обусловлено потребностями экономического и политического характера, когда основными задачами развития стали ликвидация кризисных явлений в национальной экономике, привлечение инвестиций, проведение приватизации государственной собственности, интеграция национальной экономики в мировую систему хозяйствования.

Примечательно однако то, что признание договора доверительного управления имуществом на уровне ГК в качестве самостоятельной разновидности контрактов в Казахстане произошло лишь в середине 1999 г. с введением в действие Особенной части ГК. Вместе с тем еще за несколько лет до этого события на уровне законодательных актов доверительное управление имуществом нашло свое отражение. В частности, Указом Президента Республики Казахстан, имеющим силу Закона, от 23 декабря 1995 г. «О приватизации» передача государственного имущества в доверительное управление была признана предварительной стадией приватизации. Как отмечается некоторыми исследователями, выбор такого необычного для казахстанской экономической и правовой действительности механизма был обусловлен необходимостью выполнения инвестиционной программы и обеспечением погашения долгов государственных предприятий, подлежащих приватизации. По утверждению бывшего в 1994-1997 годах премьер-министра Казахстана, «передача в управление - это промежуточный вариант, позволяющий правительству присмотреться к инвесторам, а управляющим - к объектам, прежде чем продавать уникальные объекты».

Другим примером может служить Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу Закона, от 26 декабря 1995 г. «О государственной службе», утративший силу с 1 января 2000 г., требовавший от поступающих на государственную службу (как и действующее законодательство) передачи в доверительное управление принадлежащих им акций акционерных обществ и долей участия в товариществах с ограниченной ответственностью на весь срок занятия ими своей должности.

В сущности же, мотивация передачи имущества в доверительное управление может быть разной. Это и решение экономических задач позиционирования объекта управления на рынке, и борьба с коррупцией, и желание получить максимальную выгоду от владения имуществом с использованием опыта и знаний профессионалов, и урегулирование отношений с кредиторами и должниками ликвидируемого предприятия или умершего наследодателя. Задачей же законодателя является надлежащая регламентация условий оформления отношений доверительного управления имуществом, определение статуса их участников и урегулирование динамики этих отношений.

В одном из обобщающих исследований о состоянии и перспективах развития гражданского законодательства стран Западной Европы, имеющем, как и гражданское законодательство Казахстана, своим источником римское право, справедливо указывается, что институт траста (доверительной собственности и доверительного управления) прежде был не известен этому законодательству.

В связи с этим исследователи и задаются вопросом о том, почему этот институт до сих пор недостаточно развит в праве упомянутых государств, и насколько целесообразно его существование. Анализируя этот вопрос, западноевропейские юристы считают целесообразным введение института доверительного управления имуществом в действующие системы частного права для обслуживания интересов делового оборота, но при условии, что новый институт будет введен в традиционные правовые системы континентальной Европы с учетом их основ и принципов.

Как мы уже отметили, для казахстанского законодательства вопрос о восприятии идеи доверительного управления имуществом уже решен. ГК Республики Казахстан отдельной главой регулирует в качестве самостоятельного вида договор доверительного управления имуществом. Возникает вопрос иного содержания: насколько это регулирование является адекватным экономическим и политическим потребностям участников делового оборота, и насколько широко этот договор применяется в существующих условиях хозяйствования?

Современные западноевропейские исследователи схематично определяют доверительные отношения следующим образом: учредитель траста передает свои активы или их часть доверительному управляющему, который будет осуществлять их владение с определенными целями для выгоды одного или нескольких выгодоприобретателей (бенефициариев).

При этом практическое значение такой схемы усматривается в двух аспектах - управление переданными активами и обеспечение интересов сторон. В сущности, доверительное управление может быть обусловлено различными частными экономическими интересами (в т.ч. упрощение структуры бизнеса в условиях частой смены выгодоприобретателей, создание финансовых империй, установление ограничений в распоряжении имуществом и др.), но все эти интересы являются действительными интересами, а средство их реализации заключается в том, что определенное имущество в силу договора передается доверительному управляющему в управление, и такой доверительный управляющий получает определенные правомочия в отношении данного доверенного имущества.

Что касается второго аспекта, то в ряде случаев, несмотря на то, что законодательство предусматривает другие варианты для обеспечения интересов сторон сделки, доверительное управление может быть наиболее привлекательным инструментом для этих целей. Например, передача в доверительное управление при сохранении титула права собственности позволяет учредителю доверительного управления обеспечить свой интерес в получении цены договора до того, как этот титул будет передан новому собственнику.

Кроме того, передача имущества проблемного должника в доверительное управление представляет собой эффективную гарантию против окончательной несостоятельности и банкротства такого должника. Именно эта мотивация, как отмечалось выше, была заявлена Правительством Казахстана при введении доверительного управления как предварительной стадии приватизации в республике в 1995-1997 гг.

Вместе с тем недостаточность серьезных отечественных правовых и экономических исследований природы и значения доверительных отношений в экономических процессах, отсутствие правовой основы их возникновения и реализации наряду с проблемой коррупции обусловили то, что должная деловая практика в Казахстане не сложилась, а разработчики Особенной части ГК РК не смогли ее учесть при завершении проекта кодекса.

Как известно, согласно ст. 883 ГК РК при учреждении доверительного управления имуществом доверительный управляющий обязуется осуществлять от своего имени управление переданным в его владение, пользование и распоряжение имуществом, если иное не предусмотрено договором или законодательными актами, в интересах выгодоприобретателя. Аналогичное определение содержится практически во всех гражданских кодексах бывших советских республик, принятых с учетом рекомендаций Модельного гражданского кодекса для стран СНГ.

Таким образом, по договору доверительного управления имуществом, как уже говорилось, одна сторона (учредитель доверительного управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах указанного учредителем лица (выгодоприобретателя).

Критерий интереса выгодоприобретателя обусловливает существование одного из самых неоднозначных моментов в определении природы доверительного управления. Этим моментом является то, что направленностью договора доверительного управления имущества является регламентация деятельности доверительного управляющего по управлению доверенным имуществом с использованием правомочий, которые в совокупности определяют статус собственника имущества. Но именно передача полномочия по управлению имуществом в интересах выгодоприобретателя в первую очередь является критерием разграничения статуса управляющего от статуса собственника. Если собственник наслаждается использованием своих трех правомочий в своих интересах и по своему усмотрению, то доверительный управляющий осуществляет эти правомочия в рамках деятельности по управлению им в соответствии с содержанием договора и в исключительных интересах выгодоприобретателя. При этом осуществление (отметим: не предоставление, а именно осуществление) этих правомочий управляющего может быть существенно ограничено.

Однако вышесказанное не дает возможности однозначного понимания того, что является содержанием понятия «доверительное управление имуществом». Казахстанское законодательство не содержит даже дефиниции термина «управление имуществом». Его содержание мы могли бы раскрыть через перечисление правомочий доверительного управляющего. Именно по этому пути пошел Конституционный совет Республики Казахстан, указав в одном из своих постановлений, что «юридическое содержание нормы «организует управление государственной собственностью» означает наделение Правительства республики полномочиями владеть, пользоваться и распоряжаться государственной собственностью в пределах, установленных законодательными актами».

На наш взгляд, однако, право на управление имуществом (пусть даже собственным) не следует отождествлять с совокупностью правомочий собственника. Как представляется, право управлять имуществом обусловливает реализацию правомочий пользования (в какой-то части) и распоряжения им, но не совпадает с ними по своему содержанию. Содержанием термина «управление» следует признавать принятие решений, выработку позиции относительно того, как стоит распорядиться своими правомочиями собственника для достижения определенного правового и (или) экономического результата. Принятие такого решения обусловливает последующее осуществление определенного (определенных) правомочия (правомочий) собственника.

Такое понимание управления позволит нам понять и сущность доверительного управления и более корректно обосновать действующую в Казахстане систему управления пенсионными активами, при которой управляющие компании принимают инвестиционные решения, а банки-кастодианы, которые фактически владеют пенсионными активами, принадлежащими пенсионным фондам, исполняют эти решения на основании уже актов по использованию и (или) распоряжению упомянутыми активами. Эта же позиция обосновывает и распределение ответственности между этими тремя субъектами, полноту которой за принятие решения несут управляющая компания и сам пенсионный фонд, а ответственность за сохранность пенсионных активов и исполнение инструкций, связанных с распоряжением пенсионными активами, несет банк-кастодиан.

Приведенные выводы поспособствуют более глубокому анализу и ряда норм ГК РК, относящихся к статусу доверительного управляющего имуществом. Для примера рассмотрим следующую ситуацию. Как представляется, из содержания ст. 886 ГК РК вытекает, что договор доверительного управления четко оговаривает состав доверенного имущества и то лицо, которому оно должно быть передано после окончания доверительного управления. Уже одно это ограничивает доверительного управляющего в распоряжении доверенным имуществом. Он должен сохранить это имущество и передать его соответствующему лицу или (например, в рамках законодательства о приватизации) именно это имущество получить в свою собственность по окончании доверительного управления. Более того, в течение всего срока управления доверительный управляющий должен сохранять правовую и фактическую власть над доверенным имуществом, поскольку выбытие этого имущества из-под власти управляющего означает прекращение управления, ибо управлять больше нечем. Но одновременно сохраняется обязанность управляющего вернуть имущество указанному субъекту по окончании управления. В сущности, управляющему предоставляется только право владеть этим имуществом и обеспечить его сохранность.

Здесь возможен аргумент, что по ГК РК имущество, приобретенное и (или) полученное доверительным управляющим в процессе осуществления возложенных на него обязанностей, включается в состав доверенного имущества. То есть отчуждение доверенного имущества может принести в доход иное имущество, которое автоматически включается в состав доверенного имущества. Этот аргумент не лишен оснований. Однако в таком случае новое имущество лишь заменяет доверенное имущество, а не сохраняет его, поэтому по окончании договора управляющий не сможет вернуть доверенное имущество, хотя именно это требуется действующими положениями ГК РК. Думается, что указанная норма относится именно к доходам от использования доверенного имущества (плоды, дивиденды, вознаграждение и др.), но не от его отчуждения. Обратное понимание этой нормы ГК РК может привести к спорам между управляющим и выгодоприобретателем относительно того, какое имущество должно быть возвращено по окончании договора и, самое главное, приведет к несоответствию нормам кодекса об обязанности вернуть доверенное имущество, указанное в договоре, по окончании срока его действия.

Последнее и является тем моментом, который создает сомнения по поводу возможности для ценных бумаг и денег выступать в качестве объектов доверительного управления. В частности, пользование и распоряжение ценными бумагами, переданными в доверительное управление, представляется возможным, если это не предполагает отчуждение этих ценных бумаг. В противном случае происходит исчезновение объекта доверительного управления, а значит, должно прекращаться само доверительное управление.

Применительно к этому отметим, что ст. 886 ГК РК не предусматривает, чтобы обязательным условием договора было указание на объем полномочий управляющего. Несмотря на то, что необходимость или целесообразность такого указания следует из смысла других норм законодательства, представляется обоснованным требовать его наличия в обязательном порядке, поскольку это позволит на практике избежать непреднамеренного превышения управляющим его полномочий, необоснованного вмешательства в его деятельность и споров между сторонами договора.

Итак, если исходить из того, что доверительному управляющему предоставляется именно правомочие по управлению доверенным имуществом в определенных целях как право принятия любых, не противоречащих духу и букве закона решений для достижения этих целей, то вполне оправданным может быть установление каких-то ограничений по реализации тех правомочий, которыми обладает собственник этого имущества. Другими словами, доверительному управляющему следует предоставлять прежде всего не правомочия собственника имущества, а правомочие вырабатывать решения о том, как эти правомочия могут быть реализованы для решения каких-то задач. Это же не исключает того, чтобы управляющий был наделен какими-то из правомочий собственника, но уже ограничение в осуществлении этих правомочий, вплоть до запрета такого осуществления, исключает сомнения в целесообразности договора доверительного управления, даже если управляющему будет предоставлено лишь правомочие владения доверенным имуществом, а право на распоряжение им собственник оставит за собой.

Таким образом, доверительному управляющему по договору должно быть передано имущество именно в управление с целью принятия решений по эффективному владению, пользованию или распоряжению этим имуществом для выполнения определенных экономических или иных задач. При этом, поскольку мы говорим о передаче имущества доверительному управляющему, без чего доверительное управление существенно теряет свою привлекательность и экономическое значение, то такому управляющему, по крайней мере, должно быть предоставлено и право владения доверенным имуществом. Такое понимание доверительного управления представляется нам более целесообразным, позволяющим провести более четкую грань различия между собственником имущества и доверительным управляющим, а следовательно, более корректно регламентировать правовые последствия заключения и осуществления соответствующего договора. В том числе передача управляющему права владения доверенным имуществом оправдывает предоставление ему предусмотренных ГК РК вещно-правовых способов защиты своих прав по соответствующему договору. В любом случае это представляется более корректным по сравнению с определением, согласно которому доверительное управление предполагает передачу полномочий собственника имущества с целью управления им.

Еще один момент в регулировании отношений по доверительному управлению имуществом нам видится в том, что интерес выгодоприобретателя является основным критерием деятельности доверительного управляющего по договору. Этот же интерес обусловливает особые правила о его ответственности. В частности, устанавливается, что в случае ненадлежащего управления имуществом учредитель или выгодоприобретатель могут предъявить в суде требования о прекращении доверительного управления и возмещении убытков. При этом доверительный управляющий предполагается виновным в ненадлежащем исполнении обязанностей, если не докажет, что принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязанностей.

Обращает на себя внимание несовершенство данной нормы в ст. 890 ГК РК. Само ее содержание таит в себе опасность, в частности, при доверительном управлении ценными бумагами. Если казахстанская деловая и судебная практика все же признает за доверительным управляющим право отчуждать акции или иные эмиссионные ценные бумаги в качестве доверенного имущества, любые операции доверительного управляющего с такими акциями по их отчуждению могут быть оспорены учредителем или выгодоприобретателем как ненадлежащее управление имуществом с требованием возмещать убытки. Представим ситуацию, что через какой-то период времени с момента отчуждения таких акций управляющим их рыночная стоимость существенно возрастет или понизится. Возмещение убытков управляющим может элементарно разорить его. В связи с этим настойчиво стоит вопрос о возможности отчуждать акции, переданные в доверительное управление, самим управляющим.

Нормы о доверительном управлении имуществом своим содержанием действительно обуславливают вопрос о достаточной четкости в разграничении правомочий учредителя управления и доверительного управляющего. ГК РК содержит определенный набор правил, направленных на разделение статуса собственника и доверительного управляющего имуществом. Такое разделение выражается в ограничении обращения взыскания на доверенное имущество по долгам учредителя управления, требованием к управляющему управлять доверенным имуществом исключительно в интересах выгодоприобретателя, раздельным учетом собственного имущества управляющего и доверенного ему имущества, а также рядом других положений. Последними же изменениями некоторых норм ГК были внесены принципиальные новшества по вопросу более четкого разграничения статуса сторон доверительного управления.

В частности, согласно новой редакции п. 1 ст. 886 ГК РК в период действия договора доверительного управления имуществом учредитель доверительного управления не вправе осуществлять какие-либо действия в отношении имущества, находящегося в доверительном управлении, если иное не установлено законодательными актами или указанным договором. Этим дополнительно гарантируется правомерный интерес доверительного управляющего надлежащим образом управлять имуществом и, следовательно, повышается его ответственность, поскольку исключается возможность для него ссылаться на действия учредителя, препятствовавшие его деятельности и повлекшие ущемление интересов выгодоприобретателя.

Этот вопрос имеет прямое отношение к выводу относительно необходимости однозначного и исчерпывающего указания в договоре на содержание и объем полномочий управляющего. Ибо на практике очень сложным является доказывание ненадлежащего исполнения управляющим его обязанностей. Возможна и другая ситуация, когда управляющий не сможет доказать свое надлежащее исполнение по договору. Казахстанская действительность прошлых лет может предоставить ряд доказательств того, что понятие «интерес выгодоприобретателя» и объем полномочий доверительного управляющего должны быть четко отражены в соответствующем договоре доверительного управления имуществом. В 1997 г. фирма «Алексей Постовалов и К», ранее получившая в доверительное управление государственный пакет акций Карагайлинского ГОКа, была обвинена в демпинге, преступной бесхозяйственности и невыполнении своих обязательств в связи с тем, что задолженность по зарплате работникам предприятия составила 51 млн. тенге, а сам контракт на такое доверительное управление был расторгнут. При этом правительство проигнорировало то, что в соответствии с контрактом упомянутой управляющей фирмой была погашена задолженность перед бюджетом, энергетиками, транспортниками, снижены объемы дебиторской и кредиторской задолженностей.

В данном случае применение понятия надлежащего исполнения обязательств доверительным управляющим возможно при условии, когда такие обязательства и объем полномочий, а также задачи деятельности управляющего прямо и однозначно указаны в соответствующем договоре. Во всех остальных случаях трудно применима концепция надлежащего исполнения обязательств, предусмотренная статьями 272-281 и 349 ГК РК. В этом вопросе мы согласны с некоторыми авторами в том, что «необходимо определиться, что предполагается под понятием надлежащего управления имуществом, и в каком случае наступает ответственность доверительного управляющего». Здесь действительно представляется более целесообразным прямое указание в соответствующей статье ГК на то, что критерием надлежащего исполнения обязательств доверительным управляющим является именно должная степень заботливости в четко обозначенных в договоре интересах выгодоприобретателя.

Такая степень оценивается участниками оборота и судом, основываясь на анализе конкретной ситуации, когда управляющий должен был поступить с доверенным имуществом так, как он, являясь нормальным участником оборота, обладая обычным опытом, знаниями и информацией обычного участника оборота, поступил бы в отношении этого имущества в своих интересах как его собственник. Именно такой критерий заложен для оценки ответственности доверительного управляющего в ст. 964 ГК Республики Армении и ст. 1022 ГК Российской Федерации.

И здесь мы снова возвращаемся к категории интереса. Высказывают мнение, что «несоблюдение интересов учредителя или выгодоприобретателя является квалифицирующим признаком ненадлежащего исполнения обязательств» по договору доверительного управления. Это мнение не лишено оснований. Однако отметим два важных момента. Первый заключается в том, что по ГК РК единственным интересом, которым должен руководствоваться доверительный управляющий, является интерес назначенного учредителем выгодоприобретателя. В своей деятельности доверительный управляющий в определенной степени даже освобожден от того, чтобы учитывать интерес учредителя. Это, однако, не освобождает управляющего от ответственности перед учредителем как титулованным собственником доверенного имущества в случаях, когда этот управляющий выходит за рамки предоставленных ему полномочий и нарушает соответствующие права учредителя. При условии же, что управляющий действует в рамках предоставленных ему договором полномочий, он вправе (или должен?) руководствоваться только интересами выгодоприобретателя.

Таким образом, полагаем, что при исполнении договора доверительного управления имуществом доверительный управляющий должен соблюдать только интерес выгодоприобретателя, но не допускать нарушения прав других участников делового оборота, включая учредителя доверительного управления. Такое понимание представляется важным моментом при реализации соответствующих правоотношений, поскольку вносит большую ясность в их содержание, распределение правомочий и обязанностей, обеспечивает гарантию надлежащего исполнения обязанностей по договору и соблюдение правомерных интересов всех сторон договора.

Второй момент относится к тому, что, собственно, составляет интерес выгодоприобретателя и каким он должен быть. Парадокс заключается в том, что именно учредитель определяет, что является интересом выгодоприобретателя, а не сам выгодоприобретатель. То есть здесь возможно даже какое-то «навязывание» воли учредителя в его понимании содержания интересов выгодоприобретателя. Поскольку содержание интереса обусловливается субъективным отношением конкретного лица к происходящему, следует признать, что учредитель доверительного управления может знать о действительных интересах выгодоприобретателя и вправе отразить их в соответствующем договоре, только если таким выгодоприобретателем является он сам. Выгодоприобретатель же не во всех случаях может быть стороной соответствующего договора, по которому управляющий действует в его интересах: ст. 884 ГК РК определяет субъектов доверительного управления, но не стороны соответствующего договора. Следовательно, он не всегда сможет проконтролировать то, как изложен его интерес в этих договорах.

Применительно к этому вопросу большое значение имеет научный анализ вопроса о понятии «интерес» в гражданском праве, проведенный Покровским Б.В.

В частности, Покровский Б.В. анализирует различные точки зрения, в том числе понимание интереса как субъективное или объективное явление, либо как единство объективного и субъективного. Не вдаваясь в подробности этого анализа, считаем, что для конкретного субъекта его интерес как «внутренний движущий фактор» его позиционирования и развития в конкретном обществе обусловливается потребностями этого субъекта, его социальным, правовым и экономическим статусом, целью вступления его в данные правоотношения, а также объективно существующими экономическими отношениями и правовым полем.

То есть мы склоняемся к пониманию интереса как категории объективной и субъективной одновременно. В таких условиях интерес индивида может быть обусловлен его субъективными потребностями и целями, которые не всегда можно охарактеризовать как правомерные, поскольку существуют интересы других субъектов и общества в целом. Поэтому при вступлении такого индивида в конкретные волевые договорные правоотношения этот его субъективный интерес корректируется с учетом объективно для него существующих реалий и интересов других участников делового оборота, с тем чтобы такой интерес мог быть правомерным и подлежащим правовой охране.

В связи с этим представляется, что при формировании конкретных волевых правоотношений не может иметь места интерес, находящийся вне сознания участников соответствующего правоотношения. И применительно к данному контексту мы не согласны с Покровским Б.В. в том, что экономический интерес не зависит от воли и сознания субъекта, что он возникает и существует вне сознания. Экономический интерес, лежащий в основе договора доверительного управления имуществом, всегда обусловлен волей и сознанием его участников. Однако этот вывод требует уточнений применительно к конкретному субъекту этого договора.

Как мы уже отмечали, учредитель доверительного управления, назначая выгодоприобретателя, уполномочивает управляющего действовать в интересах этого выгодоприобретателя. Поскольку же ни учредитель, ни управляющий не могут достоверно знать о действительных интересах выгодоприобретателя, ГК уполномочивает управляющего осуществлять в отношении доверенного имущества все те действия, которые в нормальных условиях предпринимал бы нормальный собственник в собственных интересах. Но такое уполномочие также представляется нам недостаточно четким: мы не знаем, каковы интересы конкретного собственника. Поэтому было бы наиболее правильным, чтобы в этих условиях и стороны договора, и заинтересованные третьи лица, и суд в равной степени понимали, что обычным правомерным интересом собственника имущества является сбережение этого имущества, сохранение его стоимости, получение дохода или иных выгод от использования доверенного имущества и увеличение его стоимости. Именно такое понимание интереса выгодоприобретателя обусловит стабильность в реализации соответствующих правоотношений, создаст более применимый критерий надлежащего исполнения доверительным управляющим его обязанностей по договору, снизит вероятность беспочвенных споров и разногласий.

Вместе с тем, если выгодоприобретателем по договору доверительного управления имуществом выступит сам учредитель, что допускается ГК, интерес такого выгодоприобретателя может заключаться в ином. И такой интерес может быть очерчен в договоре более предметно и не ограничиваться сохранением и увеличением стоимости доверенного имущества. Безусловно, такой интерес должен быть правомерным, но в контексте, например, всего бизнеса выгодоприобретателя-учредителя последний может быть заинтересован во временном ограничении сделок с доверенным имуществом, какие бы выгоды эти сделки не сулили, в отказе от получения доходов от использования доверенного имущества и др.

Таким образом, должная степень заботливости доверительного управляющего при исполнении им обязанностей по конкретному договору обусловливается не только нормальным ходом развития хозяйственных отношений и степенью заботливости нормального собственника в обычных условиях, но и личностью выгодоприобретателя и содержанием самого договора. С учетом вышесказанного отмечается и такая возможность, когда действительный интерес выгодоприобретателя и такой же интерес учредителя доверительного управления могут не совпадать и даже могут прямо противоречить друг другу. В этих условиях и закон, и практика должны определиться в части того, как обеспечить правовую охрану правомерных интересов сторон договора. Представляется, что приоритет в такой ситуации должен быть отдан интересу выгодоприобретателя, отраженному в договоре. В то же время такое положение не должно означать, что причинение ущерба учредителю управления при превышении управляющим предоставленных договором полномочий или при ненадлежащем исполнении им его обязанностей не может быть основанием для применения предусмотренных законом средств защиты прав упомянутого учредителя.

Кроме того, выгодоприобретатель в принципе не может получить иные выгоды, чем обычный собственник аналогичного имущества в нормальных условиях, - сохранение и увеличение этого имущества. И в любом случае интерес выгодоприобретателя не должен быть таким, чтобы его реализация привела к нарушению прав собственности учредителя на такое имущество.

Один из самых важных вопросов, связанных с договором доверительного управления имуществом, - действительно ли любое имущество по своей природе может быть передано в доверительное управление. В данном случае сразу оговоримся, что любое имущество, принадлежащее его собственнику, автоматически становится и объектом управления самим собственником, поскольку трудно представить, чтобы последний, являясь нормальным участником оборота и заинтересованным в сохранении и улучшении своего материального благополучия, мог реализовывать свои правомочия собственника, предварительно не приняв решение о наиболее эффективных и целесообразных способах такой реализации. Ведь даже передача имущества в доверительное управление также представляет собой акт управления имуществом.

В связи с этим представляется, что объектом управления со стороны собственника может быть действительно любое принадлежащее ему имущество. Однако в соответствии с тем, как регулируются отношения доверительного управления имуществом в казахстанском ГК, не всякое имущество может быть предметом доверительного управления по договору. В частности, этот вывод можно отнести к деньгам и ценным бумагам.

На примере казахстанских банков второго уровня можно утверждать, что большинство из них, осуществляя, в частности, казначейские операции, управляют принадлежащей им денежной массой. На основании предоставленных банком полномочий и от имени соответствующих банков их казначеи и дилеры ежедневно приобретают и отчуждают драгоценные металлы, иностранную валюту, предоставляют и получают краткосрочные денежные займы, размещают деньги на депозиты и т.п. Единственной целью этих операций является получение банком прибыли в результате их совершения и, в любом случае, сохранение за банком специально выделенных для казначейских операций совокупных объемов денежных средств в разных валютах.

Могут ли эти денежные средства быть переданными в доверительное управление третьим лицам? В соответствии с буквальным пониманием норм ст. 885 ГК РК деньги могут быть объектом доверительного управления. Однако остальные нормы того же кодекса сводят это положение к нулю. Указание в договоре на состав доверенного имущества и субъекта, которому оно должно быть передано по окончании договора, а также запрет на истребование денег от добросовестного приобретателя (ст. 262 ГК РК) фактически не позволяют передать третьему лицу деньги в доверительное управление. А в законодательстве ряда стран СНГ вообще устанавливается запрет на доверительное управление деньгами. Так, ст. 1013 ГК Российской Федерации и ст. 955 ГК Республики Армения прямо запрещают использовать деньги в качестве самостоятельного объекта доверительного управления, если иное не предусмотрено законом. Вероятнее всего, в основе данного законодательного положения лежит понимание того, что пользование деньгами (их использование по целевому назначению) совпадает с понятием распоряжаться деньгами и попросту означает тратить деньги. В таком строгом понимании доверительное управление деньгами действительно невозможно, ибо передача их в доверительное управление будет означать либо невозможность предпринимать какие-либо действия с таким доверенным имуществом, либо использование этого имущества так, что учредитель такого доверительного управления лишится своей собственности, а соблюдение интересов выгодоприобретателя будет сомнительным.

Аналогичные вопросы можно поставить и в отношении эмиссионных ценных бумаг. Но в отличие от режима денег ГК более подробно регламентирует особенности передачи эмиссионных ценных бумаг в доверительное управление. При этом такие особенности, как представляется, не соответствуют общим правилам доверительного управления имуществом. Так, ст. 892 ГК РК предусматривает, что доверительный управляющий имеет право осуществлять операции с акциями и иными ценными бумагами, переданными в доверительное управление и (или) приобретенными за счет доверенного имущества либо за счет доходов от использования доверенного имущества. Думается все же, что, с учетом вышеизложенного, следует разделять ценные бумаги, изначально переданные в управление в качестве доверенного имущества, и ценные бумаги, полученные впоследствии за счет доходов от использования доверенного имущества. В частности, ценные бумаги как доверенное имущество должны находиться в правовой власти управляющего на весь срок договора, в то время как сделки с ценными бумагами второй категории едва ли могут быть ограничены, если договор не устанавливает специальных правил.

Помимо общих правомочий доверительного управляющего имуществом ГК РК предусматривает дополнительные правомочия доверительного управляющего акциями. Так, доверительный управляющий при управлении доверенными ему акциями, если иное не предусмотрено актом об учреждении доверительного управления имуществом:

1) участвует в управлении акционерным обществом;

2) получает причитающиеся на акции дивиденды и передает их выгодоприобретателю;

3) в случае ликвидации акционерного общества получает причитающееся на акции имущество и передает его в соответствии с договором выгодоприобретателю или учредителю;

4) осуществляет отчуждение акций и иные операции с ними, включая залог.

Перечень этих правомочий был введен в упомянутую статью ГК РК Законом от 16 мая 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам рынка ценных бумаг и акционерных обществ», упомянутым выше. В связи с этим содержание ст. 892 ГК РК в новой редакции создало ряд вопросов. Первый из них, как представляется, обусловил противоречие в содержании самого ГК. В частности, как уже отмечалось, согласно общему правилу статьи 885 ГК РК имущество, приобретенное и (или) полученное доверительным управляющим в процессе осуществления возложенных на него обязанностей, включается в состав доверенного имущества. Исключений по частным случаям из этого правила не предусмотрено в принципе. Оно распространяется и на такое имущество, поступающее в процессе управления доверенным имуществом, как дивиденды, которые таким образом должны включаться в состав доверенного имущества, а не передаваться выгодоприобретателю в течение срока доверительного управления.

Второй аспект касается прямо предусмотренного права доверительного управляющего отчуждать акции, переданные ему в управление. Выше уже отмечалась нецелесообразность такого правомочия в соответствии с тем, как казахстанское законодательство регулирует договор доверительного управления. Ибо оно влечет за собой прекращение доверительного управления, поскольку исчезает предмет доверительного управления. В этом плане существует внутреннее противоречие в самой статье 892 ГК РК. С одной стороны, доверительному управляющему акциями совершенно справедливо предписывается передать учредителю или выгодоприобретателю имущество, полученное им при ликвидации соответствующего акционерного общества. И в этом случае доверительное управление акциями прекращается, поскольку эти акции выбыли из собственности учредителя. Однако эта же статья разрешает управляющему отчуждать акции и не регламентирует такого последствия этого отчуждения, как прекращение доверительного управления.

Примечательно, что в отличие от ГК РК гражданские кодексы, например, России и Армении более внимательно отнеслись к этому вопросу. Так, в ст. 1025 российского ГК и ст. 967 армянского ГК специально указывается на то, что правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами определяются в договоре доверительного управления. Пусть эти статьи прямо не запрещают отчуждение управляемых акций, но они обращают внимание на неординарность такого правомочия в данном случае. Кроме того, наличие такой оговорки может означать и то, что, если договор допускает отчуждение предмета управления, то стороны каким-то образом должны будут урегулировать и перспективы самого доверительного управления. Эти положения кодексов России и Армении представляются более совершенными по сравнению с ГК РК.

Как отмечается в литературе, «существуют виды доверительного управления, которые предполагают в основном отчуждение одного доверенного имущества и приобретение другого». То, что такие виды доверительного управления действительно существуют, особенно в международной хозяйственной практике, не вызывает возражений. Но проблема в том, что именно казахстанское законодательство своим содержанием не позволяет применять такие виды договоров. В любом случае применение соответствующих конструкций таит в себе большой риск оспаривания тех или иных действий доверительного управляющего.

Большое значение для разрешения проблемы имеет и то, какими являются теоретические и законодательные подходы к содержанию концепций имущества и объектов гражданских прав. Представляется совершенно справедливым то, что статья 115 ГК РК выделяет деньги и ценные бумаги в самостоятельные виды имущества наряду с вещами, имущественными правами и др. Кстати, российский ГК по этому вопросу в меньшей степени учитывает условия современного этапа развития. И совершенно справедливо отмечает Лапач В.А., что «более отвечающей современным реалиям была бы редакция ст. 128 ГК РФ, обеспечивающая «прямое» вхождение денег (в наличной и безналичной формах) в объем понятия «имущество» как самостоятельного имущественного блага». Мы также считаем, что к деньгам не применимы понятия вещей, определяемых характеристиками делимости и потребляемости, и отстаиваем самостоятельность денег как отдельного вида объектов гражданских прав наряду с вещами и другими имущественными благами.

В международной и казахстанской практике деятельности в сфере финансовых рынков огромное распространение получает управление денежными массами и совокупностью (портфелями) ценных бумаг. При этом привязки к постоянству составляющих элементов этих масс и совокупностей в таких конструкциях не обнаруживается. На рынках капитала и иностранных валют единственной правомерной целью является извлечение максимальной прибыли от операций с финансовыми инструментами с использованием допускаемых законодательством механизмов. При этом в условиях огромной подвижности рынка, постоянных котировок, изменений конъюнктуры и т. п. сохранить неизменным качественный и количественный составы объектов управления невозможно. Можно говорить только об изменении стоимости этого объекта. Но именно в этих условиях с формально-юридической точки зрения объектами управления и соответствующих сделок являются деньги и ценные бумаги. Когда мы, как уже отмечалось, говорим об управлении собственными деньгами и ценными бумагами, вопросов никаких не возникает, поскольку такое управление как процесс принятия инвестиционных решений относится к внутренней деятельности собственника и объективируется в гражданско-правовые сделки, вполне укладывающиеся в действующие конструкции ГК РК.

Труднее квалифицировать деятельность по управлению чужими деньгами и ценными бумагами. Как уже говорилось, такое управление не «вмещается» в рамки ГК РК, оно формально невозможно в силу частично описанных выше императивных требований к содержанию договора доверительного управления и статусу доверительного управляющего. В сделках с иностранными контрагентами казахстанские участники финансовых рынков выходят из положения, выбирая в качестве применимого права законодательство иностранных государств, позволяющих такое управление. Но внутренний рынок финансовых инструментов, остающийся недостаточно развитым в силу ряда причин, ограничен в своем развитии, в том числе и трудностями с оформлением отношений по управлению различными видами финансовых инструментов. И в данном случае нами усматриваются недостатки не только тех норм, которые непосредственно регламентируют договор доверительного управления имуществом. Может быть, даже более значимым препятствием является отраженная в действующем законодательстве концепция и система объектов гражданских прав.

К этой проблеме в настоящее время вновь обращено пристальное внимание современных исследователей-цивилистов. Лапач В.А. очень четко указывает на то, что «категория объектов гражданских прав исключительно важна не только для права гражданского самого по себе; она является в известной степени универсальной, сквозной, пронизывающей и иные правовые отрасли, нормы которых так или иначе регулируют имущественные отношения либо охраняют имущественные… права и интересы». Совершенно прав и Покровский Б.В., считающий, что «возможно более точное раскрытие понятия «имущество» имеет существенное значение для познания имущественных отношений».

Концепция имущества является действительно основополагающей для теории цивилистики и гражданского законодательства. И хотя эта статья не может рассматриваться как специально посвященная анализу данной концепции, однако мы хотим предложить идею для обсуждения в связи с рассмотрением вопроса о доверительном управлении такими, в сущности, невещественными объектами, как деньги и ценные бумаги.

Когда мы говорим об имуществе как объекте гражданских прав, то прежде всего имеем в виду вещи, субъективные имущественные права и иные имущественные блага, которыми субъекты правоотношений могут обладать и пользоваться для удовлетворения своих правомерных интересов. Традиционно считается, что объекты гражданских прав должны обладать потребительной стоимостью, предполагающей удовлетворение тех или иных потребностей людей, и стоимостью как способностью быть оцененными в деньгах.

Современная система объектов гражданских прав отражена, в частности, в ст. 115 ГК РК. Перечень имущественных благ (имущества), содержащийся в этой статье, не является исчерпывающим. Это обстоятельство позволяет рассматривать в качестве имущества и не перечисляемые в ней блага, но отвечающие признакам имущества. И в этой позиции мы находим поддержку и у Лапача В.А., справедливо утверждающего, что «вещи, деньги, ценные бумаги и имущественные права не исчерпывают действительного содержания понятия имущества, ибо оно обладает мощным потенциалом, способствующим саморазвитию, расширению и углублению». Однако прежде необходимо понять, что есть имущество и какими характеристиками оно обладает, какова связь категории «имущество» с понятием отдельных материальных предметов, имущественных благ и ценностей как объектов гражданских прав.

Так, если раньше в основе понятия объекта гражданских прав находилось такое понимание, что каждый конкретный предмет материального мира действительно обладал потребительной стоимостью, удовлетворяя потребности людей за счет своих природных свойств, то сегодня участники гражданского оборота вступают в правовые связи друг с другом по поводу таких объектов, которые не обладают естественными свойствами для удовлетворения потребностей людей в сфере материального потребления. При этом упомянутые объекты оцениваются в деньгах, продаются и покупаются, используются в качестве предмета по другим сделкам. Такие предметы или объекты вообще не обладают потребительной стоимостью. В частности, деньги и ценные бумаги, прямо названные ГК РК объектами гражданских прав, не обладают таким свойством априори. А стоимость денег вообще трудно оценить в деньгах, поскольку сами деньги являются мерилом стоимости. Тем не менее именно деньги и ценные бумаги (особенно эмиссионные в их так называемой бездокументарной форме) представляют собой предмет очень большого интереса субъектов современного делового оборота, обеспечивая огромные объемы оцениваемого деньгами имущественного оборота.

По своей природе такой оборот денег и ценных бумаг представляет собой сферу перераспределения имущественных (и не только) интересов и взаимосвязей субъектов рынка, их реальных возможностей влиять на сферу бизнеса и рынки потребления товаров, обладающих потребительной стоимостью, а также участвовать в таких рынках, тратя деньги и реализуя правомочия, предоставляемые ценными бумагами. Едва ли в этих условиях можно утверждать, что деньги и ценные бумаги не могут быть объектами субъективных имущественных интересов.

В связи с этим заслуживающей пристального внимания является точка зрения Покровского Б.В. о том, что «истинным определением имущества будет определение его как общественного волевого отношения». Возможно, стоит более подробно рассмотреть такую концепцию, которая понимает имущество как принадлежащие субъекту оцениваемые в деньгах возможности и средства формирования и реализации его социальных связей с другими участниками гражданского оборота, позволяющие ему удовлетворить свои потребности, непосредственно приобретая объекты, обладающие потребительной стоимостью, либо создавая возможности для их приобретения в будущем (например, за счет увеличения стоимости ценных бумаг, получения дополнительного денежного дохода, приобретения права требования передачи товаров и т.п.).

В связи с этим большую актуальность приобретает и мнение Шершеневича Г.Ф. о том, что имущество является совокупностью имущественных (подлежащих денежной оценке) отношений, в которых находится данный субъект. Лапач В.А. в своей монографии проводит глубокий анализ различных точек зрения на понятие имущества. При этом довольно аргументированными и целесообразными являются позиции о том, что имущество представляет собой совокупность самостоятельных, оцениваемых в деньгах ценностей, принадлежащих определенному субъекту, который может использовать эти ценности для удовлетворения собственных интересов. При этом «составные части имущества могут изменяться, имущество может уменьшаться или увеличиваться. Однако через отношение к своему обладателю имущество остается тождественным самому себе».

Такое понимание имущества позволяет определить статус конкретного участника оборота в конкретной системе социальных связей и одновременно позволяет ему использовать отдельные элементы, составные части принадлежащего ему имущества, отдельные материальные и нематериальные ценности, обладающие стоимостью в своих конкретных интересах. И когда мы говорим об управлении имуществом (в том числе доверительном управлении), нам следует иметь в виду управление социально-правовыми связями обладателя имущества со всеми другими участниками делового оборота, направленными на удовлетворение интересов такого обладателя или иного выгодоприобретателя посредством потребления отдельных составляющих этого имущества в соответствии с их потребительной стоимостью или использования иных ценностей, входящих в состав данного имущества и не обладающих потребительной стоимостью, для того чтобы приобрести товары посредством обмена этих ценностей на них, либо для каких-то иных целей просто увеличивать стоимость упомянутых ценностей.

Поскольку вещи, как одна из разновидностей объектов гражданских прав, обладают потребительной стоимостью, а также деньги и ценные бумаги, которые такой стоимостью не обладают, но имеют стоимость, представляют собой - каждая в отдельности - самостоятельные виды ценностей и благ, признаваемых ГК РК имуществом, то имуществом можно признать не только совокупность потребительных стоимостей (товаров), но и определенный показатель стоимости, в том числе меновой стоимости.

В данном случае предлагается рассматривать определенные объемы денег (в единой или разных валютах) как самостоятельный объект гражданских прав, существующий для удовлетворения каких-то социальных потребностей субъекта, для реализации каких-то его интересов, признаваемых другими участниками оборота. При таком понимании, уже с юридической точки зрения, был бы более адекватным режим управления данным лицом принадлежащими ему деньгами. А в контексте нашей статьи доверительное управление деньгами в глазах закона стало бы нормальным явлением и регулировалось бы как доверительное управление стоимостью.

Аналогичным может быть и подход к регулированию управления совокупностью эмиссионных ценных бумаг. В обоих случаях важным является определенная стоимость соответствующих ценных бумаг или денежной массы, составляющих совокупность ценных бумаг или, соответственно, денег как самостоятельных имущественных ценностей в составе данного имущества. В ходе управления этим имуществом его качественный состав может изменяться, но основная цель - сохранение или увеличение стоимости в течение определенного периода или по достижении определенного момента должна быть достигнута.

Таким образом, если провести более четкую грань между понятиями имущества и отдельных имущественных ценностей, которые в своей совокупности, принадлежа данному субъекту, и составляют его имущество, то теория гражданского права и содержание соответствующего законодательства смогут послужить более серьезным обоснованием практики управления имуществом, включая доверительное управление деньгами и ценными бумагами. Причем еще раз отметим разницу между деньгами - как самостоятельной имущественной ценностью и деньгами - как стоимостью. При этом такую стоимость целесообразно понимать как имущество субъекта, выражающееся в наличии у него социально-экономических связей с другими участниками рынка, предоставляющих ему действительные возможности приобретать и использовать имущественные блага для удовлетворения своих потребностей. Именно во втором случае управление деньгами становится более обоснованным с позиций права. Безусловно, эта позиция не бесспорна, но она представляет собой попытку найти варианты совершенствования законодательной базы тех экономических процессов и явлений, которые уже сегодня получили широкое распространение на практике.

Права и обязанности сторон по договору доверительного управления имуществом. Ответственность сторон.

Обязанности доверительного управляющего:

1) Доверительный управляющий обязан осуществлять управление имуществом верителя в его интересах или в интересах указанного им лица (выгодоприобретателя) (п. 2 ст. 895 ГК).

2) Доверительный управляющий обязан осуществлять сделки с переданным в доверительное управление имуществом от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего (п. 3 ст. 895). Если он совершает устные сделки, то должен просто информировать, если письменные – то знак «Д.У.».

3) Доверитель обязан обособить имущество, переданное ему в доверительное управление, от своего имущества и от иного имущества верителя путем его отражения на отдельном балансе (ст. 901 ГК).

4) Доверительный управляющий обязан вести отдельный бухгалтерский учет имущества, полученного в доверительное управление и открыть отдельный банковский счет для расчетов по деятельности связанной с доверительным управлением (п. 1 ст. 901).

5) Доверительный управляющий обязан представить вверителю и выгододержателю отчет о своей деятельности в порядке и сроки, установленные договором (п. 4 ст. 903) (например, предоставить им заключенные договоры и т.п.).


6) Доверительный управляющий обязан лично осуществлять доверительное управление имуществом, за исключением случаев, предусмотренных законодательством (ст. 904).

Права доверительного управляющего.

1) Доверительный управляющий имеет право осуществлять в пределах, предусмотренных законодательством или договором правомочия собственника в отношении переданного имущества (п. 1 ст. 903). Это право ограничено – только в интересах верителя или выгодоприобретателя

2) Доверительный управляющий в случаях, предусмотренных договором, имеет право осуществлять распоряжение недвижимым имуществом, переданным ему в доверительное управление (п. 1 ст. 903)

3) Доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, за счет доходов от использования этого имущества (ст. 906).

Обязанности вверителя:

1) Вверитель обязан уплатить доверительному управляющему вознаграждение и возместить необходимые расходы по управлению.

2) Вверитель обязан информировать доверительного управляющего о том, что передаваемое ему в доверительное управление имущество обременено залогом (ст. 902). При этом передача заложенного имущества в доверительное управление никак не влияет на права залогодержателя.


Если веритель не предупредил доверительного управляющего о залоге, то последний может требовать в судебном порядке расторжения договора и уплаты причитающегося ему вознаграждения.

Ответственность сторон по договору доверительного управления.

Основания ответственности доверительного управляющего установлены ст. 905 ГК. К ним относятся:

1) Отсутствие в действиях доверительного управляющего должной заботливости об интересах выгодоприобретателя и верителя.

2) Совершение доверительным управляющим сделок в отношении имущества, переданного в доверительное управление, с превышением полномочий, предусмотренных договором.

 

Основания прекращения договора доверительного управления имуществом

Договор доверительного управления имуществом прекращается на основании двухстороннего соглашения сторон и по общему правилу в результате надлежащего его исполнения.

Досрочно данный договор может быть прекращен вследствие (ст. 907):

1) смерти гражданина, являющегося выгодополучателем, либо объявления его умершим или ликвидации юридического лица – выгодоприобретателя, если договором не предусмотрено иное;

2) отказа выгодоприобретателя от получения выгод по договору, если договором не предусмотрено иное;

3) смерти гражданина, являющимся доверительным управляющим, объявления его умершим, признания недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, признания индивидуального предпринимателя экономически несостоятельным (банкротом), а также установление запрета доверительному управляющему осуществлять предпринимательскую деятельность в случаях, предусмотренных действующим законодательством;

4) отказа доверительного управляющего или верителя от осуществления доверительного управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять управление имуществом;

5) отказа вверителя от договора по иным причинам, при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения;

6) признание лица, являющегося вверителем экономически несостоятельным (банкротом).

 

ТЕМА 29. Договор простого товарищества

(лекция 2 часа)

ВОПРОСЫ

1. Договор простого товарищества: общая характеристика. Элементы договора.

2. Права и обязанности сторон по договору. Ответственность сторон.

3. Основания прекращения договора простого товарищества.

 

Доверительное управление наследственным имуществом: порядок и нюансы

Доверительное управление наследственным имуществом является одним из вариантов распоряжаться своим наследством с помощью профессионально подготовленного управленца.

Специфика наследуемого имущества для доверительного управления

Переход прав на наследуемую недвижимость нуждается в правовом оформлении. Для этого наследники обязаны встретиться с нотариусом, чтобы принять наследство и открыть соответствующее дело до того, как истечет 6-месячный период со дня смерти наследодателя.

В действительности во время наследования конкретного имущества нет времени ожидать завершения процесса, в соответствии с которым будет оформлено наследство. Из-за собственных особенностей имущество нуждается в том, чтобы им оперативно управляли (в частности, компания или акции). Если промедлить, то это может привести к отрицательным последствиям.

Доли или ценные бумаги в уставном капитале предприятия предоставляют их собственникам корпоративные права. Они позволяют участвовать в собраниях организации и влиять на решения по вопросам ее экономической деятельности, получать дивиденды. Чтобы реализовывать эти права нужно получить статус собственника.

Зачем нужен доверительный управляющий наследственной массой

Доверительное управление наследственным имуществом вправе учреждать нотариус.

До тех пор, пока наследник не заявит о собственных правах, он не может получить свидетельство, гарантирующее его право на наследство. Но закон позволяет ему управлять имуществом до этого момента. Посодействовать правоприемнику может нотариус, который ведет наследственное дело. Он может назначить доверительного управляющего для реализации таких целей.

Важно! Нотариус не имеет право вынести отказ в том, чтобы удовлетворить подобную просьбу претендента-наследника.

Доверительный управляющий наследственным имуществом помогает не только управлять, но и охранять собственность наследника. Назначить доверительного управляющего необходимо, если есть опасность ухудшить состояние, частично либо полностью утратить наследуемую собственность. Например, это касается вещей, у которых ограниченный период реализации.

Привлечь указанное лицо может понадобиться и когда наследуемая недвижимость неправомерным образом применяется третьими лицами. В этом случае управляющий может действовать в интересах наследников и подать в судебную инстанцию виндикационное исковое заявление.

Права доверительного управляющего наследством

Доверительный управляющий вправе принимать участие во всех собраниях компании, получать дивиденды — их он обязан хранить изолированно от собственного имущества. Управляющий вправе выполнять запросы на документацию и сведения о работе компании, участвовать в принятии корпоративных решений по проблемам, которые отнесены к деятельности общего собрания. Например, когда назначается руководитель или прекращаются его полномочия.

Управляющий имеет право на созыв и проведение общих собраний компании. Причем не обязательно уведомлять наследников о месте и дате их проведения.

Но доверительный управляющий не имеет право осуществлять продажу, дарение, обмен, распоряжение иным образом долями, осуществлять подачу заявления с целью выйти из состава акционеров и выполнять другие схожие действия. Ведь это будет считаться превышением полномочий.

Договор доверительного управления наследуемым имуществом

Статья 1173 ГК РФ позволяет составить соглашение о доверительном управлении имуществом.

Если доверительный управляющий наследством обратился в суд, он способен действовать в пределах своей собственной компетенции, установленной этим договором.

В соглашении доверительного управления нужно:

  1. описать состав собственности, которая передается в управление;
  2. указать список прав и обязанностей для управляющего;
  3. предусмотреть запреты на выполнение действий, которые способны нанести ущерб законным интересам и правам претендентов на наследство.

Если говорить о такой собственности, как ценные бумаги, то права акционера у наследника появляются со дня, когда открыто наследство. Но воплощать он их может лишь после того, как включена информация о нем и о том, что ему принадлежат ценные бумаги, в реестровый список акционеров предприятия. До этого времени наследник не является акционером, и компания не обязана оповещать его о собраниях, которые проводятся, и других вопросах.

Юридические особенности договора по управлению наследством

Если доверительный управляющий находится на муниципальной службе, то чтобы увеличить цену активов он может прибегать к ограниченному количеству действий.

Среди них:

  • аренда строений;
  • вложение денег в ПИФы и облигации.

Назначение доверительного управляющего наследством наделяет его правом выполнять все полномочия участника компании, которые предусмотрены соглашением. Однако он не вправе осуществлять распоряжение, так как подобная операция не отвечает цели по управлению и охране имущества, передаваемого по наследству.

Главная функция доверительного управления наследственной массой — это обеспечение правопреемства во время передачи собственности, и сохранности имущества. При выполнении подобного соглашения воля доверительного управляющего не должна подменять волю гражданина, интересы которого он берет под охрану.

Ограничения доверительного управления наследуемым имуществом

Перед тем, как начать доверительное управление наследственным имуществом ООО, нужно установить, существуют ли ограничения или преграды. В частности, когда одним из претендентов на наследство является несовершеннолетний, то заключать соглашение можно при условии, что учреждение опеки предварительно разрешит это сделать.

Управление наследственным имуществом не может учредить нотариус, если скончавшийся наследодатель был гражданином другого государства. Это объясняется тем, что взаимоотношения по наследству устанавливаются по праву государства, где у наследодателя было последнее место проживания.

Также в соответствии со статьей 1013 ГК не разрешается осуществлять передачу в доверительное управление денежных средств, а заодно права истребования денег к третьим лицам, если наследодатель дал в долг еще при жизни.

У нотариуса могут появиться сомнения по факту наличия подобного права и по подлинности необходимой документации. В таком случае претендент на наследство обязан направиться в судебную инстанцию и потребовать у должника наследодателя возвратить долг, совместив его с требованием о необходимости признать право на наследуемое имущество.

Ограничения по управлению в компании, полученной по наследству

Доверительным управляющим нельзя назначать человека, который может применить собственные полномочия в ущерб интересам претендентов на наследство.

Например, если существуют основания для сомнений в его беспристрастности. В частности, не допустимо назначение на эту должность человека для управления долями в компании, если он является менеджером компании. Также если он способен совместить голоса по собственным долям и купленным на основе соглашения доверительного управления и осуществлять голосование в собственных интересах. Это порождает конфликт интересов претендентов на наследство и управляющего.

Таким образом, все это наделяет учредителя в лице нотариуса контролировать деятельность управляющего, выплачивать ему вознаграждение. Так как договор считается традиционным образцом соглашения в интересах 3-го лица, то наследник стороной документа не является.

что это такое, образец договора

Получение дополнительной выгоды от денежных средств – предложение довольно заманчивое. Конечно, каждый из нас хочет получить дополнительный доход, не прилагая при этом много усилий.

На первый взгляд, единственным способом получения дохода от денежных средств является банковский вклад, но этот вид инвестирования потерял свою привлекательность из-за экономически-финансового состояния нашей страны и из-за неустойчивости банковской сферы. Немногие сейчас рискнут открыть банковский вклад и инвестировать свои деньги подобным образом.

Но это не является единственным способом получения дохода от денежных средств. Вторым и, наверное, более надежным вариантом считается доверительное управление деньгами.

Содержание статьи

Что это такое и зачем нужно

Данный вид договора получил свое регулирование в гражданском законодательстве. Это – довольно распространенный вид сделки, с помощью которого собственник передает определенное имущество доверительному управляющему, а последний осуществляет доверительное управление переданного ему имущества.

Коротко говоря, собственник денежных средств может передать их доверительному управляющего, который вместо него делает определенные инвестиции и обеспечивает получение собственником определенного дохода.

Если вы не знаете толк в инвестициях или не имеете достаточно свободного времени, чтобы распоряжаться своими денежными средствами, но в то же время хотите ежемесячно получать определенный доход, то доверительное управление деньгами – наилучшее решение.

В соответствии с действующим законодательством, договор доверительного управления может быть заключен на определенный срок, который не может превышать 5 лет. Таким образом максимальный срок заключения подобного договора – 5 лет. Конечно, по истечении данного срока стороны могут продлить его или заключить новый по тем же условиям.

Договор доверительного управления имеет несколько плюсов. В первую очередь, собственник денежных средств может предусмотреть определенные ограничения использования своего имущества. Например, в тексте договора могут быть предусмотрены те или иные направления, в которые доверительный управляющий не имеет права инвестировать.

Кроме того, собственник может предусмотреть выгодоприобретателя. В этом случае все доходы, полученные от доверительного управления, получает не сам собственник, а указанное им в качестве выгодоприобретателя лицо.

Еще одной особенностью данного договора является то, что деньги, переданные  на доверительное управление, отражаются на отдельном балансе, и управляющий должен вести регистратуру каждой сделки, заключенной касательно переданных им денежных средств.  Это дает возможность собственнику в любое время потребовать от управляющего тщательного отчета касательно направлений использования и инвестирования своих финансов.

Кто этим занимается

В соответствии с действующим законодательством, не каждое лицо может быть доверительным управляющим. В частности, в соответствии с нормами Гражданского кодекса РФ, в этой роли может выступать только индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, т. е. физическое лицо не может быть доверительным управляющим.

Как правило, подобные услуги предлагают специализированные фирмы или индивидуальные предприниматели, деятельность которых тесно связано с инвестированием и вкладами (те лица, которые имеют достаточную квалификацию и соответствующее образование, которые смогут обеспечить получение определенного дохода).

Данный законодательный подход в первую очередь обусловлен тем фактом, что доверительный управляющий несет полную ответственность за причиненный собственнику денежных средств ущерб. Он также должен возместить сумму упущенной выгоды. Именно поэтому в этой роли могут выступать только лица и компании, имеющие определенную специализацию и квалификацию.

Как правильно составить и заключить договор

Если вы решили передать свои денежные средства доверительному управляющему, то необходимо серьезно обдумать условия договора, который необходимо заключить. Как правило, индивидуальные предприниматели и компании, которые профессионально занимаются этим делом, имеют свои типовые варианты договоров, которые, конечно, предлагают клиентам.

Но эти договоры, в первую очередь, направлены на защиту прав доверительного управляющего и могут предусматривать пункты, которые не соответствуют интересам клиентов. Именно поэтому лучше иметь свой вариант текста или хотя бы составить те существенные пункты, которые актуальны для договора.

При этом в договоре доверительного управления необходимо указать следующее:

  1. Сумма, которая передается в доверительное управление.
  2. Сроки доверительного управления.
  3. Какие сделки может заключить управляющий.
  4. Ограничения использования и инвестирования денежных средств.
  5. Порядок и сроки предъявления отчета управляющим.
  6. Имя и данные выгодоприобретателя, если собственник денежных средств не будет получать доход от доверительного управления деньгами.
  7. Данные о том, куда и когда должны выплачиваться доходы, полученные от действий управляющего, например, номер банковского счета.

Все это – существенные и важные условия договора доверительного управления. Если необходимо обеспечить безопасность сделки и возвратность денежных средств, обязательно следует указать вышеуказанную информацию при заключении договора с управляющим.

Чем еще можно управлять

Кроме денежных средств в доверительное управление можно передать и иное имущество.  Рассмотрим некоторые из них.

Паевые инвестиционные фонды (ПИФы)

ПИФом занимается управляющая компания, которая считается профессиональным доверительным управляющим. Чтобы присоединиться к паевому фонду, необходимо приобрести инвестиционные паи ПИФа. Для этого заключается соответствующий договор, условия которого, как правило, стандартные и не могут быть изменены по желанию сторон.

Заключая договор доверительного управления ПИФа, собственник тем самым включает передаваемое в доверительное управление имущество в состав ПИФа.

Недвижимость

В доверительное управление также может быть передано недвижимое имущество. Особенностью данного вида договора является то, что его нужно заверить у нотариуса. Это – законодательное требование.

Если договор доверительного управления недвижимостью не будет нотариально заверен, то он будет признан недействительным.

Ценные бумаги

Немногие имеют определенное понятие о видах ценных бумаг и о возможностях заработка на них. Именно поэтому доверительное управление ценными бумагами пользуется довольно большой популярностью.

При этом можно иметь в собственности ценные бумаги и передать их в доверительное управление или заключить договор доверительного управления деньгами, предусмотрев в нем обязанность управляющего о приобретении за счет денежных средств ценных бумаг.

Как выбрать управляющего

К выбору доверительного управляющего необходимо относиться очень тщательно.

При выборе управляющего в первую очередь необходимо обратить внимание на профессиональную деятельность кандидата, при этом лучше выбрать того, кто осуществляет деятельность в конкретной сфере. Например, если в доверительное управление передается недвижимое имущество, то лучше заключить договор с той компанией, которая осуществляет сделки с недвижимостью и имеет опыт работы именно в этой сфере.

Кроме того, чтобы сделать правильный выбор, стоит попробовать поискать в интернете информацию о кандидате.  Только в этом случае можно выбрать правильного кандидата, который обеспечит ежемесячный доход.

Как не стать жертвой мошенников

На сегодняшний день в интернете встречаются различные заманчивые рекламы, которые обещают огромные доходы. Конечно, каждый хочет получить много денег, но к подобным рекламам нужно относиться критично, ведь таким образом можно с легкостью стать жертвой мошенников и не только не получить обещанный доход, но и потерять свои деньги.

Чтобы не стать жертвой мошенников, в первую очередь необходимо найти информацию о доверительном управляющем. Например, поискать отзывы в интернете или посоветоваться со знакомыми, которые уже пользовались услугами данного управляющего.

Кроме этого, нужно обратить внимание на давность профессиональной деятельности. Не стоит доверять свои денежные средства тем компаниям или индивидуальным предпринимателям, которые не имеют истории деятельности и только недавно стали заниматься доверительным управлением денежных средств.

Еще один важный совет – не стоит доверять тем лицам, которые уверяют, что с первого месяца доверительного управления будет получена большая сумма дохода. Как правило, этого не бывает. Лучше получить меньше дохода, но и не потерять свои денежные средства.

Но несмотря на возможность быть обманутым, доверительное управление денежными средствами – прекрасный вариант инвестирования и получения дохода, особенно для тех, кто не имеет соответствующего образования или свободного времени.

Лекция из цикла “Доверительное управление” представлена ниже.

попечителей - приложения Win32 | Документы Microsoft

  • 2 минуты на чтение

В этой статье

Доверительный управляющий - это учетная запись пользователя, групповая учетная запись или сеанс входа в систему , к которому применяется запись управления доступом (ACE). Каждый ACE в списке управления доступом (ACL) имеет один идентификатор безопасности (SID), который идентифицирует опекуна.

Учетные записи пользователей включают в себя учетные записи, которые люди или программы, такие как службы Windows, используют для входа на локальный компьютер.

Групповые учетные записи не могут использоваться для входа на компьютер, но они полезны в ACE, чтобы разрешить или запретить набор прав доступа к одной или нескольким учетным записям пользователей.

Идентификатор безопасности входа в систему , который определяет текущий сеанс входа в систему, полезен для разрешения или запрещения прав доступа только до тех пор, пока пользователь не выйдет из системы.

Функции управления доступом используют структуру TRUSTEE для идентификации доверенного лица.Структура TRUSTEE позволяет использовать строку имени или SID для идентификации доверенного лица. Если вы используете имя, функции, которые создают ACE из структуры TRUSTEE , выполняют задачу выделения буферов SID и поиска SID, который соответствует имени учетной записи. Есть две вспомогательные функции, BuildTrusteeWithSid и BuildTrusteeWithName , которые инициализируют структуру TRUSTEE с указанным SID или именем. BuildTrusteeWithObjectsAndSid и BuildTrusteeWithObjectsAndName позволяют инициализировать структуру TRUSTEE с помощью объектно-зависимой информации ACE.Три другие вспомогательные функции, GetTrusteeForm , GetTrusteeName и GetTrusteeType , получают значения различных членов структуры TRUSTEE .

Элемент ptstrName структуры TRUSTEE может быть указателем на структуру OBJECTS_AND_NAME или OBJECTS_AND_SID . Эти структуры определяют информацию о объектно-зависимом ACE в дополнение к имени опекуна или SID. Это позволяет таким функциям, как SetEntriesInAcl и GetExplicitEntriesFromAcl , сохранять специфичную для объекта информацию ACE в члене Trustee структуры EXPLICIT_ACCESS .

TRUSTEE_A (accctrl.h) - приложения Win32

  • 2 минуты на чтение

В этой статье

Структура TRUSTEE определяет учетную запись пользователя, групповую учетную запись или сеанс входа в систему, к которому применяется запись управления доступом (ACE). Структура может использовать имя или идентификатор безопасности (SID) для идентификации доверенного лица.

Функции контроля доступа, такие как SetEntriesInAcl и GetExplicitEntriesFromAcl, используйте эту структуру для идентификации учетной записи входа, связанной с контролем доступа или контрольной информацией аудита в структуре EXPLICIT_ACCESS.

Синтаксис

  typedef struct _TRUSTEE_A {
  struct _TRUSTEE_A * pMultipleTrustee;
  MULTIPLE_TRUSTEE_OPERATION MultipleTrusteeOperation;
  TRUSTEE_FORM TrusteeForm;
  TRUSTEE_TYPE TrusteeType;
  union {
    LPSTR ptstrName;
    SID * pSid;
    OBJECTS_AND_SID * pObjectsAndSid;
    OBJECTS_AND_NAME_A * pObjectsAndName;
  };
  LPCH ptstrName;
} TRUSTEE_A, * PTRUSTEE_A, TRUSTEEA, * PTRUSTEEA;
  

участников

p Множественный управляющий

Указатель на структуру TRUSTEE , которая идентифицирует учетную запись сервера, которая может олицетворять пользователя, идентифицированного членом ptstrName .Этот член в настоящее время не поддерживается и должен иметь значение NULL .

MultipleTrusteeOperation

Значение Тип перечисления MULTIPLE_TRUSTEE_OPERATION. В настоящее время этот член должен быть NO_MULTIPLE_TRUSTEE.

Форма Доверительного управляющего

Значение из Тип перечисления TRUSTEE_FORM, который указывает тип данных, на которые указывает член ptstrName .

TrusteeType

Значение из Тип перечисления TRUSTEE_TYPE, который указывает, является ли опекун учетной записью пользователя, учетной записью группы или неизвестным типом учетной записи.

ptstrName

Указатель на буфер, который идентифицирует опекуна и, необязательно, содержит информацию об объектах ACE. Тип данных зависит от значения члена TrusteeForm .

Этот член может принимать одно из следующих значений.

Значение Значение
TRUSTEE_IS_NAME
Указатель на строку с завершением null и , содержащую имя опекуна.
TRUSTEE_IS_OBJECTS_AND_NAME
Указатель на Структура OBJECTS_AND_NAME, которая содержит имя опекуна и имена типов объектов в объектно-зависимой ACE.
TRUSTEE_IS_OBJECTS_AND_SID
Указатель на Структура OBJECTS_AND_SID, которая содержит SID доверенного лица и GUID типов объектов в объектно-зависимой ACE.
TRUSTEE_IS_SID
Указатель на SID доверительного управляющего.

pSid

pObjectsAndSid

pObjectsAndName

Замечания

Имя доверительного управляющего может иметь любой из следующих форматов:

  • Полное имя, например "g: \ remotedir \ abc".
  • Учетная запись домена, например «domain1 \ xyz».
  • Одно из предопределенных имен группы, например «ВСЕ» или «ГОСТЬ».
  • Одно из следующих особых имен.
    Имя Значение
    ГРУППА СОЗДАТЕЛЕЙ CREATOR_GROUP SID - это SID, используемый в наследуемых ACE. Когда создается новый объект, система заменяет этот SID на SID основной группы пользователя, создавшего объект.
    СОЗДАТЕЛЬ ВЛАДЕЛЬЦА CREATOR_OWNER SID - это SID, используемый в наследуемых ACE. Когда создается новый объект, система заменяет этот SID на SID пользователя, создавшего объект.
    CURRENT_USER Владелец вызывающего потока или процесса.
SID доверенного лица может быть любым пользователем или группой SID. Это также может быть любой из общеизвестных универсальных идентификаторов безопасности. Для получения дополнительной информации см. Идентификаторы безопасности.

Примечание

Заголовок accctrl.h определяет TRUSTEE_ как псевдоним, который автоматически выбирает ANSI или Unicode версию этой функции на основе определения константы препроцессора UNICODE. Смешивание использования псевдонима, не зависящего от кодирования, с кодом, который не является нейтральным для кодирования, может привести к несоответствиям, которые приводят к ошибкам компиляции или выполнения.Для получения дополнительной информации см. Соглашения для прототипов функций.

Требования

Минимальный поддерживаемый клиент Windows XP [только настольные приложения]
Минимальный поддерживаемый сервер Windows Server 2003 [только настольные приложения]
Заголовок accctrl.h

См. Также

ACL

EXPLICIT_ACCESS

GetExplicitEntriesFromAcl

MULTIPLE_TRUSTEE_OPERATION

OBJECTS_AND_NAME

OBJECTS_AND_SID

SID

SetEntriesInAcl

TRUSTEE_FORM

TRUSTEE_TYPE

TRUSTEE_FORM (accctrl.з) - Win32 приложения

  • 2 минуты на чтение

В этой статье

Перечисление TRUSTEE_FORM содержит значения, указывающие тип данных, на которые указывает член ptstrName Структура TRUSTEE.

Синтаксис

  typedef enum _TRUSTEE_FORM {
  TRUSTEE_IS_SID,
  TRUSTEE_IS_NAME,
  TRUSTEE_BAD_FORM,
  TRUSTEE_IS_OBJECTS_AND_SID,
  TRUSTEE_IS_OBJECTS_AND_NAME
} TRUSTEE_FORM;
  

Константы

Имя Описание
TRUSTEE_IS_SID ptstrName член - это указатель на идентификатор безопасности (SID), который идентифицирует опекуна.
TRUSTEE_IS_NAME Элемент ptstrName - это указатель на строку с завершающим нулем, которая идентифицирует опекуна.
TRUSTEE_BAD_FORM Указывает, что форма опекуна недействительна.
TRUSTEE_IS_OBJECTS_AND_SID Элемент ptstrName - это указатель на структуру
OBJECTS_AND_SID, которая содержит SID опекуна и GUID типов объектов в записи управления доступом (ACE) для конкретных объектов.
TRUSTEE_IS_OBJECTS_AND_NAME Элемент ptstrName - это указатель на структуру
OBJECTS_AND_NAME, которая содержит имя опекуна и имена типов объектов в объектно-зависимой ACE.

Требования

Минимальный поддерживаемый клиент Windows XP [только настольные приложения]
Минимальный поддерживаемый сервер Windows Server 2003 [только настольные приложения]
Заголовок accctrl.h

См. Также

Контроль доступа

Перечисления авторизации

OBJECTS_AND_NAME

OBJECTS_AND_SID

TRUSTEE

Юридические обязанности и обязательства доверительного управляющего

Доверительный управляющий управляет активами траста, что является значительной обязанностью. Доверительный управляющий назначается учредителем или судом, если учредитель не назначил кого-либо, или если назначенные доверительные управляющие не работают.Доверительный управляющий должен добровольно принять свою должность. После принятия доверенное лицо не может уйти в отставку без согласия всех бенефициаров или суда. Доверие не обанкротится из-за отсутствия попечителя.

Поскольку доверительный управляющий имеет законное право собственности на трастовую собственность, он или она несет фидуциарные обязанности перед бенефициарами, обладающими равноправным титулом. Доверительный управляющий должен распределить имущество в соответствии с инструкциями и пожеланиями учредителя. Его или ее три основные должности включают в себя инвестиции, администрирование и распространение.

Доверительный управляющий несет личную ответственность за нарушение своих фидуциарных обязанностей. Фидуциарные обязанности доверительного управляющего включают в себя обязанность лояльности, долг осмотрительности и дополнительные обязанности. Обязанность лояльности требует, чтобы доверительный управляющий управлял трастом исключительно в интересах бенефициаров. Обязанность проявлять осторожность требует, чтобы доверительный управляющий придерживался объективных стандартов осторожности при управлении имуществом траста. Дополнительные правила включают обязанность беспристрастности (отсутствие фаворитизма между классами бенефициаров), обязанность не передавать трастовое имущество и личное имущество доверительного управляющего, а также обязанность информировать бенефициаров и отчитываться перед ними.У доверительного управляющего всегда будут обязанности, или траст станет пассивным, а юридический титул перейдет к бенефициарам.

Согласно общему праву, доверительный управляющий имел прямую обязанность не делегировать действия, которые он или она могли разумно потребовать от него лично выполнить. Однако доверительный управляющий может нанять агентов и адвокатов, если это целесообразно в данных обстоятельствах. В комментарии UTC говорится, что «попечитель может делегировать обязанности и полномочия, которые благоразумный попечитель с сопоставимыми навыками мог бы должным образом делегировать в данных обстоятельствах.Кроме того, UTC требует от доверительного управляющего соблюдать стандарты разумной осторожности, навыков и осторожности при выборе агента.

Если имеется несколько попечителей, они несут двойную ответственность за свои действия, бездействие и решения, а также за действия своих попечителей. По общему праву, когда было несколько попечителей, каждый был обязан участвовать в управлении трастом, если не указано иное. Когда один попечитель нарушал свои фидуциарные обязанности, от других попечителей требовалось заставить его или ее исправить это.В соответствии с UTC от со-доверительных собственников требуется проявлять разумную осторожность, участвовать в выполнении функций доверительного собственника, если они не переданы другому со-доверительному собственнику, и действовать по решению большинства. UTC позволяет выразившему несогласие доверительному управляющему освободить себя от ответственности путем документального подтверждения такого несогласия. Но несогласный со-доверительный управляющий должен предотвратить «любое серьезное нарушение доверия» и должен «обязать со-доверительного управляющего исправить серьезное нарушение доверия».

Бенефициары могут восстановить неправильно распределенные трастовые активы, если они прослеживаются до траста.Требования бенефициаров к доверительному управляющему не имеют более высокого приоритета, чем требования других доверительных кредиторов. Однако бенефициары, а не кредиторы, являются единственными сторонами, которые могут получить доступ к трастовой собственности. Если доверительный управляющий неправомерно отчуждает трастовую собственность, бенефициары могут вернуть собственность, если она не попала в руки добросовестного покупателя по стоимости. Если доверительный управляющий распоряжается доверительной собственностью и приобретает другое имущество на выручку от продажи, бенефициары могут принудить доверительный управляющий к вновь приобретенному имуществу.

Каждый, кто принимает должность попечителя, должен осознавать свои значительные обязанности. Однако доступны профессионалы, которые помогут облегчить эти обязанности и избежать ответственности попечителя.

Программа попечителей США | Департамент юстиции

Программа попечителей США публикует окончательные правила, регулирующие единообразные периодические отчеты в делах главы 11

21 декабря, 2020

21 декабря 2020 года Программа доверительного управления США опубликовала окончательное правило в Федеральном реестре, озаглавленное «Процедуры заполнения единообразных периодических отчетов по делам, не связанным с малым бизнесом, поданным в соответствии с главой 11 раздела 11.Это окончательное правило вступит в силу через 180 дней после публикации, 21 июня 2021 г., и регулирует подачу ежемесячных операционных отчетов (MOR) до подтверждения и ежеквартальных отчетов после подтверждения (PCR) для всех должников, кроме тех, которые являются малыми предприятиями или которые в соответствии с Законом CARES избирают судебное решение согласно подразделу V главы 11. Эти формы должны использоваться для всех отчетов, поданных 21 июня 2021 г. или позднее. До даты вступления в силу заявители должны продолжать использовать формы, применяемые в настоящее время в район, где их дело находится на рассмотрении.

Обновленные данные Бюро переписи о среднем доходе семьи

16 октября 2020

Данные Бюро переписи о среднем доходе семьи, доступные на странице «Проверка средств», были обновлены. Программа попечителей США будет применять обновленные данные ко всем искам, поданным 1 ноября 2020 г. или позднее.

Программа попечителей США расширяет раздел «Телефонная или видеосвязь» 341 Встреча

28 августа 2020

The U.Программа S. Trustee расширила требование о проведении встреч по разделу 341 по телефону или видеосвязи на все дела, поданные в период президентского «Прокламации об объявлении чрезвычайной ситуации в стране в связи со вспышкой новой коронавирусной болезни (COVID-19)», выпущенной в марте. 13, 2020, и заканчиваясь в дату, которая составляет 60 дней после прекращения действия такого заявления. Тем не менее, Доверительный управляющий США может утвердить запрос доверительного собственника в конкретном случае о продолжении встречи по разделу 341 до личной встречи в порядке, соответствующем местным руководящим принципам общественного здравоохранения, если U.S. Доверительный управляющий определяет, что требуется личный осмотр должника для обеспечения полноты встречи или защиты имущественного права. Эта политика может быть пересмотрена по усмотрению директора Программы попечителей США.

USTP представляет отчет Конгрессу по уголовным делам за 2019 финансовый год

9 июля 2020

В соответствии с требованиями раздела 1175 Публичного закона 109-162, USTP представил Конгрессу ежегодный отчет о своей деятельности по направлению к уголовным делам за 2019 финансовый год.

Программа попечителей США расширяет телефонные или видео встречи по разделу 341 до дел, поданных до 10 октября 2020 г.

12 июня 2020

Программа попечителей США расширяет требование о проведении собраний по разделу 341 по телефону или видеосвязи на все дела, поданные до 10 октября 2020 г. Однако, если ответственный попечитель США или попечитель дела решит, что личная проверка должника требуется для обеспечения полноты собрания или защиты недвижимого имущества, U.S. Доверительный управляющий может одобрить продолжение собрания по разделу 341 до личного собрания в порядке, соответствующем местным руководящим принципам общественного здравоохранения.

Программа попечителей США расширяет телефонные встречи по разделу 341 на дела, поданные до 10 июля 2020 г.

24 апреля 2020

Программа попечителей США расширяет требование о проведении собраний по разделу 341 только по телефону или другим альтернативным средствам, не требующим личной явки, на все дела, поданные до 10 июля 2020 г.Соответствующее уведомление будет направлено сторонам в соответствии с законом и правилами о банкротстве.

USTP опубликовал публичный отчет об аудитах должников за 2019 финансовый год

20 апреля 2020

В соответствии с требованиями раздела 603 (a) (2) (D) Закона о предотвращении злоупотреблений при банкротстве и защите потребителей 2005 г., Государственный закон 109-8, Программа попечителей США выпустила годовой публичный отчет
по аудиту должников. В отчете представлены сводные результаты аудитов отдельных дел по главам 7 и 13 за 2019 финансовый год.

Обновленные мультипликаторы административных расходов и данные IRS

15 апреля 2020

Мультипликаторы административных расходов и Национальные стандарты IRS для допустимых расходов на проживание и местные стандарты для транспортных и жилищно-коммунальных услуг, доступные на странице «Информация о проверке средств», были обновлены. Пересмотренные коэффициенты и стандарты будут применяться к делам, поданным 1 мая 2020 г. или позднее.

USTP направляет доверенным лицам в соответствии с главой 7 и 13 уведомление о возмещении в соответствии с Законом CARES от 2020 г.

7 апреля 2020

Изменение в главе 11 Время обработки квартального платежа

1 апреля 2020

В связи с пандемией COVID-19 ежеквартальные платежи по главе 11 производятся через США.Обработка сейфа S. Bank может занять до 72 часов. Это увеличенное время обработки действует до 1 июня 2020 г. Задержка обработки не повлияет на должников и не накажет их. Ежеквартальные сборы согласно главе 11 также можно оплачивать онлайн по адресу https://www.pay.gov/public/form/start/672415208.

регионов и офисов доверенных лиц в США | UST

Исполнительный офис для попечителей США

КЛИФФОРД Дж. Уайт III, ДИРЕКТОР
441 G STREET, NW, SUITE 6150
ВАШИНГТОН, округ Колумбия 20530
Телефон : 202-307-1391 Факс : 202-307-0672

РАМОНА Д.ЭЛЛИОТ , ЗАМЕСТИТЕЛЬ ДИРЕКТОРА / ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ
УЛИЦА 441, Северо-Запад, ЛЮКС 6150
ВАШИНГТОН, округ Колумбия 20530
Телефон : 202-307-1391 Факс : 202-307-0672

ЛИЗА А. ТРЕЙСИ , ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЕНЕРАЛЬНОГО СОВЕТА
УЛИЦА 441 G, NW, ЛЮКС 6150
ВАШИНГТОН, округ Колумбия 20530
Телефон : 202-307-1399 Факс : 202-307-2397

УИЛЬЯМ Т. НИРИ , ЗАМЕСТИТЕЛЬ ДИРЕКТОРА ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ НА МЕСТАХ
УЛИЦА 441 G, NW, ЛЮКС 6150
ВАШИНГТОН, округ Колумбия 20530
Телефон : 202-307-1391 Факс : 202-307-0672

ГЕНРИ ХЕНСЛИ , ЗАМЕСТИТЕЛЬ ДИРЕКТОРА ПО УПРАВЛЕНИЮ
УЛИЦА 441 G, NW, ЛЮКС 6150
ВАШИНГТОН, округ Колумбия 20530
Телефон : 202-307-1391 Факс : 202-307-0672

MELISSA WILF , ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ПО АДМИНСТРАЦИИ
УЛИЦА 441 G, NW, SUITE 6150
WASHINGTON, DC 20530
Телефон : 202-353-3548 Факс : 202-307-0672

ROBERT GEBHARD , ПОМОЩНИК ДИРЕКТОРА ПО НАДЗОРУ
УЛИЦА 441 G, NW, SUITE 6150
WASHINGTON, DC 20530
Телефон : 202-307-2829 Факс : 202-616-4576

РОБЕРТ Г.БОДЕН , ПОМОЩНИК ДИРЕКТОРА ПО ПЛАНИРОВАНИЮ И ОЦЕНКЕ
441 G STREET, NW, SUITE 6150
ВАШИНГТОН, округ Колумбия 20530
Телефон : 202-305-7827 Факс : 202-305-7827

САНДРА Т. РАСНАК , ПОМОЩНИК ДИРЕКТОРА ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВОСУДИЮ
219 S DEARBORN STREET, Room 873
CHICAGO, IL 60604
Телефон : 312-886-3323 Факс : 312-886-5794

БАРБАРА А. БРАУН , ГЛАВНЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ДИРЕКТОР
441 G STREET, NW, SUITE 6150
ВАШИНГТОН, округ Колумбия 20530
Телефон : 202-353-8754 Факс : 202-616-1174

РЕГИОНАЛЬНЫЕ И ПОЛЕВЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ (по штатам)

Примечание:

Дела о банкротстве в Алабаме и Северной Каролине не подпадают под юрисдикцию Попечительской программы США.Вопросы, касающиеся дел о банкротстве, возбужденных в шести судебных округах этих штатов, следует направлять администратору по делам о банкротстве того округа, в котором дело находится на рассмотрении. Контактная информация администраторов по делам о банкротстве доступна на веб-сайте федеральной судебной системы по адресу http://www.uscourts.gov/services-forms/bankruptcy/trustees-and-administrators.

АЛАБАМА

Дела о банкротстве в Алабаме и Северной Каролине не подпадают под юрисдикцию Попечительской программы США.Вопросы, касающиеся дел о банкротстве, возбужденных в шести судебных округах этих штатов, следует направлять администратору по делам о банкротстве того округа, в котором дело находится на рассмотрении. Контактная информация администраторов по делам о банкротстве доступна на веб-сайте федеральной судебной системы по адресу http://www.uscourts.gov/services-forms/bankruptcy/trustees-and-administrators.


АЛАСКА

ЛОРИ ТОРНТОН, ПОМОЩНИК ТРАСТЕРА США
700 STEWART STREET, SUITE 5103
SEATTLE, WA 98101
Телефон : 907-271-2600 Факс : 907-271-2610
Перейти на веб-сайт USTP Region 18

К началу


ARIZONA

ИЛЕНЕ Ж.LASHINSKY
UNITED STATES TRUSTEE (REGION 14)

230 N. 1ST AVE., SUITE 204
PHOENIX, AZ 85003
Телефон : 602-682-2600 Факс : 602-514-7270
Перейти в регион USTP 14 Сайт

Элизабет К. Амороси, помощник доверенного лица США
230 N. 1ST AVE., SUITE 204
PHOENIX, AZ 85003
Телефон : 602-682-2600 Факс : 602-514-7270
Перейти в USTP Регион 14 Сайт

К началу


ARKANSAS

ПАТРИСИЯ Дж.СТЕНЛИ, ПОМОЩНИК US TRUSTEE
200 W. CAPITOL AVE., SUITE 1200
LITTLE ROCK, AR 72201
Телефон : 501-324-7357 Факс : 501-324-7388
Перейти на сайт USTP Region 13

К началу


КАЛИФОРНИЯ

ТИФФАНИ КЭРРОЛЛ
ДЕЙСТВУЮЩИЙ ТРЕСТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ (РЕГИОН 15)

80 ФРОНТАЛЬНАЯ УЛИЦА ТРЕТИЙ ЭТАЖ, ЛЮКС 3230
САН-ДИЕГО, Калифорния 92101
Телефон : 619-557-5033 Факс : 619 -5 Перейти на веб-сайт USTP Region 15

АБРАМ ФЕЙЕРШТЕЙН, ПОМОЩНИК У.S. TRUSTEE
880 ФРОНТАЛЬНАЯ УЛИЦА ТРЕТИЙ ЭТАЖ, ЛЮКС 3230
САН-ДИЕГО, Калифорния 92101
Телефон : 619-557-5013 Факс : 619-557-5339
Перейти на сайт USTP 15


ПИТЕР АНДЕРСОН
TRUSTEE США (РЕГИОН 16)

915 WILSHIRE BLVD., SUITE 1850
LOS ANGELES, CA
Телефон : 213-894-6811 Факс : 213-894-2603 Перейти 90 на веб-сайт USTP Region 16

ДЖИЛЛ СТЕРТИВЕНТ, ПОМОЩНИК У.S. TRUSTEE
915 WILSHIRE BLVD., SUITE 1850
LOS ANGELES, CA
Телефон : 213-894-6811 Факс : 213-894-2603
Перейти на сайт USTP Region 16

ФРАНК КАДИГАН, ПОМОЩНИК ОПЕРАТОРА США
411 W. FOURTH STREET, SUITE 7160
SANTA ANA, CA 92701-8000
Телефон : 714-338-3400 Факс : 714-338-3421
Перейти в USTP Регион 16 Сайт

ABRAM FEUERSTEIN , ASSISTANT U.S. TRUSTEE
3801 UNIVERSITY AVENUE, SUITE 720
RIVERSIDE, CALIFORNIA 92501
Телефон : 951-276-6990 Факс : 951-276-6973
Перейти на сайт USTP Region 16

КЕННЕТ МИСКЕН, ПОМОЩНИК ТРАСТЕРА США
915 WILSHIRE BLVD., SUITE 1850
LOS ANGELES, CA
Телефон : 213-894-6811 Факс : 213-894-2603
16933 Перейти в регион USTP


TRACY HOPE DAVIS
US TRUSTEE (REGION 17)

450 GOLDEN GATE AVENUE, 5-й ЭТАЖ, ЛЮКС № 05-0153
SAN FRANCISCO, CA 94102
Телефон : 415-705-3300 Факс : 415-705-3300 -705-3367
Перейти на веб-сайт USTP Region 17

ТИМОТИ С.Лаффреди, помощник доверенного лица США
450 GOLDEN GATE AVENUE, 5-Й ЭТАЖ, ЛЮКС № 05-0153
SAN FRANCISCO, CA 94102
Телефон : 415-705-3333 Факс : 415-705-3379
Перейти в USTP Регион 17 Сайт

ГРЕГОРИ С.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *