Разное

Иностранные инвесторы: Иностранные инвесторы ушли на больничный :: Бизнес :: Газета РБК

23.04.1979

Содержание

Иностранные инвесторы ушли на больничный :: Бизнес :: Газета РБК

Эксперты EY проанализировали привлекательность стран Европы для зарубежных капиталовложений

В пандемийном 2020 году число российских проектов, которые получили инвестиции из-за рубежа, обвалилось на четверть, до уровней санкционного 2014 года. Помимо коронавируса важную роль сыграла геополитика

Фото: Simon Dawson / Bloomberg

В 2020 году зарубежные инвесторы вложились в 141 проект в России, свидетельствуют подсчеты аудиторско-консалтинговой компании EY из исследования инвестиционной привлекательности стран Европы (есть у РБК). Годом раньше таких проектов было больше примерно на четверть — 191. Прошлогодний показатель — минимальный за последние шесть лет, он приблизился к уровню 2014 года, когда прямые иностранные инвестиции получили 125 российских проектов.

Примерно треть прямых иностранных инвестиций в 2020 году (31%) — вложения в уже существующие проекты, остальное — инвестиции в создание новых мощностей.

Аналитики зафиксировали резкое сокращение инвестпроектов США в России

«Международные инвесторы реализовали в прошлом году меньше проектов, чем могли бы в более благоприятных условиях. Такие результаты для России в 2020 году также связаны с высокой базой прошлых лет. На фоне мирового экономического спада пандемия оказала влияние, сопоставимое по силе с санкционным шоком 2014 года», — отмечает управляющий партнер EY по странам СНГ Александр Ивлев.

Россия в сравнении с Европой и миром

В результате Россия потеряла несколько позиций в списке 20 самых привлекательных для инвестиций стран Европы, который EY составляет, исходя из числа проектов с прямыми иностранными инвестициями. По итогам 2020 года она заняла 11-е место (опередив Италию, но уступив Португалии) по сравнению с восьмым-девятым местом годом ранее.

В целом падение числа проектов с прямыми иностранными инвестициями, учитывая пандемию, было характерно и для всего мира в целом, и для Европы, отмечает EY. Число проектов в Европе, в которые пришли инвестиции из-за рубежа, в 2020 году снизилось на 13%. Если же учитывать только европейские страны, где динамика была отрицательной, средний процент падения составил 21%. Во всем мире, по данным Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD), объем прямых иностранных инвестиций сократился на 42%, до уровня 1990-х годов.

Набиуллина увидела «неослабевающий риск» для экономики в санкциях США

Помимо пандемии в России был и специфический фактор, который сдерживал прямые иностранные инвестиции, — геополитические риски, отмечается в исследовании EY. 2020 год, в частности, отметился усилением санкционной риторики после отравления оппозиционного политика Алексея Навального и победы на выборах в США кандидата от демократов Джо Байдена.

Как считали

EY оценивала прямые иностранные инвестиции на основе данных из собственной базы EY European Investment Monitor. В расчетах не учитываются портфельные инвестиции, а также сделки слияний и поглощений. Информация об инвестициях попадает в базу, если иностранный инвестор купил более 10% компании и участвует в управлении. В прямых иностранных инвестициях учитываются вложения в акционерный капитал и материальные активы, реинвестированная прибыль и внутригрупповые кредиты.

Лидеры по инвестициям в Россию

Самыми активными в сфере прямых инвестиций в Россию стали бизнесмены из Германии, которые в 2020 году инвестировали в 26 российских проектов (на 28% меньше, чем за год до этого). Германия с 2014 года лишь однажды уступала первое место по инвестиционной активности — в 2018-м ее опередили США. Теперь США с Китаем делят второе-третье место с 15 проектами. Резко увеличили активность в России инвесторы из Италии, которые в 2020 году вложились в 13 проектов (вдвое больше, чем в 2019-м). Это позволило стране занять четвертое место среди самых активных по прямым иностранным инвестициям в Россию.

Правительство запретило закупать для госнужд промтовары из-за рубежа

В отраслевом разрезе подавляющее большинство проектов, получивших в прошлом году иностранные инвестиции, — в сфере производства (107). Здесь лидируют проекты в агропродовольственном секторе (42) и производстве машин и оборудования (21). Лидерство агросектора, где наиболее активны инвесторы из Германии и США, авторы исследования объясняют эффектом от действующего с 2014 года продовольственного эмбарго и импортозамещения. На третьем месте среди популярных у инвесторов секторов — производство мебели, стекла и керамики (11 проектов по сравнению с четырьмя в 2019-м). Сектор программного обеспечения и ИT-услуг по-прежнему на невысокой восьмой позиции с пятью проектами (вдвое меньше, чем годом ранее).

Резко сократились инвестиции в продажи и маркетинг — 12 проектов по сравнению с 52 в 2019 году. «В условиях пандемии многие компании снизили свою медийную активность и инвестиции в продвижение», — констатирует EY. В тройку наиболее привлекательных для иностранных инвесторов отраслей впервые вошли бизнес-услуги (восемь проектов, в три из них вложились инвесторы из Индии). Новые проекты в этой отрасли начали иностранные инжиниринговые и консалтинговые компании, указывают авторы исследования.

Из регионов с точки зрения привлекательности для прямых иностранных инвестиций в лидерах традиционно Москва и Подмосковье (41 проект прямых иностранных инвестиций), у Санкт-Петербурга и Ленинградской области — 16 проектов.

Иностранные инвесторы получат немного ясности

В связи с планами Белого дома по привлечению бизнеса к запуску инвестиционного бума почти любая правительственная инициатива, связанная с регулированием инвестдеятельности, автоматически воспринимается как попытка точечно улучшить деловой климат. К таким инициативам можно отнести и поправки ФАС к законодательству об иностранных инвестициях, призванные обеспечить бизнес однозначным правовым регулированием,— они разрабатываются прямо сейчас.

До сих пор, как указывают авторы проекта, сохраняются пробелы и правовые неопределенности между нормами законов об иностранных инвестициях (160-ФЗ), о порядке инвестирования иностранцев в стратегические предприятия (57-ФЗ) и о защите конкуренции (135-ФЗ). Проект их устраняет, а также уточняет порядок действий инвесторов при необходимости предварительного согласования сделок. Сейчас решения, например, о характере влияния на безопасность государства носят ситуативный характер — во многом из-за отсутствия критериев, какие сделки подлежат предварительному согласованию.

Само по себе неоднозначное регулирование может быть удобным, поскольку позволяет принимать политические решения по отдельным проектам, но, очевидно, это не способствует улучшению инвестклимата.

Пример тому — отказ американской нефтесервисной компании Schlumberger от покупки российской Eurasia Drilling Company — иностранный инвестор так и не дождался одобрения сделки правкомиссией по иностранным инвестициям (см. “Ъ” от 5 февраля 2019 года).

Опросы компаний ежегодно фиксируют, что главным барьером для прихода на российский рынок остается отсутствие стабильных и понятных инвесторам правил игры,— проект ФАС может частично снять эту проблему, но реальное влияние на инвестклимат он вряд ли окажет. Поэтому сама по себе попытка нового руководства ФАС систематизировать фрагментарное законодательство об иноинвестициях может объясняться стремлением к удобству в будущем вне зависимости от наличия потенциальных инвесторов уже сегодня. Их недостаток, отметим, способен даже упростить службе корректировку законодательства и ее прохождение в Госдуме — препон со стороны действующих интересантов, которым выгодно нынешнее положение дел, видимо, не будет, поскольку никаких интересантов и нет.

Впрочем, хорошо бы не забывать, что работающее регулирование, в сущности, не может создаваться на перспективу: если оно не отталкивается от правоприменительной практики, оно может быть логичным, изящным и даже красивым, но мало к чему пригодным на практике, если она наконец появится. Пока же политические риски для иностранного бизнеса остаются слишком высокими, чтобы оценить будущую красоту и стройность законодательства ФАС и его практичность.

Иностранные инвесторы ждут равных условий для ведения бизнеса в России

Какие барьеры ограничивают инвестиционную деятельность в России? Как поддержать деятельность отечественных инвесторов? Что нужно для привлечения зарубежных инвестиций? Об этом говорили эксперты Межведомственной рабочей группы по ликвидации системных проблем, сдерживающих развитие несырьевого сектора экономики, на заседании подгруппы «Иностранные инвестиции» в Аналитическом центре.

Цикл совещаний подгрупп МРГ проходит по поручению президента России для отработки вопросов, которые содержатся в Реестре системных проблем российского бизнеса.

Открывая дискуссию, руководитель Экспертного центра Уполномоченного при президенте России по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович назвала одной из приоритетных проблем сектора существенное различие между уровнем налоговой нагрузки на российских и иностранных инвесторов. Так, дивиденды, получаемые иностранными инвесторами, облагаются 30% ставкой НДФЛ. Кроме того, у инвесторов отсутствуют гарантии неизменности условий ведения деятельности на территории России. «Это налоговые, тарифные, регуляторные условия. Это существенно сдерживает присутствие иностранных инвесторов и работу отечественных. Хочется стабилизировать налоговые сборы, зафиксировать условия хотя бы на 5 лет», — пояснила Алехнович.

Кроме того, по словам эксперта, научно-исследовательские разработки, ноу-хау и интеллектуальная собственность иностранных производителей не защищены правоохранительными и судебными органами, что создает дополнительные риски при трансфере технологий.

Участники круглого стола, представители зарубежных компаний, также обратили внимание на избыточные требования валютного контроля, таможенного регулирования и миграционного законодательства.

Эксперты назвали неэффективными и многочисленные инструменты развития, которые предлагаются инвесторам на федеральном уровне. Бизнес может получить государственную поддержку в рамках особых экономических зон, территорий опережающего развития, специальных инвестиционных контрактов, государственно-частного партнерства и так далее. Однако эти инструменты предполагают практически одинаковых набор льгот и преференций, а их многообразие только затрудняет выбор «площадки» для реализации инвестиционных проектов.

Кроме того, по мнению предпринимательского сообщества, на законодательном уровне государство фактически не несет ответственность и не компенсирует потери бизнеса при неисполнении принятых на себя обязательств в рамках предоставляемых мер поддержки. При этом штрафные санкции для бизнеса четко регламентированы, и во многих случаях к инвесторам применяются реальные меры взыскания.

Иностранные инвесторы второй год не хотят вкладывать в Россию

Две трети компаний планируют к 2016 г. увеличить свои прямые инвестиции за рубежом до докризисных объемов, выяснила консалтинговая компания A.T. Kearney. Три четверти стран из топ-25 – списка наиболее привлекательных для прямых инвесторов – являются развитыми: инвесторы ищут безопасной основы для реализации своих возможностей, заключают авторы исследования «Взаимосвязанные риски: инвестиции в разделившийся мир».

Первое место в рейтинге доверия инвесторов третий год занимают США, ситуацию в которых 46% опрошенных оценивают позитивнее (10% – негативнее), чем годом ранее. При этом среди самих американских инвесторов интересующихся инвестициями за рубеж меньше, чем в других регионах мира. Уступивший США многолетнее первенство по привлекательности для капитала Китай третий год остается на втором месте, но с большим отрывом: позитивнее, чем годом ранее, его перспективы оценил только 31% (негативнее – 17%).

Рейтинг доверия инвесторов A.T. Kearney составляет с 1998 г., в этом году число опрошенных компаний увеличено с 300 до 500 в 27 странах, а минимальный порог годового оборота компаний-участников понижен до $0,5 млрд (более чем у половины – от $1 млрд). Рейтинг отражает не реальные объемы вложений, а перспективы, но четко коррелирует с распределением мировых потоков прямых иностранных инвестиций, уверяют авторы: со времени первого исследования топ-10 стран получали не менее 50% мировых прямых инвестиций. В рейтинге только 25 позиций.

Россия второй год вне списка привлекательных для инвесторов стран. Она не вошла в топ-25 в прошлом году впервые за 10 лет, в рейтинге 2015 г. также отсутствует. Опросы проводятся в январе, уточняет представитель компании: Россия выбыла из топ-25 еще до конфликта с Украиной.

Привлекательность России померкла из-за непредсказуемой политики и вмешательства государства в экономику, говорил год назад в интервью FT партнер A.T. Kearney Пол Лаудисина, ожидая, что конфликт с Украиной еще более увеличит беспокойство инвесторов. В январе 2015 г. более 50% руководителей опрошенных компаний сказали, что, если бы не санкции и не рост геополитической напряженности, они бы в этом году увеличили прямые инвестиции в Россию и соседние с ней государства.

Мировые прямые инвестиции, по данным UNCTAD, в среднем за докризисные 2005–2007 гг. составляли $1,5 трлн (пик 2007 г. – $1,9 трлн), по итогам 2014 г. – $1,3 трлн. В 2012 г. инвестиции в развивающиеся страны впервые превысили вложения в развитые, в 2014 г. на долю развивающихся рынков приходилось 56% мировых прямых иностранных инвестиций. За 2010–2013 гг. среднегодовой прирост мировых прямых иностранных инвестиций составил около 5%, прямых инвестиций в Россию за тот же период – около 18%.

В 2014 г. приток прямых инвестиций сократился втрое до $21 млрд и полностью пришелся только на первое полугодие: во второй половине года нерезиденты выводили средства. По данным FDI Markets, в 2014 г. в России было осуществлено лишь 178 новых проектов, связанных с прямыми иностранными инвестициями на общую сумму $13 млрд, в 2011 г., для сравнения, их было 396 на $23 млрд. Для внутренних инвесторов вложения потеряли привлекательность еще в 2013 г., обусловив начало инвестиционного кризиса: инвестиции сокращаются третий год и к концу 2015 г., исходя из прогноза Минэкономразвития, откатятся на уровень 2010 г. «Мы сейчас смотрим на медицину, образование, онлайн-ритейл и производство программного обеспечения. Но привлекательных проектов в настоящий момент очень мало, за ними очередь выстроилась, и конкуренция очень высока, что повышает стоимость инвестиций и снижает доходность», – рассказывает партнер инвестфонда VIY Management Андрей Якунин.

Россия – «неинвестиционная» страна из-за перспектив, которые невозможно просчитать, и ужасных взаимоотношений с Западом, но многие инвесторы хотели бы вести «бизнес как обычно», поскольку за последнее десятилетие смогли хорошо заработать, сказал FT начальник отдела Standard Bank Тимоти Эш. По данным A.T. Kearney, наибольший интерес к России готовы проявить компании, работающие в сферах здравоохранения и фармацевтики (65%), легкой промышленности (61%) и финансовых услуг (58%). Те, кто уже работает на российском рынке, верят, что в средне- и долгосрочной перспективе ситуация изменится к лучшему, приводит A.T. Kearney в сообщении слова управляющего партнера Пера Хонга.

По данным A.T. Kearney, самые оптимистичные оценки российской экономике дали азиатские компании: если бы в опросе участвовали только они, то Россия снова попала бы в топ-25. Самые негативные оценки – у американских компаний. Однако, по данным Американской торговой палаты, 87% компаний из США, работающих на российском рынке, не собираются закрывать свой бизнес в России, несмотря на негативный эффект от санкций и контрсанкций российского правительства, который ощущают также более 80% (опрошено 70 компаний со средним объемом продаж в $267 млн, 60% открыли бизнес в России еще до 1998 г.). Негативный эффект от взаимных санкций сказывается прежде всего на инвестиционных планах: 80% сообщили о сокращении либо приостановке инвестиций. Большой удар взаимные санкции нанесли по цепочкам поставок работающих в России американских компаний, но 59% в качестве выхода из положения заявили о переключении на другие страны, прежде всего Китай. Несмотря на то что около 60% столкнулись и с другими трудностями (кредитный риск, волатильность рубля, падение потребительского спроса и бизнес-доверия), лишь 15% присутствующих на российском рынке компаний США не имеют планов расширения бизнеса в России, после того как санкции будут отменены. Почти 87% заявили, что российский рынок важен для конкурентоспособности их компаний.

Исправленная версия. Первоначальный вариант можно посмотреть в смарт-версии «Ведомостей»

Иностранные инвесторы смогут получить статус участника клиринга на Мосбирже

С 9 августа международные банки могут получить статус участника клиринга на Московской бирже. Это позволит их клиентам хранить деньги на счетах иностранного банка в Национальном клиринговом центре (входит в Группу «Московская Биржа»). Об этом сообщается на сайте Мосбиржи.

Нерезиденты также будут иметь доступ к сегменту денежного рынка «Депозиты с ЦК» и управлять ликвидностью в рублях и иностранной валюте. Кроме того, Национальный клиринговый центр стал налоговым агентом по сделкам, заключаемым на Мосбирже участниками клиринга — нерезидентами и их клиентами.

В этом качестве биржа обеспечивает исчисление, удержание и перечисление в бюджет России налогов на доходы участников клиринга, а также представляет в налоговые органы отчетность о суммах доходов, выплаченных иностранным лицам.

Благодаря этому зарубежные клиенты, торгующие на Мосбирже, смогут минимизировать кредитные риски и риски контрагента и активизировать операции с российскими активами, отмечается на сайте холдинга.

Нерезиденты могут получить статус индивидуального участника клиринга (Individual Clearing Member, ICM), который позволяет совершать операции на рынках биржи и самостоятельно осуществлять клиринг и расчеты по заключенным сделкам.

«Доля международных участников в объеме торгов на рынке акций и деривативов составляет около 50%, развитие бизнеса с ними укрепляет позиции Мосбиржи как центра ценообразования на российские активы и является частью нашей стратегии, — отмечает член правления, управляющий директор по продажам и развитию бизнеса Мосбиржи Игорь Марич. — Появление возможности у зарубежных финансовых институтов становиться прямыми участниками клиринга на всех рынках биржи создает условия для дальнейшего роста их операций».

Иностранные инвесторы — Business & Human Rights Resource Centre

Казахстан, Грузия и Армения богаты ресурсами, что приводит к тому, что ведущие зарубежные финансовые учреждения и корпорации вкладывают значительные средства в добывающие проекты.

Хотя финансовые учреждения и материнские компании имеют значительное влияние на добывающие проекты, в которые они инвестируют, они редко вмешиваются в серьезные обвинения в злоупотреблениях. Даже когда сообщества предупреждают инвесторов и материнские компании о проблемах с правами человека, с которыми они столкнулись, их часто игнорируют, что позволяет злоупотреблениям продолжаться. Не рассматривая должным образом жалобы, компании и финансовые учреждения часто нарушают свои собственные социальные, экологические стандарты и также стандарты в области прав человека.  Тем не менее, в этом отношении есть некоторая надежда, поскольку некоторые добывающие компании потеряли финансирование от инвесторов из-за нарушений прав человека и противодействия общественности.

Политики в сравнении с практикой

Инвесторы и акционеры устанавливают различные требования к проектам, в которые они инвестируют, включая политику в области прав человека и оценку воздействия на окружающую среду. Однако качество этих оценок и политик сильно различается, и объекты инвестиций могут по-прежнему плохо соблюдать права человека, несмотря на требования инвесторов.

Исследование продемонстрировало фундаментальное несоответствие между публичными обязательствами и фактическими результатами. Например, 18 из 19 компаний с общедоступной политикой в ​​области охраны труда, охраны окружающей среды и / или других вопросов касательно прав человека столкнулись с обвинениями в нанесении ущерба водным ресурсам и окружающей среде.

Многие компании с наиболее полными политиками в области прав человека, также были обвинены в серьезных обвинениях в нарушении прав человека. Например, 7 из 19 компаний, имеющих политики в области прав человека, столкнулись с обвинениями в случаях смерти или насилия. Из них 4 имеют западных акционеров или владельцев, а 4 получили иностранные инвестиции.

Когда они сталкиваются с обвинениями в нарушении прав человека в связи с проектами добычи полезных ископаемых, инвесторы указывают на их политику в области прав человека, говоря, что они требуют оценки воздействия на окружающую среду и участия затронутых сообществ. Часто остается без внимания, являются ли такие оценки и участие на самом деле эффективными или всеобъемлющими. Даже в тех случаях, когда инвесторы вмешались или прекратили инвестирование, такие действия часто происходили после нескольких лет кампаний, официальных жалоб, активизма и негативного освещения в СМИ.

Панель управления добывающими компаниями и основные выводы содержат дополнительную информацию о проблемах в области прав человека, связанных с добывающими компаниями в Армении, Грузии и Казахстане. Нажмите на профили компаний ниже, чтобы получить дополнительную информацию об иностранных инвестициях и нарушениях прав человека.

Рекомендации

Установить значимые требования должной осмотрительности в отношении прав человека.

При проявлении должной осмотрительности в Восточной Европе и Центральной Азии следует обратить особое внимание на одиннадцать областей высокого риска, отмеченных в нашем исследовании. При должной осмотрительности также следует учитывать местный контекст и уникальные риски, с которыми сталкиваются сообщества. Иногда инвесторы могут решить, что проект имеет достаточно высокий риск, и они решают провести собственную процедуру должной осмотрительности или принять непосредственное участие в процессах должной осмотрительности своих клиентов.

Усилить требования касательно участия общественности и контролировать их выполнение.

Многие инвесторы и правительства уже требуют определенного уровня участия общественности в процессе принятия решений. Однако, как показывают профили многих компаний, участие общественности в регионе часто бывает в лучшем случае неэффективным, а в худшем — сфальсифицированным. К сожалению, инвесторы в этом регионе не могут просто поверить компаниям на слово, что соблюдается требование касательно «участия общественности». Необходим определенный уровень надзора. Некоторые из проблем, выявленных в профилях компаний, включают: неспособность проконсультироваться с соответствующими сообществами или признать их затронутыми проектом; угрозы и запугивание противников проекта; полное отсутствие какого-либо участия общественности; неполная или неточная информация о потенциальных воздействиях проекта, при этом сообщества не информированы о рисках; и участие государства и вмешательство от имени компании в процессы участия общественности.

Своевременно расследовать и отвечать на жалобы сообщества.

Инвесторы обладают значительными рычагами воздействия на компании, в которые они инвестируют, что дает им уникальную возможность предотвращать и рассматривать жалобы, поданные сообществами. Однако инвесторы редко привлекают компании к ответственности, даже когда сообщества подают множественные жалобы. Инвесторы должны укрепить свои механизмы рассмотрения жалоб в соответствии со своей политикой экологического и социального управления и обязательствами в области прав человека и устойчивого развития.

Обеспечить ранний и своевременный доступ к информации для затронутых правообладателей.

Доступ к информации имеет решающее значение для предотвращения и устранения последствий для прав человека, а также для обеспечения доступа к средствам правовой защиты для тех, на кого негативно повлияли проекты добычи полезных ископаемых. Однако такой доступ к информации крайне ограничен в регионе в целом, а это означает, что инвесторам следует уделять особое внимание этой теме при инвестировании.

Оценить способность сообществ получить доступ к средствам правовой защиты в случае нарушения прав.

Доступ к средствам правовой защиты часто ограничен в Армении, Грузии и Казахстане. Национальные суды могут не учитывать озабоченности общин, и во многих случаях жертвы нарушений не имеют средств для обращения за судебной защитой. Во всех трех странах влиятельные политики участвуют в крупных добывающих компаниях или владеют ими, что еще больше подрывает способность сообществ искать средства правовой защиты. В таких условиях инвесторы должны определить, является ли ответственным инвестирование в тот или иной проект, учитывая отсутствие подотчетности клиентов, нарушающих стандарты прав человека.

Решительно выступать против репрессалий в отношении членов сообщества и правозащитников.

Это включает как физические нападения, так и юридические преследования. В Восточной Европе и Центральной Азии высокий уровень нападений на правозащитников, что создает значительный риск репрессалий. Финансовые учреждения имеют значительные рычаги воздействия на местные власти с целью расследования репрессалий и наказания за них. Кроме того, инвесторы должны занять позицию абсолютной нетерпимости к репрессиям и нападениям на защитников. Они должны оценивать существующие и потенциальные риски для прав человека и воздействия на правозащитников до инвестирования в проект и через регулярные промежутки времени на протяжении всего проекта. Инвесторы также должны иметь планы по устранению этих рисков.

Обращать особое внимание на риски коррупции и взяточничества.

Многие финансовые учреждения уже имеют антикоррупционные политики и программы. Внимание к усилиям по борьбе с коррупцией должно быть особенно пристальным в Восточной Европе и Центральной Азии, где риски высоки.


Независимый эксперт ООН по продвижению демократического и справедливого международного порядка подробно остановился на политиках инвесторов в отношении прав человека в этом документе.

Иностранные инвесторы выводят деньги с рекордной скоростью

Чиновники будут убеждать зарубежный бизнес вкладывать в РФ

Прямые иностранные инвестиции в России ( 2009–2019 годы). Источник: РАНХиГС

6 июня Владимир Путин встретится на Петербургском форуме с «представителями международного инвестиционного сообщества», сообщили в Кремле. Интерес президента понятен. Отток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) достиг максимума за период наблюдений. Инвесторов пугают политические и санкционные риски, отмечается в обзоре Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) и Института Гайдара.

Путин на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) встретится с представителями международного инвестиционного сообщества, рассказал помощник президента Юрий Ушаков. Отток иностранных инвестиций – одна из самых болезненных проблем.   

Тенденция с оттоком ПИИ вряд ли переломится и в текущем году, сомневаются экономисты из РАНХиГС и Института Гайдара в своем мониторинге «Экономической ситуации в России». «В условиях сохранения санкционного давления и ухудшения инвестиционного имиджа России существенный рост прямых иностранных инвестиций в российскую экономику выглядит пока маловероятным», – говорят эксперты. В то же время, замечают они, по предварительным оценкам платежного баланса в первом квартале 2019 года, объем входящих ПИИ составил 11,5 млрд долл.

Чистый отток капитала из РФ в январе–апреле 2019 года составил 34,7 млрд долл., что почти в два раза выше аналогичного показателя предыдущего года. При этом отток за первые четыре месяца этого года уже составил половину от всего объема вывезенного капитала в прошлом году. Тогда из страны ушло около 63,3 млрд долл.

Если говорить о динамике ПИИ, то за прошлый год был зафиксирован наибольший показатель оттока прямых иностранных инвестиций из капитала российских компаний за всю историю статистических наблюдений, который составил 6,46 млрд долл., отмечают исследователи РАНХиГС и Института Гайдара. «В предыдущие два года наблюдался прирост участия иностранцев в капитале», – уточняют ученые. Заметим, в целом, по данным Центробанка, отток ПИИ из российской экономики в прошлом году составил рекордные 23,1 млрд долл.

Приток же иностранных инвестиций в прошлом году показал трехкратное снижение по сравнению с 2017 годом. И это несмотря на тот факт, что некоторая позитивная динамика притока ПИИ была зафиксирована в первых двух кварталах прошлого года, когда их суммарный уровень превысил 10,18 млрд долл. «Однако второе полугодие отмечено оттоком прямых иностранных инвестиций, что привело к совокупному снижению входящих в Россию ПИИ до 8,82 млрд долл. по итогам 2018 года», – подчеркивают экономисты.

«Такая динамика отражает ухудшение настроений иностранных инвесторов, что связано с негативными ожиданиями относительно продолжающейся санкционной политики со стороны США и ЕС, а также с наблюдавшимся в 2018 года падением спроса на российские государственные облигации», – делают вывод авторы мониторинга завлабораторией международной торговли Института Гайдара Александр Кнобель и старший научный сотрудник РАНХиГС Юрий Зайцев.

Мало того, продолжают исследователи, иностранные инвестиции по-прежнему крайне неравномерно распределены по территории России. «По имеющимся данным, на начало 2019 года из 36,5 тыс. российских предприятий с иностранным собственником наибольшая доля приходилось на такие регионы, как Москва, Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область», – замечают они.

Несмотря на весь присущий им оптимизм, инвесторы, которые все еще остаются в России, также в ближайшие годы ожидают в РФ сокращения или стагнации инвестиций. Таковы, в частности, были выводы компании GfK Rus, которая опросила иностранных предпринимателей по заказу Ассоциации европейского бизнеса (см. «НГ» от 30.05.19).

Россия за последние четыре года (с 2015 по 2018-й) привлекла меньше всего «настоящих» прямых иностранных инвестиций среди 23 основных развивающихся рынков, признавали ранее эксперты Института международных финансов (IIF). По их подсчетам, ПИИ в Россию в среднем за 2015–2018 годы – без учета реинвестированных доходов – составили лишь 0,2% ВВП.

Эксперты признают, что специально исключили из расчета компонент реинвестирования, чтобы сфокусироваться на «подлинных» вложениях. «Реинвестиции – это не поток капитала, и в некоторых случаях они могут отражать ограничения на репатриацию прибылей (из страны инвестирования в страну инвестора)», – объясняют экономисты.

Скорректированный таким образом показатель оказался в итоге даже ниже, чем у Нигерии (0,3% ВВП), Венесуэлы (0,5% ВВП) и Украины (2,7% ВВП). «Для России ключевой вопрос – это санкции, хотя другими факторами также являются плохой инвестиционный климат в восприятии инвесторов и низкий потенциал роста», – объясняют в IIF.

И рассчитывать на существенное изменение сложившейся ситуации не приходится, считают эксперты «НГ». И это не только санкционный режим. «Риски, которые побуждают иностранных инвесторов отказаться от прямых инвестиций в РФ, понятны. В первую очередь это силовое давление на бизнес, аресты и удержание предпринимателей под стражей, даже у иностранцев больше нет иммунитета против таких действий. Прямые инвестиции неразрывно связаны с правом собственности и защитой этого права, и, пока эта защита слаба, инвесторы будут предпочитать портфельные инвестиции и управлять ими из-за рубежа: так безопаснее», – считает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.

«Дело Майкла Калви», где, по сути, хозяйственный спор иностранного и российского инвесторов вместо арбитражного разбирательства был переведен в плоскость уголовного преследования, полностью изменило восприятие рисков ведения бизнеса иностранными инвесторами, напоминает эксперт-аналитик компании «Финам» Алексей Калачев.

Помимо санкционного давления другая весомая причина, препятствующая инвестициям в РФ, – высокий уровень присутствия государства в экономике, говорит гендиректор компании «Иволга Капитал» Андрей Хохрин. «В отличие от инвесторов, которые заинтересованы в росте капитализации компаний и стоимости ценных бумаг, государству интересны прежде всего объемы дивидендных выплат и их регулярность», – замечает он. 

Иностранные инвесторы с осторожностью ожидают, что небо станет ярче после пандемического шока

Перспективы иностранных инвестиций начинают выглядеть немного лучше после более чем года серьезного шока от COVID-19. Пандемия повлияла на производство и торговлю и вызвала сокращение глобальных потоков прямых иностранных инвестиций (ПИИ) более чем на 40 процентов. Хотя во второй половине 2020 года мировая торговля восстановилась, ПИИ оставались слабыми. Но с учетом ожидаемого роста мировой экономики на 4 процента в 2021 году иностранные инвесторы могут быть готовы планировать будущее расширение — с осторожностью.

Результаты последнего ежеквартального обследования транснациональных корпораций (МНП) в развивающихся странах, проведенного Всемирным банком, показывают стабилизацию инвестиционных перспектив для МНК по сравнению с предыдущими раундами исследования в 2020 году. Три четверти респондентов, опрошенных в четвертом квартале (октябрь- Декабрь), как ожидается, сохранят текущий уровень инвестиций, и очень немногие из них ожидают сокращения инвестиций. МНК также сообщили об ограниченных планах значительной реорганизации мест размещения инвестиций, бизнес-моделей или структур цепочки поставок.

Тем не менее, неуверенность в ходе восстановления экономики сохраняется. Прямые иностранные инвестиции могут поддержать восстановление за счет создания рабочих мест и повышения производительности. Для реализации этого потенциала крайне важно, чтобы страны имели правильную политику в области ПИИ, чтобы повысить свою конкурентоспособность и вселить в фирмы уверенность в инвестировании.

Затяжные эффекты пандемии

Несмотря на постепенное улучшение в целом, исследование показало, что неблагоприятные последствия пандемии все еще ощущались в четвертом квартале 2020 года.Более 90 процентов респондентов сообщили, что в третьем и четвертом кварталах прошлого года они пострадали как минимум в одном из направлений бизнеса.

МНП в производственном секторе по-прежнему пострадали в большей степени, чем в сфере услуг, и эта тенденция в значительной степени обусловлена ​​слабым спросом и продолжающимися сбоями в цепочке поставок. Выборка в сфере услуг включала в основном компании ИТ, финансов, профессиональных и логистических услуг. Более высокая доля производственных предприятий (71 процент) сообщила о сокращении выпуска по сравнению с 55 процентами фирм сектора услуг.

Рисунок 1: Последствия пандемии все еще ощущались в четвертом квартале, хотя ситуация улучшается

Прямые иностранные инвестиции и их влияние на инвесторов

Прямые иностранные инвестиции, или сокращенно ПИИ, стали краеугольным камнем как для правительств, так и для корпораций. Приобретая контрольный пакет иностранных активов, корпорации могут быстро приобретать новые продукты и технологии, а также продавать существующие продукты на новых рынках.А поощряя прямые иностранные инвестиции, правительства могут создавать рабочие места и улучшать экономический рост.

Для международных инвесторов прямые иностранные инвестиции играют чрезвычайно важную роль. Рост развивающихся рынков в значительной степени обусловлен поступающими прямыми иностранными инвестициями. В то же время компании, инвестирующие за границу, могут добиться более высоких темпов роста и диверсифицировать свои доходы, что создает возможности для инвесторов.

Макроэкономические эффекты прямых иностранных инвестиций

Трудно переоценить макроэкономическое значение прямых иностранных инвестиций, поскольку только в 2010 году перешло из рук в руки капитал на сумму более 1 триллиона долларов.Хотя эти средства обычно улучшают принимающую страну, есть несколько недостатков, которые также могут иметь значение. Тем не менее, устойчивые уровни поступающих прямых иностранных инвестиций часто рассматриваются как здоровый экономический сигнал для международных инвесторов.

Некоторые ключевые преимущества прямых иностранных инвестиций включают:

  • Экономический рост . Страны, получающие прямые иностранные инвестиции, часто демонстрируют более высокий экономический рост, открывая их для новых рынков, как это наблюдается во многих странах с развивающейся экономикой.
  • Создание рабочих мест и трудоустройство . Большая часть прямых иностранных инвестиций направлена ​​на создание новых предприятий в принимающей стране, что обычно приводит к созданию рабочих мест и повышению заработной платы.
  • Передача технологий . Прямые иностранные инвестиции часто приносят развивающимся странам технологии и технический опыт мирового класса.

Однако есть и несколько недостатков:

  • Стратегические отрасли . Многие страны защищают определенные стратегические отрасли, такие как оборона, от прямых иностранных инвестиций, чтобы сохранить контроль со стороны иностранных субъектов.
  • Долгосрочное движение капитала . Некоторые критики утверждают, что как только иностранные инвестиции становятся прибыльными, капитал действительно начинает уходить из принимающей страны в страну инвестора.
  • Нарушение местной промышленности . Существует некоторая обеспокоенность по поводу того, что прямые иностранные инвестиции могут подорвать местную промышленность и экономику, привлекая лучших работников и создавая неравенство в доходах.

Для международных инвесторов популярной стратегией является поиск инвестиций в страны с устойчивыми и растущими прямыми иностранными инвестициями.Эти уровни можно найти на таких веб-сайтах, как Конференция Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД).

Прямые иностранные инвестиции и международные инвестиции

Прямые иностранные инвестиции также играют важную роль на микроэкономическом уровне. Отечественные компании, выходящие на зарубежные рынки, могут добиться значительного роста. Более того, присутствие более чем в одной стране также увеличивает диверсификацию. С другой стороны, иностранные компании, работающие на развивающихся рынках, могут сами стать объектами прямых иностранных инвестиций, создавая возможности для инвесторов.

Отличным примером успешных прямых иностранных инвестиций является совместное предприятие Suzuki Motor Company в Индии через Maruti Suzuki India Limited. С момента создания совместного предприятия компания стала лидером рынка автомобильной промышленности Индии. И контрольный пакет акций Suzuki с тех пор принес ему миллиарды прибыли за эти годы.

Вот несколько советов по инвестированию в компании, активно занимающиеся прямыми иностранными инвестициями:

Остерегайтесь правил

Некоторые страны регулируют, насколько иностранные корпорации и инвесторы могут контролировать свои внутренние компании.Например, совместные предприятия Китая с иностранными компаниями печально известны своей структурной сложностью.

Помните о рисках

В частности, совместные горнодобывающие и энергетические предприятия очень популярны в несколько нестабильных регионах Америки и Африки. Инвесторы должны осознавать риск национализации, политических конфликтов и других потенциальных проблем, которые могут возникнуть.

Лучшая диверсификация

Компании, которые участвуют в прямых иностранных инвестициях в различных регионах мира, предлагают большую диверсификацию.

Итог

Международные инвесторы могут использовать прямые иностранные инвестиции как на макро-, так и на микроэкономическом уровне. Предпочтительны страны с устойчивым и растущим уровнем прямых иностранных инвестиций, в то время как компании, инвестирующие за границу, часто могут получить выгоду от более высоких темпов роста.

Прямые иностранные инвестиции имеют много недостатков, несмотря на их общую эффективность в стимулировании роста. На макроуровне это может вызвать проблемы для внутренних рынков труда страны и истощить капитал в долгосрочной перспективе.На микроуровне у инвестиций есть несколько рисков, которые следует тщательно учитывать.

Часто задаваемые вопросы (FAQ)

Что такое двойное налогообложение в контексте прямых иностранных инвестиций?

Двойное налогообложение относится к налогообложению, с которым некоторые иностранные инвесторы сталкиваются на двух федеральных уровнях: в стране инвестирования и стране, где проживает инвестор. В США инвесторы могут компенсировать налоги с иностранных инвестиций с помощью «иностранного налогового кредита».»

Что такое внутренние ПИИ?

Внутренние ПИИ — это то, как вы относитесь к прямым иностранным инвестициям, вкладываемым в конкретную страну. Например, прямые иностранные инвестиции в США будут измерять общую стоимость капитала иностранных инвесторов в США. Этот показатель также включает ссуды, выданные иностранными кредиторами.

Почему Китаю может быть хорошо, если иностранные инвесторы будут насторожены

Писатель — профессор финансов Пекинского университета и старший научный сотрудник Центра глобальной политики Карнеги-Цинхуа

Хаос на китайских фондовых рынках на прошлой неделе усугубился тем, что иностранные инвесторы продали китайские акции, в результате чего регуляторы Пекина изо всех сил пытались восстановить свои позиции. их уверенность, пока они пытались стабилизировать внутренние рынки.Но если иностранные фонды станут более осторожными в отношении инвестирования в китайские акции, это на самом деле может быть хорошо для Китая.

За последние два года приток капитала в Китай вырос более чем на 30 миллиардов долларов в месяц. Отчасти это связано с ежемесячным увеличением положительного сальдо торгового баланса страны на 10 миллиардов долларов в месяц и ежемесячным увеличением финансовых потоков на 20 миллиардов долларов. Ожидается, что тенденция сохранится. Хотя у Пекина имеется избыток внутренних сбережений, в последние годы он открыл свои финансовые рынки для неограниченного притока иностранных инвестиций.В основном это делается для того, чтобы завоевать международный престиж этих рынков и способствовать глобальному использованию юаня.

Но за этот престиж есть цена. Пока он отказывается восстановить контроль за движением капитала — что может подорвать многолетнюю постепенную открытость — Пекин может приспособиться к этим притокам только тремя способами. Каждый приносит свою стоимость, которая увеличивается по мере увеличения иностранного притока.

Один из способов — позволить растущему внешнему спросу на юань повысить его стоимость.Проблема, конечно, в том, что это подорвет экспортный сектор Китая и будет способствовать дальнейшему притоку, что, в свою очередь, превратит огромный торговый профицит Китая в дефицит. Если бы это произошло, Китаю пришлось бы сократить общее количество производимой продукции (и тем самым снизить рост валового внутреннего продукта).

Второй способ — вмешательство Китая для стабилизации курса юаня. В течение последних четырех лет валютная интервенция Китая происходила не напрямую через Народный банк Китая, а косвенно через государственные банки.Они накопили более $ 1 трлн чистых иностранных активов, в основном за последние два года.

Однако огромная валютная интервенция несовместима с внутренним валютным контролем, потому что Китай должен создать юань, за который он покупает иностранную валюту. Последствием этого, как НБК уже несколько раз предупреждал в этом году, станет слишком быстрое расширение внутреннего кредита и обострение пузырей внутренних активов.

Многие читатели поймут, что это просто версии трилеммы центрального банка: если Китай хочет открытых рынков капитала, он должен отказаться от контроля либо над валютой, либо над внутренней денежной массой.Однако есть третий способ, которым Пекин может отреагировать на этот приток, — это побудить китайцев инвестировать больше за границу, чтобы чистый приток уменьшился за счет более высокого оттока.

Именно это и пытались сделать регуляторы. С октября прошлого года они реализовали серию мер, побуждающих китайцев вкладывать больше за границу, причем не только институциональных инвесторов и предприятий, но и домашних хозяйств.

Но даже если эта политика окажется успешной (а пока что нет), это будет сопряжено с определенными рисками.В этом случае иностранные институциональные инвесторы, вкладывающие горячие деньги в ликвидные китайские ценные бумаги, уравновешиваются различными китайскими организациями, инвестирующими за рубежом в различные активы для различных целей.

В результате Китай столкнется с классической проблемой развивающихся стран: несоответствием международного баланса. Это повышает риск того, что иностранные инвесторы в Китае могут внезапно уйти в то время, когда китайские инвесторы не хотят — или не могут — достаточно быстро репатриировать свои иностранные инвестиции.Мы уже много раз видели это раньше: хрупкая финансовая система, удерживаемая моральным риском государственной поддержки, вынуждена приспосабливаться к резкому увеличению притока горячих денег, но не может приспособиться достаточно быстро, когда они превращаются в отток.

Пока Пекин хочет поддерживать открытые рынки капитала, он может реагировать на притоки только с помощью некоторой комбинации трех: резкое повышение курса валюты, слишком быстрый рост внутренних денег и кредита или рискованный международный баланс . Других вариантов нет.

Вот почему нынешние потрясения на фондовом рынке могут быть замаскированным благом. В той мере, в какой это заставляет иностранных инвесторов более осторожно относиться к китайским ценным бумагам, это снизит приток иностранных горячих денег и, таким образом, ослабит давление на финансовые власти, заставляющие их выбирать один из этих трех плохих вариантов.

Иными словами, до тех пор, пока он не очистит и не трансформирует свою финансовую систему, регулирующие органы Китая должны больше беспокоиться из-за слишком большого количества иностранных покупок его акций и облигаций, чем из-за слишком малого количества.

Проблема с договорами «Джеффри М. Колон

Название публикации

Налоговый отчет штата Вирджиния

Ключевые слова

правила распределения паевых инвестиционных фондов; иностранные инвесторы; Налоговый кодекс; съезд; прирост капитала; дивиденды

Абстрактные

Соединенные Штаты, как правило, являются налоговым убежищем для иностранных портфельных инвесторов: Соединенные Штаты освобождают от налогообложения большую часть процентов и прироста капитала из источников США, но облагают налогом дивиденды от американских компаний; налоговые соглашения обычно исключают U.S. налог на проценты и снижение установленной 30% ставки дивидендов. Иностранные инвесторы в паевые инвестиционные фонды США не получили должного отношения. Распределение фонда (кроме чистой прибыли от прироста капитала) первоначально рассматривалось как налогооблагаемые дивиденды независимо от базового дохода фонда. Проценты или краткосрочная прибыль от прироста капитала, полученная взаимным фондом, которая не облагалась бы налогом, если бы она была получена напрямую иностранным инвестором, при распределении конвертировалась в налогооблагаемый доход в виде дивидендов. Для поощрения иностранных инвестиций в U.S. паевые инвестиционные фонды, Конгресс в 2004 году изменил правила распределения паевых инвестиционных фондов, чтобы освободить от налогов дивиденды фонда, относящиеся к процентному доходу из источника в США или краткосрочному приросту капитала. Заявленная цель закона заключалась в налогообложении иностранных инвесторов на той же основе, как если бы они непосредственно получали свою долю дохода фонда. Эти положения не позволяют полностью достичь этой цели за счет отказа от сквозного режима для процентов и дивидендов из иностранных источников. Эта политика, похоже, направлена ​​на то, чтобы иностранные инвесторы не могли использовать U.S. взаимный фонд для получения льгот по соглашению США. Доход из иностранных источников должен сохранять свой источник и характер при распределении среди иностранных акционеров. Такой налоговый режим согласуется с налоговыми результатами, которые иностранный инвестор осознает, когда он или она инвестирует напрямую или через партнерство, и поощряет иностранные инвестиции в паевые инвестиционные фонды, которые инвестируют во всем мире. Опасения, связанные с покупками по договору, могут быть иллюзорными. Чтобы решить проблему потенциального злоупотребления договором, Конгресс мог бы рассмотреть вопрос об ограничении передачи доходов из иностранных источников резидентам договора.

Рекомендуемое цитирование

Джеффри М. Колон, Иностранные инвесторы в паевые инвестиционные фонды США: проблемы с соглашениями , 35 Va. Tax Rev.483 (2016)
Доступно по адресу: https://ir.lawnet.fordham.edu/faculty_scholarship/698

Об иностранных инвестициях | Департамент иностранных дел и торговли правительства Австралии

Австралия приветствует иностранные инвестиции. Он помог построить экономику Австралии и будет продолжать улучшать благосостояние австралийцев, поддерживая экономический рост и инновации в будущем.Иностранные инвестиции дополняют внутренние сбережения; без иностранных инвестиций производство, занятость и доход были бы ниже.

Что такое иностранные инвестиции?

Иностранные инвестиции происходят, когда физическое лицо, предприятие или инвестиционная организация (например, пенсионный фонд или пенсионный фонд) из-за пределов Австралии решают открыть новый бизнес в Австралии или покупают недвижимость или акции в бизнесе, принадлежащем Австралии.

Иностранные инвестиции были давней частью развития экономики Австралии и продолжают приносить пользу Австралии, в том числе путем предоставления капитала для финансирования новых отраслей и улучшения существующих отраслей, повышения инфраструктуры и производительности, а также создания возможностей для трудоустройства.

Есть два основных способа, которыми иностранные резиденты или компании могут инвестировать средства в экономику Австралии:

  • Портфельные инвестиции относятся к покупке ценных бумаг (таких как акции или облигации) или к сделкам с акциями и долговыми обязательствами, которые не дают инвестору никакого контроля над деятельностью предприятия. Распространенные примеры включают покупку собственности, акций австралийских компаний или государственных облигаций иностранными пенсионными фондами или пенсионными фондами.
  • Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) — это когда физическое или юридическое лицо из-за пределов Австралии открывает новый бизнес или приобретает 10 или более процентов австралийского предприятия и, таким образом, имеет некоторый контроль над его операциями.Общие примеры включают создание австралийских филиалов транснациональных компаний или совместных предприятий между австралийскими и иностранными компаниями.

Каков подход правительства Австралии к иностранным инвестициям?

Политика правительства Австралии поощряет иностранные инвестиции и признает многочисленные преимущества иностранных инвестиций.

Чтобы гарантировать, что предложения об иностранных инвестициях соответствуют национальным интересам Австралии, правительство рассматривает предложения об иностранных инвестициях в индивидуальном порядке через Совет по рассмотрению иностранных инвестиций.

Правительство защищает австралийцев, инвестирующих за рубежом, и поощряет иностранные инвестиции, в том числе через:

Зачем инвестировать в Австралию?

Австралия предлагает множество преимуществ по сравнению с другими странами, ищущими иностранные инвестиции, в том числе:

  • стабильный экономический рост
  • высококвалифицированный персонал
  • стратегическое расположение
  • сильное управление и правовые системы
  • Хорошая инфраструктура.

Подробнее: Почему стоит инвестировать в Австралию?

Подробнее об иностранных инвестициях

ресурсов

иностранных инвесторов начинают осваивать вторичные и третичные рынки

После нескольких десятилетий сосредоточения внимания почти исключительно на межсетевых рынках трансграничные инвесторы, ищущие активы в США.С. теперь стремятся расширить свой кругозор — в буквальном смысле. Они ищут инвестиционные возможности на рынках, на которых они бы не остановились еще пять лет назад.

«В течение долгого времени ведущие иностранные инвесторы были сосредоточены на круглосуточных городах, — говорит Джеффри Кон, со-генеральный директор Epic Investment Services, канадского инвестиционного менеджера с активами под управлением 17,5 млрд долларов. «Раньше критерии заключались в том, что, если на рынке не было команды NFL, команды NBA и команды MLB, эти инвесторы не были заинтересованы.Но сегодня не об этом ».

Связано: 10 выводов из международного опроса инвесторов AFIRE в 2021 г. города в ближайшие три-пять лет. Это число возрастает до восьми из 10 для инвестиций в второстепенные города.

За 30 лет исследований AFIRE ни один третичный город никогда не попадал в тройку лидеров.Но в 2021 году Остин, штат Техас, занял позицию номер один, что сигнализирует о значительном сдвиге в стратегии в отношении вторичных и третичных рынков, по мнению организации.

Связано: Почему больше инвесторов ищут офисные здания на вторичных рынках

Еще в 2014 году примерно четверть трансграничных инвестиций в США, по данным компании JLL, оказывающей услуги в сфере недвижимости, направлялась на рынки, не являющиеся шлюзами. Это число медленно увеличивалось, пока в 2020 году не достигло рекордного уровня в 48 процентов.Пока в этом году это число приближается к 60 процентам.

«Экспансия на рынки без шлюзов была одним из наиболее интересных событий в истории COVID», — говорит Риаз Кассум, исполнительный управляющий директор по рынкам капитала в Северной и Южной Америке, JLL. «Это еще одна тенденция к ускорению пандемии».

Ищем рост

Важно отметить, что трансграничные инвесторы не отказываются от основных или первичных рынков. Эксперты уверены, что эти инвесторы сохранят свое присутствие на межбанковских рынках, поскольку они по-прежнему являются важными инвестиционными рынками с точки зрения размера и качества активов.

Международная инвестиционная деятельность составила 7,3 миллиарда долларов во втором квартале 2021 года, что на 48 процентов больше, чем годом ранее, согласно данным агентства Real Capital Analytics (RCA). Подавляющее большинство международных инвесторов, которые сегодня активны в США, делают ставки на недвижимость в США в течение пяти или более лет. Они вложили значительные суммы в Нью-Йорк, Бостон, Вашингтон, округ Колумбия, Лос-Анджелес, Сан-Франциско и Сиэтл, и теперь, когда они создали сильное портфолио качественной недвижимости на межсетевых рынках, они ищут следующий лучший рынок размещать свои деньги исходя из перспектив роста.

«Базовые показатели на этих рынках без шлюзов очень сильны, и инвесторы стремятся к росту», — говорит Кассум. «Трансграничные инвесторы чувствуют, что теперь они могут позволить себе выйти на рынки, не являющиеся воротами, и получить выгоду от диверсификации в дополнение к росту».

Люди переходят на рынки, не являющиеся воротами, такие как Остин и Роли-Дарем, Северная Каролина, в надежде получить выгоду от более низкой стоимости и более высокого качества жизни. Компании также создают рабочие места на этих рынках, привлеченные более низкой стоимостью ведения бизнеса и расширением кадрового резерва.

Трансграничные инвесторы стали свидетелями того, как внутренние инвесторы выходят на такие рынки, как Шарлотта, Северная Каролина и Тампа, Флорида, и они не хотят, чтобы их оставили в стороне, отмечает Рассел Инграм, вице-председатель CBRE. «Инвесторы понимают, что, если они не будут вкладывать средства в рынки [не входящие в сеть], они упустят эту игру роста», — говорит он.

Во втором квартале трансграничные инвестиции в коммерческую недвижимость на Манхэттене упали на 86 процентов, в то время как они увеличились на 21 процент в Атланте, 65 процентов в Фениксе и 137 процентов в Орландо, штат Флорида., сообщает RCA.

Конкуренция за активы на межсетевых рынках также играет роль в решении иностранных инвесторов смотреть дальше. «На данный момент рынки шлюзов очень конкурентоспособны, и некоторые инвесторы надеются найти более выгодные цены в других местах», — говорит генеральный директор AFIRE Гуннар Брэнсон.

Epic, например, начала продавать свою недвижимость в Сиэтле несколько лет назад и ушла с рынка в начале этого года, чтобы воспользоваться спросом инвесторов и возросшими оценками, по словам Кона.В то же время фирма начала расширять свое портфолио в Денвере, Лас-Вегасе и Фениксе.

Недавно Epic закрыла свой фонд US Multifamily Fund I, который ориентирован на рынки США с населением более 2 миллионов человек, которые «предлагают диверсифицированные отрасли и являются домом для крупных работодателей с благоприятной для бизнеса средой». Фонд, капитализированный за счет обязательств в размере 60 миллионов долларов от инвесторов, включая Township Capital, нацелен на активы на ключевых рынках в Аризоне, Техасе, Северной Каролине, Колорадо, Теннесси, Неваде, Джорджии, Юте и Флориде.

В конце августа американский Multifamily Fund I компании Epic сделал свое второе приобретение — жилой комплекс с добавленной стоимостью 95 квартир в Денвере. А теперь фирма оценивает недвижимость в Нэшвилле, штат Теннеси, а также на других рынках Sunbelt, — говорит Кон.

Повышение осведомленности

Уровень интереса трансграничных инвесторов к рынкам без шлюзов удивляет многих отраслевых экспертов, прежде всего потому, что он представляет собой серьезное изменение отношения.

Исторически сложилось так, что иностранные инвесторы сосредотачивались на входных рынках, потому что они чувствовали себя комфортно с ними.Даже в самых отдаленных уголках земного шара такие города, как Нью-Йорк и Лос-Анджелес, имеют признание и тайны имен. Сан-Франциско, например, кажется намного более захватывающим, чем Индианаполис — по крайней мере, так кажется.

«Большинство этих инвесторов приходят с крупных городских рынков, таких как Париж, Сеул и Токио, поэтому они могут больше относиться к Нью-Йорку и Сан-Франциско, чем к Остину и Нэшвиллу», — отмечает Кассум.

Но теперь, когда трансграничные инвесторы расширяют свои горизонты, многие считают своим приоритетом узнать все, что они могут, о рынках, не являющихся воротами.И хотя ограничения на поездки, связанные с пандемией, затруднили изучение этих новых рынков лично, иностранные инвесторы жадно проводят исследования, чтобы лучше понять новые для них рынки.

Кассум указывает на недавний разговор с квази-суверенным фондом благосостояния как доказательство того, что иностранные инвесторы стремятся обучиться работе на рынках, не являющихся воротами. Инвестор, имеющий большие карманы и большой опыт инвестирования в недвижимость США, еще не вышел за пределы основных рынков.Однако в начале этого года инвестор хотел обсудить возможности на рынках без шлюза в Sunbelt.

«Это человек, который не является носителем английского языка — тот, кто определенно не говорит по-английски — но он достаточно исследовал эти рынки, чтобы называть их« рынками улыбок », — вспоминает Кассум. «Я рассматриваю это как указание на то, что мы, вероятно, увидим в будущем больше стратегии« штанги », когда иностранные инвесторы будут работать как на межсетевых, так и на внешних рынках.”

Китай будет настаивать на открытии рынков капитала для иностранных инвесторов

Национальный флаг Китая развевается у здания Комиссии по регулированию ценных бумаг Китая (CSRC) на Финансовой улице в Пекине, Китай, 9 июля 2021 года. REUTERS / Tingshu Wang / File Photo

ПЕКИН, 6 сентября (Рейтер) — Китай и дальше откроет свои рынки капитала для иностранных инвесторов, заявил в понедельник главный регулятор по ценным бумагам страны, добавив, что он будет продолжать прагматичное международное сотрудничество для регулирования китайских компаний, котирующихся за рубежом.

В последние месяцы глобальных инвесторов напугал шквал китайских нормативных актов, нацеленных на различные сектора, от технологий до частного репетиторства. Планы США исключить китайские фирмы, не соблюдающие правила, с американских бирж, вызвали обеспокоенность.

«Открытость и сотрудничество — неизбежная тенденция комплексного развития глобальных рынков капитала», — сказал председатель Комиссии по регулированию ценных бумаг Китая (CSRC) И Хуэйман на конференции, организованной Всемирной федерацией бирж.

Китай изучает дальнейшие меры, в том числе расширение масштабов схемы подключения акций, связывающей Китай и Гонконг, и улучшение программы Shanghai-London Stock Connect, сказал Йи в речи, размещенной на веб-сайте CSRC.

Между тем, CSRC будет вести «прагматичное» сотрудничество в таких областях, как надзор за китайскими компаниями, зарегистрированными за рубежом, трансграничный аудит и правоохранительные органы, добавил он.

И сказал, что с учетом взаимосвязанных глобальных рынков правительствам следует отказаться от менталитета «игры с нулевой суммой», поскольку компании и инвесторы разделяют как бум, так и гибель.

Глобальные финансовые центры должны способствовать трансграничному финансированию, «а не становиться платформами и инструментами, которые правительства используют для санкций в отношении других стран», — сказал Йи, не упомянув Соединенные Штаты.

И выступил на следующий день после того, как заместитель председателя CSRC Фан Синхай дал аналогичные обещания по дальнейшему дерегулированию рынков Китая.

Китай расширит каналы для иностранного капитала для инвестирования в китайские ценные бумаги и фьючерсные рынки, а также будет способствовать выпуску облигаций, деноминированных в юанях, иностранными учреждениями, заявил Фанг на отдельной конференции в воскресенье.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.