Разное

Ифнс регистрация ип: Я хочу подать заявление на регистрацию ИП | ФНС России

17.01.1981

Содержание

Новый порядок электронного взаимодействия при регистрации ИП и организаций: что изменилось

Для формирования и электронной подачи документов ФНС рекомендует воспользоваться:

  1. Специальным программным обеспечением «Подготовка документов для государственной регистрации». Установочный файл и инструкции выложены на сайте ФНС. Программа используется только для подготовки (заполнения и проверки) заявления Р11001 или Р21001. Для направления документов в ИФНС она не подойдёт.
  2. Специальным сервисом. Он становится доступен после авторизации с помощью квалифицированного сертификата электронной подписи (УКЭП). Сервис позволяет подготовить заявление, загрузить документы (скан-копии), необходимые для регистрации юрлица или ИП, и направить весь комплект в ИФНС для принятия решения о регистрации.
  3. Мобильным приложением «Личный кабинет ИП». На странице входа в приложение есть пункт «Зарегистрировать ИП». Способ подходит только для предпринимателей, позволяет сформировать и направить заявление, но прийти в ИФНС всё равно придётся — для идентификации и завершения регистрации.

Самый удобный и быстрый способ, при этом обеспечивающий полностью удалённую регистрацию компании или ИП, — второй вариант.

Заявление для регистрации организации или ИП формируется в виде файла формата ods (ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300-2010), xls (xlsx), tif, или pdf. Другие документы сканируются с бумажных носителей и преобразуются в файл формата tif или pdf. Для направления документов через мобильное приложение допускаются форматы jpeg или xls (xlsx). Многостраничные бумажные документы сканируются и преобразуются в один файл.

На каждый электронный документ, подписанный УКЭП, формируется файл с электронной подписью.

В итоге перед отправкой все документы упаковываются в архив формата zip. Помимо основных документов, в архиве должна присутствовать опись вложения и описание транспортной информации. Оба этих файла должны иметь формат xml.

При направлении документов в ИФНС через специальный сервис на сайте Федеральной налоговой службы необходимо подписать каждый электронный документ электронной подписью. У ИП должен быть оформлен квалифицированный сертификат на имя физического лица. При регистрации юридического лица заявителю также понадобится сертификат электронной подписи, оформленный на физическое лицо. Обычно сертификат оформляется на имя одного из учредителей, который будет выступать заявителем на этапе регистрации компании.

После поступления документы для регистрации проходят контроль в МИ ФНС России по ЦОД. ИФНС, куда подано заявление о регистрации, ежечасно проверяет наличие направленных в её адрес документов для регистрации ИП или юридического лица.

При наличии архива ИФНС его запрашивает, распаковывает и регистрирует. Документы рассматриваются в течение трёх дней. Решение готовится в виде электронного документа, подписанного УКЭП, и направляется заявителю согласно указанным им контактным данным, например на адрес электронной почты.

Инспекция ФНС России № 46

Адрес

Схема залов

Схема проездов

Все ИФНС г. Москвы

Инспекция Федеральной налоговой службы (ИФНС) № 46 это единственная налоговая которая осуществляет регистрацию юридических лиц в г. Москве. Процесс подачи и получения документов максимально упрощен и автоматезирован.

ФНС 46 — адрес

Адрес ФНС № 46: 125373, г. Москва, Походный проезд, домовладение 3, стр.2. Смотреть на Яндексе.

Телефон Контакт-центра: 8 (495) 276-22-22

Как добраться

Cпособ проезда:

  • ст. м. «Волоколамская», автобус № 837 до остановки «Таксомоторный парк», маршрутное такси № 441.
  • ст. м. «Сходненская», 1-й вагон из центра, маршрутное такси № 368; последний вагон из центра, автобусы № 678, № 199.
  • ст.м «Тушинская», последний вагон из центра, автобусы № 2, № 266 до ост. «пл. Трикотажная»; автобусы № 88, №177 до остановки «17 Таксомоторный парк».

Регистрация юридических лиц

Подача документов

Подача документов на государственную регистрацию происходит в залах № 1 и 2. Для того чтобы подать документы необходимо получить талон в терминале учета электронной очереди. Терминалы находятся в зале № 1. Там же есть терминал для оплаты государственной полшины за регистрацию ООО.

Получение документов

Получение документов происходит в зале № 5. Попасть в него можно через 4-й зал, где необходимо взять талон и дождаться своей очереди.

Схема залов ФНС № 46

ФНС 46 схема проезда

Система управления очередью в ФНС № 46

Очередь в 46-й налоговой управляется электронной системой, поэтому для подачи или получения документов необходимо взять талон (квитанцию) в терминале. Талон содержит информацию о Вашем номере и Вам необходимо следить за продвижением очереди на электронном табло (таких табло в залах ФНС достаточно много).

Чтобы взять необходимый талон нужно выбрать определенный раздел регистрационных действий. Ниже приведен список возможных регистрационных действий.

Название очереди и регистрационное действие 

  • A — Подача документов для государственной регистрации одного юридического лица при создании.
  • B — Подача документов для государственной регистрации нескольких юридических лиц при создании.
  • F — Подача документов для государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации. Ликвидация юридического лица.
  • H — Подача документов, представляемых для государственной регистрации изменений одного юридического лица.
  • W — Подача документов, представляемых для государственной регистрации изменений нескольких юридических лиц.
  • T — Подача документов по предварительной записи.
  • X — Предоставление запроса для получения выписки из единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ).
  • K — Государственная регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.
  • C — Выдача документов о государственной регистрации одного юридического лица.
  • D — Выдача документов о государственной регистрации нескольких юридических лиц.
  • Q — Выдача документов о государственной регистрации изменений, реорганизации, ликвидации юридического лица.
  • M — Выдача документов о государственной регистрации индивидуального предпринимателя.
  • Y — Получение срочных выписок из ЕГРЮЛ (после предоставления запроса).
  • Z — Получение выписок из ЕГРЮЛ (после предоставления запроса).
  • P — Выдача решений об отказе в регистрации юридического лица. Консультация по отказам.
  • E — Консультация по вопросам регистрации юридических лиц.

Срок регистрации ИП в 2021 году

  • 10 апреля 2021
  • Просмотров:
  • Автор статьи: alfa-documents

Содержание

  1. Затраты времени на регистрацию ИП
  2. Как сэкономить время на открытии ИП

При регистрации физ. лица в качестве индивидуального предпринимателя через ИФНС срок регистрации составит 3 рабочих дня. Нужно обращаться в регистрирующую инспекцию по прописке. Это не всегда удобно. Например, если вы проживаете в другом районе или городе, добавится время на дорогу.

Можно также подать документы через МФЦ. Сейчас, в 2021 году, большиство из этих центров взаимодействуют с ФНС по электронному документооброту, так что время регистрации сильно не изменится.

В обоих случаях вам необходимо узнать, к какой инспекции вы относитесь.

Удобный вариант создания ИП — через онлайн-сервис Альфа-Банка. Сервис возьмет на себя все регистрационные вопросы и поможет подготовить документы, выпустить ЭЦП, направить документы онлайн, а также для вас будет открыт расчетный счет в Альфа-Банке. Всё это бесплатно! Не нужно оплачивать даже госпошлину.

1. Затраты времени на регистрацию ИП

Для регистрации ИП вам понадобится время на следующие действия:

  1. Сбор необходимых документов — от 1 дня.
  2. Подача документов — от 1 дня.
  3. Регистрация ИП — 3-7 дней.
  4. Получение документов в бумажном виде— от 1 дня.

В сумме получается примерный срок от 5 до 14 дней. Больше времени займет регистрация ИП, при которой документы направляются почтой — прибавится время на доставку письма в ФНС.

2. Как сэкономить время на открытии ИП

1. Подготовьте комплект документов автоматически с помощью нашего бесплатного онлайн-сервиса. Это быстрый и надежный вариант. Программа не допускает ошибок и оформляет документы в точном соответствии с требованиями закона и ФНС.

2. Позвоните в ИФНС или МФЦ, уточните вопросы о подаче. Что можно узнать:

  • График работы
  • Есть ли возможность записаться заранее
  • Нужно ли оплачивать госпошлину в МФЦ

Большиство многофункциональных центров рабоатет с ФНС по электронному документообороту, это значит, что гопошлину оплачивать не потребуется, но всё же лучше уточнить это заранее перед визитом.

3. Запишитесь на приём заранее:

Чтобы не терять время зря в живой очереди постарайтесь записаться на приём заранее.

  • Через сервис ФНС или Госуслуги можно записаться на приём в ФНС
  • В МФЦ можно записаться через сайт МФЦ, а в некоторых центрах по телефону
  • Если выбрали способ подачи через нотариуса, также запишитесь к нему на конкретное время

4. Есть несколько вариантов подать заявление:

  • наиболее удобный способ — зарегистрировать ИП онлайн через бесплатный сервис Альфа-Банка. Вам помогут подготовить документы, выпустить ЭЦП, направить документы через интернет, а также откроют расчетный счет.
  • лично на приеме в ИФНС или через МФЦ
  • по почте, отправив заверенные нотариусом документы заказным письмом
  • через нотариуса, используя его электронную подпись

Срок ответа налоговой зависит от того, как долго документы будут туда доставляться при выбранном способе подачи.

5. Получите готовое свидетельство о постановке на учет на электронную почту. Оно имеет такую же юридическую силу, как бумажное и подписывается электронной цифровой подписью ФНС. Для получения бумажного варианта документов о регистрации, нужно проставить отметку на последней странице формы № Р21001.

Получите полный пакет документов для регистрации ИП бесплатно!

Наш онлайн-сервис для вас бесплатно сформирует все необходимые документы для открытия ИП. На это уйдет всего 15 минут. Заполните поля формы своими данными, следуя подсказкам. Затем необходимо скачать и распечатать готовые документы. Сервис учитывает все новые требования закона и ФНС. Также вы получите инструкцию по подаче.

Все сервисы на сайте

С помощью нашего бесплатного сервиса вы можете автоматически подготовить документы в налоговую. Укажите свои данные в форме и через 15 минут сможете скачать готовые документы. Наш сервис работает без ошибок.

На основании чего действует ИП в 2021 году

Многие, особенно начинающие юристы, часто впадают в некий ступор, обнаружив индивидуального предпринимателя в «шапке» договора вместо привычного «ООО «Ромашка» в лице Директора, ФИО, действующего на основании Устава». А на основании чего действует ИП? Бывают еще варианты с доверенностями, вызывающие не меньший ступор, но вот как быть с ИП?

Кто-то по привычке пишет «на основании Устава», кто-то — как в случае с физ. лицами, «от своего имени». Первое точно неверно, устава у ИП нет. Второе — верно, но отчасти, поскольку ИП это не просто физическое лицо. У него есть статус индивидуального предпринимателя. Хотя есть мнение, что достаточно в шапке указать «ИП ФИО», без указания того, на основании чего он действует.

Статус ИП

Статус ИП — это данное гражданину (или иностранцу, или лицу без гражданства, в общем, физлицу) право от государства законно заниматься предпринимательской деятельностью, получать прибыль, на свой страх и риск, и, главное, платить с этого налоги (собственно для этого статус и есть).

Статус ИП зафиксирован в Свидетельстве, выданном ему при регистрации, в ЕГРИП (Единый госреестр индивидуальных предпринимателей). По сути, ему дан некий номер, под которым он находится в этом реестре.

На основании чего действует ИП

ИП действует на основании данного ему государством статуса. Основание присвоения этого статуса и будет документом, на основании которого он действует. Это — Свидетельство о государственной регистрации в качестве ИП. Но — только выданные до 1 января 2017 года. С указанной даты Свидетельство не выдается, согласно Приказу ФНС России от 12.09.2016 N ММВ-7-14/[email protected] Вместо него выдается Лист записи в ЕГРИП, он и является основанием деятельности ИП. В случае его утери, можно получить в территориальной инспекции Уведомление о постановке на учет в качестве ИП:

Учредительные документы индивидуального предпринимателя

Как таковых, учредительных документов у ИП нет, поскольку они бывают только у юридических лиц. Есть ряд документов, которые ошибочно считаются учредительными, хотя их можно назвать регистрационными, или корпоративными:

ОГРНИП

Как уже было сказано, Свидетельство о присвоении ОГРНИП (о гос регистрации в качестве ИП) с 1 января 2017 года не выдается. ОГРНИП можно узнать из Листа записи, либо из реестра ЕГРИП.

Технически, ОГРНИП это уникальный (по крайней мере должен таковым быть) 15-значный номер, содержащий код субъекта, номер налоговой, порядковый номер и контрольную сумму.

ИНН

ИНН также можно узнать из Листа записи, либо из Свидетельства, если физлицо получило ИНН до регистрации. Это 13-значный номер, сходный по логике с ОГРНИП.

Выписка из ЕГРИП

На данный момент практика складывается как раз в том, чтобы в качестве основания для подтверждения деятельности ИП хватало только выписки из ЕГРИП. Или Листа записи, что по сути одно и то же.

Точно также не является учредительным документом, скорее правоподтверждающим, как и все перечисленные выше.

Может ли быть директор у ИП

Вообще, может. Но — как наемный работник, например, директор склада. Или директор магазина. Но — это должностное лицо, действующее по доверенности, когда как, если сравнить с директором ООО, тот действует на основании полномочий данных ему уставом, без доверенности. У них разная правовая природа.

Оформление договора с ИП

Вот мы и подходим к вопросу правильного оформления договора. Мнений несколько, мы попытаемся осветить их:

  • Указывать «ИП ФИО, действующий на основании государственной регистрации от [дата], номер ОГРНИП ________________». Здесь на наш взгляд наиболее правильно отображается основание деятельности ИП, и его отличие от простого физлица.
  • Указать «ИП ФИО, действующий от своего имени». В любом случае в конце договора будут даны его полные реквизиты. Минусы — ряд контрагентов может отказаться принимать такую форму. Но для избежания перегрузки договора — можно и так.
  • Можно просто «ИП ФИО, ОГРН ____________». Еще меньше перегружается текст, но все отличительные признаки есть, хотя некоторые контрагенты опять-таки могут воспротивиться. Но они же и КПП могут для ИП потребовать.

Проверить контрагента перед сделкой

В случае с ИП достаточно проверить, в статусе ли он, или уже давно статуса лишен. Это можно сделать на сайте ФНС. Но это только информация, действует ИП или нет на данный момент. Проверить, не находится ли ИП на данный момент в стадии ликвидации, можно через указанную выше ссылку, а также через другой сервис ФНС.

Также стоит проверить на сайте Арбитражных судов, нет ли в отношении ИП судебных дел, в особенности банкротных, и просто дел, где он выступает ответчиком. Если для него нормальным является систематический невозврат долгов, стоит задуматься о необходимости работы с ним.

Также стоит проверить различные «черные списки», коих множество в Интернете.

Сайт ФССП, база данных исполнительных производств — работает плохо, но что-то найти можно. В любом случае, лучше им не пренебрегать.

Существуют различные системы, объединяющие в себе многие сервисы, вроде «спарк», «контур» , «мое дело» и прочие. Многие, кто работают с большим числом контрагентов, пользуются ими.

4.5 / 5 ( 74 голоса )

Изучение роли полиморфизма rs12979860 IFNs λ3 и λ4 в системной красной волчанке

  • 1 Национальный институт кардиологии Игнасио Чавеса, иммунология, Мексика
  • 2 Национальный институт кардиологии Игнасио Чавеса, нефрология, Мексика
  • 3 Instituto Nacional de Ciencias Médicas y la Nutrición Salvador Zubirán, Гастроэнтерология, Мексика

Системная красная волчанка (СКВ) — это мультисистемное заболевание, которое возникает в результате аномального иммунного ответа; он характеризуется широким разнообразием клинических проявлений и множественными клеточными аномалиями.СКВ поражает кожу, почки, сердце, центральную нервную систему и суставы (Tsokos, 2011). Уровень заболеваемости СКВ варьируется от 1 до 10 случаев на 100 000 человек в год, а уровень распространенности колеблется от 20 до 70 случаев на 100 000 человек в год (Pons-Estel et al., 2010). Заболеваемость СКВ в Мексике неизвестна, но точечная распространенность в 2011 г. составила 0,07% (Alvarez-Nemegyei et al., 2011). Развитие СКВ неоднородно, и основной патогенетический механизм обусловлен активацией поликлональных В-клеток, синтезом аутоантител (т.е. антинуклеарная и анти-ДНК), образование иммунных комплексов, дисфункция Т-лимфоцитов различных субпопуляций, которые влияют на выработку и функцию различных цепей цитокинов (Wong et al., 2000). Одна из наиболее изученных аномалий этиопатогенеза СКВ возникает при участии цитокинов различных систем в инициации и прогрессировании заболевания (Yap et al., 2013). Среди них роль интерферонов I типа (IFNs) в патогенезе SLE была тщательно изучена и имеет сильное участие, так что путь IFNs типа I в настоящее время является перспективной терапевтической мишенью для пациентов с SLE (Niewold et al, 2010; Crow et al., 2015). В частности, участие IFN типа I в СКВ было установлено в различных исследованиях на животных и людях (Crow, 2014). В этом смысле концентрация и / или активность IFN типа I в плазме, повышение широкого диапазона транскриптов (сигнатуры IFN) в периферических клетках и генетический полиморфизм пути IFN, активность IFN-α участвует в большом количестве Пациенты с СКВ, хотя участие IFN-β не исключено (Crow, 2014). В связи с этим инфекция представляет собой вирус Эпштейна-Барра, присутствующий у большинства пациентов с СКВ (Hanlon et al., 2014). Кроме того, лечение IFN-α у некоторых людей с индуцированным HCV типом синдромов LES с выработкой множества аутоантител (Niewold et al., 2005). В 2003 году Шеппард и его сотрудники определили местоположение генов, кодирующих новое семейство IFN, названное типом III или λ, эти гены расположены на хромосоме 19 человека (19q13), отличной от местоположения I типа генов IFN, расположенного на хромосоме 9 (Sheppard и др., 2003). Было тщательно изучено, что однонуклеотидные полиморфизмы (SNP) в локусе, охватывающем также IFNs λ3 и недавно описанный IFN-λ4, и в значительной степени определяют ответ на IFN-α эндогенный (самоограничивающаяся вирусная инфекция) и экзогенный peg-IFN- α плюс терапия рибавирном.В дополнение к этому, Лалле и его коллеги оценили влияние этого SNP на экспрессию рецептора 1 IFN-α (IFNR1), инфицированных вирусом гепатита C (HCV), у пациентов и здоровых субъектов. Таким образом, это исследование пришло к выводу, что SNP rs12979860 модулирует ответ на IFN-α в образцах от здоровых доноров, являясь более высокими уровнями экспрессии мРНК у лиц, несущих генотип IFNR1 CC (Lalle et al, 2013). Поскольку редкий аллель T полиморфизма rs12979860 имеет высокую частоту у мексиканских метисов (> 40%) и модулирует IFN-α, целью этого исследования было оценить участие полиморфизма rs12979860 у пациентов с СКВ и здоровых людей.Всего было включено 92 образца от пациентов с СКВ и 22 образца от здоровых доноров (контрольная группа). Генотипические варианты rs12979860 определяли гибридизационными зондами в Roche LightCycler 2.0; Мононуклеарные клетки периферической крови (PBMC; 36 образцов от пациентов с СКВ и 22 образца от здоровых контролей) культивировали и стимулировали 24 часа. с 1000 ед. рекомбинантного IFN-α, экспрессию мРНК IP-10, ISG15 и LY6E определяли с помощью qRT-PCR. Также с помощью ELISA определяли концентрацию IP-10, секретируемую PBMC, стимулированными IFN-α, и концентрацию IP-10 в сыворотке крови у пациентов с СКВ и здоровых доноров.Мы обнаружили, что генотип TT был связан с более низкой частотой положительных антител к ДНК (p = 0,038) и более высокой частотой системной гипертензии (p = 0,016). Как сообщалось ранее, сывороточные уровни IP-10 были выше у пациентов с СКВ по сравнению с контрольной группой (p

Ключевые слова: IFNs λ3 и λ4, 12979860 рупий, системная красная волчанка, IFN-α, Мексика

Конференция: IMMUNOCOLOMBIA2015 — 11-й Конгресс Латиноамериканской ассоциации иммунологов — 10o.Congreso de la Asociación Colombiana de Alergia, Asma e Inmunología, Медельин, Колумбия, 13–16 октября 2015 г.

Тип презентации: Устная презентация

Тема: Аутоиммунитет

Цитата: Санчес-Муньос F, Хуарес-Викунья Y, Амезкуа-Герра LM, Villaseñor-Jasso J, Сикстос-Алонсо S, Баллинас-Вердуго MA, МАРКЕС ВЕЛАСКО R и Боджалил р (2015).Изучение роли полиморфизма rs12979860 IFNs λ3 и λ4 в системной красной волчанке. Передний. Иммунол. Тезисы конференции: IMMUNOCOLOMBIA2015 — 11-й Конгресс Латиноамериканской ассоциации иммунологов — 10o. Congreso de la Asociación Colombiana de Alergia, Asma e Inmunología. DOI: 10.3389 / conf.fimmu.2015.05.00319

Авторское право: Тезисы в этой коллекции не подвергались какой-либо экспертной оценке или проверкам Frontiers и не одобрены Frontiers.Они доступны через платформу публикации Frontiers в качестве услуги для организаторов конференций и докладчиков.

Авторские права на отдельные рефераты принадлежат автору каждого реферата или его / ее работодателю, если не указано иное.

Каждый реферат, а также сборник рефератов публикуются под лицензией Creative Commons CC-BY 4.0 (с указанием авторства) (https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/) и, таким образом, могут воспроизводиться, переводиться, адаптироваться и являться производными работами при условии указания авторов и Frontiers.

Условия и положения Frontiers можно найти на странице https://www.frontiersin.org/legal/terms-and-conditions.

Полученный: 01 июня 2015 г .; Опубликовано в Интернете: 15 сен 2015.

* Переписка: Кандидат наук. Фаусто Санчес-Муньос, Национальный институт кардиологии Игнасио Чавеса, иммунология, Мексика, Мексика, [email protected]

JCI — Эндогенные внутрипеченочные ИФН и связь с исходом лечения ВГС без ИФН

ИСТОРИЯ ВОПРОСА. Вирус гепатита С (ВГС) поражает около 170 миллионов человек во всем мире и может привести к циррозу и гепатоцеллюлярной карциноме у хронически инфицированных людей.Лечение быстро переходит от терапии на основе IFN-α к схемам без IFN-α, которые состоят из противовирусных агентов прямого действия (DAA), которые демонстрируют улучшенную эффективность и переносимость в клинических испытаниях. Вирусологический рецидив после терапии ПППД — частая причина неэффективности лечения; однако неясно, почему возникает рецидив и некоторые люди более склонны к рецидивирующей виремии.

МЕТОДЫ. Мы провели клиническое испытание с использованием DAA софосбувир плюс рибавирин (SOF / RBV) и выполнили подробный анализ экспрессии мРНК в печени и периферической крови пациентов, которые достигли устойчивого вирусологического ответа (SVR) или имели рецидив.

РЕЗУЛЬТАТЫ. Клиренс вируса во время лечения сопровождался быстрым снижением уровня IFN-стимулированных генов (ISG) в печени и крови, независимо от результата лечения. Анализ парных биопсий печени до и после лечения (EOT) у пациентов с УВО показал, что вирусный клиренс сопровождался снижением экспрессии IFN типа II и III, но неожиданно увеличивал экспрессию IFN IFNA2 типа I. Экспрессия мРНК ISG была выше в биоптатах печени EOT пациентов, достигших УВО, чем у пациентов, у которых позже возник рецидив.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Эти результаты предполагают, что восстановление внутрипеченочной передачи сигналов IFN типа I с помощью EOT может способствовать эрадикации HCV и предотвращению рецидива после отмены SOF / RBV.

ПРОБНАЯ РЕГИСТРАЦИЯ. ClinicalTrials.gov NCT01441180.

ФИНАНСИРОВАНИЕ. Очные программы Национального института аллергии и инфекционных заболеваний, Клинического центра Национального института здоровья и Национального института рака; Немецкий исследовательский фонд.

Эрик Г. Мейснер, Дэвид Ву, Ану Осинуси, Димитра Бон, Киммо Виртанева, Дэн Стардевант, Стив Порселла, Хунху Ван, Ева Херрманн, Джон МакХатчисон, Энтони Ф.Суффредини, Майкл Полис, Стивен Хьюитт, Людмила Прокунина-Олссон, Генри Мазур, Энтони С. Фаучи, Шьямасундаран Коттилил

Изучение его влияния на инфекционные заболевания

Ключевой игрок в формировании клеточного иммунитета, IFN-γ способен управлять многочисленными защитными функциями для усиления иммунных ответов при инфекциях и раках. Он может проявлять свои иммуномодулирующие эффекты, усиливая процессинг и презентацию антигена, увеличивая трафик лейкоцитов, вызывая антивирусное состояние, усиливая антимикробные функции и влияя на клеточную пролиферацию и апоптоз.Сложное взаимодействие между активностью иммунных клеток и IFN-γ посредством скоординированной интеграции сигналов от других путей с участием цитокинов и рецепторов распознавания образов (PRR), таких как интерлейкин (IL) -4, TNF-α, липополисахарид (LPS), интерфероны типа I (IFNS) и т. Д. Приводит к запуску каскада провоспалительных реакций. Данные микроматрицы раскрыли многочисленные гены, на регуляцию транскрипции которых влияет IFN-γ. Следовательно, клетки, стимулированные IFN-γ, демонстрируют измененную экспрессию многих таких генов-мишеней, которые опосредуют его последующие эффекторные функции.Важность IFN-γ дополнительно подтверждается тем фактом, что у мышей с нарушениями в гене IFN-γ или его рецепторах развивается крайняя предрасположенность к инфекционным заболеваниям и они быстро умирают. В этом обзоре мы пытаемся выяснить биологические функции и физиологическое значение этого универсального цитокина. Также обсуждаются функциональные последствия его биологической активности при некоторых инфекционных заболеваниях и аутоиммунных патологиях. В качестве ответной стратегии многие вирулентные патогенные виды разработали способы препятствовать иммунной защите, обеспечиваемой IFN-γ.Таким образом, опосредованные IFN-γ взаимодействия хозяин-патоген имеют решающее значение для нашего понимания механизмов заболевания, и эти аспекты также демонстрируют огромное терапевтическое значение для устранения различных инфекций и аутоиммунных состояний.

Ссылки

1 Schroder K, Hertzog PJ, Ravasi T, Hume DA. Интерферон-γ: обзор сигналов, механизмов и функций. Журнал биологии лейкоцитов 2004; 75: 163-89. Искать в Google Scholar

2 Rothfuchs AG, Trumstedt C, Wigzell H, Rottenberg ME.Индуцированный внутриклеточной бактериальной инфекцией IFN-γ критически, но не только зависит от толл-подобного рецептора, 4-миелоидного фактора дифференцировки 88-IFN-αβ-STAT1. Журнал иммунологии 2004; 172: 6345-53. Искать в Google Scholar

3 Наглак Е.К., Моррисон С.Г., Моррисон Р.П. Гамма-интерферон необходим для оптимального опосредованного антителами иммунитета против инфекции генитального хламидиоза. Инфекция и иммунитет 2016; 84: 3232-42. Искать в Google Scholar

4 Green AM, DiFazio R, Flynn JL.IFN-γ из Т-лимфоцитов CD4 необходим для выживания хозяина и усиливает функцию Т-лимфоцитов CD8 во время инфекции Mycobacterium tuberculosis. Журнал иммунологии 2013; 190: 270-7. Искать в Google Scholar

5 Baird NL, Bowlin JL, Hotz TJ, Cohrs RJ, Gilden D. Гамма-интерферон продлевает выживаемость инфицированных вирусом ветряной оспы человеческих нейронов in vitro. Журнал вирусологии 2015; 89: 7425-7. Искать в Google Scholar

6 Kokordelis P, Krämer B, Körner C, et al. Эффективное опосредованное интерфероном гамма ингибирование репликации вируса гепатита С естественными клетками-киллерами связано со спонтанным избавлением от острого гепатита С у пациентов с положительным результатом вируса иммунодефицита человека.Гепатология 2014; 59: 814-27. Искать в Google Scholar

7 Beekhuizen H, van de Gevel JS. Гамма-интерферон придает устойчивость к инфекции Staphylococcus aureus в эндотелиальных клетках сосудов человека за счет совместной провоспалительной и усиленной внутренней антибактериальной активности. Инфекция и иммунитет 2007; 75: 5615-26. Искать в Google Scholar

8 Koo GC, Gan Y-H. Врожденный гамма-ответ интерферона мышей BALB / c и C57BL / 6 на инфекцию Burkholderia pseudomallei in vitro. BMC Immunology 2006; 7:19.Искать в Google Scholar

9 Miller CH, Maher SG, Young HA. Клиническое применение интерферона-γ. Анналы Нью-Йоркской академии наук 2009; 1182: 69-79. Искать в Google Scholar

10 Belkaid Y, Rouse BT. Природные регуляторные Т-клетки при инфекционных заболеваниях. Иммунология природы 2005; 6: 353. Искать в Google Scholar

11 Frucht DM, Fukao T, Bogdan C, Schindler H, O’Shea JJ, Koyasu S. Продукция IFN-гамма антигенпрезентирующими клетками: появляются механизмы. Trends Immunol 2001; 22: 556-60.Искать в Google Scholar

12 Boehm U, Guethlein L, Klamp T, et al. Два семейства GTPases доминируют в сложном клеточном ответе на IFN-γ. Журнал иммунологии 1998; 161: 6715-23. Искать в Google Scholar

13 Bach EA, Aguet M, Schreiber RD. Рецептор IFNγ: парадигма передачи сигналов рецептора цитокина. Ежегодный обзор иммунологии 1997; 15: 563-91. Искать в Google Scholar

14 Ramana CV, Gil MP, Schreiber RD, Stark GR. Stat1-зависимые и независимые пути в IFN-γ-зависимой передаче сигналов.Тенденции в иммунологии 2002; 23: 96-101. Искать в Google Scholar

15 Lighvani AA, Frucht DM, Jankovic D, et al. T-бет быстро индуцируется интерфероном-γ в лимфоидных и миелоидных клетках. Труды Национальной академии наук 2001; 98: 15137-42. Искать в Google Scholar

16 Djuretic IM, Levanon D, Negreanu V, Groner Y, Rao A, Ansel KM. Факторы транскрипции T-bet и Runx3 взаимодействуют, чтобы активировать Ifng и заглушить Il4 в Т-хелперных клетках 1 типа. Природная иммунология 2007; 8: 145. Искать в Google Scholar

17 Afkarian M, Sedy JR, Yang J, et al.T-bet представляет собой STAT1-индуцированный регулятор экспрессии IL-12R в наивных CD4 + Т-клетках. Природа иммунологии 2002; 3: 549. Искать в Google Scholar

18 Flannagan RS, Cosío G, Grinstein S. Антимикробные механизмы фагоцитов и стратегии уклонения от бактерий. Обзоры природы Microbiology 2009; 7: 355. Искать в Google Scholar

19 Li P, Du Q, Cao Z, et al. Гамма-интерферон вызывает аутофагию с ингибированием роста и гибелью клеток в клетках гепатоцеллюлярной карциномы человека (ГЦК) посредством интерферон-регулирующего фактора-1 (IRF-1).Письма о раке 2012; 314: 213-22. Искать в Google Scholar

20 Сингх С.Б., Дэвис А.С., Тейлор Г.А., Деретик В. Человеческий IRGM вызывает аутофагию для уничтожения внутриклеточных микобактерий. Наука 2006; 313: 1438-41. Искать в Google Scholar

21 MacMicking JD. Интерферон-индуцируемые эффекторные механизмы клеточно-автономного иммунитета. Обзоры природы Immunology 2012; 12: 367. Искать в Google Scholar

22 MacMicking JD, Taylor GA, McKinney JD. Иммунный контроль туберкулеза с помощью IFN-γ-индуцибельного LRG-47.Наука 2003; 302: 654-9. Искать в Google Scholar

23 Kim B-H, Shenoy AR, Kumar P, Das R, Tiwari S, MacMicking JD. Семейство IFN-γ-индуцибельных ГТФаз 65 кДа защищает от бактериальной инфекции. Наука 2011; 332: 717-21. Искать в Google Scholar

24 Schnoor M, Betanzos A, Weber D, Parkos C. Гуанилат-связывающий белок-1 экспрессируется в плотных контактах эпителиальных клеток кишечника в ответ на интерферон-γ и регулирует барьерную функцию посредством воздействия на апоптоз. Иммунология слизистой оболочки 2009; 2: 33-42.Искать в Google Scholar

25 Murray PJ. Ауксотрофия аминокислот как узлы иммунологического контроля. Природа иммунологии 2016; 17: 132. Искать в Google Scholar

26 Day PM, Thompson CD, Lowy DR, Schiller JT. Интерферон-гамма предотвращает инфекционное проникновение вируса папилломы человека 16 через L2-зависимый механизм. Журнал вирусологии 2017; 91: e00168-17. Искать в Google Scholar

27 Feeley EM, Sims JS, John SP, et al. IFITM3 подавляет инфицирование вирусом гриппа А, предотвращая проникновение в цитозоль.Патогены PLoS 2011; 7: e1002337. Искать в Google Scholar

28 Хатакеяма С. Белки семейства TRIM: роль в аутофагии, иммунитете и канцерогенезе. Тенденции в биохимических науках, 2017 г. Поиск в Google Scholar

29 Biering SB, Choi J, Halstrom RA, et al. Комплексы репликации вирусов нацелены на индуцируемые LC3 интерферон-индуцируемые GTPases. Cell Host & Microbe 2017; 22: 74-85.e7. Искать в Google Scholar

30 Dotson D, Woodruff EA, Villalta F, Dong X. Филамин А участвует в опосредованном ВИЧ-1 Vpu уклонении от ограничения хозяина, модулируя экспрессию тетерина.Журнал биологической химии 2016; 291: 4236-46. Искать в Google Scholar

31 Fabri M, Stenger S, Shin D-M, et al. Витамин D необходим для опосредованной IFN-γ антимикробной активности макрофагов человека. Наука трансляционная медицина 2011; 3: 104ра2-ра2. Искать в Google Scholar

32 Jabado N, Jankowski A, Dougaparsad S, Picard V, Grinstein S, Gros P. Естественная устойчивость к внутриклеточным инфекциям. Журнал экспериментальной медицины 2000; 192: 1237-48. Искать в Google Scholar

33 White C, Lee J, Kambe T, Fritsche K, Petris MJ.Роль АТФ7А-транспортирующей медь АТФазы в бактерицидной активности макрофагов. Журнал биологической химии 2009; 284: 33949-56. Искать в Google Scholar

34 Дериу Э., Лю Дж. З., Раффателлу М. 13 Сальмонелла и воинство в битве за железо. Ответ на стресс у патогенных бактерий 2011; 19: 283. Искать в Google Scholar

35 Flynn JL, Chan J, Triebold KJ, Dalton DK, Stewart TA, Bloom BR. Существенная роль интерферона гамма в устойчивости к инфекции Mycobacterium tuberculosis.Журнал экспериментальной медицины 1993; 178: 2249-54. Искать в Google Scholar

36 Флинн Дж. Л., Чан Дж. Иммунология туберкулеза. Ежегодный обзор иммунологии 2001; 19: 93-129. Искать в Google Scholar

37 Altare F, Jouanguy E, Lamhamedi S, Doffinger R, Fischer A, Casanova J-L. Менделирующая предрасположенность человека к микобактериальной инфекции. Текущее мнение в иммунологии 1998; 10: 413-7. Искать в Google Scholar

38 Cheallaigh CN, Sheedy FJ, Harris J, et al. Распространенный вариант адаптера Mal регулирует передачу сигналов гамма-интерферона.Иммунитет 2016; 44: 368-79. Искать в Google Scholar

39 MacMicking JD. Клеточно-автономные эффекторные механизмы против Mycobacterium tuberculosis. Перспективы Колд-Спринг-Харбор в медицине, 2014; 4: a018507. Искать в Google Scholar

40 Herbst S, Schaible UE, Schneider BE. Макрофаги, активируемые интерфероном гамма, убивают микобактерии за счет апоптоза, вызванного оксидом азота. PloS one 2011; 6: e19105. Искать в Google Scholar

41 Shin DM, Yuk JM, Lee HM, et al. Липопротеин микобактерий активирует аутофагию посредством TLR2 / 1 / CD14 и функциональной передачи сигналов рецептора витамина D.Клеточная микробиология 2010; 12: 1648-65. Искать в Google Scholar

42 Yuk J-M, Yoshimori T, Jo E-K. Аутофагия и бактериальные инфекционные заболевания. Экспериментальная и молекулярная медицина 2012; 44: 99. Искать в Google Scholar

43 Harding CV, Boom WH. Регуляция презентации антигена Mycobacterium tuberculosis: роль Toll-подобных рецепторов. Обзоры природы Microbiology 2010; 8: 296. Искать в Google Scholar

44 Pennini ME, Pai RK, Schultz DC, Boom WH, Harding CV. Липопротеин Mycobacterium tuberculosis 19 кДа ингибирует IFN-γ-индуцированное ремоделирование хроматина MHC2TA с помощью передачи сигналов TLR2 и MAPK.Журнал иммунологии 2006; 176: 4323-30. Искать в Google Scholar

45 Pai RK, Pennini ME, Tobian AA, Canaday DH, Boom WH, Harding CV. Длительная передача сигналов толл-подобного рецептора Mycobacterium tuberculosis и ее липопротеин 19 килодальтон подавляют индуцированную гамма-интерфероном регуляцию выбранных генов в макрофагах. Инфекция и иммунитет 2004; 72: 6603-14. Искать в Google Scholar

46 Kincaid EZ, Ernst JD. Mycobacterium tuberculosis оказывает ген-селективное ингибирование транскрипционных ответов на IFN-гамма без подавления функции STAT1.Журнал иммунологии (Балтимор, Мэриленд: 1950) 2003; 171: 2042-9. Искать в Google Scholar

47 Olias P, Etheridge RD, Zhang Y, Holtzman MJ, Sibley LD. Эффектор токсоплазмы рекрутирует комплекс Mi-2 / NuRD для репрессии транскрипции STAT1 и блокирования IFN-γ-зависимой экспрессии гена. Клетка-хозяин и микроб 2016; 20: 72-82. Искать в Google Scholar

48 Alvarez GR, Zwilling BS, Lafuse WP. Ингибирование Mycobacterium avium передачи сигналов IFN-γ в макрофагах мыши: стимуляция toll-подобного рецептора 2 увеличивает экспрессию доминантно-отрицательного STAT1β за счет стабилизации мРНК.Журнал иммунологии 2003; 171: 6766-73. Искать в Google Scholar

49 Sugawara I, Yamada H, Mizuno S. Мыши с нокаутом STAT1 очень восприимчивы к легочной микобактериальной инфекции. Журнал экспериментальной медицины Тохоку 2004; 202: 41-50. Искать в Google Scholar

50 Bao S, Beagley KW, France MP, Shen J, Husband AJ. Интерферонгамма играет решающую роль в иммунитете кишечника против инфекции Salmonella typhimurium. Иммунология 2000; 99: 464-72. Искать в Google Scholar

51 Muotiala A, Makela PH.Роль IFN-гамма в инфицировании мышей Salmonella typhimurium. Микробный патогенез 1990; 8: 135-41. Искать в Google Scholar

52 Gilchrist JJ, MacLennan CA, Hill AV. Генетическая предрасположенность к инвазивной сальмонеллезной болезни. Обзоры природы Immunology 2015; 15: 452. Искать в Google Scholar

53 Jouanguy E, Döffinger R, Dupuis S, Pallier A, Altare F, Casanova J-L. IL-12 и IFN-γ в защите хозяина от микобактерий и сальмонелл у мышей и мужчин. Текущее мнение в иммунологии 1999; 11: 346-51.Искать в Google Scholar

54 Netea MG, Fantuzzi G, Kullberg BJ, et al. Нейтрализация IL-18 снижает накопление нейтрофилов в тканях и защищает мышей от смертельной эндотоксемии Escherichia coli и Salmonella typhimurium . Журнал иммунологии 2000; 164: 2644-9. Искать в Google Scholar

55 Rosenberger CM, Scott MG, Gold MR, Hancock RE, Finlay BB. Инфекция Salmonella typhimurium и стимуляция липополисахаридами вызывают аналогичные изменения в экспрессии генов макрофагов.Журнал иммунологии 2000; 164: 5894-904. Искать в Google Scholar

56 Gordon MA, Jack DL, Dockrell DH, Lee ME, Read RC. Гамма-интерферон усиливает интернализацию и раннее неокислительное уничтожение серовара Typhimurium Salmonella enterica человеческими макрофагами и изменяет цитокиновые ответы. Инфекция и иммунитет 2005; 73: 3445-52. Искать в Google Scholar

57 Nairz M, Fritsche G, Brunner P, Talasz H, Hantke K, Weiss G. Гамма-интерферон ограничивает доступность железа для интрамакрофага Salmonella typhimurium.Eur J Immunol 2008; 38: 1923-36. Искать в Google Scholar

58 Mitterstiller AM, Haschka D, Dichtl S, et al. Гемоксигеназа 1 контролирует ранний врожденный иммунный ответ макрофагов на инфекцию Salmonella Typhimurium. Cell Microbiol 2016; 18: 1374-89. Искать в Google Scholar

59 Brown DE, Nick HJ, McCoy MW, et al. Повышенная экспрессия ферропортина-1 и быстрая потеря железа в селезенке возникают при анемии, вызванной инфекцией Salmonella enterica Serovar Typhimurium у мышей. Инфекция и иммунитет 2015; 83: 2290-9.Искать в Google Scholar

60 Зеневич Л.А., Шен Х. Врожденные и адаптивные иммунные ответы на Listeria monocytogenes: краткий обзор. Микробы и инфекции 2007; 9: 1208-15. Искать в Google Scholar

61 Kernbauer E, Maier V, Stoiber D, et al. Условная абляция Stat1 показывает важность передачи сигналов интерферона для иммунитета к инфекции Listeria monocytogenes. Патогены PLoS 2012; 8: e1002763. Искать в Google Scholar

62 Reynders A, Yessaad N, Vu Manh TP, et al.Идентичность, регуляция и функция in vivo кишечных NKp46 + RORgammat + и NKp46 + RORgammat-лимфоидных клеток. Embo j 2011; 30: 2934-47. Искать в Google Scholar

63 Sonoda J, Laganière J, Mehl IR, et al. Ядерный рецептор ERRα и коактиватор PGC-1β являются эффекторами IFN-γ-индуцированной защиты хозяина. Гены и развитие 2007; 21: 1909-20. Искать в Google Scholar

64 Попов А., Абдулла З., Викенхаузер С. и др. Дендритные клетки, экспрессирующие индолеамин-2,3-диоксигеназу, образуют гнойные гранулемы после инфицирования Listeria monocytogenes.Журнал клинических исследований 2006; 116: 3160. Искать в Google Scholar

65 Ma F, Xu S, Liu X, et al. МикроРНК miR-29 контролирует врожденный и адаптивный иммунный ответ на внутриклеточную бактериальную инфекцию путем нацеливания на интерферон-гамма .. Nature Immunology 2011; 12: 861-9. Искать в Google Scholar

66 Ван М., Чжоу Ю., Чжу Ю. Подрыв функций макрофагов токсинами и эффекторами бактериальных белков. Актуальные вопросы молекулярной биологии 2017; 25: 61-80. Искать в Google Scholar

67 Lebreton A, Job V, Ragon M, et al.Структурная основа ингибирования репрессора хроматина BAHD1 бактериальным нуклеомодулином LntA. MBio 2014; 5: e00775-13. Искать в Google Scholar

68 Lebreton A, Lakisic G, Job V, et al. Бактериальный белок нацелен на комплекс хроматина BAHD1, чтобы стимулировать интерфероновый ответ типа III. Наука 2011; 331: 1319-21. Искать в Google Scholar

69 Rayamajhi M, Humann J, Kearney S, Hill KK, Lenz LL. Антагонистическое взаимодействие между интерферонами I и II типа и повышенная восприимчивость хозяина к бактериальным инфекциям.Вирулентность 2010; 1: 418-22. Искать в Google Scholar

70 Muller K, van Zandbergen G, Hansen B, et al. Хемокины, естественные клетки-киллеры и гранулоциты в раннем течении основной инфекции Leishmania у мышей. Медицинская микробиология и иммунология 2001; 190: 73-6. Искать в Google Scholar

71 душ Сантуш PL, de Oliveira FA, Santos MLB, et al. Тяжесть висцерального лейшманиоза коррелирует с повышенными уровнями сывороточного IL-6, IL-27 и sCD14. PLoS игнорирует тропические болезни 2016; 10: e0004375.Искать в Google Scholar

72 Singh N, Kumar R, Engwerda C, Sacks D, Nylen S, Sundar S. Альфа-нейтрализация фактора некроза опухоли не оказывает прямого влияния на бремя паразитов, но вызывает нарушение продукции IFN-γ клетками селезенки человека. пациенты с висцеральным лейшманиозом. Цитокин 2016; 85: 184-90. Искать в Google Scholar

73 Carneiro MB, de Moura Lopes ME, Romano A, et al. Рекрутинг воспалительных моноцитов, опосредованный IFN-гамма, нейтрализует iNOS-зависимое уничтожение паразитов за счет увеличения пермиссивного резервуара клеток-хозяев во время ранней инфекции Leishmania amazonensis.Am Assoc Immnol; 2016. Поиск в Google Scholar

74 Wanasen N, MacLeod CL, Ellies LG, Soong L. L-аргинин и переносчик катионных аминокислот 2B регулируют рост и выживание амастигот Leishmania amazonensis в макрофагах. Инфекция и иммунитет 2007; 75: 2802-10. Искать в Google Scholar

75 Gupta G, Oghumu S, Satoskar AR. Механизмы уклонения от иммунитета при лейшманиозе. Успехи прикладной микробиологии 2013; 82: 155-84. Искать в Google Scholar

76 Ardolino M, Raulet DH.Цитокиновая терапия восстанавливает противоопухолевые ответы NK-клеток, ставших анергическими в опухолях с дефицитом MHC I. Онкоиммунология 2016; 5: e1002725. Искать в Google Scholar

77 Bhutiani N, Li Q, Anderson CD, Gu T, Egilmez NK. Комбинированная пероральная цитокиновая терапия эффективно лечит рак толстой кишки на мышиной модели. AACR; 2017. Поиск в Google Scholar

78 Ян П-М, Чжоу Ц.-Дж., Цзэн С.-Х, Хунг Ц-Ф. Биоинформатика и экспериментальные анализы in vitro определяют избирательный терапевтический потенциал гамма-интерферона и апигенина против плоскоклеточного рака шейки матки и аденокарциномы.Oncotarget 2017; 8: 46145. Искать в Google Scholar

79 Brar K, Leung DY. Последние соображения по использованию рекомбинантного гамма-интерферона для биологической терапии атопического дерматита. Мнение экспертов по биологической терапии 2016; 16: 507-14. Искать в Google Scholar

80 Leiding JW, Holland SM. Хроническая гранулематозная болезнь. 2016. Поиск в Google Scholar

81 Рейн Б.А., Пауэрс Л.С., Роджерс К. и др. Интерферон-γ подавляет заражение вирусом Эбола. Патогены PLoS 2015; 11: e1005263.Искать в Google Scholar

82 Delsing CE, Gresnigt MS, Leentjens J, et al. Интерферон-гамма как дополнительная иммунотерапия при инвазивных грибковых инфекциях: серия случаев. BMC Инфекционные болезни 2014; 14: 166. Искать в Google Scholar

83 Segal BH, Walsh TJ. Современные подходы к диагностике и лечению инвазивного аспергиллеза. Американский журнал респираторной медицины и реанимации, 2006 г .; 173: 707-17. Искать в Google Scholar

84 Мальмвалл Б.Е., Фоллин П. Успешная терапия гамма-интерфероном у пациента с хронической гранулематозной болезнью (ХГБ), страдающего абсцессом печени Staphylococcus aureus и инвазивной инфекцией Candida albicans.Скандинавский журнал инфекционных болезней 1993; 25: 61-6. Искать в Google Scholar

85 Skerrett SJ, Martin TR. Интратрахеальный гамма-интерферон усиливает легочную защиту при экспериментальном легионеллезе. Am J Respir Crit Care Med 1994; 149: 50-8. Искать в Google Scholar

86 Коэльо К., Касадеваль А. Криптококковая терапия и лекарственные препараты: старые, новые и многообещающие. Клеточная микробиология 2016; 18: 792-9. Искать в Google Scholar

87 Marciano BE, Spalding C, Fitzgerald A, et al.Общие тяжелые инфекции при хронической гранулематозной болезни. Клинические инфекционные болезни 2014; 60: 1176-83. Искать в Google Scholar

88 Seger RA. Современное лечение хронической гранулематозной болезни. Британский журнал гематологии 2008; 140: 255-66. Искать в Google Scholar

89 Hashemi H, Mohebbi M, Mehravaran S, Mazloumi M, Jahanbani-Ardakani H, Abtahi S-H. Синдром гипериммуноглобулина Е: генетика, иммунопатогенез, клинические данные и методы лечения. Журнал исследований в области медицинских наук: Официальный журнал Исфаханского университета медицинских наук 2017; 22: 53.Искать в Google Scholar

90 Badaro R, Falcoff E, Badaro FS, et al. Лечение висцерального лейшманиоза пятивалентной сурьмой и гамма-интерфероном. Медицинский журнал Новой Англии 1990; 322: 16-21. Искать в Google Scholar

91 Holland SM. Иммунотерапия микобактериальных инфекций. Семинары по респираторным инфекциям; 2001. с. 47-59. Искать в Google Scholar

92 Condos R, Rom WN, Schluger NW. Лечение туберкулеза легких с множественной лекарственной устойчивостью с помощью аэрозольного гамма-интерферона.Ланцет 1997; 349: 1513-5. Искать в Google Scholar

93 Milanés-Virelles MT, García-García I, Santos-Herrera Y, et al. Адъювантный гамма-интерферон у пациентов с легочным атипичным микобактериозом: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. BMC инфекционные болезни 2008; 8: 17. Искать в Google Scholar

94 Vincent J-L, Sun Q, Dubois M-J. Клинические испытания иммуномодулирующих препаратов при тяжелом сепсисе и септическом шоке. Клинические инфекционные болезни 2002; 34: 1084-93. Искать в Google Scholar

95 Raghu G, Brown KK, Bradford WZ, et al.Плацебо-контролируемое исследование интерферона гамма-1b у пациентов с идиопатическим фиброзом легких. Медицинский журнал Новой Англии 2004; 350: 125-33. Искать в Google Scholar

96 Singhal J, Agrawal N, Vashishta M, et al. Подавление опосредованных дендритными клетками ответов генами кальциевых и цистеиновых протеазных путей во время инфекции Mycobacterium tuberculosis. Журнал биологической химии 2012; 287: 11108-21. Искать в Google Scholar

97 Green DS, Nunes AT, Annunziata CM, Zoon KC.Терапия на основе моноцитов и интерферона для лечения рака яичников. Cytokine & growth factor reviews 2016; 29: 109-15. Искать в Google Scholar

98 Windbichler G, Hausmaninger H, Stummvoll W, et al. Интерферон-гамма в терапии первой линии рака яичников: рандомизированное исследование III фазы. Британский журнал рака 2000; 82: 1138-44. Искать в Google Scholar

99 Bosserhoff A, Kortylewski M, Komyod W, Kauffmann M-E, Heinrich PC, Behrmann I. Интерферон-γ-опосредованная регуляция роста клеток меланомы: участие STAT1-зависимых и STAT1-независимых сигналов.Журнал следственной дерматологии 2004; 122: 414-22. Искать в Google Scholar

100 McCabe A, Zhang Y, Thai V, Jones M, Jordan MB, MacNamara KC. Клетки макрофагального происхождения негативно регулируют пул гемопоэтических стволовых клеток в ответ на гамма-интерферон в устойчивом состоянии и во время инфекции. Стволовые клетки 2015; 33: 2294-305. Искать в Google Scholar

101 George PM, Badiger R, Alazawi W, Foster GR, Mitchell JA. Фармакология и терапевтический потенциал интерферонов. Фармакология и терапия 2012; 135: 44-53.Искать в Google Scholar

102 Moss JW, Ramji DP. Интерферон-гамма: многообещающая терапевтическая мишень при атеросклерозе. Всемирный журнал экспериментальной медицины 2015; 5: 154-9. Искать в Google Scholar

103 Cheng X, Ding Y, Xia C, et al. Аторвастатин модулирует ответ Th2 / Th3 у пациентов с хронической сердечной недостаточностью. Журнал сердечной недостаточности 2009; 15: 158-62. Искать в Google Scholar

104 Forster O, Hilfiker-Kleiner D, Ansari AA, et al. Обратное изменение уровней IFN-гамма, oxLDL и пролактина в сыворотке коррелирует с клиническим улучшением у пациентов с перипартальной кардиомиопатией.Европейский журнал сердечной недостаточности 2008; 10: 861-8. Искать в Google Scholar

105 Лю Дж, Гао Л., Занг Д. Повышенные уровни IFN-γ в спинномозговой жидкости и сыворотке крови пациентов с боковым амиотрофическим склерозом. PloS one 2015; 10: e0136937. Искать в Google Scholar

106 Mount MP, Lira A, Grimes D, et al. Участие интерферона-γ в опосредованной микроглией потере дофаминергических нейронов. Журнал неврологии 2007; 27: 3328-37. Искать в Google Scholar

107 Gallardo E, de Andres I, Illa I.Катепсины активируются IFN-гамма / STAT1 в культуре мышц человека: возможный активный фактор дерматомиозита. Журнал невропатологии и экспериментальной неврологии 2001; 60: 847-55. Искать в Google Scholar

108 Geraghty P, Greene CM, O’Mahony M, O’Neill SJ, Taggart CC, McElvaney NG. Ингибитор секреторной лейкоцитарной протеазы подавляет экспрессию катепсина, индуцированную интерфероном-γ. Журнал биологической химии 2007; 282: 33389-95. Искать в Google Scholar

109 Giroux M, Schmidt M, Descoteaux A.IFN-γ-индуцированная экспрессия MHC класса II: трансактивация трансактиваторного промотора IV класса II регуляторным фактором-1 IFN регулируется протеинкиназой C-α. Журнал иммунологии 2003; 171: 4187-94. Искать в Google Scholar

110 Angell TE, Lechner MG, Jang JK, LoPresti JS, Epstein AL. Потеря MHC класса I является частым механизмом выхода из иммунитета при папиллярном раке щитовидной железы, который устраняется лечением интерфероном и селуметинибом in vitro. Клинические исследования рака 2014; 20: 6034-44. Искать в Google Scholar

111 Saric T, Chang S-C, Hattori A, et al.Индуцированная IFN-γ аминопептидаза в ER, ERAP1, урезает предшественники пептидов, представленных MHC класса I. Природа иммунологии 2002; 3: 1169-76. Искать в Google Scholar

112 Wang D, Quan Y, Yan Q, Morales JE, Wetsel RA. Направленное нарушение гена β2-микроглобулина сводит к минимуму иммуногенность эмбриональных стволовых клеток человека. Трансляционная медицина стволовых клеток 2015; 4: 1234-45. Искать в Google Scholar

113 Chang JH, Kim YJ, Han SH, Kang CY. Сигнал IFN-γ-STAT1 регулирует дифференцировку индуцибельного Treg: потенциальная роль в апоптозе, опосредованном ROS.Европейский журнал иммунологии 2009; 39: 1241-51. Искать в Google Scholar

114 Lambeth JD. Ферменты NOX и биология реактивного кислорода. Нат Рев Иммунол 2004; 4: 181-9. Искать в Google Scholar

115 Rovetta AI, Pena D, Hernandez Del Pino RE, et al. IFNG-опосредованные иммунные ответы усиливают аутофагию против антигенов Mycobacterium tuberculosis у пациентов с активным туберкулезом. Аутофагия 2014; 10: 2109-21. Искать в Google Scholar

116 Tu SP, Quante M, Bhagat G, et al.Интерферон-γ подавляет канцерогенез желудка, вызывая аутофагию эпителиальных клеток и апоптоз Т-клеток. Исследования рака 2011; 71: 4247-59. Искать в Google Scholar

117 Kim WH, Lee JW, Gao B, Jung MH. Синергетическая активация JNK / SAPK, индуцированная TNF-α и IFN-γ: апоптоз β-клеток поджелудочной железы через путь p53 и ROS. Передача сигналов в клетке 2005; 17: 1516-32. Искать в Google Scholar

118 Watanabe Y, Suzuki O, Haruyama T, Akaike T. Интерферон-γ индуцирует активные формы кислорода и стресс эндоплазматического ретикулума при апоптозе печени.Журнал клеточной биохимии 2003; 89: 244-53. Искать в Google Scholar

119 Gil MP, Bohn E, O’Guin AK, et al. Биологические последствия Stat1-независимой передачи сигналов IFN. Труды Национальной академии наук 2001; 98: 6680-5. Искать в Google Scholar

120 McNab FW, Rajsbaum R, Stoye JP, O’Garra A. Трехкомпонентные белки и регуляция врожденного иммунитета. Текущее мнение в иммунологии 2011; 23: 46-56. Искать в Google Scholar

121 Jutras I, Houde M, Currier N, et al.Модуляция протеома фагосомы интерфероном-гамма. Молекулярная и клеточная протеомика: MCP 2008; 7: 697-715. Искать в Google Scholar

122 Ghigo E, Capo C, Tung C-H, Raoult D, Gorvel J-P, Mege J-L. Выживание Coxiella burnetii в моноцитах THP-1 связано с нарушением созревания фагосом: IFN-γ опосредует его восстановление и уничтожение бактерий. Журнал иммунологии 2002; 169: 4488-95. Искать в Google Scholar

123 Santic M, Molmeret M, Abu Kwaik Y. Модуляция биогенеза Francisella tularensis subsp.novicida-содержащая фагосома в покоящихся макрофагах человека и ее созревание в фаголизосому при активации IFN-γ. Клеточная микробиология 2005; 7: 957-67. Искать в Google Scholar

124 Pei G, Bronietzki M, Gutierrez MG. Иммунная регуляция экспрессии белков Rab и внутриклеточного транспорта. Журнал биологии лейкоцитов 2012; 92: 41-50. Искать в Google Scholar

125 Huang Y, Kerin PM, Winston BW. Характеристика регуляции IFN-гамма гена фактора комплемента B в макрофагах.Eur J Immunol 2001; 31: 3676-86. Искать в Google Scholar

126 Gasque P, Dean YD, McGreal EP, VanBeek J, Morgan BP. Компоненты дополнения врожденной иммунной системы при здоровье и заболеваниях ЦНС. Иммунофармакология 2000; 49: 171-86. Искать в Google Scholar

127 Carroll MC. Система комплемента в регуляции адаптивного иммунитета. Природа иммунологии 2004; 5: 981-6. Искать в Google Scholar

128 Pearse RN, Feinman R, Shuai K, Darnell JE, Ravetch JV. Индуцированная интерфероном гамма транскрипция высокоаффинного рецептора Fc для IgG требует сборки комплекса, который включает 91 кДа субъединицу фактора транскрипции ISGF3.Слушания Национальной академии наук 1993; 90: 4314-8. Искать в Google Scholar

129 Nimmerjahn F, Ravetch JV. Дивергентная активность подкласса иммуноглобулинов g за счет избирательного связывания рецептора Fc. Наука 2005; 310: 1510-2. Искать в Google Scholar

130 Klug-Micu GM, Stenger S, Sommer A, et al. Лиганд CD40 и интерферон-γ вызывают антимикробный ответ против Mycobacterium tuberculosis в моноцитах человека. Иммунология 2013; 139: 121-8. Искать в Google Scholar

131 Albanesi C, Fairchild HR, Madonna S, et al.IL-4 и IL-13 негативно регулируют TNF-α- и IFN-β-индуцированную экспрессию γ-дефенсина посредством STAT-6, супрессора передачи сигналов цитокинов (SOCS) -1 и SOCS-3. Журнал иммунологии 2007; 179: 984-92. Искать в Google Scholar

132 Taylor MW, Feng G. Связь между гамма-интерфероном, индоламином 2, 3-диоксигеназой и катаболизмом триптофана. Журнал FASEB 1991; 5: 2516-22. Искать в Google Scholar

Роль интерферонов типа I в гриппе: противовирусные супергерои или иммунопатогенные злодеи? — FullText — Журнал врожденного иммунитета 2020, Vol.12, № 6

Аннотация

Важная роль интерферонов (IFN) в противовирусной защите врожденного иммунитета хорошо известна. Хотя рекомбинантный IFN-α был одобрен для лечения рака и хронических вирусных инфекций регулирующими органами многих стран, начиная с 1986 г., IFNs не одобрены для лечения инфекции, вызванной вирусом гриппа A (IAV). Частично это связано с комплексным действием интерферонов при острой гриппозной инфекции. IAV атакует респираторную систему человека и вызывает значительную заболеваемость и смертность во всем мире.Во время инфекции гриппа, в зависимости от штамма IAV и отдельного хозяина, IFN типа I могут оказывать защитное противовирусное действие или вносить вклад в иммунопатологию. В контексте вирусной инфекции иммунная система имеет сложные механизмы, регулирующие экспрессию и эффекты IFN типа I, чтобы максимизировать противовирусный ответ за счет как активации, так и усиления полезной врожденной функции клеток, ограничивая иммунопатологические реакции, которые приводят к преувеличенному повреждению тканей. В этом обзоре мы суммируем сложную, но важную роль IFN типа I в инфекциях гриппа.Это включает как защитные, так и вредные эффекты этих важных цитокинов во время инфекции.

© 2020 Автор (ы) Опубликовано S. Karger AG, Базель


Введение

Вирус гриппа A (IAV) является членом семейства Orthomyxoviridae и представляет собой оболочечный вирус с отрицательной цепью РНК, который вызывает значительную заболеваемость и смертность во всем мире. Эпителиальные клетки верхних дыхательных путей являются основными мишенями IAV после преодоления местных защитных сил, включая слизистую, содержащую сиаловую кислоту, в эпителиальной выстилочной жидкости.В то время как вирус реплицируется в эпителиальных клетках, вирус также распространяется на непермиссивные иммунные клетки, такие как макрофаги и дендритные клетки (ДК), в дыхательных путях легких [1, 2]. В этих инфицированных клетках вирус распознается 3 семействами рецепторов распознавания образов (PRR): Toll-подобными рецепторами (TLR), RIG-I-подобными геликазами (RLR) и нуклеотид-связывающим доменом и белками, содержащими богатые лейцином повторы. (NLR). Распознавание и связывание вирус-специфических нуклеиновых кислот с помощью PRR вызывает продукцию и секрецию интерферонов (IFN) и провоспалительных цитокинов, которые являются критическими компонентами противовирусного ответа у млекопитающих.IFN являются основными цитокинами, экспрессируемыми во время ответа хозяина, с противовирусным, антипролиферативным и иммуномодулирующим действием на вирусную или бактериальную инфекцию. Помимо их роли в ограничении инфекции, IFNs также участвуют как в иммунном надзоре за раком, так и в аутоиммунной системе [3, 4].

IFN могут продуцироваться практически всеми ядросодержащими клетками позвоночных и классифицируются как IFN типа I, типа II или типа III в соответствии с их генетическими, структурными и функциональными характеристиками и специфическими рецепторами на поверхности клетки [5].В 1957 году Линденманн и др. [6] открыли вещество, защищающее клетки от инфекции IAV, — они назвали его интерфероном [6]. У людей и мышей IFN типа I состоят из 19 белков IFN: 14 подтипов IFN-α (от IFN-α1 до α14), IFN-ω, IFN-, IFN-τ, IFN-κ и IFN-β. IFN-α и IFN-β могут экспрессироваться почти каждым типом клеток [7, 8]. Семейство IFN типа II представлено продуктом одного гена, IFN-γ, и в основном продуцируется Т-лимфоцитами и естественными киллерами (NK) [9, 10]. IFN типа III включают 4 подтипа, IFN-λ1, IFN-λ2, IFN-λ3 и IFN-λ4, а также экспрессируются во множестве типов клеток [11, 12].

ИАВ являются сильными индукторами всех типов ИФН на разных стадиях инфекции [13]. В этом обзоре мы сосредоточимся на роли IFN типа I, индуцируемых во время инфекции IAV, поскольку врожденные и адаптивные иммунные ответы на IAV у млекопитающих в значительной степени зависят от IFN типа I.

Ингибирование IFN типа I репликации IAV

IFN типа I при инфицировании IAV стимулирует экспрессию сотен генов, которые в целом известны как гены, стимулированные интерфероном (ISG), которые действуют для уничтожения вируса и предотвращения его распространения путем стимулирования противовирусное состояние в соседних клетках (рис.1). Все ISG демонстрируют одинаковую характерную структуру спиральных цитокинов с пучком из 4 α-спиралей, организованных в конфигурации «вверх-вверх-вниз-вниз», а также содержат дополнительную отдельную α-спираль [14].

Рис. 1.

Индукция IFN и ISG типа I вирусом гриппа. Врожденные иммунные клетки, такие как макрофаги и эпителиальные клетки легких, продуцируют IFN типа I после зондирования геномной РНК IAV с использованием различных PRR. В инфицированных и соседних клетках передача сигналов IFN типа I активирует путь JAK-STAT, что приводит к транскрипции ISG, продукты которых инициируют внутриклеточные противовирусные эффекторы, ограничивающие распространение вирусов.ИФН, интерферон; ISG, IFN-стимулированный ген; PRR, рецептор распознавания образов; JAK, киназа Януса; STAT, преобразователь сигнала и активатор транскрипции; TLR, Toll-подобный рецептор; RLR, RIG-I like геликаза; NLR, нуклеотид-связывающий домен и белок, содержащий повторы с высоким содержанием лейцина.

Как секретируемые белки, IFN типа I действуют как межклеточные мессенджеры и оказывают сильные биологические эффекты при чрезвычайно низких концентрациях через рецептор IFN-α / β типа 1 (IFNAR), трансмембранный рецептор клеточной поверхности.IFNAR состоит из 2 субъединиц — IFNAR1 и IFNAR2. Обычно IFNAR подвергаются эндоцитозу и активируют связанные с ними тирозинкиназы Tyk2 и Jak1 [15] с последующим связыванием IFN типа I. Jak1 активирует преобразователь сигнала и активатор транскрипции (STAT) 1 путем фосфорилирования. Этот классический сигнальный каскад приводит к образованию IFN-стимулированного генного фактора 3 (ISGF3), комплекса фосфорилированных STAT1 и STAT2 с IRF9. Активация ISGF3 приводит к повышенной экспрессии более 100 ISG, включая 2 ‘, 5’-олигоаденилатсинтетазу (OAS), Mx белки, интерферон-индуцированный трансмембранный белок 3 (IFITM3) и протеинкиназу R (PKR), вызывая противовирусное состояние [16].

Роль IFN типа I в патогенезе IAV сложна. Например, у мышей, генетически лишенных передачи сигналов IFN типа I, клиренс IAV был неэффективным [17, 18]. При профилактическом применении IFN типа I снижает репликацию IAV и тяжесть заболевания как у животных [19], так и у людей [20]. Вовлечение IFN-ответа типа I до инфицирования может быть терапевтической стратегией для контроля инфекции IAV в различных моделях животных, но, конечно, имеет ограниченное практическое применение [21, 22].

Эксперименты с заражением 2 различными штаммами IAV выявили значительно сниженные показатели выживаемости и повышенные титры вируса в легких мышей с дефицитом IFN-β, демонстрируя, что IFN-β способствует врожденному иммунитету против IAV [18].Поскольку белок STAT1 необходим для передачи сигналов от IFN типа I, животные STAT1 — / — в 100 раз более чувствительны к летальной инфекции A / WSN / 33 (h2N1) IAV, чем их аналоги дикого типа (WT) [23]. Кроме того, как показано группой Гарсиа-Састре [23], LD 50 вируса IAV PR8 была в 10 раз ниже у мышей STAT1 — / -, чем у мышей WT. In vitro WSN33 реплицируется с высокими титрами в фибробластах STAT1 — / — или IFNAR — / -, тогда как клетки, полученные от животных WT, устойчивы к инфекции IAV [23]. Однако эти результаты не были напрямую переведены на модели in vivo с использованием IFNAR — / — мышей другими группами.Титры X31 (h4N2) IAV в легких IFNAR-дефицитных мышей существенно не отличались от контрольных WT, а IFNAR — / — и WT мыши были сравнительно восприимчивы к инфекции X31 [24].

Отличная работа Crotta et al. [25] позже объяснили очевидные противоречивые результаты с использованием мышей STAT1 — / — и IFNAR1 — / — во время инфекции IAV [25]. Разница, по-видимому, связана с разными типами эффектов IFN в эпителии легких мышей. IAV были более патогенными и реплицировались с более высокими титрами в легких мышей, лишенных как IFNAR, так и рецептора IFN-λ (IFNLR), чем у мышей с дефектами одного рецептора IFN.При использовании химерных мышей костного мозга с донорами WT и реципиентами с двойным дефицитом IFNAR1 / IFNLR отсутствие передачи сигналов IFN типа I и типа III в стромальном компартменте значительно увеличивало восприимчивость к инфекции гриппа. В частности, когда эти химеры были инфицированы IAV PR8, высокая чувствительность и смертность были обнаружены только в группе, лишенной рецепторов IFN на стромальных клетках, и это коррелировало с более высокими вирусными титрами [25]. Это исследование демонстрирует перекрывающуюся и потенциально компенсаторную функцию IFN типа I и типа III в контроле IAV, поскольку нокаут обоих рецепторов требуется для повышенной восприимчивости к IAV-инфекции.Поскольку активация STAT1 необходима для передачи сигналов через оба рецептора, нокаут STAT1 подавляет функцию путей передачи сигналов IFN как типа I, так и типа III. Таким образом, результаты с использованием химерных двойных нокаутов проясняют путаницу, возникшую из более ранней литературы, в которой сообщалось, что IFN типа I не могут сами по себе учитывать потребность в передаче сигналов STAT1 для защиты от инфекции IAV.

Дополнительные исследования показали, что в отличие от рецепторов IFN типа I, экспрессия функциональных комплексов рецепторов IFN-λ ограничена эпителиальными клетками легких и кишечника.Следовательно, эффекты IFN типа III могут ограничиваться борьбой с репликацией вируса на поверхности слизистых оболочек из-за ограниченной экспрессии рецепторов IFN-λ [11]. Передача сигналов IFN типа I более важна для ограничения распространения системной инфекции IAV из-за его универсального распределения во всех типах клеток. Эта парадигма эксклюзивного эпителиального действия IFN типа III недавно подверглась сомнению, поскольку другие клетки, такие как нейтрофилы и DC, также реагируют на IFN-λ [26]. С другой стороны, недавняя работа с IAV-инфицированными мышами [27] показала, что IFN-λ продуцируется быстрее, чем IFN типа I, предполагая, что IFN типа III играет неизбыточную роль в подавлении раннего роста вируса в дыхательных путях.IAV быстрее распространяется из носовой полости в легкие у мышей, у которых система IFN типа III была дефектной. Инфекции у мышей, которым не хватало IFN типа III, также с большей вероятностью распространялись на других животных. Кроме того, лечение мышей ИФН типа III, но не ИФН типа I, обеспечивало длительную защиту их верхних дыхательных путей от инфекций гриппа и предотвращало распространение вируса [28]. Таким образом, IFN типа III составляет первую линию противовирусного невоспалительного ответа, в то время как IFN типа I могут действовать как реагирующие на вторую линию, а также увеличивать продукцию воспалительных цитокинов в дополнение к противовирусным медиаторам.

IFN-индуцированное воспаление и повреждение тканей типа I

Помимо вышеуказанных противовирусных эффектов, данные также указывают на патогенную роль IFNs типа I во время вирусной инфекции. Во время хронической вирусной инфекции исследования in vivo выявили супрессивные механизмы, участвующие во вредных эффектах интерферонов I типа. Хроническая передача сигналов IFN связана с гипериммунной активацией и прогрессированием заболевания при стойких инфекциях [29]. Существует прямая причинно-следственная связь между передачей сигналов IFN, активацией иммунной системы, экспрессией отрицательного иммунного регулятора, дезорганизацией лимфоидной ткани и персистенцией вируса [30].Поскольку грипп в основном вызывает острую инфекцию, подробности пагубных последствий хронической вирусной инфекции здесь не рассматриваются.

При инфекции высокопатогенным штаммом IAV, таким как пандемический штамм h2N1 1918 г. и птичий штамм H5N1, IAV вызывает пневмонию у людей с прогрессированием до легочной недостаточности и летальным исходом. Обычно наблюдается прогрессирующая первичная вирусная пневмония, при этом вторичная бактериальная пневмония более заметна после вспышки пандемического вируса 1918 года, чем у людей, инфицированных H5N1 [31].Рекомбинантный IAV, несущий гликопротеины гемагглютинина (HA) и нейраминидазы (NA) вируса 1918 года, реконструировали на генетическом фоне штамма h2N1 человека (1918 HA / NA: Tx / 91). Хотя уровни IFN-α в легких были одинаковыми для обеих групп, инфицированных вирусом, хемокины IFN-γ, TNF-α, MIP-1α и MIP-2 были обнаружены на значительно более высоких уровнях в 1918 г., инфицированных HA / NA: TX / 91. мышей, чем у мышей, инфицированных сезонным TX / 91 [32, 33]. Приматы, отличные от человека, инфицированные реконструированным пандемическим вирусом 1918 года, продемонстрировали дисрегулируемую экспрессию врожденного иммунного ответа, который может быть критическим фактором, определяющим тяжесть и исход инфекции пандемическим вирусом 1918 года.Вирус 1918 г. вызывал противовирусный ответ, отличный от ответа на сезонный штамм h2N1 и менее защищающий его от вируса [34]. Инфекция вируса 1918 г. индуцировала гораздо меньше генов IFN-α, чем обычный вирус. МРНК IFN-β либо не индуцировалась, либо подавлялась во всех образцах вирусом 1918 года. Что касается вируса птичьего гриппа, исследования in vitro также продемонстрировали устойчивую индукцию провоспалительных цитокинов, в частности TNF-α и IFN типа I, вирусами H5N1 по сравнению с другими вирусами h4N2 и h2N1 человека [35].Другие исследования выявили сильную корреляцию между уровнями IL-6, IFN-α и TNF-α и тяжестью симптомов заболевания. Как и при экспериментальном гриппе, симптомы и лихорадка при естественном остром гриппе коррелируют с высвобождением IL-6 [36, 37].

В сезонном вирусе многие провоспалительные цитокины и хемокины также индуцируются ниже по ходу передачи сигналов IFNAR, что может вызывать усиленный воспалительный ответ и повреждение тканей. Одно раннее исследование показало, что местная респираторная продукция IFN-α у людей коррелирует с инфекцией и тяжестью заболевания [36].Было обнаружено, что главной детерминантой этого индуцированного IFN-β вредного ответа хозяина является мощный индуцирующий апоптоз рецептор смерти 5 (DR5), который функционирует как рецептор для индуцирующего апоптоз лиганда, связанного с фактором некроза опухоли (TRAIL), в пневмоцитах легких [ 38]. Было показано, что тяжелая инфекция IAV связана с TRAIL-опосредованным апоптозом при повреждении эпителия при вирусной пневмонии у мышей и людей [39, 40] и что IFN-α / β может индуцировать экспрессию TRAIL макрофагами, инфицированными IAV, и pDC [39, 41].

Более поздняя работа Davidson et al. [42] подтвердили, что чрезмерная передача сигналов IFN типа I в ответ на острую инфекцию IAV может привести к неконтролируемому воспалению [42]. Этот эффект, вероятно, связан с индукцией гибели эпителиальных клеток, вторичной по отношению к проапоптотическим эффектам IFN типа I. Более восприимчивые линии мышей продуцируют значительно более высокие уровни IFN в ответ на инфекцию гриппа, чем устойчивые линии. Большое количество гиперреактивных pDC продуцировало избыточные количества IFN, поддерживаемые с течением времени, что, в свою очередь, вызывало неконтролируемое воспаление и повреждение эпителия легких, опосредованное взаимодействиями TRAIL-DR5 [39].Уровень индукции экспрессии гена лиганда Fas (FasL) в легких также коррелировал с тяжестью инфекции гриппа, а IFN типа I имеет решающее значение для индукции экспрессии белка FasL в легких [43]. Благодаря этому механизму чрезмерное количество IFN типа I приводит к повреждению легких и смерти при тяжелой инфекции IAV.

Различные группы населения могут иметь специфические ответы на IFN типа I. Известно, что младенцы и дети младшего возраста имеют более высокий риск неблагоприятных клинических исходов после инфицирования IAV [44].Исследования показали минимальное увеличение вирусной нагрузки у очень молодых людей и отсутствие связи возраста с существующим титром антител [45–47]. Вместо этого наблюдалась гораздо более заметная возрастная ассоциация с подмножествами цитокинов, включая IFN типа I [48]. Повышенные уровни IFN-α2 при промывании носа коррелировали с увеличением тяжести заболевания даже после учета факторов, связанных с возрастом [49]. Известно, что местные иммунные реакции дыхательных путей являются критическими детерминантами кинетики инфекции и прогрессирования заболевания.

Постинфекционное терапевтическое введение неэффективно на животных моделях и может фактически увеличить летальность, несмотря на снижение титров ВМА легких [19].Длительный или усиленный ответ IFN типа I на более поздних стадиях может ухудшить воспалительный ответ при пневмонии IAV [39]. Чтобы предотвратить сильные побочные эффекты провоспалительных функций IFN, множественные негативные регуляторные механизмы включают в себя широкий спектр молекул, которые действуют во всех точках сигнального пути IFN, чтобы контролировать продукцию IFN типа I, сигнальную трансдукцию и опосредованную IFN транскрипцию и трансляцию (обзор Порритта и Герцога [50]). Отрицательные регуляторные механизмы действуют для калибровки ответа IFN, позволяя избавиться от вируса при сохранении гомеостаза.IFN типа I опосредуют усиление экспрессии белков, индуцирующих апоптоз, экспрессируемых негематопоэтическими соматическими клетками, опосредующими повреждение тканей. Те же молекулы, когда они индуцируются в иммунных клетках IFN, могут способствовать иммуносупрессии аналогично PDL1 и IL-10. Следовательно, IFN типа I могут усиливать или уменьшать воспаление и патологию в зависимости от условий эксперимента. При оценке воздействия индукции IFN на клетку-хозяин или клетку-мишень необходимо учитывать такие факторы, как время, величина передачи сигналов, источник клеток и отдельные изученные подвиды IFN.

Иммунорегуляторные функции

В отличие от их провоспалительных эффектов, все больше данных свидетельствует о том, что IFN типа I обладают иммунорегуляторными функциями, которые имеют решающее значение для ослабления иммунопатогенных механизмов и минимизации побочного ущерба от инфекции [51]. Они вносят вклад в ключевую модуляцию противовирусных функций в DC, моноцитах, нейтрофилах, NK-клетках и T-клетках (рис. 2). Провоспалительные цитокины являются положительными медиаторами местного и системного воспаления, вызывают лихорадку, инициируют разрушение тканей и модулируют адаптивный иммунный ответ на IAV.Противовоспалительные цитокины уменьшают воспаление и способствуют заживлению. Чистый эффект воспалительной реакции определяется балансом между провоспалительными и противовоспалительными цитокинами. Сообщалось о про- и противовоспалительном действии на популяции клеток дыхательных путей после перорального или системного введения IFN-α мышам и лошадям [52–55].

Рис. 2.

IFN типа I модулируют функции иммунных клеток во время инфицирования вирусом гриппа. ИФН, интерферон; NK-клетка, естественная клетка-киллер; DC, дендритная клетка; IFNAR, рецептор IFN-α / β.

ДК представляют собой антигенпрезентирующие клетки (АПК), расположенные на порталах проникновения патогенов, которые имеют решающее значение для активации противовирусных Т-клеток [56]. Введение IFN типа I в ДК мыши и человека способствует созреванию ДК и усиливает экспрессию костимулирующих молекул и стимуляцию ДК Т-клеток [57, 58]. Simmons et al. [59] показали, что IFN типа I управляет особой программой созревания DC, которая усиливает презентацию антигена Т-клеткам без остановки процессинга антигена, что позволяет продолжать отбор образцов антигенов для презентации [59].Это может быть полезно в ходе инфекции IAV, поскольку некоторые DC могут подвергаться воздействию IFN до того, как они столкнутся с вирусом и антигенами, экспрессируемыми вирусом, и может быть важно избежать преждевременного прекращения обработки антигена до того, как DC подвергнутся воздействию патогенов. Однако некоторые результаты определяют противоположную роль IFN типа I в DC, инфицированных IAV. Сообщается, что IFN-αβ ингибирует in vitro дифференцировку DC от предшественников CD14 +. IFN типа I ингибировал дифференцировку гематопоэтических предшественников таким образом, что это привело к снижению продукции дендритных клеток костного мозга (BMDC) [60].Эти противоречивые результаты могут быть связаны с различными эффектами IFN типа I на активацию DC в зависимости от состояния созревания DC [61].

IFN типа I действует как главный регулятор, контролирующий, какая подгруппа DC будет представлять антигены во время вирусной инфекции. Оба подмножества DC легких, CD103 + DC и CD11b high , инфицируются IAV in vivo и мигрируют в MLN, но только CD103 + DC поддерживают продуктивную репликацию вируса. Феномен возникает из-за разницы в чувствительности двух популяций DC к IFN I типа [62].CD103 + DC экспрессируют низкие уровни IFNAR по сравнению с другими подтипами DC и устойчивы к IFN типа I. Ослабленная передача сигналов IFNAR посредством CD103 + DC коррелирует с их способностью к внутренней вирусной репликации и повышенной способностью презентации антигена для наивных CD8 + T-клеток по сравнению с CD11b high DC. Это может быть связано с большей доступностью вирусного антигена в CD103 + DC. Представление о том, что мигрирующие CD103 + DC легкого являются пермиссивными для репликации вируса IAV, а IFN типа I повышают их способность как APC к CD8 + Т-клеткам, было поставлено под сомнение в более поздних исследованиях, показывающих (i) отсутствие репликации вируса в этой подгруппе во время инфекции in vivo [63 ] и (ii) инфекция DC не требуется для презентации антигена [64].CD103 + DC приобретают и транспортируют вирусные антигены из легких в дренирующие лимфатические узлы, где они способны как к прямой, так и к перекрестной презентации вирусных антигенов. Тем не менее Helft et al. [63] также наблюдали, что устойчивость CD103 + DC к инфекции коррелирует с повышенным антивирусным состоянием в этих клетках, которое зависит от экспрессии рецептора IFN типа I [63]. Эти результаты показывают, что эффективное перекрестное праймирование мигрирующими ДК легких связано с приобретением антивирусного состояния, которое зависит от сигнального пути IFN типа I.Интересно, что недавняя работа показала, что CD103 + DCs могут полагаться на передачу сигналов IFN-λ для оптимальной активации через рецептор IFN-λ [65]. Таким образом, хотя презентация антигена DC в легких пропорциональна репликации вируса и жестко ограничивается IFN типа I, для оптимальной активации DC, напротив, может потребоваться IFN III типа.

После инфицирования IAV вирус запускает начальное высвобождение медиаторов воспаления, что приводит к острому воспалению легких, связанному с привлечением воспалительных моноцитов и нейтрофилов в инфицированных легких [31].Проточная цитометрия и анализ экспрессии генов с участием изолированных субпопуляций клеток из инфицированных легких показали, что приток нейтрофилов в значительной степени объясняет прогностическую сигнатуру транскрипции. Уменьшение нейтрофилов предотвращало гибель хозяина от самоусиливающегося повреждающего воспаления [66]. Galani et al. [27] обнаружили, что IFN типа I являются основными индукторами нейтрофильной инфильтрации, а нейтрофилы являются основными клетками, продуцирующими провоспалительные медиаторы в ответ на инфекцию IAV [27]. IFN типа I участвуют в управляемом нейтрофилами провоспалительном каскаде в легких, который индуцируется после инфекции IAV.Параллельно IFN типа I действуют синергически с IFN-γ, подавляя инфильтрацию нейтрофилов и подавляя продукцию хемотаксических хемокинов / цитокинов нейтрофилами при инфекции IAV [67]. В таких случаях передача сигналов IFN типа I необходима, но недостаточна для предотвращения рекрутирования нейтрофилов в легкие IAV-инфицированных мышей. IFN типа I способствуют усилению регуляции хемокинов MCP-1, MCP-3 и IP-10 с усилением воспалительного / хемотаксического сигнала и дальнейшим привлечением моноцитов / макрофагов и Т-лимфоцитов к месту инфекции [68].Новое исследование раскрывает новый IFN-зависимый регуляторный механизм, предназначенный для предотвращения чрезмерной иммунопатологии при сохранении его противовирусных функций. У мышей IFNAR1 — / — развиваются значительные дефекты инфильтрации моноцитов Ly6C hi в легкие после инфекции IAV. Моноциты Ly6C hi мышей WT являются основными продуцентами MCP-1, в то время как альтернативно образованные моноциты Ly6C int IFNAR — / — мышей в основном продуцируют цитокины для притока нейтрофилов. Как следствие, мыши IFNAR1 — / — рекрутируют больше нейтрофилов после заражения гриппом, чем мыши WT [17].Защитная функция IFN типа I связана не только с рекрутированием классических воспалительных моноцитов Ly6C hi в легкие, инфицированные IAV, но также с предотвращением чрезмерной активации моноцитов IFN-γ [67]. Таким образом, оказывается, что IFN типа I определяет гомеостаз гемопоэтических стволовых клеток, контролируя приток нейтрофилов в очаг воспаления и активацию моноцитов.

NK-клетки — это большие гранулярные врожденные лимфоидные клетки, которые действуют как иммунные регуляторы посредством продукции цитокинов и как цитотоксические эффекторные клетки.Их основные функции во время вирусной инфекции — производство IFN-γ и сдерживание репликации вируса путем уничтожения инфицированных клеток сразу после заражения гриппом [69]. Было показано, что IFN типа I играет заметную роль в опосредованном IAV размножении и активации NK-клеток [70, 71]. IFNs типа I оказывают прямое действие на NK-клетки, усиливая эффективные ответы NK-клеток в контексте инфекции гриппа и способствуя активации сигнальных путей NK-клеток, ответственных за цитотоксическую активность и продукцию цитокинов [72].Arimori et al. [73] показали, что мыши IFNAR — / — проявляют нарушенную цитотоксическую активность, а также повышенную способность NK и CD8 + Т-клеток продуцировать IFN-γ после заражения IAV. Следовательно, передача сигналов IFN типа I играет роль не только в усилении цитотоксичности, но также в подавлении некоторых эффекторных механизмов, включая продукцию IFN-γ NK и CD8 + Т-клетками посредством продукции IL-10 [73].

IFN типа I важны для стимуляции активации и выживания вирус-специфичных Т-клеток и установления иммунной памяти [74–76].IFN типа I обладают мощным костимулирующим действием на CD8 + T-клетки, усиливая пролиферацию CD8 + T-клеток при внутренней передаче сигналов IFNAR1 Т-клеткам [77]. IFN типа I играет главную роль в ответе CD8 + Т-клеток на вирусную инфекцию, и его эффекты действуют как на APC, так и на Т-клетки. Фенотип Т-клеток и время воздействия IFN имеют важное значение, поскольку IFN может ингибировать пролиферацию или индуцировать апоптоз при некоторых обстоятельствах, но в других условиях оказывать сильное стимулирующее действие. В зависимости от статуса активации Т-клетки могут изменять уровни экспрессии IFNAR и экспрессию сигнальных молекул ниже IFNAR.Во-первых, IFN активирует MHC и костимулирующие молекулы. Во-вторых, IFN способствует апоптозу предсуществующих Т-клеток памяти, которые быстро фагоцитируются CD8α + DC. В-третьих, IFN непосредственно способствует пролиферации антиген (Ag) -специфических CD8 + Т-клеток в начале ответа. В-четвертых, IFN косвенно позволяет поздно поступающим Ag-специфическим Т-клеткам становиться непосредственными эффекторами, но напрямую ингибирует пролиферацию этих клеток [77].

Клинические наблюдения и модели болезней человека на грызунах показали, что врожденные лимфоидные клетки группы 2 (клетки ILC2) играют важную роль в аллергических воспалительных реакциях, таких как астма и воспаление легких, вызванное патогенами.Duerr et al. [78] наблюдали увеличение количества клеток ILC2 и более дерегулированный врожденный и адаптивный иммунитет типа 2 у мышей с дефицитом IFNAR, инфицированных IAV, чем у инфицированных мышей WT, что продемонстрировало, что IFN типа I являются центральными регуляторами ILC2-опосредованных неблагоприятных иммунных ответов, которые могут приводить к патология тканей [78].

Определенные эффекты IFN-β

Инфекция IAV в основном индуцирует смесь различных подтипов IFN-α и IFN-β. В течение многих лет IFN типа I назывались IFN-α / β. Однако многие исследования показали, что отдельные подтипы IFN типа I могут иметь разные эффекты, несмотря на передачу сигналов через один и тот же рецептор, что приводит к разной противовирусной функции и биологическому эффекту.

Во время исследования активности усиления подтипа IFN типа I при дифференцировке DC, анализ транскриптомов показал, что уровень экспрессии 7 хемокинов и нескольких поверхностных маркеров DC различает подтипы IFN DC, IFNα-DC и IFNβ-DC [79]. Различия в противовирусной активности были также обнаружены среди всех подтипов IFN типа I, что было измерено по ингибированию репликации легочного вируса [80].

Несколько групп продемонстрировали, что существует иерархия временной экспрессии в семействе генов IFN типа I [81, 82].IFN-β является ранним ответчиком и играет важную роль в эффективной индукции всех IFN типа I после инфицирования первичных эмбриональных, а также первичных взрослых фибробластов вирусом Сендай. Исследования первичных фибробластов мышей с целевой делецией гена IFN-β в значительной степени подтвердили мнение о том, что IFN-β служит немедленным ранним IFN [83]. Продукция IFN-β не требует передачи сигналов через IFNAR [84, 85]. Кроме того, связывание IFN-β с IFNAR вызывает последующие транскрипционные ответы, приводящие к экспрессии IFN-α.IFN-β — / — мыши очень восприимчивы к инфекции вируса коровьей оспы, отчасти из-за неспособности вызвать соответствующий IFN-α ответ [86]. Во время гриппа клетки респираторного эпителия являются важными источниками IFN-β на ранней стадии, в то время как pDC действуют позже, впоследствии высвобождая высокие количества IFN-α и IFN-β [87].

Что касается регуляции экспрессии генов, оба промотора генов IFN-α и IFN-β имеют сайты связывания фактора регуляции интерферона (IRF), которые позволяют семейству факторов транскрипции IRF управлять продуцированием IFN.Однако промотор IFN-β имеет другие ответные элементы, включая сайты для NF-κB и AP-1 [88]. IFN-β может продуцироваться в более разнообразных обстоятельствах по сравнению с теми, которые приводят к продуцированию подтипов IFN-α. Это менее ограниченное производство IFN-β подразумевает функцию IFN-β, которая отличается от других IFN типа I.

Молекулярная основа гомеостаза Роль IFN типа I

Как могут IFN типа I играть такую ​​сложную роль в генерации множества сигналов? Механизмы могут быть обусловлены вариациями в структурах 19 IFN типа I, а также различиями в их рецепторах.В частности, распределение рецепторов и сродство связывания между IFN и рецептором также могут играть роль в дифференциальных ответах передачи сигналов IFN.

IFN типа I распознаются и передаются через гетеродимерный IFNAR, состоящий из IFNAR1 и IFNAR2. Большинство исследований роли передачи сигналов IFN типа I в регуляции чувствительности хозяина к IAV были сосредоточены только на дефиците IFNAR1 (с использованием IFNAR1 — / — мышей). Однако отдельные субъединицы рецептора могут связывать IFN-β или IFN-α независимо друг от друга и индуцировать различную передачу сигналов.IFN-β и IFN-α, как известно, обладают разным сродством к IFNAR1 и IFNAR2 и вызывают разные профили экспрессии генов в зависимости от их концентрации и времени [50]. IFN-β имеет сродство к IFNAR1 или IFNAR2 в 20–30 раз выше, чем IFN-α2 [89]. Свойства высокого сродства IFN-β могут объяснить 40-60-кратное увеличение активности пролиферации клеток этого подтипа IFN по сравнению с IFN-α2. Дополнительный эффект этого высокого сродства к рецепторам по сравнению с другими подвидами IFN типа I может объяснить, почему только IFN-β индуцирует отрицательные иммунорегулирующие факторы IL-10 и лиганд запрограммированной смерти 1 (PDL1) [90, 91], которые подавляют T- клеточные реакции, способствующие очищению от вирусов.

Новаторская работа Thomas et al. [92] показали, что различная аффинность IFN, способная вызывать различные функциональные эффекты, по-видимому, обусловлена ​​различением лигандов посредством различных рецептор-связывающих химикатов, которые определяют соответствующую стабильность взаимодействий рецептор-лиганд [92]. Повышенная аффинность связывания с IFNAR1 или IFNAR2 сильно усиливает подавление рецепторов. Подавленные эффекты врожденного иммунитета IFN типа I требовали более высокого сродства связывания с IFNAR.Позже де Верд и др. [88] установили, что IFN-β уникально и специфично лигируется с IFNAR1 IFNAR2-независимым образом. Комплекс IFNAR1-IFN-β трансдуцировал сигналы, которые модулировали экспрессию отдельного набора генов независимо от путей Jak-STAT. Передача сигналов IFNAR1-IFN-β является патологически значимой, поскольку липополисахаридный сепсис уменьшался у мышей IFNAR1 — / -, но не у мышей IFNAR2 — / — [88].

Левин и др. [93, 94] показали, что варианты или мутанты IFN типа I индуцируют 2 различных паттерна экспрессии генов, основанные на аффинности рецептора IFN, количестве рецепторов и концентрации IFN [93, 94].Они назвали гены, экспрессируемые в первом паттерне, «устойчивыми» генами, многие из которых связаны с противовирусной активностью, тогда как гены, экспрессируемые в паттерне, чьи продукты обладают иммуномодулирующими и антипролиферативными функциями, называются «настраиваемыми» генами. Все IFNα связывают субъединицу рецептора IFNAR1 с низким сродством. Повышение аффинности связывания усиливало антипролиферативную активность IFNα2 [95].

Jaks et al. [96] обнаружили, что образование ISGF3 и противовирусная активность очень хорошо коррелируют со сродством связывания IFN с IFNAR2.Напротив, сродство к IFNAR1 играет ключевую роль в антипролиферативной активности [96]. Недавно Shepardson et al. [97] продемонстрировали, что, несмотря на некоторую избыточность, IFNAR1 и IFNAR2 играют разные роли в регуляции иммунитета против IAV. В отличие от мышей IFNAR1 — / -, мыши IFNAR2 — / -, инфицированные IAV, демонстрировали как повышенную, так и повышенную заболеваемость и смертность по сравнению с мышами WT [97]. Обработка мышей, у которых есть функциональный IFNAR2, но не IFNAR1 (IFNAR1 — / — мыши), IFN-β защищала этих мышей от заболеваемости и увеличивала их выживаемость по сравнению с IAV-инфицированными однопометниками дикого типа.Однако обработка IFNαA мышей, дефицитных по любой из субъединиц IFNAR, не оказывала влияния на индуцированную IAV потерю массы тела по сравнению с их необработанными однопометниками. Таким образом, в отличие от IFNAR1, IFNAR2 был достаточным для создания защиты от летальной инфекции IAV при стимуляции IFN-β.

Вместе аффинности и время пребывания связывания рецептора, уровень экспрессии поверхностного рецептора и типы клеток, в которых расположены рецепторы, могут определять различные ответы среди всех подтипов IFN типа I [98].Доступны многоуровневые механизмы обратной связи для предотвращения пагубных последствий для рецептора IFN и активации последующих сигналов.

Резюме

Инфекция IAV является основной причиной инфекционной заболеваемости и смертности во всем мире [99]. Недавние исследования на мышах выявили ключевую роль IFN типа I в защите хозяина от IAV. Они быстро активируют нижестоящие сигнальные сети ISG и ограничивают вирусную репликацию. IFN типа I способствуют активации клеток врожденного иммунитета, индуцируют адаптивный иммунитет и регулируют врожденные и адаптивные ответы.Многие открытия, касающиеся эффектов IFN на моделях мышей, привели к открытию параллельных явлений у людей. Хотя они не могут полностью воспроизвести человеческое заболевание, мышиные модели позволили исследователям использовать генетические стратегии для расшифровки механизмов, которые имеют решающее значение для ответа IFN на IAV in vivo. Однако в наших знаниях о роли интерферонов типа I в инфицировании человека гриппом существуют значительные пробелы. По-прежнему необходимы дальнейшие исследования для выяснения роли IFN типа I в ответе хозяина на IAV у людей.

IFN типа I должны строго регулироваться, чтобы максимизировать вирусный клиренс при минимальном повреждении клеток-хозяев. Это особенно сложно при борьбе с инфекцией гриппа, поскольку смертность от ВГА тесно связана с вторичными бактериальными инфекциями. Вирусный клиренс должен осуществляться с быстрым исчезновением воспаления, вызванного первичной вирусной инфекцией, иначе произойдет инвазия патогенов и вторичная бактериальная пневмония [100]. Понимание эффектов IFN типа I даст важные практические результаты, включая возможное использование иммуносупрессивных или противовоспалительных мер в терапии гриппа.

Использование модификаторов биологической реакции при болезнях человека достигло совершеннолетия при многих заболеваниях, включая рак, аутоиммунные заболевания и некоторые вирусные инфекции. Для того чтобы ИФН типа I или другие ИФН можно было использовать в терапевтических целях при гриппозной инфекции, мы должны понимать их механизмы, чтобы их можно было использовать в качестве противовирусных супергероев, быстро излечивающих вирусную инфекцию, и не становясь иммунопатогенными злодеями, усугубляющими действие вирусов. повреждение тканей.

Благодарности

Авторы выражают благодарность доктору В.Джиллиан М. Эйр (OUHSC, Оклахома-Сити, Оклахома, США) за критическое чтение рукописи и полезные комментарии.

Заявление о раскрытии информации

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Источники финансирования

Работа была частично поддержана пилотными грантами Oklahoma Shared Clinical and Translational Resource (OSCTR) (номер гранта U54GM104938 для WW), Программой оценки заслуг Министерства по делам ветеранов (грант номер I01 BX001937 для JPM), и Национальный институт общих медицинских наук (грант номер 5P20GM103648, J.ВЕЧЕРА).

Вклад авторов

Оба W.W. и J.P.M. участвовали в написании рукописей.

Список литературы

  1. Manicassamy B, Manicassamy S, Belicha-Villanueva A, Pisanelli G, Pulendran B, García-Sastre A.Анализ динамики заражения вирусом гриппа у мышей in vivo с использованием репортерного вируса GFP. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2010; 107 (25): 11531–6.
  2. Кочча Е.М., Севера М., Джакомини Э., Моннерон Д., Ремоли М.Э., Юлкунен И. и др. Вирусная инфекция и агонисты Toll-подобных рецепторов вызывают дифференциальную экспрессию интерферонов типа I и лямбда в человеческих плазматических и дендритных клетках, происходящих из моноцитов.Eur J Immunol. 2004. 34 (3): 796–805.
  3. Ди Франко С., Турдо А., Тодаро М., Стасси Г. Роль интерферонов типа I и II в колоректальном раке и меланоме. Фронт Иммунол. 2017; 8: 878.
  4. Холл JC, Розен А.Интерфероны типа I: важнейшие участники усиления аутоиммунного заболевания. Nat Rev Rheumatol. 2010. 6 (1): 40–9.
  5. Secombes CJ, Zou J. Эволюция интерферонов и рецепторов интерферона. Фронт Иммунол. 2017; 8: 209.
  6. Линденманн Дж., Берк Д.К., Айзекс А.Исследования по производству, механизму действия и свойствам интерферона. Br J Exp Pathol. 1957. 38 (5): 551–62.
  7. Свецки М., Колонна М. Интерфероны типа I: разнообразие источников, пути производства и влияние на иммунные ответы. Curr Opin Virol. 2011; 1 (6): 463–75.
  8. Пестка S, Krause CD, Вальтер MR.Интерфероны, интерфероноподобные цитокины и их рецепторы. Immunol Rev.2004; 202; 8–32.
  9. Кляйн-младший, Раулет Д.Х., Пастернак М.С., Беван М.Дж. Цитотоксические Т-лимфоциты продуцируют иммунный интерферон в ответ на антиген или митоген. J Exp Med. 1982; 155 (4): 1198–203.
  10. Scharton TM, Скотт П.Естественные клетки-киллеры являются источником гамма-интерферона, который стимулирует дифференцировку субпопуляций CD4 + Т-клеток и вызывает у мышей раннюю устойчивость к Leishmania major. J Exp Med. 1993. 178 (2): 567–77.
  11. Sommereyns C, Paul S, Staeheli P, Michiels T. IFN-лямбда (IFN-λ) экспрессируется тканезависимым образом и в первую очередь действует на эпителиальные клетки in vivo.PLoS Pathog. 2008; 4 (3): e1000017.
  12. Котенко С.В., Галлахер Г., Баурин В.В., Льюис-Антес А., Шен М., Шах Н.К. и др. IFN-лямбды опосредуют противовирусную защиту через особый рецепторный комплекс цитокинов класса II. Nat Immunol. 2003. 4 (1): 69–77.
  13. Миллер JL, Андерс EM.Взаимодействие вирус-клетка при индукции интерферона 1 типа вирусом гриппа в клетках селезенки мышей. J Gen Virol. 2003. 84 (Pt 1): 193–202.
  14. Ли С.Ф., Гонг М.Дж., Чжао Ф.Р., Шао Дж.Дж., Се Ю.Л., Чжан Ю.Г. и др. Интерфероны типа I: различные виды биологической активности и текущие применения при вирусной инфекции.Cell Physiol Biochem. 2018; 51 (5): 2377–96.
  15. Platanias LC. Механизмы передачи сигналов, опосредованной интерфероном типа I и типа II. Nat Rev Immunol. 2005. 5 (5): 375–86.
  16. Чжоу А., Паранджапе Дж. М., Дер С. Д., Уильямс Б. Р., Сильверман Р. Х.Действие интерферона у мышей с тройным дефицитом показывает существование альтернативных противовирусных путей. Вирусология. 1999. 258 (2): 435–40.
  17. Сео СУ, Квон Х.Дж., Ко Х.Дж., Бьюн Й.Х., Сеонг Б.Л., Уэмацу С. и др. Передача сигналов интерферона типа I регулирует моноциты и нейтрофилы Ly6C (hi) во время острой вирусной пневмонии у мышей.PLoS Pathog. 2011; 7 (2): e1001304.
  18. Koerner I, Kochs G, Kalinke U, Weiss S, Staeheli P. Защитная роль бета-интерферона в защите хозяина от вируса гриппа А. J Virol. 2007. 81 (4): 2025–2030.
  19. Дэвидсон С., Майни М.К., Вак А.Стимулирующие заболевание эффекты интерферонов типа I при вирусных, бактериальных и коинфекциях. J Interferon Cytokine Res. 2015; 35 (4): 252–64.
  20. Беннетт А.Л., Смит Д.В., Камминс М.Дж., Якоби П.А., Камминз Дж.М., Бейльхарц М.В. Низкие дозы перорального интерферона альфа в качестве профилактики вирусных респираторных заболеваний: двойное слепое параллельное контролируемое исследование в год пандемии гриппа.Другие вирусы гриппа респира. 2013. 7 (5): 854–62.
  21. Steel J, Staeheli P, Mubareka S, García-Sastre A, Palese P, Lowen AC. Передача пандемического вируса гриппа h2N1 и влияние предшествующего контакта с сезонными штаммами или лечением интерфероном. J Virol. 2010. 84 (1): 21–6.
  22. Кугель Д., Кохс Г., Обойес К., Рот Дж., Кобингер Г.П., Кобаса Д. и др.Интраназальное введение альфа-интерферона снижает заболеваемость хорьками вирусом сезонного гриппа А. J Virol. 2009. 83 (8): 3843–51.
  23. Гарсия-Састре А., Дурбин Р.К., Чжэн Х., Палезе П., Гертнер Р., Леви Д.Е. и др. Роль интерферона в тканевом тропизме вируса гриппа. J Virol.1998. 72 (11): 8550–8.
  24. Прайс Г.Е., Гашевска-Мастарларц А., Москофидис Д. Роль альфа / бета- и гамма-интерферонов в развитии иммунитета к вирусу гриппа А у мышей. J Virol. 2000. 74 (9): 3996–4003.
  25. Crotta S, Davidson S, Mahlakoiv T, Desmet CJ, Buckwalter MR, Albert ML, et al.Интерфероны типа I и типа III управляют избыточными петлями амплификации для индукции транскрипционной сигнатуры в инфицированном гриппом эпителии дыхательных путей. PLoS Pathog. 2013; 9 (11): e1003773.
  26. Zanoni I, Granucci F, Broggi A. Интерферон (IFN) -λ берет на себя управление: иммуномодулирующая роль IFN типа III.Фронт Иммунол. 2017; 8: 1661.
  27. Galani IE, Triantafyllia V, Eleminiadou EE, Koltsida O, Stavropoulos A, Manioudaki M и др. Интерферон-λ обеспечивает неизбыточную передовую противовирусную защиту от заражения вирусом гриппа без ущерба для приспособленности хозяина. Иммунитет. 2017; 46 (5): 875–890.e6.
  28. Klinkhammer J, Schnepf D, Ye L, Schwaderlapp M, Gad HH, Hartmann R, et al. IFN-λ предотвращает распространение вируса гриппа из верхних дыхательных путей в легкие и ограничивает передачу вируса. Элиф. 2018; 7: e33354.
  29. Wilson EB, Yamada DH, Elsaesser H, Herskovitz J, Deng J, Cheng G и др.Блокада хронической передачи сигналов интерферона типа I для контроля стойкой инфекции LCMV. Наука. 2013. 340 (6129): 202–7.
  30. Тейджаро Дж. Р., Нг Си, Ли А.М., Салливан Б.М., Шихан К.С., Уэлч М. и др. Стойкая инфекция LCMV контролируется блокадой передачи сигналов интерферона I типа. Наука.2013; 340 (6129): 207–11.
  31. La Gruta NL, Kedzierska K, Stambas J, Doherty PC. Вопрос самосохранения: иммунопатология при вирусной инфекции гриппа. Immunol Cell Biol. 2007. 85 (2): 85–92.
  32. Tumpey TM, García-Sastre A, Taubenberger JK, Palese P, Swayne DE, Pantin-Jackwood MJ, et al.Патогенность вирусов гриппа с генами пандемического вируса 1918 года: функциональные роли альвеолярных макрофагов и нейтрофилов в ограничении репликации вируса и смертности у мышей. J Virol. 2005. 79 (23): 14933–44.
  33. Cillóniz C, Shinya K, Peng X, Korth MJ, Proll SC, Aicher LD и др.Смертельная инфекция вируса гриппа у макак связана с ранним нарушением регуляции генов, связанных с воспалением. PLoS Pathog. 2009; 5 (10): e1000604.
  34. Кобаса Д., Джонс С.М., Шинья К., Каш Дж. К., Коппс Дж., Эбихара Х. и др. Аберрантный врожденный иммунный ответ при летальном инфицировании макак вирусом гриппа 1918 г.Природа. 2007. 445 (7125): 319–23.
  35. Cheung CY, Poon LL, Lau AS, Luk W., Lau YL, Shortridge KF и др. Индукция провоспалительных цитокинов в макрофагах человека вирусами гриппа A (H5N1): механизм необычной тяжести заболевания человека? Ланцет. 2002; 360 (9348): 1831–7.
  36. Хайден Ф.Г., Фриц Р., Лобо М.С., Элворд В., Стробер В., Штраус С.Е. Местные и системные цитокиновые ответы при экспериментальной инфекции вируса гриппа человека А. Связь с формированием симптомов и защитой хозяина. J Clin Invest. 1998. 101 (3): 643–9.
  37. Кайзер Л., Фриц Р.С., Штраус С.Е., Губарева Л., Хайден Ф.Г.Патогенез симптомов при остром гриппе: ответы на интерлейкин-6 и другие цитокины. J Med Virol. 2001. 64 (3): 262–8.
  38. Герольд С., Беккер С., Ридж К.М., Бюдингер Г.Р. Повреждение легких, вызванное вирусом гриппа: патогенез и значение для лечения. Eur Respir J. 2015; 45 (5): 1463–78.
  39. Хёгнер К., Вольф Т., Плешка С., Плог С., Грубер А.Д., Калинке У. и др. Экспрессируемый макрофагами IFN-β способствует апоптотическому повреждению альвеолярных эпителиальных клеток при тяжелой пневмонии, вызванной вирусом гриппа. PLoS Pathog. 2013; 9 (2): e1003188.
  40. Герольд С., Штайнмюллер М., фон Вульфен В., Чакарова Л., Пинто Р., Плешка С. и др.Апоптоз эпителия легких при пневмонии, вызванной вирусом гриппа: роль лиганда, индуцирующего апоптоз, экспрессируемого макрофагами. J Exp Med. 2008. 205 (13): 3065–77.
  41. Шаперо Л., Блюм А., Манчес О, Луи Дж., Анхель Дж., Моленс Дж. П. и др. Агонисты вирусов или TLR индуцируют TRAIL-опосредованную цитотоксическую активность плазматических дендритных клеток.J Immunol. 2006. 176 (1): 248–55.
  42. Дэвидсон С., Кротта С., МакКейб TM, Вак А. Патогенный потенциал интерферона αβ при острой инфекции гриппа. Nat Commun. 2014; 5: 3864.
  43. Фудзикура Д., Чиба С., Мурамацу Д., Казумата М., Накаяма Ю., Кавай Т. и др.Интерферон типа I имеет решающее значение для экспрессии FasL на клетках легких и определяет тяжесть гриппа. PLoS One. 2013; 8 (2): e55321.
  44. Искандер М., Буй Р., Ламберт С. Бремя гриппа у детей. Curr Opin Infect Dis. 2007. 20 (3): 259–63.
  45. Cowling BJ, Chan KH, Fang VJ, Lau LLH, So HC, Fung ROP и др.Сравнительная эпидемиология пандемии и сезонного гриппа А в домашних хозяйствах. N Engl J Med. 2010. 362 (23): 2175–84.
  46. Цинкернагель РМ. Иммунологическая память ≠ защитный иммунитет. Cell Mol Life Sci. 2012. 69 (10): 1635–40.
  47. Лоеб М., Сингх П.К., Фокс Дж., Рассел М.Л., Паббараджу К., Зарра Д. и др.Продольное исследование распространения молекулярных вирусов гриппа в сообществах гуттеритов. J Infect Dis. 2012. 206 (7): 1078–84.
  48. Коутс Б.М., Старича К.Л., Кох С.М., Ченг Й., Шумакер Д.К., Budinger GRS и др. Воспалительные моноциты вызывают повреждение легких, опосредованное вирусом гриппа А, у молодых мышей.J Immunol. 2018; 200 (7): 2391–404.
  49. Oshansky CM, Gartland AJ, Wong SS, Jeevan T, Wang D, Roddam PL и др. Иммунные ответы слизистых оболочек позволяют прогнозировать клинические исходы во время гриппа независимо от возраста и вирусной нагрузки. Am J Respir Crit Care Med. 2014. 189 (4): 449–62.
  50. Порритт Р.А., Герцог П.Дж.Динамическое управление сигнализацией IFN типа I с помощью интегрированной сети отрицательных регуляторов. Trends Immunol. 2015; 36 (3): 150–60.
  51. Ли А.Дж., Ашкар А.А. Двойственная природа интерферонов I и II типа. Фронт Иммунол. 2018; 9: 2061.
  52. Мур Б.Р., Краковка С., Камминз Дж. М., Робертсон Дж. Т..Изменения в популяции воспалительных клеток дыхательных путей у стандартных породистых скаковых лошадей после введения интерферона-альфа. Vet Immunol Immunopathol. 1996. 49 (4): 347–58.
  53. Гибб Д. Р., Лю Дж., Натараджан П., Сантханакришнан М., Мадрид Д. Д., Эйзенбарт С. К. и др. IFN типа I необходим и достаточен для вызванной воспалением аллоиммунизации эритроцитов у мышей.J Immunol. 2017; 199 (3): 1041–50.
  54. Кудо Д., Уно К., Аояги Т., Акахори Ю., Исии К., Канно Е. и др. Лечение низкими дозами интерферона-α улучшает выживаемость и воспалительные реакции на мышиной модели молниеносного острого респираторного дистресс-синдрома. Воспаление. 2013; 36 (4): 812–20.
  55. Gold JA, Hoshino Y, Jones MB, Hoshino S, Nolan A, Weiden MD. Экзогенный интерферон-альфа и интерферон-гамма повышают летальность мышиной сибирской язвы при вдыхании. PLoS One. 2007; 2 (8): e736.
  56. Курче Дж. С., Халущак К., МакВильямс Дж. А., Санчес П. Дж., Кедл Р. М..IFN-зависимая активация Т-клеток типа I опосредуется IFN-зависимой экспрессией лиганда OX40 дендритных клеток и не зависит от экспрессии IFNR Т-клеток. J Immunol. 2012. 188 (2): 585–93.
  57. Сантини С.М., Лапента С., Логоцци М., Парлато С., Спада М., Ди Пуккио Т. и др. Интерферон типа I как мощный адъювант для развития и активности дендритных клеток, происходящих из моноцитов, in vitro и у мышей Hu-PBL-SCID.J Exp Med. 2000. 191 (10): 1777–88.
  58. Монтойя М., Скьявони Дж., Маттей Ф., Грессер И., Беларделли Ф., Заимствование П. и др. Интерфероны типа I, продуцируемые дендритными клетками, способствуют их фенотипической и функциональной активации. Кровь. 2002. 99 (9): 3263–71.
  59. Симмонс Д.П., Вирш П.А., Канадей Д.Х., Мейерсон Х.Дж., Лю Ю.К., Ван И и др.IFN типа I управляет характерным фенотипом созревания дендритных клеток, который позволяет продолжать синтез MHC класса II и процессинг антигена. J Immunol. 2012. 188 (7): 3116–26.
  60. Доунс Дж. Э., Маршалл-Кларк С. Врожденные иммунные стимулы модулируют производство дендритных клеток костного мозга in vitro с помощью зависимых от толл-подобных рецепторов и независимых механизмов.Иммунология. 2010. 131 (4): 513–24.
  61. Радд Б.Д., Люкер Г.Д., Люкер К.Э., Пиблз Р.С., Лукач С.З. Интерферон I типа регулирует созревание дендритных клеток, инфицированных респираторным вирусом, и выработку цитокинов. Viral Immunol. 2007. 20 (4): 531–40.
  62. Мольтедо Б., Ли В., Юнт Дж. С., Моран TM.Уникальные ответы интерферона типа I определяют функциональную судьбу мигрирующих дендритных клеток легких во время инфицирования вирусом гриппа. PLoS Pathog. 2011; 7 (11): e1002345.
  63. Хелфт Дж., Маникассами Б., Гермонпрез П., Хашимото Д., Сильвин А., Агудо Дж. И др. Кросс-презентирующие дендритные клетки CD103 + защищены от заражения вирусом гриппа.J Clin Invest. 2012. 122 (11): 4037–47.
  64. Langlois RA, Varble A, Chua MA, García-Sastre A, tenOever BR. Гемопоэтическое нацеливание вируса гриппа A выявляет потребности в репликации для индукции противовирусных иммунных ответов. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2012; 109 (30): 12117–22.
  65. Hemann EA, Green R, Turnbull JB, Langlois RA, Savan R, Gale M Jr. Интерферон-λ модулирует дендритные клетки для облегчения Т-клеточного иммунитета во время заражения вирусом гриппа А. Nat Immunol. 2019; 20 (8): 1035–45.
  66. Брандес М., Клаушен Ф., Кучен С., Жермен Р.Н.Системный анализ выявляет воспалительный контур с прямой связью, ведущий к летальной инфекции гриппа. Клетка. 2013. 154 (1): 197–212.
  67. Стифтер С.А., Бхаттачарья Н., Пиллэй Р., Флоридо М., Трикас Дж. А., Бриттон В. Дж. И др. Функциональное взаимодействие между интерферонами типа I и II необходимо для ограничения воспаления тканей, вызванного вирусом гриппа А.PLoS Pathog. 2016; 12 (1): e1005378.
  68. Юлкунен И., Мелен К., Нюквист М., Пирхонен Дж., Саренева Т., Матикайнен С. Воспалительные реакции при инфекции вируса гриппа А. Вакцина. 2000; 19 (Приложение 1): S32–7.
  69. Шульц-Черри С.Роль NK-клеток в гриппозной инфекции. Curr Top Microbiol Immunol. 2015; 386: 109–20.
  70. Бирон CA, Нгуен КБ, Пьен GC, Cousens LP, Salazar-Mather TP. Естественные клетки-киллеры в противовирусной защите: функция и регуляция врожденными цитокинами. Анну Рев Иммунол. 1999; 17: 189–220.
  71. Нгуен КБ, Салазар-Матер Т.П., Далод М.Ю., Ван Деусен Дж.Б., Вей XQ, Лью Ф.Й. и др. Скоординированные и различные роли IFN-альфа-бета, IL-12 и IL-15 в регуляции ответов NK-клеток на вирусную инфекцию. J Immunol. 2002. 169 (8): 4279–87.
  72. Hwang I, Scott JM, Kakarla T., Duriancik DM, Choi S, Cho C и др.Механизмы активации естественных клеток-киллеров при заражении вирусом гриппа. PLoS One. 2012; 7 (12): e51858.
  73. Аримори Й., Накамура Р., Ямада Х., Шибата К., Маеда Н., Касе Т. и др. Интерферон типа I играет противоположные роли в цитотоксичности и продуцировании интерферона-γ естественными киллерами и Т-клетками CD8 после инфицирования мышей вирусом гриппа А.J. Врожденный иммунитет. 2014. 6 (4): 456–66.
  74. Хавенар-Доутон С., Колумам Г.А., Мурали-Кришна К. Передовая кромка: прямое действие IFN типа I на Т-клетки CD4 имеет решающее значение для поддержания клональной экспансии в ответ на вирусную, но не бактериальную инфекцию. J Immunol. 2006. 176 (6): 3315–9.
  75. Колумам Г.А., Томас С., Томпсон Л.Дж., Спрент Дж., Мурали-Кришна К. Интерфероны типа I действуют непосредственно на Т-клетки CD8, обеспечивая клональную экспансию и формирование памяти в ответ на вирусную инфекцию. J Exp Med. 2005. 202 (5): 637–50.
  76. Томпсон Л.Дж., Колумам Г.А., Томас С., Мурали-Кришна К.Врожденные воспалительные сигналы, индуцируемые различными патогенами, по-разному определяют зависимость Т-лимфоцитов CD8 от IFN-I в отношении клональной экспансии и формирования памяти. J Immunol. 2006. 177 (3): 1746–54.
  77. Валлийский RM, Bahl K, Marshall HD, Urban SL. Интерфероны 1 типа и противовирусные Т-клеточные ответы CD8.PLoS Pathog. 2012; 8 (1): e1002352.
  78. Duerr CU, McCarthy CD, Mindt BC, Rubio M, Meli AP, Pothlichet J, et al. Интерферон типа I ограничивает иммунопатологию 2-го типа за счет регуляции врожденных лимфоидных клеток 2-й группы. Nat Immunol. 2016; 17 (1): 65–75.
  79. Гарсин Дж., Бордат Ю., Чучана П., Моннерон Д., Лоу Х. К., Пилер Дж. И др.Дифференциальная активность подтипов интерферона I типа для дифференцировки дендритных клеток. PLoS One. 2013; 8 (3): e58465.
  80. Джеймс СМ, Абдад М.Ю., Мэнсфилд Дж. П., Якобсен Х. К., Винд А. Р., Stumbles PA и др. Дифференциальная активность подтипов альфа / бета IFN против вируса гриппа in vivo и усиление специфических иммунных ответов у мышей, вакцинированных ДНК, экспрессирующих гемагглютинин и нуклеопротеин.Вакцина. 2007. 25 (10): 1856–67.
  81. Марие I, Дурбин JE, Леви DE. Дифференциальная вирусная индукция отдельных генов интерферона-альфа по положительной обратной связи через фактор регуляции интерферона-7. EMBO J. 1998; 17 (22): 6660–9.
  82. Juang YT, Lowther W., Kellum M, Au WC, Lin R, Hiscott J, et al.Первичная активация транскрипции генов интерферона А и интерферона В фактором регуляции интерферона 3. Proc Natl Acad Sci U S. A. 1998; 95 (17): 9837–42.
  83. Samuelsson CV, Lienenklaus S, Müller PP, Zawatzky R, Hauser H, Weiss S. Трансформация фибробластов мыши изменяет модель индукции IFN типа I после вирусной инфекции.Biochem Biophys Res Commun. 2005. 335 (2): 584–9.
  84. Танигучи Т., Такаока А. Слабый сигнал для сильных ответов: пересмотр интерферона-альфа / бета. Nat Rev Mol Cell Biol. 2001. 2 (5): 378–86.
  85. Каваи Т., Акира С.Роль рецепторов распознавания образов в врожденном иммунитете: обновленная информация о Toll-подобных рецепторах. Nat Immunol. 2010. 11 (5): 373–84.
  86. Деонарайн Р., Альками А., Алексиу М., Даллман М.Дж., Геверт Д.Р., Портер А.С. Нарушение противовирусного ответа и индукции альфа / бета-интерферона у мышей, лишенных бета-интерферона.J Virol. 2000. 74 (7): 3404–9.
  87. Джуэлл Н.А., Вагефи Н., Мерц С.Е., Актер П., Пиблс Р.С. мл., Бакалетц Л.О. и др. Дифференциальная индукция интерферона I типа респираторно-синцитиальным вирусом и вирусом гриппа a in vivo. J Virol. 2007. 81 (18): 9790–800.
  88. де Верд Н.А., Вивиан Дж. П., Нгуен Т.К., Манган Н.Э., Гулд Дж.А., Бранифф С.Дж. и др.Структурная основа уникальной оси передачи сигналов интерферона-β, опосредованной рецептором IFNAR1. Nat Immunol. 2013. 14 (9): 901–7.
  89. Джайтин Д.А., Ройсман Л.С., Якс Э., Гавутис М., Пилер Дж., Ван дер Хейден Дж. И др. Изучение дифференциального действия интерферонов (IFN): мутант IFN-альфа2 с повышенным сродством к IFNAR1 функционально подобен IFN-бета.Mol Cell Biol. 2006; 26 (5): 1888–97.
  90. Сараива М., О’Гарра А. Регулирование выработки ИЛ-10 иммунными клетками. Nat Rev Immunol. 2010. 10 (3): 170–81.
  91. Шарп А.Х., Уэрри Э.Дж., Ахмед Р., Фриман Г.Дж.Функция запрограммированной гибели клеток 1 и ее лигандов в регулировании аутоиммунитета и инфекции. Nat Immunol. 2007. 8 (3): 239–45.
  92. Thomas C, Moraga I, Levin D, Krutzik PO, Podoplelova Y, Trejo A, et al. Структурная связь между дискриминацией лиганда и активацией рецептора интерферонами типа I.Клетка. 2011. 146 (4): 621–32.
  93. Левин Д., Харари Д., Шрайбер Г. Экспрессия стохастических рецепторов определяет судьбу клеток при лечении интерфероном. Mol Cell Biol. 2011. 31 (16): 3252–66.
  94. Левин Д., Шнайдер В. М., Хоффманн Х. Х., Ярден Г., Бузетто А. Г., Манор О. и др.Многогранная активность интерферона I типа выявляется антагонистом рецепторов. Sci Signal. 2014; 7 (327): ра50.
  95. Kalie E, Jaitin DA, Abramovich R, Schreiber G. Мутант интерферона альфа2, оптимизированный с помощью фагового дисплея для связывания IFNAR1, обеспечивает специфически усиленную противоопухолевую активность.J Biol Chem. 2007. 282 (15): 11602–11.
  96. Jaks E, Gavutis M, Uzé G, Martal J, Piehler J. Дифференциальная аффинность рецепторных субъединиц интерферонов типа I регулирует активацию дифференциального сигнала. J Mol Biol. 2007. 366 (2): 525–39.
  97. Шепардсон К.М., Ларсон К., Джонс Л.Л., Станек К., Чо Х., Веллхэм Дж. И др.IFNAR2 необходим для противогриппозного иммунитета и изменяет восприимчивость к бактериальным суперинфекциям после гриппа. Фронт Иммунол. 2018; 9: 2589.
  98. Шрайбер Г. Молекулярные основы дифференциальной передачи сигналов интерферона I типа. J Biol Chem. 2017; 292 (18): 7285–94.
  99. Дэвис М.М., Тауберт К., Бенин А.Л., Браун Д.В., Менса Г.А., Баддур Л.М. и др.Вакцинация против гриппа как вторичная профилактика сердечно-сосудистых заболеваний: научный совет Американской кардиологической ассоциации / Американского колледжа кардиологии. J Am Coll Cardiol. 2006. 48 (7): 1498–502.
  100. Биондо С., Лентини Дж., Бенинати С., Тети Дж. Двойная роль врожденного иммунитета во время гриппа.Биомед Дж. 2019; 42 (1): 8–18.

Автор Контакты

Wenxin Wu

Департамент медицины

Центр медицинских наук Университета Оклахомы

800 N. Research Pkwy, Room 425, Oklahoma City, OK 73104 (USA)

[email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Получено: 29 января 2020 г.
Принято: 3 мая 2020 г.
Опубликовано онлайн: 19 июня 2020 г.
Дата выпуска: ноябрь — декабрь

г.

Количество страниц для печати: 11
Количество рисунков: 2
Количество столов: 0

ISSN: 1662-811X (печатный)
eISSN: 1662-8128 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/JIN


Лицензия открытого доступа / Дозировка лекарства / Отказ от ответственности

Эта статья находится под международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 (CC BY-NC-ND). Использование и распространение в коммерческих целях, а также любое распространение измененных материалов требует письменного разрешения. Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новое и / или редко применяемое лекарство. Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Эндогенные внутрипеченочные ИФН и связь с исходом лечения ВГС без ИФН

Eric G.Meissner

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Дэвид Ву

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Ану Осинуси

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Димитра Бон

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Киммо Виртанева

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Дэн Стардевант

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Steve Porcella

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Honghui Wang

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Eva Herrmann

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

John McHutchison

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Энтони Ф. Суффредини

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Майкл Полис

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Стивен Хьюитт

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Людмила Прокунина-Олссон

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Генри Мазур

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Энтони С.Fauci

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Shyamasundaran Kottilil

1 Лаборатория иммунорегуляции, NIAID, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 2 Отделение инфекционных болезней, Институт вирусологии человека, Медицинская школа Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США. 3 Институт биостатистики и математического моделирования, Университет Иоганна Вольфганга Гете, Франкфурт, Германия. 4 Подразделение геномики, Отдел исследовательских технологий, Лаборатории Роки-Маунтин, NIAID, NIH, Гамильтон, Монтана, США. 5 Отделение интенсивной терапии, Клинический центр, NIH, Бетесда, Мэриленд, США. 6 Gilead Sciences, Фостер-Сити, Калифорния, США. 7 Отделение патологии, NCI, NIH, Bethesda, Maryland, USA. 8 Лаборатория трансляционной геномики, Отдел эпидемиологии и генетики рака, NCI, NIH, Бетесда, Мэриленд, США.

Интерферон I типа — обзор

Интерфероны

Интерфероны I типа (IFNα и IFNβ) обычно вырабатываются в ответ на вторжение патогенов (Takayanagi, 2005). Мыши с дефицитом IFNα / β имеют уменьшенную массу трабекулярной кости и повышенное количество остеокластов (Takayanagi et al., 2002). RANKL индуцирует IFNβ в остеокластах, а IFNβ, в свою очередь, ингибирует RANKL-опосредованный остеокластогенез, снижая экспрессию c-fos (Takayanagi et al., 2002) и индуцируя продукцию микро-РНК 155 (Zhang et al., 2012). Остеоциты также являются источником IFNβ (Hayashida et al., 2014). IFNα также ингибирует резорбцию костей, хотя механизм его действия не так хорошо изучен, как IFNγ и β (Jilka and Hamilton, 1984). In vivo IFNα не влиял на метаболизм кости (Goodman et al., 1999). Способность частиц износа титана вызывать остеокластогенез и асептическое расшатывание искусственных суставов может быть опосредовано подавлением выработки IFNβ (Wang et al., 2017).

Интерферон γ (IFNγ) представляет собой интерферон типа II с широким спектром биологической активности.In vitro было обнаружено, что IFNγ оказывает ингибирующее действие на резорбцию костей (Gowen and Mundy, 1986; Peterlik et al., 1985). Они кажутся прямыми и опосредованы его воздействием на клетки-предшественники остеокластов. IFNγ подавляет способность 1,25-дигидроксивитамина D , 3, , ПТГ и IL-1 стимулировать образование остеокластоподобных клеток в культурах костного мозга человека (Takahashi et al., 1986). IFNγ также ингибирует передачу сигналов RANK, ускоряя деградацию TRAF6 за счет активации системы убиквитин / протеасома (Takayanagi et al., 2000), ингибируя экспрессию NFATc1 и активируя пути NF-κB и JNK (Cheng et al., 2012). Любопытно, что он не ингибирует резорбцию в зрелых остеокластах (Hattersley et al., 1988). Сообщается также, что IFNγ оказывает стимулирующее действие на резорбцию благодаря своей способности увеличивать продукцию RANKL и TNFα в Т-лимфоцитах (Gao et al., 2007) и благодаря своей способности усиливать слияние преостеокластов (Kim et al., 2012). По-видимому, он опосредует способность γδ Т-лимфоцитов, CD8-регуляторных Т-лимфоцитов, IL-27 и макрофагов M1 ингибировать остеокластогенез и резорбтивную активность (Pappalardo and Thompson, 2013; Park et al., 2012; Шашкова и др., 2016; Ямагути и др., 2016). Полученный из Т-клеток IFNγ, как было показано, побуждает остеокласты секретировать факторы, которые возвращаются к Т-клеткам, чтобы ограничивать их пролиферацию (Li et al., 2014).

В остеобластах IFNγ является ингибитором пролиферации (Cornish et al., 2003; Gowen et al., 1988; Nanes et al., 1989) и оказывает различное влияние на дифференцировку (Gowen et al., 1988; Shen et al., ., 1988; Смит и др., 1987).

Эффекты IFNγ на кости in vivo также различны, поскольку сообщалось как об ингибирующем, так и о стимулирующем эффектах.У мышей с коллаген-индуцированным артритом потеря рецептора IFNγ (IFNγR) приводит к усилению разрушения костей (Manoury-Schwartz et al., 1997; Vermeire et al., 1997). Сходным образом, у мышей, которым через черепа вводили бактериальный эндотоксин, активирующий TLR, потеря IFNγR приводила к усиленному резорбтивному ответу (Takayanagi et al., 2000). Этот результат согласуется с данными, демонстрирующими, что ингибирующие эффекты IFNγ на остеокластогенез усиливаются активацией TLR (Ji et al., 2009). Наконец, у мышей, перенесших овариэктомию с целью вызывания синдрома отмены эстрогена, введение IFNγ предотвращало развитие потери костной массы, иначе наблюдаемой в этом состоянии (Duque et al., 2011).

Напротив, внутрибрюшинная инъекция IFNγ в течение 8 дней крысам вызвала остеопению (Mann et al., 1994). У пациентов с остеопетрозом, поскольку они продуцируют дефектные остеокласты, введение IFNγ стимулировало резорбцию кости и, по-видимому, частично обращало болезнь вспять. Последние эффекты, возможно, связаны со способностью IFNγ стимулировать синтез супероксида остеокластов (Key et al., 1992, 1995), образование остеокластов in vivo (Vignery et al., 1990) или генерализованный иммунный ответ (Schoenborn and Wilson, 2007).

BRCA1 регулирует передачу сигналов IFN-γ посредством механизма, включающего IFN типа I

Abstract

BRCA1 кодирует ген-супрессор опухоли, который мутирован в зародышевой линии женщин с генетической предрасположенностью к раку груди и яичников. BRCA1 участвует в ряде важных клеточных функций, включая восстановление повреждений ДНК, регуляцию транскрипции, контроль клеточного цикла и убиквитинирование.Используя микроматрицу Affymetrix U95A, IRF-7 был идентифицирован как транскрипционная мишень BRCA1, а также было показано, что он синергетически активируется BRCA1, особенно в присутствии IFN-γ, что совпадает с синергической индукцией апоптоза. Мы показываем, что BRCA1, преобразователь сигнала и активатор транскрипции (STAT) -1 и STAT2 все необходимы для индукции IRF-7 после стимуляции IFN-γ. Мы также показываем, что индукция IRF-7 с помощью BRCA1 и IFN-γ зависит от IFN типа I, IFN-α и IFN-β.Мы показываем, что BRCA1 необходим для повышающей регуляции STAT1, STAT2 и IFN типа I в ответ на IFN-γ. Мы показываем, что BRCA1 локализован на промоторах молекул, участвующих в передаче сигналов IFN типа I, что приводит к их положительной регуляции. Блокирование этой промежуточной стадии IFN типа I с использованием специфической антисыворотки показывает потребность в IFN-α и IFN-β для индукции IRF-7 и апоптоза. Наконец, мы описываем механизм регуляции BRCA1 / IFN-γ генов-мишеней, участвующих в врожденном иммунном ответе, который зависит от передачи сигналов IFN типа I.(Mol Cancer Res 2007; 5 (3): 261–70)

Ключевые слова:
  • BRCA1
  • IFN-γ
  • IRF-7
  • IFN типа I
  • Апоптоз

Введение

BRCA1 был впервые идентифицирован как один из генов, предрасполагающих к раннему началу рака груди и яичников (1). Мутация BRCA1 увеличивает риск 65% для развития рака груди и 39% для развития рака яичников к возрасту 70 лет (2). Мутации BRCA1 в зародышевой линии обнаруживаются примерно в 80% родословных с раком груди и яичников и у примерно 10% женщин с ранним началом рака груди независимо от семейного анамнеза (3).Другие сообщения предполагают, что BRCA1 также может играть важную роль в спорадической форме заболевания, поскольку до 30% спорадических раковых заболеваний молочной железы демонстрируют сниженные уровни экспрессии белка BRCA1 (4).

BRCA1 участвует в ряде клеточных функций, включая ответ на повреждение ДНК, регуляцию клеточного цикла, убиквитинирование и регуляцию транскрипции (рассмотрено в ссылке 5). Однако точная роль BRCA1 в регуляции транскрипции полностью не определена. Первое доказательство роли в транскрипции было получено в исследованиях на дрожжах, в которых слияние COOH-концевого домена BRCA1 с ДНК-связывающим доменом Gal4 приводило к активации репортерной конструкции Gal4.Эта активация отменялась при введении связанных с заболеванием мутаций в COOH-концевом домене, а также при делеции последних 11 аминокислот BRCA1 (6-8). Эти результаты подтверждаются наблюдением, что COOH-концевой домен BRCA1 является очень кислым, что является общей чертой факторов транскрипции (9). Однако с использованием дрожжевой одногибридной системы было показано, что BRCA1 сам по себе не может связываться с ДНК специфическим для последовательности образом, что ставит под сомнение роль BRCA1 как классического фактора транскрипции (10).

Ранее было показано, что модуляция уровней экспрессии BRCA1 приводит как к повышающей, так и понижающей регуляции ряда генов. Активизированные гены включали индуцируемый стрессом и повреждением ДНК ген GADD45 (11, 12) и ингибитор прогрессирования клеточного цикла p21WAF1 / cip1 (13), тогда как BRCA1 репрессировал эстроген-опосредованную транскрипцию (14, 15). BRCA1 может также связываться с большим количеством хорошо описанных факторов транскрипции, включая p53, сигнальный преобразователь и активатор транскрипции (STAT) -1, c-Myc, а также коактиваторы и репрессоры, такие как COOH-концевой связывающий белок и COOH-концевой белок. связывающий белок — взаимодействующий белок.Благодаря взаимодействию с этими факторами транскрипции BRCA1 может модулировать их функцию трансактивации и тем самым влиять на экспрессию нижележащих генов-мишеней (16-20).

Позднее было высказано предположение, что BRCA1 является компонентом холоферментного комплекса РНК-полимеразы II, основываясь на наблюдении, что он ассоциируется с РНК-геликазой A (21, 22). BRCA1 может также привлекать другие ключевые молекулы, участвующие в ремоделировании хроматина и доступности промоторов, такие как гистондеацетилаза 1, гистондеацетилаза 2 и комплексы SWI / SNF (23, 24).В целом, эти наблюдения указывают на роль BRCA1 как коактиватора или корепрессора транскрипции благодаря его способности связываться как с холоферментом РНК-полимеразы II, так и с множественными факторами транскрипции.

В попытке идентифицировать новые мишени транскрипции BRCA1 мы выполнили профили экспрессии на основе микрочипов с использованием тетрациклин-зависимой BRCA1-индуцибельной клеточной линии MBR62-bcl2 (25). Мы определили панель ранее описанных IFN-регулируемых генов, которые активируются после индуцибельной экспрессии BRCA1.К ним относятся IFN-индуцированный фактор транскрипции IRF-7 (6-кратный), антивирусная GTPase MxA (8-кратная), IFN-индуцированный белок, участвующий в ингибировании трансляции, ISG54 (3-кратный) и белок-переносчик, называемый TAP1. , который, как известно, участвует в презентации антигена MHC класса I (2 раза; ссылка 25). Впоследствии мы показали, что часть этих генов синергетически активируется BRCA1 в присутствии IFN-γ, но не IFN-α или IFN-β, и что BRCA1 является ключевым медиатором индуцированного IFN-γ апоптоза.Мы показали, что IRF-7 синергетически индуцируется BRCA1 в присутствии IFNγ и что IRF-7 может функционировать как эффектор BRCA1 / IFN-γ-опосредованного апоптоза. Это исследование сосредоточено на определении механизма, с помощью которого BRCA1 регулирует чувствительные к IFN-γ гены-мишени. Мы показываем, что для индукции целевых генов, таких как IRF-7 , требуется промежуточный этап с участием IFN типа I. Мы обнаружили, что BRCA1 необходим для повышения регуляции STAT1, STAT2 и IFN типа I в ответ на IFN-γ, примирования клетки для последующей вторичной аутокринной стимуляции IFN-α и IFN-β.Наконец, мы предлагаем механизм, посредством которого BRCA1 и IFN-γ взаимодействуют для индукции экспрессии целевых генов, таких как IRF-7 , для стимуляции врожденного иммунного ответа и индукции апоптоза.

Результаты

BRCA1 необходим для индукции IRF-7 с помощью IFN-γ и апоптоза

Мы идентифицировали IRF-7, ранее описанный ген, индуцируемый IFN, в качестве транскрипционной мишени BRCA1 с помощью профилирования экспрессии на основе микрочипов. Чтобы продемонстрировать потребность в BRCA1 для индукции IRF-7, мы использовали две модели комплементарных клеточных линий: ( a ) клетки MBR62-bcl2 с индуцируемой экспрессией экзогенного BRCA1 и ( b ) нокдаун эндогенного BRCA1 путем небольшого вмешательства. РНК (миРНК) в клеточной линии T47D (рис.1A и B , соответственно). Обе модели показали потребность в BRCA1 для индукции IRF-7 под действием IFN-γ. Мы также ранее сообщали, что BRCA1 усиливает апоптоз в клетках MBR62-bcl2 в ответ на IFN-γ (25). Эта потребность в BRCA1 была также показана в этом исследовании, в котором мы наблюдали полное ингибирование апоптоза в клетках T47D с помощью IFN-γ после siRNA, направленной против BRCA1 (рис. 1C).

РИСУНОК 1.

Требования к BRCA1 для индукции IRF-7 под действием IFN-γ. A. Нозерн-блоттинг, показывающий BRCA1-опосредованную индукцию IRF-7 в клетках MBR62-bcl2. Клетки культивировали в присутствии (+ tet, BRCA1 off) или в отсутствие (-tet, BRCA1 on) тетрациклина, а затем либо оставляли без обработки, либо обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов. Нозерн-блоты гибридизовали с зондом кДНК для BRCA1 ( верхний ) или IRF-7 ( средний ) и повторно зондировали кДНК-зондом для GAPDH в качестве контроля загрузки ( нижний ). B. Иммунопреципитация ( IP ) — Вестерн-блот-анализ ( верхний ) или Нозерн-блот-анализ ( средний ), показывающий потребность в BRCA1 для индукции IRF-7 IFN-γ в клетках T47D.Клетки предварительно обрабатывали олигонуклеотидами siRNA ( Scr ) или BRCA1 siRNA ( siB ) и либо оставляли без обработки, либо обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов. Мембраны нозерн-блоттинга гибридизовали с зондами кДНК для IRF-7 (, средний, ) и GAPDH в качестве контроля загрузки (, нижний, ). C. Вестерн-блоттинг, показывающий потребность в BRCA1 для индукции апоптоза IFN-γ в клетках T47D. Клетки предварительно обрабатывали скремблированной миРНК или олигонуклеотидами миРНК BRCA1, а затем либо оставляли без обработки, либо обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов.Блот анализировали на наличие расщепленной каспазы-3 ( верхний ) и GAPDH в качестве контроля загрузки ( нижний ).

Для индукции IRF-7 с помощью IFN-γ требуются как STAT1, так и STAT2

Наша главная цель состояла в том, чтобы идентифицировать потенциальный механизм, посредством которого BRCA1 регулирует транскрипционный контроль генов IFN. Поэтому мы исследовали роль двух основных факторов транскрипции, участвующих в передаче сигналов IFN (т.е. STAT1 и STAT2). Чтобы оценить потребность в STAT1 и STAT2 для IFN-γ-опосредованной индукции IRF-7, эндогенная экспрессия обоих STAT ингибировалась siRNA в клетках T47D (рис.2A и B , соответственно). Подтвердив нокдаун siRNA STAT1 и STAT2 с помощью вестерн-блоттинга ( верхние ряды, ), анализ Нозерн-блоттинга показал значительное снижение уровней IRF-7 в ответ на IFN-γ ( третьи строки ). После индукции BRCA1 в BRCA1-индуцибельных клетках MBR62-bcl2 (рис. 2C и D, верхние строки ) мы могли показать, что siRNA STAT1 и STAT2 отменяли индукцию IRF-7 в ответ на IFN-γ (рис. 2C и D, средние ряды ). Эти результаты подтвердили, что и STAT1, и STAT2 необходимы для индукции IRF-7 в ответ на IFN-γ.

РИСУНОК 2.

Для индукции IRF-7 с помощью IFN-γ необходимы как STAT1, так и STAT2. A. Вестерн-блоттинг ( два верхних ряда, ), показывающий опосредованное siRNA ингибирование эндогенного STAT1 в клетках T47D. Клетки предварительно обрабатывали либо скремблированной миРНК, либо олигонуклеотидами миРНК STAT1 ( Si1 ) и либо оставляли без обработки, либо обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов. Мембраны вестерн-блоттинга исследовали на STAT1 ( верхний ряд, ) и GAPDH в качестве контроля загрузки ( второй ряд ).Два нижних ряда, анализ Нозерн-блоттинга, показывающий потребность в STAT1 для индукции IRF-7 под действием IFN-γ в клетках T47D. Нозерн-блоттинг проводили с РНК, одновременно собранной из того же эксперимента (как для A ), и гибридизировали с зондами кДНК для IRF-7 ( третий ряд, ) и GAPDH в качестве контроля загрузки ( нижний ряд ). B. Вестерн-блот-анализ ( два верхних ряда, ), показывающий опосредованное siRNA ингибирование STAT2. Клетки T47D предварительно обрабатывали либо скремблированной миРНК, либо олигонуклеотидами миРНК STAT2 ( Si2 ) и оставляли без обработки или обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов.Мембраны вестерн-блоттинга исследовали на STAT2 ( верхний ряд ), и GAPDH использовали в качестве контроля загрузки ( второй ряд ). Два нижних ряда, Нозерн-блот-анализ, показывающий потребность в STAT2 для индукции IRF-7 с помощью IFN-γ. Клетки T47D предварительно обрабатывали скремблированной миРНК или олигонуклеотидами миРНК STAT2 и оставляли без обработки или обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов. Нозерн-блоты гибридизовали с зондами кДНК для IRF-7 (, третий ряд, ) и GAPDH в качестве контроля загрузки (, нижний ряд, ). C. Нозерн-блот-анализ, показывающий потребность в STAT1 для индукции IRF-7 BRCA1 и IFN-γ в клетках MBR62-bcl2. Нозерн-блоттинг проводили с РНК, собранной из клеток, предварительно обработанных либо скремблированной миРНК, либо олигонуклеотидами миРНК STAT1 и выращенных в присутствии или в отсутствие тетрациклина с 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 ч и гибридизированных с зондами кДНК для BRCA1 ( верхний ряд ) или IRF-7 ( средний ряд ) и GAPDH в качестве контроля загрузки ( нижний ряд ). D. Нозерн-блот-анализ, показывающий потребность в STAT2 для индукции IRF-7 с помощью BRCA1 и IFN-γ в клетках MBR62-bcl2. Нозерн-блоттинг проводили с РНК, собранной из клеток, предварительно обработанных либо скремблированной siRNA, либо олигонуклеотидами siRNA STAT2 и выращенных в присутствии или в отсутствие тетрациклина с 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 ч и гибридизированных с зондами кДНК для BRCA1 ( верхний ряд ) или IRF-7 ( средний ряд ) и GAPDH в качестве контроля загрузки ( нижний ряд ).

BRCA1 необходим для повышения регуляции STAT1 и STAT2 в ответ на IFN-γ

В многочисленных публикациях сообщается, что одним из эффектов IFN-γ является повышенная регуляция компонентов системы IFN, включая STAT1. и STAT2 (26). Поскольку мы показали, что и STAT1, и STAT2 участвуют в индукции IRF-7, мы также хотели исследовать роль BRCA1 в регуляции STAT1 и STAT2 после лечения IFN-γ. Для этого мы использовали подход siRNA, с помощью которого мы могли сначала показать, что BRCA1 подавляется siRNA (рис.3A и B, верхние ряды ), а затем, что BRCA1 необходим для активации STAT1 и STAT2 в ответ на IFN-γ в клетках T47D (фиг. 3A и B, средние строки ). Было ясно, что уровни обоих STAT в значительной степени индуцировались IFN-γ, эффект, который полностью аннулировался миРНК BRCA1. На этом этапе мы предположили, что BRCA1 может функционировать на уровне промоторов STAT1 и STAT2, чтобы оптимально трансактивировать эти молекулы STAT после стимуляции IFN-γ.Чтобы проверить эту теорию, эксперименты по иммунопреципитации хроматина были проведены на клетках T47D до и после стимуляции IFN-γ. Обработка IFN-γ не повлияла на ассоциацию РНК-полимеразы II ни с промоторами STAT1, ни с STAT2 (рис. 3C, дорожки 3 и 4 ), но оказала сильное влияние на ассоциацию BRCA1 и STAT1 с STAT1 и Промоторы STAT2 (фиг. 3C, дорожки 5-8 ). Каноническая передача сигналов IFN-γ включает связывание IFN-γ с его рецептором, что приводит к димеризации рецептора, активации активируемых Янусом киназ с последующим фосфорилированием и димеризацией STAT1 (27, 28).Эти гомодимеры STAT1 затем перемещаются в ядро, где они связываются и активируют транскрипцию генов, в первую очередь тех, которые содержат элементы гамма-активированной последовательности (GAS) в своих промоторах (27, 28). Поскольку мы показали, что STAT1 также присутствует на этих промоторах, мы предположили, что BRCA1 может связываться с этими промоторами STAT1-зависимым образом. Таким образом, возможно, что роль BRCA1 может заключаться в облегчении оптимального связывания гомодимеров STAT1 для дальнейшей индукции аппарата транскрипции IFN после обработки IFN-γ.

РИСУНОК 3.

BRCA1 необходим для повышающей регуляции STAT1 и STAT2 в ответ на IFN-γ. A и B. Вестерн-блоттинг , показывающий отмену IFN-γ положительной регуляции STAT1 ( A ) и STAT2 ( B ) в клетках T47D с помощью миРНК BRCA1. Клетки T47D предварительно обрабатывали либо скремблированной миРНК, либо миРНК BRCA1 и 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов. Затем мембраны вестерн-блоттинга исследовали на BRCA1 ( верхний ), STAT1 ( A , средний ) или STAT2 ( B , средний ) и GAPDH в качестве контроля загрузки ( нижний ). C. Иммунопреципитационный анализ хроматина, оценивающий рекрутирование полимеразы II ( Pol II ), BRCA1 и STAT1 на промоторы STAT1 и STAT2 в клетках T47D, оставленных необработанными ( C ) или обработанными 100 ед. / Мл IFN- γ ( γ ) в течение 12 ч. Два процента общей введенной ДНК использовали в качестве контроля загрузки (, вход ), а соответствующий изотипу иммуноглобулин G ( IgG ) использовали в качестве внутреннего контроля загрузки для иммунопреципитации. Затем был проведен ПЦР-анализ с использованием праймеров, специфичных для промоторов STAT1 и STAT2.

BRCA1 и IFN-γ взаимодействуют, чтобы индуцировать компоненты сигнального пути IFN типа I

Мы хотели определить механизм, посредством которого BRCA1 и IFN-γ взаимодействуют, чтобы регулировать синергетическую индукцию генов, таких как IRF-7 . Тот факт, что промотор IRF-7 не содержит элемента GAS, но действительно содержит элемент ответа, стимулированного IFN (ISRE), предполагает, что это комплекс тримерного IFN-стимулированного гена фактора 3 (ISGF3), а не гомодимерные комплексы STAT1, которые опосредуют индукция ИРФ-7 (29).Действительно, элементы ISRE, а не элементы GAS, были обнаружены в промоторах генных мишеней, индуцированных BRCA1 / IFN-γ, идентифицированных в нашей предыдущей работе (25). Комплекс ISGF3, состоящий из STAT1, STAT2 и IRF-9, обычно индуцируется сигнальным путем IFN типа I. Этот путь редко индуцируется в ответ на передачу сигналов IFN-γ, что позволяет предположить, что индукция IRF-7 с помощью BRCA1 и IFN-γ может происходить по косвенному механизму.

Чтобы исследовать эту теорию, мы хотели определить, ассоциируется ли BRCA1 с промотором IRF-7 и, следовательно, регулирует ли его транскрипцию напрямую.Повторные анализы иммунопреципитации хроматина показали, что BRCA1 не может быть обнаружен на промоторе IRF-7 в клетках T47D даже после обработки IFN-γ (фиг. 4A, полосы 5 и 6 ). Однако STAT1 был обнаружен на промоторе IRF-7 IFN-γ-зависимым образом (рис. 4A, дорожка 8, ), подразумевая, что STAT1-содержащий комплекс участвует в индукции IRF-7. Поскольку промотор IRF-7 содержит элемент ISRE, более вероятно, что его транскрипция может быть индуцирована IFN типа I, IFN-α и IFN-β (30).Поэтому мы хотели изучить возможность того, что BRCA1 и IFN-γ могут взаимодействовать, чтобы индуцировать этот сигнальный путь типа I.

РИСУНОК 4.

BRCA1 непосредственно связывается и регулирует промоторы IFN-α и IFN-β, но не промотор IRF-7 в ответ на IFN-γ. A. Иммунопреципитационный анализ хроматина, оценивающий привлечение РНК-полимеразы II, BRCA1 и STAT1 к промотору IRF-7 в клетках T47D, которые либо не обрабатывали, либо обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 12 часов.Два процента общей введенной ДНК использовали в качестве контроля загрузки, а соответствующий изотипу иммуноглобулин G использовали в качестве внутреннего контроля загрузки для иммунопреципитации. Затем был проведен ПЦР-анализ с использованием праймеров, специфичных для промотора IRF-7. B. Иммунопреципитационный анализ хроматина, оценивающий привлечение полимеразы II, BRCA1 и STAT1 к промоторам IFN-α и IFN-β в клетках T47D, которые либо не обрабатывали, либо обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 12 часов. Два процента общей введенной ДНК использовали в качестве контроля загрузки, а соответствующий изотипу иммуноглобулин G использовали в качестве внутреннего контроля загрузки для иммунопреципитации.Затем был проведен ПЦР-анализ с использованием праймеров, специфичных для промоторов IFN-α и IFN-β. C и D. Анализ ПЦР с обратной транскрипцией , показывающий индукцию IFN-α ( C ) и IFN-β ( D ) BRCA1 и IFN-γ. Клетки MBR62-bcl2, выращенные в присутствии или в отсутствие тетрациклина и оставленные без обработки или обработанные 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов. РНК экстрагировали, подвергали обратной транскрипции и проводили ПЦР-амплификацию с использованием специфических праймеров к кДНК IFN-α или IFN-β.Изображения гелей были сохранены в виде файлов TIF, и была проведена денситометрия для количественного определения уровней экспрессии. Значения денситометрии отображаются под каждым изображением и выражаются относительно необработанного контрольного значения + tet. E. ELISA-анализ супернатанта, взятого из BRCA1-индуцибельных клеток MBR62-bcl2, показывающий, что BRCA1 и IFN-γ стимулируют высвобождение IFN типа I. Клетки MBR62-bcl2, выращенные в присутствии или в отсутствие тетрациклина и оставленные без обработки или обработанные 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов. Результаты были получены из трех независимых экспериментов. F. Люциферазный анализ, показывающий, что активация конструкции промотора ISRE IFN-γ зависит от BRCA1. Клетки 293T обрабатывали скремблированной ( SCR ) или BRCA1 ( BRsi ) миРНК перед котрансфекцией либо пустой базовой конструкции pGL3, либо базовой конструкции pGL3, содержащей элемент ISRE (pGL3-ISRE) вместе с конструкцией цитомегаловируса-Renilla. Затем клетки либо оставляли необработанными, либо обрабатывали 1000 ед. / Мл IFN-γ в течение 6 часов перед анализом активности люциферазы Firefly или Renilla.Затем значения активности люциферазы светлячков выражали относительно активности люциферазы Renilla (которая служила контролем трансфекции).

Ранее было показано, что BRCA1 может взаимодействовать с STAT1 (17), предлагая модель, в которой стимуляция IFN-γ индуцирует транслокацию гомодимеров STAT1 в ядро, облегчая связывание с BRCA1. Этот комплекс затем может связываться с элементами GAS генов, таких как IFN-α и IFN-β , что приводит к их транскрипции.Чтобы показать, что BRCA1 и STAT1 могут взаимодействовать с этими промоторами в ответ на обработку IFN-γ, мы снова провели анализ иммунопреципитации хроматина в клетках T47D. Мы могли показать, что в ответ на IFN-γ BRCA1 имеет более сильную ассоциацию с промоторами IFN-α и IFN-β в клетках T47D (фиг. 4B, дорожки 5 и 6 ). Как и ожидалось для передачи сигналов типа I, STAT1 также локализован в промоторах IFN-α и IFN-β (фиг. 4B, полосы 7 и 8 ). Интересно отметить дифференциальное связывание STAT1 с промоторами IFN-α и IFN-β.STAT1 связывается с промотором IFN-α только в ответ на обработку IFN-γ, тогда как STAT1 связывается с промотором IFN-β независимо от стимуляции IFN-γ. Это дифференциальное наблюдение может быть связано с тем, что индукция IFN-α больше зависит от передачи сигналов STAT1 и, следовательно, требует более высокой степени регуляции. Наблюдение, что как BRCA1, так и STAT1 связаны с промоторами IFN-α и IFN-β, согласуется с количественными данными ПЦР с обратной транскрипцией, показывающими синергетическую индукцию как IFN-α, так и IFN-β после индуцибельной экспрессии BRCA1 в присутствии IFN-γ (рис.4C и D соответственно). Эта синергическая индукция IFN типа I была определена денситометрией как более 5-кратная в обоих случаях (по сравнению с необработанными, неиндуцированными контрольными клетками). Чтобы дополнительно продемонстрировать повышающую регуляцию передачи сигналов IFN типа I BRCA1- и IFN-γ-зависимым образом, мы провели тест ELISA на среде из клеток MBR62-bcl2 после обработки IFN-γ (рис. 4E). Очень низкие уровни IFN затрудняли количественную оценку с использованием нашего набора для анализа. Однако мы могли четко наблюдать последовательную активацию IFN-α в культуральной среде после индукции BRCA1 и после обработки IFN-γ.Это согласуется с нашими анализами иммунопреципитации хроматина и обратной транскрипции-ПЦР и предполагает участие IFN типа I в индукции генов-мишеней BRCA1 / IFN-γ и, следовательно, в апоптозе. Как следствие повышающей регуляции множества компонентов пути IFN типа I, можно предположить, что BRCA1 синергетически активирует промоторы ISRE-содержащих генов с IFN-γ. Чтобы показать это, мы использовали миРНК BRCA1 с последующей трансфекцией конструкций GAS-люциферазы или ISRE-люциферазы в высокотрансфицируемую клеточную линию 293T.Конструкции как GAS-люциферазы (данные не показаны), так и ISRE-люциферазы показали зависимость от BRCA1, но, в соответствии с предложенным нами механизмом, явно наблюдалась синергическая BRCA1-зависимая активация конструкции люциферазы pGL3-ISRE в клетках 293T после IFN-γ. лечение (рис. 4F). Почти полное прекращение активности ISRE-люциферазы в ответ на IFN-γ после нокдауна BRCA1 siRNA показало четкую зависимость для BRCA1 в этом процессе.

BRCA1- и IFN-γ-опосредованная индукция IRF-7 и ингибирование роста зависит от передачи сигналов IFN-α и IFN-β

Далее мы хотели выяснить, требуется ли наблюдаемая индукция IFN-α и IFN-β для синергической индукции IRF-7 BRCA1 и IFN-γ посредством предложенного непрямого механизма.Для этого мы использовали нейтрализующие антитела для ингибирования передачи сигналов IFN-α или IFN-β. Сначала мы оценили специфичность антисыворотки и соответствующих контролей в ответ на лечение IFN-α и IFN-β напрямую. Нозерн-блоттинг клеток T47D показал способность специфической антисыворотки к IFN-α и IFN-β блокировать опосредованную IFN-α и IFN-β индукцию IRF-7 (рис. 5A). ). Затем мы исследовали способность нейтрализующих антисывороток IFN-α и IFN-β ингибировать индукцию IRF-7 под действием IFN-γ.Нозерн-блоттинг показал, что ингибирование передачи сигналов IFN-α и IFN-β, по отдельности или в комбинации, могло отменить индукцию IRF-7 IFN-γ, тогда как контрольная антисыворотка не имела эффекта (фиг. 5B). Чтобы оценить влияние антисывороток к IFN-α и IFN-β на BRCA1 / IFN-γ-опосредованную индукцию IRF-7, мы провели аналогичные исследования на BRCA1-индуцибельных клетках MBR62-bcl2. Нозерн-блоттинг подтвердил синергетическую индукцию IRF-7 посредством BRCA1 в присутствии IFN-γ (фиг. 5C, дорожка 4 ).Однако предварительная обработка клеток MBR62-bcl2 антисыворотками к IFN-α и IFN-β либо по отдельности ( дорожки 6, и 10 ), либо в комбинации ( дорожка 14 ) отменяла индукцию, опосредованную BRCA1 / IFN-γ. ИРФ-7. Эти данные поэтому предполагают, что передача сигналов IFN-α и IFN-β необходима для BRCA1 / IFN-γ-опосредованной индукции IRF-7.

РИСУНОК 5.

Передача сигналов IFN-α и IFN-β необходима для индукции IRF-7 и подавления роста BRCA1 и IFN-γ. A. Нозерн-блоттинг, показывающий ингибирование IRF-7, индуцированного IFN-7 типа, специфическими нейтрализующими антисыворотками. Клетки T47D предварительно обрабатывали антисывороткой IFN-α ( αAS ), контрольной антисывороткой IFN-α ( αC ), антисывороткой IFN-β ( βAS ) или контрольной антисывороткой IFN-β ( βC ) в течение 2 часов. . Затем клетки оставляли необработанными или обрабатывали либо 100 ед. / Мл IFN-α ( α ), либо 100 ед. / Мл IFN-β ( β ) в течение 24 часов. Полученную в результате мембрану нозерн-блоттинга гибридизовали с зондами кДНК для IRF-7 (, первая строка, ) и GAPDH в качестве контроля загрузки (, вторая строка, ).Значения под блотами указывают на интенсивность сигнала IRF-7 из трех повторных экспериментов, определенную денситометрическим анализом. B. Нозерн-блот-анализ, показывающий потребность в передаче сигналов IFN типа I при индукции IRF-7 с помощью IFN-γ. Клетки T47D предварительно обрабатывали антисывороткой IFN-α, контрольной антисывороткой IFN-α, антисывороткой IFN-β, контрольной антисывороткой IFN-β, комбинацией антисывороток IFN-α и IFN-β ( αβAS ) или комбинацией IFN- α и IFN-β контрольные антисыворотки ( αβC ) в течение 2 часов.Затем клетки оставляли без обработки или обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов. Нозерн-блоты гибридизовали с зондами кДНК для IRF-7 (, первая строка, ) и GAPDH в качестве контроля загрузки (, вторая строка, ). Значения под блотами указывают на интенсивность сигнала IRF-7 из трех повторных экспериментов, определенную денситометрическим анализом. C. Нозерн-блот-анализ, показывающий потребность в передаче сигналов IFN типа I при синергической индукции IRF-7 BRCA1 и IFN-γ.Клетки MBR62-bcl2 выращивали в присутствии или в отсутствие тетрациклина и оставляли без обработки или обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ в течение 24 часов. Клетки предварительно обрабатывали антисывороткой IFN-α, контрольной антисывороткой IFN-α, антисывороткой IFN-β, контрольной антисывороткой IFN-β, комбинацией антисывороток IFN-α и IFN-β или комбинацией контрольных сывороток IFN-α и IFN-β. антисыворотка. Нозерн-блоты гибридизовали с зондами кДНК для IRF-7 (, первая строка, ) и GAPDH в качестве контроля загрузки (, вторая строка, ). Значения под блотами указывают на интенсивность сигнала IRF-7 из трех повторных экспериментов, определенную денситометрическим анализом. D. . Анализы подсчета колоний, показывающие необходимость передачи сигналов IFN типа I для подавления роста, опосредованного BRCA1 / IFN-γ. Клетки MBR62-bcl2 выращивали в присутствии или в отсутствие тетрациклина и обрабатывали 100 ед. / Мл IFN-γ. Клетки оставляли необработанными ( Mock ) или предварительно обрабатывали либо комбинацией антисывороток IFN-α и IFN-β, либо контрольными антисыворотками IFN-α и IFN-β. Клетки выращивали в течение ~ 5 дней, а затем фиксировали и окрашивали кристаллическим фиолетовым. E. Затем краситель кристаллического фиолетового реабсорбируется и измеряется спектрофотометрическим анализом при 450 нм и выражается в процентах от -tetγ (**, P <0.05 по сравнению с −tetγ).

Ранее мы показали, что индукция BRCA1 в присутствии IFN-γ вызывает синергетическое снижение пролиферации клеток из-за апоптоза (25). Поэтому мы хотели исследовать, какое влияние ингибирование сигнальных путей IFN-α и IFN-β будет иметь на этот антипролиферативный фенотип. Используя анализ количества колоний в BRCA1-индуцибельных клетках MBR62-bcl2, мы наблюдали, что снижение пролиферации клеток, опосредованное BRCA1 и IFN-γ, серьезно нарушалось нейтрализующими IFN антителами I типа (рис.5D). Когда BRCA1 индуцировали в присутствии IFN-γ, наблюдалось снижение пролиферации клеток примерно на 50% по сравнению с одним IFN-γ (фиг. 5E). Однако после предварительной обработки клеток комбинацией IFN-α и IFN-β антисыворотка снижала снижение пролиферации клеток до ~ 25%, что является статистически значимым наблюдением ( P = 0,0038). Предварительная обработка контрольной антисывороткой не влияла на BRCA1 / IFN-γ-опосредованное снижение пролиферации клеток (рис. 5E), что свидетельствует о специфичности передачи сигналов IFN-α и IFN-β в этом процессе.

Обсуждение

В текущем исследовании мы предлагаем механизм, посредством которого BRCA1 регулирует IFN-γ-зависимую передачу сигналов. Мы используем экспрессию IRF-7, гена, который, как известно, синергетически регулируется как BRCA1, так и IFN-γ, в качестве репортера транскрипционного выхода этого пути. Мы показываем, что IRF-7 синергетически активируется, когда BRCA1 индуцируется в присутствии IFN-γ, и, кроме того, что BRCA1 необходим для индукции IRF-7 с помощью IFN-γ. Мы предоставляем доказательства, чтобы показать, что индукция IRF-7 BRCA1 и IFN-γ зависит как от STAT1, так и от STAT2, и предлагаем модель, согласно которой BRCA1 и IFN-γ опосредуют индукцию IRF-7 через косвенный механизм, который зависит от IFN типа I. сигнализация.Мы показываем, что BRCA1 локализован в промоторах молекул, участвующих в передаче сигналов IFN типа I, что приводит к их положительной регуляции. Наконец, мы показываем, что передача сигналов типа I необходима для подавления роста, опосредованного BRCA1 / IFN-γ.

Наблюдения, сделанные в этом исследовании, дополнительно подчеркивают особую роль BRCA1 в модуляции сигнального пути IFN-γ, связь, которая была впервые предложена Ouchi et al. (17), где было показано, что BRCA1 может связываться и модулировать транскрипционную активность STAT1, что позволяет предположить, что BRCA1 может играть уникальную роль в IFN-γ-зависимой системе наблюдения за опухолью.Концепция иммунного надзора или иммуноредактирования была впервые выдвинута в 1970-х годах (31), но только недавно IFN-γ был вовлечен в этот процесс (32-34). В предыдущих исследованиях было показано, что у мышей, лишенных чувствительности к IFN-γ, или мышей с дефицитом STAT1, опухоли развивались быстрее и с большей частотой, чем у мышей дикого типа, при заражении химическим канцерогеном. Было показано, что IFN-γ действует, по крайней мере частично, непосредственно на опухолевые клетки, что приводит к усилению иммуногенности опухолевых клеток (32).Было также показано, что у мышей с дефицитом как STAT1, так и RAG2 (критического гена, необходимого для функции лимфоцитов) спонтанные опухоли развивались с большей скоростью, чем у мышей дикого типа. Интересно, что было показано, что большой процент опухолей, которые развивались у мышей, лишенных как STAT1, так и RAG2, были опухолями молочной железы (33). В соответствии с этими данными было показано, что у мышей STAT1 — / — спонтанно развились опухоли, большинство из которых также были опухолями груди (35). Эти наблюдения предполагают важную роль STAT1 и пути передачи сигналов IFN в предотвращении развития рака груди.

В то время как наш вывод о том, что STAT1 необходим для индукции IRF-7 с помощью IFN-γ, не является полностью неожиданным (поскольку он имеет решающее значение для передачи сигналов как IFN типа I, так и типа II), открытие, что STAT2 также необходим, является более интригующим, поскольку STAT2 преимущественно участвует в передаче сигналов IFN типа I. Требование как STAT1, так и STAT2 для индукции IRF-7 подразумевает образование комплекса ISGF3. Поскольку комплексы ISGF3 редко образуются в ответ на передачу сигналов IFN-γ, это повышает вероятность того, что либо ( a ) индукция BRCA1 в присутствии IFN-γ непосредственно вызвала образование комплекса ISGF3, который мог бы стимулировать экспрессию IRF-7 или (b ), что BRCA1 и IFN-γ вместе стимулируют экспрессию IFN-α и / или IFN-β, действуя аутокринным образом, индуцируя экспрессию IRF-7.Наше наблюдение, что BRCA1 и IFN-γ опосредуют синергетическую индукцию IFN-α и IFN-β, и что передача сигналов через этот путь необходима для BRCA1 / IFN-γ-опосредованной индукции IRF-7, указывает на последний сценарий. Это дополнительно подтверждается тем фактом, что в повторных экспериментах по иммунопреципитации хроматина мы не смогли обнаружить присутствие BRCA1, связанного с промотором IRF-7, но могли легко достичь этого с помощью многих промоторов, участвующих в передаче сигналов IFN типа I. В нашей модели мы предполагаем, что BRCA1 и IFN-γ вместе вызывают индукцию IFN типа I, которые секретируются и, в свою очередь, могут связываться с рецепторами на их клеточной поверхности аутокринным и паракринным образом.Это индуцирует образование и ядерную транслокацию комплексов факторов транскрипции ISGF3, которые могут нацеливаться на промоторы генов, таких как IRF-7 , и стимулировать их экспрессию. Это усиливается за счет активации компонентов ISGF3 (т.е. STAT1 и STAT2) IFN-γ. Мы идентифицировали ряд предполагаемых элементов GAS как в промоторах IFN-α, так и в IFN-β, предполагая, что это может быть механистической основой наших наблюдений. Однако существует также вероятность того, что повышающая регуляция BRCA1 IFN-α и IFN-β (и, вероятно, рецепторов IFN I типа) может включать дополнительный промежуточный этап через IRF-1, поскольку этот фактор транскрипции также содержит элемент GAS в своем промоторе. и, в свою очередь, было показано, что он активирует IFN типа I через положительные регуляторные домены в промоторах IFN-α и IFN-β (36).Независимо от тонкой настройки, мы считаем, что активация сигнальных компонентов комплексом BRCA1 / STAT1 может объяснить причину, по которой IRF-7 синергетически активируется только BRCA1 и IFN-γ, а не IFN-α или IFN. -β. Мы представили нашу механистическую модель этого процесса на рис. 6. . После связывания IFN-γ с его рецептором STAT1 фосфорилируется по Tyr 701 (и оптимально Ser 727 ), что приводит к димеризации STAT1, его транслокации в ядро ​​и связыванию димеров STAT1 с промоторами генов, содержащих Элементы GAS, такие как STAT1, STAT2, IRF-9, IFN-α и IFN-β.Образующиеся в результате IFN-α и IFN-β секретируются из клеток и могут действовать аутокринным (и паракринным) образом, связываясь с рецептором IFN-α на той же клетке или соседних клетках. Димеризация рецептора IFN-α приводит к образованию комплекса ISGF3 (компоненты которого уже были активированы в первой половине сигнального пути), что приводит к усиленному образованию комплекса и связыванию промоторов, содержащих ISRE, что приводит к синергетическому эффекту. индукция генов, таких как IRF-7 .

РИСУНОК 6.

Схематическое изображение предложенного механизма положительной обратной связи, участвующего в синергической индукции IRF-7 посредством BRCA1 и IFN-γ.

Возможность того, что IRF-7 может действовать как апоптотический регулятор, была ранее высказана на основании способности IRF-7 регулировать экспрессию генов, ранее участвовавших в контроле клеточного цикла и апоптоза (37). IRF-7 может играть роль супрессора опухолей сам по себе, поскольку было показано, что он подавляется гиперметилированием в ряде линий раковых клеток и опухолей (29, 38, 39) и важен для дифференцировки моноцитов (40 ).Также было высказано предположение, что IRF-7 может играть роль в регуляции путей стрессовой реакции и в поддержании стабильности генома, поскольку было обнаружено, что IRF-7 может быть активирован с помощью NH 2 -концевого фосфорилирования после повреждения ДНК (41 ). IRF-7 может также играть роль в врожденном иммунитете и иммунном надзоре с помощью генов, активирующих транскрипцию, таких как RANTES, TAP2 и 2 ‘, 5’-олигоаденилатсинтаза ( 2′, 5′-OAS ; ссылки 42 , 43). Мы предполагаем, что IRF-7, который находится ниже передачи сигналов IFN типа I и II, представляет собой ключевой регулятор иммунного надзора и что BRCA1 контролирует его экспрессию благодаря своей способности модулировать транскрипционную активность STAT1.

Поэтому мы предлагаем усовершенствованную версию модели, первоначально предложенной Ouchi et al. (17), в которых мутация BRCA1 или потеря функции BRCA1 приведет к снижению индукции целевых генов IFN-γ, таких как IRF-7 , и, следовательно, к снижению способности IFN-γ подавлять рост опухолевых клеток. Мы предполагаем, что, когда опухолевые клетки дикого типа BRCA1 опрашиваются иммунной системой и стимулируются IFN-γ (как следствие секреции Т-клетками или естественными клетками-киллерами в микроокружении опухоли), BRCA1 и STAT1 действуют согласованно, повышая — регулируют подмножество генов-мишеней, таких как IRF-7, MxA, TAP1, 2 ‘, 5’-OAS и ISG54 .Повышение регуляции этих генов приводит к усилению иммунного ответа за счет увеличения презентации антигена, увеличения высвобождения хемокинов и, в конечном итоге, к апоптотической гибели клеток. Это приведет к уничтожению опухолевой клетки. Однако, если опухолевая клетка является мутантом BRCA1 или функция BRCA1 нарушена, стимуляция IFN-γ не приведет к усилению регуляции этих генов, и опухолевая клетка может уклониться от этого первоначального противоопухолевого действия IFN-γ. Эта модель подтверждается гистопатологическими особенностями опухолей, мутантных по BRCA1, которые характеризуются высокой инфильтрацией лимфоцитов.Это означает неорганизованную секрецию хемокинов в микроокружении опухолей с дефицитом BRCA1. Следовательно, в дополнение к предполагаемой роли BRCA1 в качестве супрессора опухолей, связанной с его репарацией повреждений ДНК и действиями по контролю клеточного цикла, мы предполагаем, что он также функционирует как важный медиатор иммунного надзора и врожденного иммунитета. Мы считаем, что представленные здесь данные дают новое представление о механизме, лежащем в основе способности BRCA1 действовать как ген-супрессор опухоли, и о том, как потеря функции BRCA1 может привести к развитию опухоли.

Материалы и методы

Создание и поддержание клеточных линий

Клетки MBR62-bcl2 были созданы и поддерживались, как описано ранее (25). Клеточная линия рака молочной железы T47D поддерживалась в RPMI с добавлением 10% FCS, 1 ммоль / л пирувата натрия, 50 мкг / мл пенициллин-стрептомицина и 2 ммоль / л l-глутамина (все от Life Technologies, Inc., Пейсли, США). Объединенное Королевство). Все клетки выращивали в 5% CO 2 в увлажненном инкубаторе.

Нозерн-блот-анализ

РНК выделяли из клеток с использованием реагента для выделения общей РНК RNA STAT-60 (Tel-Test, Inc., Френдсвуд, Техас). Двадцать микрограммов РНК разделяли на 1% формальдегидном геле, переносили на мембрану Hybond-N (Amersham Biosciences, Amersham, Buckinghamshire, Великобритания) и зондировали радиоактивно меченной кДНК, проверенной на IRF-7 человека (IMAGE Clone 1628700) и глицеральдегид-альдегид. 3-фосфатдегидрогеназа [GAPDH; генерируется, как описано ранее (25)].

Вестерн-блоттинг и антитела

Лизаты белков экстрагировали в буфере для лизиса ЭДТА (0,25 моль / л NaCl, 0,1% IEPGAL, 0.25 моль / л HEPES, 5 ммоль / л EDTA, 0,5 ммоль / л DTT), разделенные на SDS-полиакриламидном геле и перенесенные на поливинилидендифторидную мембрану с последующим иммуноблоттингом. Антитела против STAT1 и STAT2 были приобретены у Cell Signaling (Данверс, Массачусетс) и Santa Cruz Biotechnology (Санта-Крус, Калифорния) соответственно. Мышиные моноклональные анти-GAPDH (Biogenesis, Oxford, United Kingdom) использовали для демонстрации равной загрузки белка. BRCA1 подвергали иммунопреципитации с помощью Ab-1 и подвергали иммуноблоттингу с помощью Ab-4 (онкоген, Кембридж, Массачусетс).

Рекомбинантные человеческие IFN-α, IFN-β и IFN-γ использовали в количестве 100 единиц / мл, если не указано иное (все закуплены у Calbiochem, Nottingham, United Kingdom).

Антисыворотка к человеческому IFN-α (G-026-501-568) и IFN-β (G-028-501-568) и их соответствующие контроли (G-027-501-568 и G-029-501-568 ) были использованы в анализах нейтрализации (Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Bethesda, MD).

IFN-α ELISA проводили в соответствии с инструкциями производителя (PBL Biomedical Laboratories, Piscataway, CA).

Анализы иммунопреципитации хроматина

Анализы иммунопреципитации хроматина проводили, как описано Kennedy et al. (44) с использованием следующих праймеров для ПЦР-амплификации соответствующих промоторов: IRF-7 S, 5′-GCTACAAGCCCTCAGTCCAC-3 ‘; IRF-7 AS, 5’-TTACCTCTCAGGAGCCAAGG-3 ‘; STAT1 S, 5’-TCTCGGCGATGAAACTACATCA-3 ‘; STAT1 AS, 5’-GGGAACTGGCGTTCTCTTTA-3 ‘; STAT2 S, 5’-ACTTCTCCACCAATCGCTGA-3 ‘; STAT2 AS, 5’-CGCCTACAACTTCGGCTAAC-3 ‘; IFN-α S, 5’-GGAACAAGATGGGGAAGACA-3 ‘; IFN-α AS, 5’-CCTGCAAATGCCTTAAATAGG-3 ‘; IFN-β S, 5’-TCGTTTGCTTTCCTTTGCTT-3 ‘; IFN-β AS, 5’-CCCACTTTCACTTCTCCCTTT-3 ‘.

ПЦР с обратной транскрипцией IFN-α и IFN-β

РНК собирали из клеток рака молочной железы MBR62-bcl2 и подвергали обратной транскрипции с использованием обратной транскриптазы вируса мышиного лейкоза Молони (Invitrogen, Paisley, United Kingdom). ПЦР использовали для обнаружения IFN-α и IFN-β с использованием следующих праймеров: IFN-α S, 5′-TGATGGCAACCAGTTCCAGAAGGCTCAAG-3 ‘; IFN-α AS, 5’-ACAACCTCCCAGGCACAAGGGCTGTATTT-3 ‘; IFN-β S, 5’-CACGACAGCTCTTTCCATGA-3 ‘; IFN-β AS, 5’-AGCCAGTGCTCGATGAATCT-3 ‘. ПЦР-амплификацию GAPDH проводили с использованием следующих праймеров: GAPDH F, 5’-ACCACAGTCCATGCCATCAC-3 ‘; GAPDH R, 5’-TCCACCACCCTGTTGCTGTA-3 ‘.

Эксперименты с SiRNA

Клетки трансфицировали в течение 2 дней подряд либо специфической миРНК к целевому гену, либо скремблированным контролем, используя протокол на основе олигофектамина (Invitrogen). Через 48 часов после второй трансфекции клетки обрабатывали IFN-γ и собирали через 24 часа. BRCA1 SMARTpool, IRF-7, STAT1, STAT2 и скремблированные контрольные олигонуклеотиды siRNA были приобретены у Dharmacon DNA Technologies (Нортумберленд, Великобритания).

Эксперименты с люциферазой

Клетки 293T почек эмбриона человека трансфицировали в последовательные дни с помощью скремблированного контроля или BRCA1-специфических олигонуклеотидов siRNA (как подробно описано выше).На следующий день клетки разделяли на шести-луночные чашки и оставляли для прилипания в течение 6 часов. Затем их трансфицировали базовым пустым вектором pGL3 (0,5 мкг / лунку), конструкциями люциферазы pGL3-GAS или pGL3-ISRE и котрансфицировали 0,1 мкг / лунку люциферазой цитомегаловируса-Renilla с использованием реагента для трансфекции GeneJuice (Novagen, Ноттингем, Великобритания) в соответствии с инструкциями производителя. инструкции. Спустя шестнадцать часов добавляли 1000 единиц / мл человеческого IFN-γ и оставляли на 6 часов. Клетки промывали PBS, лизировали в течение 20 мин в буфере для пассивного лизиса 1 × (Promega) и анализировали на активность люциферазы светлячка и Renilla с использованием растворов для анализа d-люциферина и целентеразина соответственно.

Благодарности

Мы благодарим Гейл Стюарт за ее техническую помощь, доктора Кейт Фицджеральд за ее помощь и советы и профессора Алана Эшворта (директора Исследовательского центра прорыва, Лондон, Великобритания) за любезный подарок pGL3- Люциферазные конструкции GAS и pGL3-ISRE.

Сноски

  • Грантовая поддержка: Европейский социальный фонд (N.E. Buckley), Cancer Research UK, грант C538 / A4362 (П.П. Харкин), R&D Office Northern Ireland (J.W. Purcell) и Action Cancer (A.M. Hosey).

  • Расходы на публикацию этой статьи были частично покрыты за счет оплаты страницы. Таким образом, данная статья должна быть помечена как реклама в соответствии с 18 U.S.C. Раздел 1734 исключительно для указания этого факта.

    • Принято 9 января 2007 г.
    • Получено 9 августа 2006 г.
    • Исправление получено 20 ноября 2006 г.
  • Американская ассоциация исследований рака

Ссылки

  1. Miki Y, Swensen J, Shattuck-Eidens D, et al. Сильный кандидат на ген восприимчивости к раку груди и яичников BRCA1. Science 1994; 266: 66–71.

  2. Антониу А., Pharoah PD, Narod S, et al. Средние риски рака груди и яичников, связанные с мутациями BRCA1 или BRCA2, обнаруженными в серии случаев, не выбранных для семейного анамнеза: комбинированный анализ 22 исследований.Am J Hum Genet 2003; 72: 1117–30.

  3. Фитцджеральд М.Г., Макдональд Д.Д., Крайнер М. и др. Мутации BRCA1 зародышевой линии у еврейских и нееврейских женщин с ранним началом рака груди. N Engl J Med 1996; 334: 143–9.

  4. Ян К., Сакураи Т., Мори И. и др. Прогностическое значение экспрессии BRCA1 в японских спорадических карциномах молочной железы. Рак 2001; 92: 54–60.

  5. Venkitaraman AR. Функции BRCA1 и BRCA2 в биологическом ответе на повреждение ДНК.J Cell Sci 2001; 114: 3591–8.

  6. Монтейро А.Н., Август А., Ханафуса Х. Доказательства функции транскрипционной активации С-концевой области BRCA1. Proc Natl Acad Sci U S. A 1996; 93: 13595–9.

  7. Chapman MS, Verma IM. Активация транскрипции BRCA1. Nature 1996; 382: 678–9.

  8. Bernabei P, Bosticardo M, Losana G и др. IGF-1 подавляет экспрессию на поверхности цепи IFN-γ R2 и снижает чувствительность передачи сигналов IFN-γ / STAT-1 в Т-лимфоцитах человека.Кровь 2003; 102: 2933–9.

  9. Монтейро АН. BRCA1: изучение ссылок на транскрипцию. Trends Biochem Sci 2000; 25: 469–74.

  10. переулок TF. BRCA1 и транскрипция. Cancer Biol Ther 2004; 3: 528–33.

  11. Харкин Д.П., Бин Дж. М., Миклос Д. и др. Индукция GADD45 и JNK / SAPK-зависимого апоптоза после индуцибельной экспрессии BRCA1. Cell 1999; 97: 575–86.

  12. MacLachlan TK, Somasundaram K, Sgagias M, et al.Влияние BRCA1 на клеточный цикл и ответ на повреждение ДНК связаны с измененной экспрессией генов. Дж. Биол. Хим. 2000; 275: 2777–85.

  13. Somasundaram K, Zhang H, Zeng YX, et al. Для остановки клеточного цикла опухолевым супрессором BRCA1 требуется ингибитор CDK p21WAF1 / CiP1. Nature 1997; 389: 187–90.

  14. Kawai H, Li H, Chun P, Avraham S, Avraham HK. Прямое взаимодействие между BRCA1 и рецептором эстрогена регулирует транскрипцию и секрецию фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) в клетках рака молочной железы.Онкоген 2002; 21: 7730–9.

  15. Fan S, Ma YX, Wang C и др. Роль прямого взаимодействия BRCA1 в ингибировании активности рецепторов эстрогена. Онкоген 2001; 20: 77–87.

  16. Zhang H, Somasundaram K, Peng Y, et al. BRCA1 физически связывается с p53 и стимулирует его транскрипционную активность. Онкоген 1998; 16: 1713–21.

  17. Оучи Т., Ли С.В., Оучи М., Ааронсон С.А., Хорват СМ. Взаимодействие преобразователя сигнала и активатора транскрипции 1 (STAT1) и BRCA1 в дифференциальной регуляции генов-мишеней IFN-γ.Proc Natl Acad Sci U S. A 2000; 97: 5208–13.

  18. Ван Кью, Чжан Х, Кадзино К., Грин Мичиган. BRCA1 связывает c-Myc и ингибирует его транскрипционную и трансформирующую активность в клетках. Онкоген 1998; 17: 1939–48.

  19. Yu X, Wu LC, Bowcock AM, Aronheim A, Baer R. С-концевые (BRCT) домены BRCA1 взаимодействуют in vivo с CtIP, белком, участвующим в пути CtBP репрессии транскрипции. J Biol Chem 1998; 273: 25388–92.

  20. Пао Г.М., Янкнехт Р., Раффнер Х., Хантер Т., Верма И.М. CBP / p300 взаимодействует с коактиваторами транскрипции BRCA1 и функционирует в качестве них. Proc Natl Acad Sci U S. A 2000; 97: 1020–5.

  21. Chiba N, Parvin JD. Связь BRCA1 и BARD1 с холоферментом РНК-полимеразы II. Cancer Res 2002; 62: 4222–8.

  22. Андерсон С.Ф., Шлегель Б.П., Накадзима Т., Вулпин Е.С., Парвин Д.Д. Белок BRCA1 связан с холоферментным комплексом РНК-полимеразы II через РНК-геликазу А.Нат Генет 1998; 19: 254–6.

  23. Yarden RI, Brody LC. BRCA1 взаимодействует с компонентами гистондеацетилазного комплекса. Proc Natl Acad Sci U S. A 1999; 96: 4983–8.

  24. Бочар Д.А., Ван Л., Бения Х и др. BRCA1 связан с человеческим комплексом SWI / SNF: связывая ремоделирование хроматина с раком груди. Cell 2000; 102: 257–65.

  25. Andrews HN, Mullan PB, McWilliams S, et al. BRCA1 регулирует апоптотический ответ, опосредованный интерфероном γ.J Biol Chem 2002; 277: 26225–32.

  26. Wong LH, Hatzinisiriou I, Devenish RJ, Ralph SJ. Прайминг IFN-γ активирует компоненты фактора 3 гена, стимулированного IFN (ISGF3), увеличивая чувствительность IFN-устойчивых клеток меланомы к IFN типа I. J Immunol 1998; 160: 5475–84.

  27. Дарнелл Дж. Э. младший, Керр И. М., Старк Г. Р.. Пути Jak-STAT и активация транскрипции в ответ на IFN и другие внеклеточные сигнальные белки. Наука 1994; 264: 1415–21.

  28. Darnell JE, Jr. Исследования IFN-индуцированной активации транскрипции раскрывают путь Jak-Stat. J. Interferon Cytokine Res 1998; 18: 549–54.

  29. Lu R, Au WC, Yeow WS, Hageman N, Pitha PM. Регуляция промоторной активности гена фактора регуляции интерферона-7. Активация интерфероном и подавление гиперметилирования. J. Biol Chem. 2000; 275: 31805–12.

  30. Сато М., Хата Н., Асагири М., Накая Т., Танигучи Т., Танака Н.Положительная обратная связь регуляции генов IFN типа I с помощью IFN-индуцибельного фактора транскрипции IRF-7. FEBS Lett 1998; 441: 106–10.

  31. Бернет FM. Понятие об иммунологическом надзоре. Prog Exp Tumor Res 1970; 13: 1-27.

  32. Каплан Д.Х., Шанкаран В., Диге А.С. и др. Демонстрация интерферон-зависимой системы наблюдения за опухолью у иммунокомпетентных мышей. Proc Natl Acad Sci U S. A. 1998; 95: 7556–61.

  33. Шанкаран В., Икеда Х., Брюс А.Т. и др.IFNγ и лимфоциты предотвращают развитие первичной опухоли и формируют иммуногенность опухоли. Природа 2001; 410: 1107–11.

  34. Ikeda H, Old LJ, Schreiber RD. Роль IFN-γ в защите от развития опухолей и иммуноредактировании рака. Фактор роста цитокинов Ред. 2002; 13: 95–109.

  35. Шрайбер Д. Докладчик Тезисы 041: Stat1 и иммуноредактирование рака. Jaks and Stats: развитие болезни. Симпозиумы Keystone. 2004.

  36. Мацуяма Т., Кимура Т., Китагава М. и др.Направленное нарушение IRF-1 или IRF-2 приводит к аномальной индукции гена IFN типа I и аберрантному развитию лимфоцитов. Cell 1993; 75: 83–97.

  37. Barnes BJ, Richards J, Mancl ME, Hanash S, Beretta L, Pitha PM. Глобальные и специфические мишени IRF-5 и IRF-7 во время врожденного ответа на вирусную инфекцию. Дж. Биол. Хим. 2004; 279: 45194–207.

  38. Yu J, Ni M, Xu J, et al. Профилирование метилирования двадцати промоторных CpG-островков генов, которые могут вносить вклад в гепатоцеллюлярный канцерогенез.BMC Рак 2002; 2: 29.

  39. Ю Дж, Чжан Х, Гу Дж и др. Профили метилирования тридцати четырех островков промотор-CpG и согласованное поведение метилирования шестнадцати генов, которые могут вносить вклад в канцерогенез астроцитомы. BMC Cancer 2004; 4:65.

  40. Lu R, Pitha PM. Дифференцировка моноцитов в макрофаги требует фактора регуляции интерферона 7. J Biol Chem 2001; 276: 45491-6.

  41. Kim TK, Kim T, Kim TY, Lee WG, Yim J.Химиотерапевтические препараты, повреждающие ДНК, активируют регуляторный фактор-7 интерферона с помощью митоген-активируемой протеинкиназы киназы-4-c-Jun NH 2 -концевой киназный путь. Cancer Res 2000; 60: 1153–6.

  42. Слуга MJ, Tenoever B, Lin R. Перекрывающиеся и отдельные механизмы, регулирующие функцию IRF-3 и IRF-7. J Interferon Cytokine Res 2002; 22: 49–58.

  43. Zhang L, Pagano JS. Фактор регуляции интерферона 7 опосредует активацию Tap-2 латентным мембранным белком 1 вируса Эпштейна-Барра.Дж. Вирол 2001; 75: 341–50.

  44. Kennedy RD, Gorski JJ, Quinn JE, et al. BRCA1 и c-Myc связываются для транскрипционной репрессии псориазина, гена, индуцирующего повреждение ДНК. Cancer Res 2005; 65: 10265–72.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *