Разное

Как работают благотворительные фонды россии: Всем миром: как работают благотворительные фонды, насколько эффективна их помощь, почему даже в этой сфере случаются скандалы | Будущее

15.10.1979

Содержание

Взгляд изнутри: как работают благотворительные фонды?

В современных реалиях благотворительный фонд — это некоммерческая негосударственная организация, имеющая право собирать пожертвования и направлять их на реализацию благотворительной миссии. Фонд должен быть обязательно зарегистрирован как юридическое лицо и не имеет права вести коммерческую деятельность.

В настоящее время детские фонды России ведут широкомасштабную работу по оказанию помощи конкретным семьям и медицинским учреждениям.

Структура фонда включает в себя несколько направлений деятельности:

  • Фандрайзинг — поиск средств и пожертвований, организация мероприятий для сбора денег и привлечения внимания к деятельности фонда, повышения его репутации.
  • Работа с заявками о помощи конкретным детям. Специальный отдел рассматривает заявки, принимает решение о необходимости лечебных и реабилитационных мероприятий, составляет план действий.
  • Работа с медицинскими учреждениями — закупка необходимого оборудования и лекарств, проведение образовательных программ для врачей.
  • Каждый Московский детский фонд ведет абсолютно прозрачную финансовую отчетность. Все полученные средства направляются на конкретную помощь. По закону на административные расходы может отводиться не более 20% средств.

Работа в благотворительном фонде — это в первую очередь возможность не оказывать реальную помощь людям, а не заработать много денег. Зарплаты официальных сотрудников невысоки, а волонтеры вообще работают бесплатно. Смысл благотворительной деятельности не в получении прибыли, а в реальной помощи нуждающимся.

Однако оказать помощь детям можно не только прямым пожертвованием. Детские благотворительные фонды ведут активную работу с семьями, в которых есть больной ребенок, помогают составить план лечебных и реабилитационных мероприятий, оказывают психологическую поддержку.

Благотворительный фонд позволяет сделать помощь систематизированной и комплексной, четко формируя задачи и распределяя ответственность.

 

Особое мнение | Благотворительный фонд «Милосердие»

Экономические проблемы уже привели к повышению цен на продукты, технику и услуги. Экономический спад, по всей видимости, прямо или косвенно отразится и на тех некоммерческих организациях, которые собирают пожертвования для больных и бездомных. Как выживают сегодня благотворительные фонды? Поговорим об этом с гостем в студии – президентом Благотворительного фонда «Милосердие» Владимиром Владимировичем Ефановым.

Сколько лет уже существует ваш фонд?

— Благотворительный фонд «Милосердие» существует с сентября 2006 года уже 8,5 лет.

Какова ваша сфера деятельности? Чем занимается фонд?

— Наша сфера деятельности – помощь больным детям, которые находятся в детских домах, а также детям-инвалидам и детям-сиротам. И с января 2015 года мы ещё занимаемся восстановлением православного храма.

Вы в каком-то одном регионе действуете?

— Нет, мы работаем по всей России.

У вас есть отделения?

— Нет. Просто к нам обращаются из любого региона, и мы берём под опеку.

С 2006 года прошло 8 с половиной лет. Это уже достаточно большой срок, чтобы понять что к чему. Трудно ли в России заниматься благотворительностью сегодня?

— Конечно, трудно. Потому что в принципе льгот для наших партнёров, которые нам помогают и занимаются благотворительностью, нет. То есть, мотивационных ресурсов нет. Но благодаря нашим людям мы выживаем и помогаем.

То есть, собирать деньги на благотворительность непросто в России? И тогда было, и сейчас, наверное, тоже?

— Непросто. Но если раньше, можно сказать, осуществлялось гонение на некоторые организации, то есть, публиковалась информация о том, что фонды, которых действительно было всего несколько, по пальцам руки можно было пересчитать, занимаются деятельностью близкой к афёрам либо отмыванием денег, то сейчас СМИ повернулись лицом к данной проблеме. И, часто бывая на интервью, я рассказываю о работе нашего фонда, чтобы всё-таки доверие восстановить к благотворительной деятельности.

А чем в основном приходится заниматься? Какую помощь чаще всего приходится оказывать нуждающимся?

— Мы работаем по заявкам. Оказываем помощь детским домам. Передаём туда чаще всего средства гигиены: памперсы, подгузники и т.п. Это всё расходные материалы. Государство, конечно, выделяет детским домам какое-то количество, но посчитать точно необходимое их количество невозможно. Потому что в детских домах очень часто содержатся больные дети, которые считаются тяжелобольными в связи с расстройством центральной нервной системы. Они могут памперсы с себя срывать. Да и не посчитаешь, сколько раз такой ребёнок сходит в памперс. Поэтому эта проблема актуальна.

А лекарства?

— Лекарства – это не наша сфера деятельности, потому что их поставки осуществляются по тендерной системе.

Нынешнее экономическое положение страны с взлётом курса доллара, экономическими санкциями и т.п. на деятельности вашего фонда каким-то образом отразилось?

— Все кризисы и санкции всегда отражаются не только на коммерческой сфере, но и на некоммерческой. Соответственно, кризис 2008 года тоже на нас отразился, но мы продолжаем работать. И компании каким-то образом стараются нам помочь. Даже если им самим не хватает средств, все равно они нам пытаются помочь.

То есть, основная проблема всё-таки в том, что стало меньше денег?

— Да. Но частные лица продолжают активно участвовать в благотворительной деятельности нашего фонда, и пока с их стороны уменьшения объёма денежных средств нет. Что касается юридических лиц, то фонд очень сильно ощутил на себе снижение их интереса к благотворительной деятельности.

И есть уже кто-то, кто совсем отказался помогать?

— Есть такие.

Что они сказали?

— Извинились. Правда, все они наши партнёры, мы с ними долго работаем. Но мы понимаем ситуацию. Сейчас у некоторых из них денег даже на зарплату не хватает.

Они приостановили свою благотворительную деятельность до лучших времён?

— Да. Но все равно просят обращаться к ним, но в следующем году.

Слушательница из Москвы: А кто учредитель вашего фонда «Милосердие»? Представитель какой страны? Или, может, вы имеете двойное гражданство? Кто вас финансирует? Правда, вы сказали, что финансируют наши граждане. Может быть, есть какое-то учреждение или организация? И сколько оно берёт откатов? И ещё. У любого юридического лица в уставных документах записано положение об извлечении прибыли. И ваши уставные документы тоже не должны отходить от общей линии. То есть, среди целей вашего благотворительного фонда тоже должна быть цель наживы, получения прибыли? И в какой статье Конституции РФ написано про благотворительные фонды, их цели и задачи?

Вы не любите благотворительность в России?

Слушательница из Москвы: Я считаю, что в России благотворительности не должно быть, потому что согласно ст. 7 Конституции РФ государство у нас социальное и должно выполнять свои прямые обязанности. Политика нашего государства должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь его граждан.

А если у граждан есть желание помочь нуждающимся?

Слушательница из Москвы: Помочь можно. Но при этом благотворительные фонды не должны брать себе ни копейки. Они должны быть альтруистическими.

— Учредителем фонда «Милосердие» являюсь я один. Я – гражданин России. Никаких иностранцев у нас в фонде нет. Потому что я и президент его, и учредитель в одном лице.

Соответственно, он не финансируется из-за рубежа?

— Да. В противном случае согласно закону мы должны были зарегистрироваться как иностранный агент. Что же касается извлечения прибыли, ну какое здесь может быть извлечение прибыли, если все средства направляются на уставные цели фонда – на помощь детям. Мы ничего не извлекаем из своей деятельности.

Тем не менее, прозвучали слова слушательницы по поводу того, что государство должно обеспечивать нуждающихся. А вам помогает государство?

— Государство помогает нам, и в последние три года это очень-очень ощущается. Общество повернулось к проблеме. Понятно, что до этого мы пережили нелёгкие времена, когда у государства не хватало средств.

С точки зрения радиослушательницы, всю помощь должно оказывать государство, а благотворительные фонды должны ему помогать. И не наоборот, когда вы делаете, а государство вам помогает?

— Мы помогаем детям. А государство, что оно должно делать, оно делает. В последнее время это явно ощущается.

Нина Николаевна из Великого Новгорода: Контролируется ли то, куда пошли деньги?

— Да, конечно, контролируется. Вывешиваются отчёты на сайте Минюста и в налоговой инспекции.

Программу «Особое мнение» ведёт Игорь Гмыза.

Февраль 2015

Благотворительность — РДКБ ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России

Благотворительность — стерилизованное молоко человеческой доброты.
Оливер Херфорд

Друзья и партнёры! Спасибо за помощь нашим пациентам!

РДКБ открыта для сотрудничества и всегда рада новым партнёрам!

 

Региональный общественный благотворительный фонд помощи тяжелобольным и обездоленным детям

http://deti.msk.ru/

С 1989 года в РДКБ работает группа Милосердия имени отца Александра Меня, организованная отцом Александром. В 1994 году в больнице было выделено помещение для проведения богослужений, и группой Милосердия был открыт храм Покрова Пресвятой Богородицы.

В 1997 году при группе Милосердия был образован Региональный общественный благотворительный фонд помощи тяжелобольным и обездоленным детям. За эти годы Фонд помог спасти жизни сотен детей и внедрить новые медицинские технологии: например, неродственная трансплантация костного мозга, часто Фонд оплачивает поиск неродственного донора.

Привлекая средства из различных внебюджетных источников, фонд помогает решить бытовые проблемы детей из малообеспеченных семей и детяей-сирот, находящихся на амбулаторном лечении, большинство которых — не москвичи. На средства фонда для проживания детей приобретен и функционирует загородный пансионат.

Фонд постоянно создает новые программы. Лечение детей с гематологическими, онкологическими, иммунологическими заболеваниями — одно из самых дорогостоящих видов медицинской помощи, требующее современного медикаментозного обеспечения, лабораторно-диагностического обслуживания и длительных реабилитационно-восстановительных мероприятий.

Благотворительный фонд помощи детям с онкогематологическими и иными тяжелыми заболеваниями «Подари жизнь»

https://podari-zhizn.ru/main/node/2

Учрежден 26 ноября 2006 года актрисами Диной Корзун и Чулпан Хаматовой. Является юридическим лицом.

Фонд возник не с нуля. Его первыми сотрудниками стали те, кто много лет в качестве волонтеров помогал врачам лечить детей, а детям лечиться. Когда-то понятия «жалость, милосердие, доброта» считались проявлениями слабости и говорить о них вслух было не принято. Конечно, всегда были люди, которые помогали своим близким и друзьям, но благотворительности как движения — многочисленного и направленного на помощь совсем незнакомым людям, попавшим в беду, — такой благотворительности не было. У фонда нет филиалов, отделений и представителей в регионах России. Есть партнерский фонд, зарегистрированный в Лондоне — Gift of Life.

Благотворительная программа помощи детям,оказавшимся в сложной жизненной ситуации «Милосердие — детям»

http://www.sos-deti.ru/?page=about

Благотворительный фонд помощи детям с нарушениями иммунитета «Подсолнух»

http://www.fondpodsolnuh.ru/w/about/index.xl

Фонд был создан в 2006 году усилиями неравнодушных людей и работает, чтобы спасти жизни младенцев и детей, больных врожденным иммунодефицитом и аутоиммунными заболеваниями.

Благотворительный фонд «Жизнь»

http://www.deti-life.ru/

Благотворительный фонд «Жизнь» был организован в июне 2006 года. Это личная инициатива двух девушек-волонтеров Карины Михайловой и Анастасии Колесниковой. Сейчас в работе фонда постоянно участвуют 6 человек. Основные направления деятельности фонда: сбор средств на лечение и реабилитацию детей с онкологическими и онкогематологическими заболеваниями, помощь детским онкологическим и онкогематологическим больницам, помощь семьям больных детей в решении бытовых вопросов, организация досуга детей, проходящих лечение в больницах.

АНО «Доктор клоун»

http://doctor-clown.ru/

«Доктор-клоун» первая организация, реализовавшая больничную клоунаду в России. На протяжении 6 лет успешно сотрудничает с РДКБ и другими больницами. Многие из докторов-клоунов — профессиональные актеры: Максим Матвеев из МХТ им. , Яна Сексте из театра Табакова, а также артисты театра им. Вахтангова, театр Джигарханяна и др.

Сегодня в России действуют две клоунские команды — «Доктор Клоун» и «Больничные клоуны». На всех маленьких пациентов их, понятное дело, не хватает. Но в самых «сложных» больницах — РДКБ, НИИ онкологии им. Блохина, Морозовской больнице, НИИ нейрохирургии им. Бурденко, Детском хосписе при НПЦ Солнцево, Институте детской гематологии и трансплантологии им. Горбачевой, знаменитой 31-й больнице Санкт-Петербурга и многих других — инъекции клоунады прописывают практически всем. За столицами потянулись и другие города, особенно те, где есть онкоцентры, — Казань, Орел, Ростов. Точечные десанты, обученные на мастер-классах и в школах клоунов, высаживаются в Томске, Астрахани, Кривом Роге, Кемерово, Южно-Сахалинске, Хабаровске, Иванове, Пскове и других городах. Наша организация «Доктор клоун» была основана 6 лет назад и благодаря совместной работе с коллегами из Израиля, Франции и Голландии, имеет принципиальные отличия и профессиональный подход в работе с тяжело больными детьми.

«Доктор клоун» работает исключительно на волонтерском энтузиазме.

Благотворительный Фонд Константина Хабенского

https://bfkh.ru/

Благотворительный Фонд Константина Хабенского с апреля 2008 года делает всё возможное, чтобы дети с онкологическими и другими тяжёлыми заболеваниями головного и спинного мозга вовремя получали всю необходимую медицинскую помощь и скорее возвращались к полноценной жизни. Фонд оплачивает диагностику и лечение детей, проводит информационную работу с родителями, с помощью курсов и тренингов повышает квалификацию врачей, помогает оснащать профильные отделения российских медицинских учреждений, а также организует реабилитационные программы.

Автономная некоммерческая организация по оказанию помощи больным с синдромом короткой кишки с метаболическими нарушениями «Ветер надежд»

https://veternadezhd.ru/

С 2011 года «Ветер надежд» оказывает всестороннюю поддержку родителям детей с синдромом короткой кишки и кишечной недостаточностью.

Каждый может получить в АНО ОПБ СКК «Ветер надежд» психологическую и юридическую поддержку.

В рамках организации ведется просветительская работа: проводятся вебинары, семинары, конференции, симпозиумы, круглые столы, издаются информационные брошюры и буклеты.

Также «Ветер надежд» координирует взаимодействие больных и медицинского сообщества, ведет диалоги с властью, добивается того, чтобы законодательство в здравоохранении своевременно трансформировалось и дополнялось, содержало в себе реальные механизмы регулирования правовых медицинских аспектов в соответствии с потребностями населения.

Главная страница — Благо.ру

Siemens

Один из ведущих поставщиков продукции, услуг и комплексных решений для модернизации ключевых отраслей экономики и инфраструктуры.

Canva

Ведущая дизайн-платформа на основе конструктора. Canva не требует дополнительных знаний и позволяет создавать графику в несколько кликов.

Издательство «Альпина Паблишер»

Издательство «Альпина Паблишер» — крупное российское издательство, выпускающее книги прикладной направленности. Это книги по бизнесу и экономике, гуманитарным и естественным наукам, личной эффективности и воспитанию детей, а также книги для творчества.

ПАО РОСБАНК

Росбанк – универсальный банк в составе международной финансовой группы Societe Generale. Росбанк обслуживает более 4 млн клиентов в 70 регионах России. Росбанк включен Банком России в перечень 11 системно значимых кредитных организаций.

Ventra

Эксперт в области аутсорсинга бизнес-процессов с широкими возможностями для решения ваших задач: аутсорсинг продаж, ИТ-сервисов, складской логистики и производственных функций.

eBay

eBay Inc. — американская компания, предоставляющая услуги в областях интернет-аукционов и интернет-магазинов.

Райффайзенбанк

Мы работаем в России с 1996 года и являемся одним из самых надежных российских банков, который создает финансовые решения для частных и корпоративных клиентов, резидентов и нерезидентов Российской Федерации.

ABBYY

Ведущий разработчик решений в области интеллектуальной обработки информации, распознавания текстов и лингвистики.

ОТП Банк

ОТП Банк входит в международную финансовую Группу ОТП (OTP Group), которая является одним из лидеров рынка финансовых услуг Центральной и Восточной Европы.

Onebucks Coffee

Cеть удобных мини-кофеен, живущих в ритме большого города.

SELA

Бренд одежды для мам и их любимых детей.

ЕС

Грантовая программа Европейского Союза.

Петролеум Трейдинг

Крупнейший независимый поставщик нефтепродуктов и СУГ на территории Российской Федерации и за ее пределами. Компания оказывает брокерские услуги, а также внедряет прорывные IT технологии на топливный рынок.

Благотворительный фонд «Абсолют-Помощь»

Благотворительный фонд «Абсолют-Помощь» оказывает поддержку тяжелобольным детям, помогает адаптироваться к полноценной жизни в обществе детям-сиротам и выпускникам коррекционных школ-интернатов, реализует инновационные образовательные проекты.

Департамент труда и социальной защиты населения города Москвы

«Москва — добрый город» — это отраслевой конкурс грантов для НКО социальной сферы, организатором которого является Департамент труда и социальной защиты населения Москвы.

Филантроп

Площадка сообщества профессионалов некоммерческого сектора и неравнодушных людей для обсуждения и продвижения идей филантропии в России.

UniSender

UniSender — это сервис email-рассылок для бизнесов самого разного масштаба. Создать письмо, отправить и убедиться в его эффективности очень просто!

Корпорация добра: как работают благотворительные фонды Абхазии

https://sputnik-abkhazia.ru/20210901/Korporatsiya-dobra-kak-rabotayut-blagotvoritelnye-fondy-Abkhazii-1033014741.html

Корпорация добра: как работают благотворительные фонды Абхазии

Корпорация добра: как работают благотворительные фонды Абхазии

В Абхазии на сегодняшний день действующий сертификат благотворительности выдан только 12 фондам, хотя благотворительных организаций зарегистрировано более… 01.09.2021, Sputnik Абхазия

2021-09-01T11:45+0300

2021-09-01T11:45+0300

2021-09-02T17:58+0300

новости

в абхазии

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.img.sputnik-abkhazia.info/img/102153/05/1021530505_0:67:1281:787_1920x0_80_0_0_64217d54e49ffe51618695be3d69f452.jpg

О том, как устроена система благотворительности в Абхазии, какую помощь они оказывают людям, с какими сложностями сталкиваются и почему нужно регулировать эту сферу, читайте в материале Sputnik.  Сария Кварацхелия, SputnikБлаготворительные фонды в Абхазии стали появляться относительно недавно. Однако филантропия, как отмечает психолог Алиса Хорава, никогда не была чужда абхазскому менталитету. Сегодня в республике представлена дюжина организаций, которые имеют сертификат благотворительности от Министерства юстиции. Хотя, по данным налоговой службы республики, в качестве благотворительных организаций зарегистрированы 115 юридических лиц. Все остальные организации, которые просто зарегистрированы как благотворительные, не имеют каких-либо налоговых привилегий, и рассказать, чем они занимаются, в контролирующих органах затрудняются.Многоликая филантропияВ Абхазии представлены благотворительные фонды разного направления. Помимо помощи больным детям и малоимущим семьям, они занимаются поддержкой общественных инициатив и проектов, развитием абхазского языка и культуры, помогают неблагополучным семьям и даже осужденным. Мотивы у людей, которые создают фонды, всегда разные. Если одни начинают помогать после того как сами столкнулись с тяжелой жизненной ситуацией, то другие, как отмечает психолог Хорава, делают это, чтобы получить внутреннее удовлетворение или же изменить мир вокруг себя. «Благотворителем становятся не случайно. Кто-то начинает благодаря каким-то событиям в личной жизни, а кто-то для удовлетворения внутренних потребностей. Обычно играет роль личный опыт или опыт близких, после которого человек считает своим долгом помогать другим. Тот, кто решает заниматься благотворительностью, получает возможность изменить мир вокруг себя, почувствовать внутреннее удовлетворение. Изначально в нас заложен альтруизм. Хотя сегодня альтруистов в чистом виде всего процентов 15», — считает Алиса Хорава.Если посмотреть историю создания некоторых фондов Абхазии, действительно можно увидеть подтверждение словам психолога. Так, благотворительный фонд «Доброе дело», который помогает людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями, был учрежден Энриком Кортава после того, как он потерял 16-летнюю дочь. Ее сердце так и не дождалось помощи.  А вот мотив Вячеслава Филиппова, директора фонда «Рука помощи», который поддерживает осужденных, — изменить мир. «Помогать своим легко, помогать близким необходимо, а помогать тем, кто причинил осознанно или неосознанно боль людям, — это христианское милосердие, — отмечает Вячеслав Филиппов. — Если мы хотим узнать о народе, то загляните в тюрьму. Это наше зеркало. То есть через какое-то время осужденные вернутся в наше общество. Если мы не начнем с ними работать и как-то им помогать, несмотря на то, что они совершили преступление, где-то оступились и так далее, то через какое-то время, когда они освободятся, с каким сердцем они будут смотреть на наше общество? Главное у нас — профилактика рецидива. Мы работаем в этом направлении. Есть хорошие примеры, есть люди, которые отошли от преступной деятельности и стараются заниматься законным трудом».Фонд «Рука помощи» также детям, оставшимся без родителей, и «благоустраивает быт сотрудников МВД». Руководитель фонда выразил благодарность МВД за сотрудничество. «Рынок» благотворительностиНесмотря на то, что в Абхазии организованная филантропия появилась относительно недавно, сама культура благотворительности прижилась и более того, как утверждают представители фондов, получила толчок в сложный период пандемии. Хотя социологические исследования говорят об обратном. Экономист Центра стратегических экономических исследований Илона Мерцхулава отмечает, что за последние годы уровень жизни упал, и вместе с тем люди стали все меньше помогать друг другу. В то же время, по словам директора КБФ «Ашана» Мактины Джинджолия, население Абхазии активно участвует в сборах средств на лечение тяжелобольных детей. «Существование уже на протяжении девяти лет фонда «Ашана» говорит о том, что люди голосуют рублем для того, чтобы фонд существовал и творил добрые дела в Абхазии. Если анализировать количество пожертвований в фонд, то из года в год сумма не уменьшается, даже увеличивается. Период пандемии, по нашим наблюдениям, еще больше сплотил людей и дал толчок даже тем людям, которые ранее не участвовали в благотворительности. То есть за пандемию мы увидели новые имена в списках людей, в фонд пришли новые благотворители. Ситуация, которая сложилась во всем мире, пробудила какие-то нотки милосердия в людях. Несмотря на то, что возможности у людей стало меньше, количество благотворителей увеличилось. Это говорит о том, что в таких ситуациях люди более сплоченные», — рассказала Джинджолия. Соучредитель фонда «Киараз» Камма Гопия признается, что ситуация с пожертвованиями в Абхазии не ухудшилась в последнее время, хотя с пандемией коронавируса ожидали обратное. «Бизнесмены сильно поддержали нашу организацию, так как они понимали, что они через нас могут помочь людям. На фондах ситуация с пандемией не отразилась. Людям хотелось помочь, и они нашли этот инструмент для помощи. То есть мы были инструментом для помощи. На сегодняшний день те партнеры, которые у нас были, остались. Но в целом видно, что ситуация тяжелая. Мы думали, что с пандемией коронавируса ситуация в сфере благотворительности будет хуже», — отмечает Камма Гопия. Без финансовой подушкиНесмотря на то, что ситуация на «рынке» благотворительности оценивается довольно-таки положительно, проблемы в этой сфере все-таки существуют. Фонды в Абхазии не имеют никакой поддержки со стороны государства, как, например, это происходит в России. И в случае, если в один момент пожертвования перестанут поступать, то они могут и вовсе прекратить свое существование. Другая проблема — отсутствие между фондами взаимодействия для координации действий. По словам соучредителя «Киараза», если в России существуют ассоциации, которые помогают таким организациям взаимодействовать друг с другом и решать социальные проблемы на законодательном уровне, то в Абхазии они отсутствуют. «В России существуют сообщества, ассоциации благотворительных фондов. Они вносят свои предложения по изменению законов в социальной сфере. У нас, к сожалению, все не так серьезно, чтобы, например, к нашему мнению прислушивались. У фондов «Киараз» и «Ашана», например, были дельные предложения Парламенту. Мы хотели, чтобы бизнесменам, которые участвуют в благотворительности, сделали налоговые послабления. Но это предложение не было рассмотрено», — отмечает Гопия.Регулирование благотворительностиСегодня в Абхазии деятельность благотворительных организаций регулируется законом «О благотворительной деятельности в Республике Абхазия». Но, как отмечают сами участники этой сферы, участия государства в их жизни недостаточно. Сертификат, который выдается Министерством юстиции, служит только основанием для освобождения благотворительных организаций от налогов, сборов и иных государственных платежей, а также предоставления иных льгот и привилегий. При этом следует сказать, что сертификация производится на основании анализа учредительных документов, заключения налоговой инспекции и анализа деятельности организации. Одно из условий закона — прозрачность. Однако стремление к прозрачности — это скорее инициатива самих благотворительных организаций, а не требование ревизионных органов страны. Представители крупных фондов отмечают, что в республике необходимо более тщательно регулировать работу благотворительных организаций. «Количество благотворительных организаций и инициативных групп увеличивается, а качество, к сожалению, не улучшается. Поэтому на сегодняшний день нужно делать акцент именно на качестве. Благотворительностью нужно заниматься грамотно. Люди, которые решили посвятить свою жизнь этому делу, должны научиться строить работу правильно, самое главное — научиться отчитываться перед теми людьми, которые перечисляют им деньги. Три кита, на которых держится организация — прозрачность, отчетность и открытость. Если этого не будет, то и доверия к организации не будет. Это будет фонд однодневка. Потом люди уже начнут задавать вопросы, на которые у организации, скорее всего, ответов не будет. Поэтому хочется, чтобы деятельность как-то контролировалась, чтобы все средства, которые поступают от милосердных людей, шли по назначению», — считает директор «Ашаны» Мактина Джинджолия. По ее мнению, контроль со стороны госорганов «отфильтрует организации, которые могут работать недобросовестно». Соучредитель «Киараза» считает, что контролирующей стороной сферы благотворительности должно выступать государство. «Я более чем уверена, что есть необходимость регулировать сферу благотворительности в Абхазии. Дело даже не в том, что фонды недобросовестно выполняют свою работу. Это необходимо для того, чтобы благотворительность в нашей стране вышла на новый уровень, чтобы эта сфера совершенствовалась. Если мы посмотрим на опыт нашего соседа, России, то можно увидеть, как грамотно устроена благотворительность с юридической точки зрения. Там на высоком уровне обсуждаются нормативные акты, жестко регулируется деятельность фондов. Это касается и отчетности благотворительных фондов, и формата их работы. В этом плане у нас в Абхазии эта сфера слабо регулируется. Как мне кажется, отсутствие регулирования не развивает сферу благотворительности. Благодаря контролю со стороны государства существование недобросовестных фондов будет невозможным. На самом деле, это все очень серьезно. Благотворительность в Абхазии пока на пути становления», — добавила Камма Гопия. Согласно закону «О благотворительной деятельности», контроль за выполнением уставной деятельности участников благотворительной деятельности осуществляется контрольными органами организации, налоговыми органами, органами, осуществляющими регистрацию благотворительных организаций, сертификационными комиссиями.Благотворительные организации ведут статистическую и бухгалтерскую отчетность. В случае использования средств благотворительной организацией не по назначению, указанные суммы взыскиваются в установленном порядке в доход бюджета.В Министерстве юстиции пояснили, что сертификационная комиссия, созданная по месту регистрации благотворительной организации, по итогам года анализирует работу фондов. Если их деятельность не отвечает условиям благотворительности, то фонд могут лишить сертификата. В Абхазии же пока таких прецедентов не было. Также по закону в случае совершения действий, выходящих за пределы целей и задач, определенных уставом, руководящему органу благотворительной организации может быть вынесено письменное предупреждение органами юстиции и прокурором.

https://sputnik-abkhazia.ru/20190219/Serdtse-bolit-kak-lichnoe-gore-pereroslo-v-Dobre-delo—1026679617.html

https://sputnik-abkhazia.ru/20201228/KBF-Ashana-podvel-itogi-deyatelnosti-za-2020-god-1031532958.html

https://sputnik-abkhazia.ru/20201230/God-dobrykh-del-russkie-organizatsii-Abkhazii-podveli-itogi-1031550036.html

Sputnik Абхазия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

2021

Sputnik Абхазия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Новости

ru_AB

Sputnik Абхазия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

https://cdnn1.img.sputnik-abkhazia.info/img/102153/05/1021530505_70:0:1209:854_1920x0_80_0_0_8c0334177a34b3cd066ac40ccf136eee.jpg

Sputnik Абхазия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

Sputnik Абхазия

[email protected]

+74956456601

MIA „Rosiya Segodnya“

новости

О том, как устроена система благотворительности в Абхазии, какую помощь они оказывают людям, с какими сложностями сталкиваются и почему нужно регулировать эту сферу, читайте в материале Sputnik.  

Сария Кварацхелия, Sputnik

Благотворительные фонды в Абхазии стали появляться относительно недавно. Однако филантропия, как отмечает психолог Алиса Хорава, никогда не была чужда абхазскому менталитету. 

Сегодня в республике представлена дюжина организаций, которые имеют сертификат благотворительности от Министерства юстиции. Хотя, по данным налоговой службы республики, в качестве благотворительных организаций зарегистрированы 115 юридических лиц. 

«115 благотворительных организаций зарегистрированы и состоят на учете налоговых органов. Но подтвердить точный статус, благотворительные они или нет, не можем», — отметили в Министерстве по налогам и сборам и добавили, что от налогов освобождаются только те фонды, которые имеют сертификат благотворительности от Минюста.

Все остальные организации, которые просто зарегистрированы как благотворительные, не имеют каких-либо налоговых привилегий, и рассказать, чем они занимаются, в контролирующих органах затрудняются.

Многоликая филантропия

В Абхазии представлены благотворительные фонды разного направления. Помимо помощи больным детям и малоимущим семьям, они занимаются поддержкой общественных инициатив и проектов, развитием абхазского языка и культуры, помогают неблагополучным семьям и даже осужденным. 

Мотивы у людей, которые создают фонды, всегда разные. Если одни начинают помогать после того как сами столкнулись с тяжелой жизненной ситуацией, то другие, как отмечает психолог Хорава, делают это, чтобы получить внутреннее удовлетворение или же изменить мир вокруг себя. 

Сердце болит: как личное горе переросло в «Доброе дело»

19 февраля 2019, 12:20

«Благотворителем становятся не случайно. Кто-то начинает благодаря каким-то событиям в личной жизни, а кто-то для удовлетворения внутренних потребностей. Обычно играет роль личный опыт или опыт близких, после которого человек считает своим долгом помогать другим. Тот, кто решает заниматься благотворительностью, получает возможность изменить мир вокруг себя, почувствовать внутреннее удовлетворение. Изначально в нас заложен альтруизм. Хотя сегодня альтруистов в чистом виде всего процентов 15», — считает Алиса Хорава.

Если посмотреть историю создания некоторых фондов Абхазии, действительно можно увидеть подтверждение словам психолога. Так, благотворительный фонд «Доброе дело», который помогает людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями, был учрежден Энриком Кортава после того, как он потерял 16-летнюю дочь. Ее сердце так и не дождалось помощи.  

А вот мотив Вячеслава Филиппова, директора фонда «Рука помощи», который поддерживает осужденных, — изменить мир. 

«Помогать своим легко, помогать близким необходимо, а помогать тем, кто причинил осознанно или неосознанно боль людям, — это христианское милосердие, — отмечает Вячеслав Филиппов. — Если мы хотим узнать о народе, то загляните в тюрьму. Это наше зеркало. То есть через какое-то время осужденные вернутся в наше общество. Если мы не начнем с ними работать и как-то им помогать, несмотря на то, что они совершили преступление, где-то оступились и так далее, то через какое-то время, когда они освободятся, с каким сердцем они будут смотреть на наше общество? Главное у нас — профилактика рецидива. Мы работаем в этом направлении. Есть хорошие примеры, есть люди, которые отошли от преступной деятельности и стараются заниматься законным трудом».

Фонд «Рука помощи» также детям, оставшимся без родителей, и «благоустраивает быт сотрудников МВД». Руководитель фонда выразил благодарность МВД за сотрудничество. 

«Рынок» благотворительности

Несмотря на то, что в Абхазии организованная филантропия появилась относительно недавно, сама культура благотворительности прижилась и более того, как утверждают представители фондов, получила толчок в сложный период пандемии. Хотя социологические исследования говорят об обратном. Экономист Центра стратегических экономических исследований Илона Мерцхулава отмечает, что за последние годы уровень жизни упал, и вместе с тем люди стали все меньше помогать друг другу. 

«Если сравнивать с предыдущим пятилетним исследованием, который мы проводили, конечно, уровень жизни у людей упал. Очень редко, когда люди помогают друг другу, членам своих семей, соседям и так далее. В качестве основных проблем наши респонденты отмечают рост цен, инфляцию и безработицу. И получается, оказывать помощь другим людям стало гораздо сложнее. По моим личным наблюдениям, по аналитическим данным, такие проблемы существуют», — поясняет Мерцхулава. 

В то же время, по словам директора КБФ «Ашана» Мактины Джинджолия, население Абхазии активно участвует в сборах средств на лечение тяжелобольных детей. 

КБФ «Ашана» подвел итоги деятельности за 2020 год

28 декабря 2020, 12:52

«Существование уже на протяжении девяти лет фонда «Ашана» говорит о том, что люди голосуют рублем для того, чтобы фонд существовал и творил добрые дела в Абхазии. Если анализировать количество пожертвований в фонд, то из года в год сумма не уменьшается, даже увеличивается. Период пандемии, по нашим наблюдениям, еще больше сплотил людей и дал толчок даже тем людям, которые ранее не участвовали в благотворительности. То есть за пандемию мы увидели новые имена в списках людей, в фонд пришли новые благотворители. Ситуация, которая сложилась во всем мире, пробудила какие-то нотки милосердия в людях. Несмотря на то, что возможности у людей стало меньше, количество благотворителей увеличилось. Это говорит о том, что в таких ситуациях люди более сплоченные», — рассказала Джинджолия. 

Соучредитель фонда «Киараз» Камма Гопия признается, что ситуация с пожертвованиями в Абхазии не ухудшилась в последнее время, хотя с пандемией коронавируса ожидали обратное. 

«Бизнесмены сильно поддержали нашу организацию, так как они понимали, что они через нас могут помочь людям. На фондах ситуация с пандемией не отразилась. Людям хотелось помочь, и они нашли этот инструмент для помощи. То есть мы были инструментом для помощи. На сегодняшний день те партнеры, которые у нас были, остались. Но в целом видно, что ситуация тяжелая. Мы думали, что с пандемией коронавируса ситуация в сфере благотворительности будет хуже», — отмечает Камма Гопия. 

Без финансовой подушки

Несмотря на то, что ситуация на «рынке» благотворительности оценивается довольно-таки положительно, проблемы в этой сфере все-таки существуют. Фонды в Абхазии не имеют никакой поддержки со стороны государства, как, например, это происходит в России. И в случае, если в один момент пожертвования перестанут поступать, то они могут и вовсе прекратить свое существование. 

«Со стороны государства должна быть поддержка для развития благотворительных фондов. Например, в России есть президентские гранты. Огромное количество фондов выживают за счет них. Если, например, наши бизнесмены откажутся жертвовать средства, то работа фонда может приостановиться, потому что мы финансово не защищены», — поясняет Камма Гопия. 

Другая проблема — отсутствие между фондами взаимодействия для координации действий. По словам соучредителя «Киараза», если в России существуют ассоциации, которые помогают таким организациям взаимодействовать друг с другом и решать социальные проблемы на законодательном уровне, то в Абхазии они отсутствуют. 

«В России существуют сообщества, ассоциации благотворительных фондов. Они вносят свои предложения по изменению законов в социальной сфере. У нас, к сожалению, все не так серьезно, чтобы, например, к нашему мнению прислушивались. У фондов «Киараз» и «Ашана», например, были дельные предложения Парламенту. Мы хотели, чтобы бизнесменам, которые участвуют в благотворительности, сделали налоговые послабления. Но это предложение не было рассмотрено», — отмечает Гопия.

Регулирование благотворительности

Сегодня в Абхазии деятельность благотворительных организаций регулируется законом «О благотворительной деятельности в Республике Абхазия». Но, как отмечают сами участники этой сферы, участия государства в их жизни недостаточно. Сертификат, который выдается Министерством юстиции, служит только основанием для освобождения благотворительных организаций от налогов, сборов и иных государственных платежей, а также предоставления иных льгот и привилегий. При этом следует сказать, что сертификация производится на основании анализа учредительных документов, заключения налоговой инспекции и анализа деятельности организации. 

Год добрых дел: русские организации Абхазии подвели итоги

30 декабря 2020, 18:25

Одно из условий закона — прозрачность. Однако стремление к прозрачности — это скорее инициатива самих благотворительных организаций, а не требование ревизионных органов страны. Представители крупных фондов отмечают, что в республике необходимо более тщательно регулировать работу благотворительных организаций. 

«Количество благотворительных организаций и инициативных групп увеличивается, а качество, к сожалению, не улучшается. Поэтому на сегодняшний день нужно делать акцент именно на качестве. Благотворительностью нужно заниматься грамотно. Люди, которые решили посвятить свою жизнь этому делу, должны научиться строить работу правильно, самое главное — научиться отчитываться перед теми людьми, которые перечисляют им деньги. Три кита, на которых держится организация — прозрачность, отчетность и открытость. Если этого не будет, то и доверия к организации не будет. Это будет фонд однодневка. Потом люди уже начнут задавать вопросы, на которые у организации, скорее всего, ответов не будет. Поэтому хочется, чтобы деятельность как-то контролировалась, чтобы все средства, которые поступают от милосердных людей, шли по назначению», — считает директор «Ашаны» Мактина Джинджолия. 

По ее мнению, контроль со стороны госорганов «отфильтрует организации, которые могут работать недобросовестно». 

«Контроль может быть либо на государственном уровне, либо при Ассоциации некоммерческих организаций Абхазии. Должен быть какой-то контролирующий орган, например, при Министерстве юстиции, которое выдает сертификаты благотворительности», — отмечает она.

Соучредитель «Киараза» считает, что контролирующей стороной сферы благотворительности должно выступать государство. 

«Я более чем уверена, что есть необходимость регулировать сферу благотворительности в Абхазии. Дело даже не в том, что фонды недобросовестно выполняют свою работу. Это необходимо для того, чтобы благотворительность в нашей стране вышла на новый уровень, чтобы эта сфера совершенствовалась. Если мы посмотрим на опыт нашего соседа, России, то можно увидеть, как грамотно устроена благотворительность с юридической точки зрения. Там на высоком уровне обсуждаются нормативные акты, жестко регулируется деятельность фондов. Это касается и отчетности благотворительных фондов, и формата их работы. В этом плане у нас в Абхазии эта сфера слабо регулируется. Как мне кажется, отсутствие регулирования не развивает сферу благотворительности. Благодаря контролю со стороны государства существование недобросовестных фондов будет невозможным. На самом деле, это все очень серьезно. Благотворительность в Абхазии пока на пути становления», — добавила Камма Гопия. 

Согласно закону «О благотворительной деятельности», контроль за выполнением уставной деятельности участников благотворительной деятельности осуществляется контрольными органами организации, налоговыми органами, органами, осуществляющими регистрацию благотворительных организаций, сертификационными комиссиями.

Благотворительные организации ведут статистическую и бухгалтерскую отчетность. В случае использования средств благотворительной организацией не по назначению, указанные суммы взыскиваются в установленном порядке в доход бюджета.

В Министерстве юстиции пояснили, что сертификационная комиссия, созданная по месту регистрации благотворительной организации, по итогам года анализирует работу фондов. Если их деятельность не отвечает условиям благотворительности, то фонд могут лишить сертификата. В Абхазии же пока таких прецедентов не было. 

Также по закону в случае совершения действий, выходящих за пределы целей и задач, определенных уставом, руководящему органу благотворительной организации может быть вынесено письменное предупреждение органами юстиции и прокурором.

Статья 16. Имущество благотворительной организации / КонсультантПлюс

1. В собственности или на ином вещном праве благотворительной организации могут находиться: здания, сооружения, оборудование, денежные средства, ценные бумаги, информационные ресурсы, другое имущество, если иное не предусмотрено федеральными законами; результаты интеллектуальной деятельности.

2. Благотворительная организация может совершать в отношении находящегося в ее собственности или на ином вещном праве имущества любые сделки, не противоречащие законодательству Российской Федерации, уставу этой организации, пожеланиям благотворителя.

3. Благотворительная организация не вправе использовать на оплату труда административно-управленческого персонала более 20 процентов финансовых средств, расходуемых этой организацией за финансовый год. Данное ограничение не распространяется на оплату труда лиц, участвующих в реализации благотворительных программ.

4. В случае, если благотворителем или благотворительной программой не установлено иное, не менее 80 процентов благотворительного пожертвования в денежной форме должно быть использовано на благотворительные цели в течение года с момента получения благотворительной организацией этого пожертвования. Благотворительные пожертвования в натуральной форме направляются на благотворительные цели в течение одного года с момента их получения, если иное не установлено благотворителем или благотворительной программой.

Данные ограничения не распространяются на пожертвования, полученные на формирование или пополнение целевого капитала благотворительной организации, которые осуществляются в порядке, установленном Федеральным законом от 30 декабря 2006 года N 275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций».(абзац введен Федеральным законом от 31.07.2020 N 282-ФЗ)

5. Имущество благотворительной организации не может быть передано (в формах продажи, оплаты товаров, работ, услуг и в других формах) учредителям (членам) этой организации на более выгодных для них условиях, чем для других лиц.

Открыть полный текст документа

О фонде — WorldVita

Фонд принимает участие в организации и освещении в СМИ конференций и круглых столов, на которых с участием представителей Президента, Правительства, Министерства Здравоохранения обсуждаются пути решения важных государственных задач в области здравоохранения.

В частности, формируются пути межведомственного взаимодействия, ведется работа по формированию конкретных предложений для совершенствования нормативно-правового регулирования, системы медицинской реабилитации, укрепления материально-технической базы медицинских организаций, организации обучения и координации врачей, развития государственно-частного партнёрства.

Фонд взаимодействует с иностранными консульствами, при их поддержке создает программы межгосударственного обмена опытом в сфере здравоохранения, которые способствуют повышению уровня квалификации российских специалистов, более успешному лечению детей в России и за границей. В частности, с консульством Израиля была достигнута договоренность о формировании программы визитов врачей из Израиля для передачи опыта российским специалистам, о проведении встреч с руководителями ведущих медицинских учреждений Израиля, с Министерством Здравоохранения Израиля для комплексной оценки эффективности лечения российских детей в Израиле, расширения программы проведения высокотехнологичных операций российским детям в Израиле по льготным ценам.

Фонд занимается формированием программы для осуществления содействия Федеральной Налоговой Службе, Министерству Юстиции, Министерству Внутренних Дел, Прокуратуре, Следственному Комитету, Федеральной Службе Безопасности в комплексной борьбе с мошенничеством в сфере благотворительности. В частности, Фонд будет собирать данные о возможных незаконных сборах в Интернете и на улицах городов нашей страны, обрабатывать и в корректном виде передавать её в соответствующие органы, сообщать о результатах.

Мы занимаемся продвижением фонда в Великобритании, Германии и США для привлечения пожертвований за границей на лечение российских детей, обновление материально-технической базы российских медицинских учреждений для детей, интеграции зарубежного опыта и технологий в российскую медицину.

Фонд ведет просветительскую деятельность в области благотворительности, способствует решению государственных задач по формированию и по пуляризации культуры благотворительности в России, повышению уровня благотворительной грамотности населения, прививанию системы ценностей, становлению благотворительности в России, как массового явления. Мы информируем общество о задачах благотворительности, о больных детях и их потребностях, формируем у населения ответственное отношение.

Фонд участвует в создании социальной рекламы и проведении информационно-коммуникационных кампаний по формированию положительного отношения к благотворительности, обращает внимание общества на проблемы мам детей с тяжелыми, редкими и трудноизлечимыми заболеваниями, чтобы со стороны общества было больше понимания и поддержки.

Фонд поддерживает информатизацию здравоохранения, по мере своих возможностей расширяет сведения о медицинских организациях в РФ и за границей, о том, насколько успешно там прошли лечение подопечные, чтобы родители детей было больше возможностей для выбора клиники, куда обратиться за помощью.

Фонд оказывает родителям подопечных психологическую помощь, настраивает их на положительный лад, поскольку исследования и наш практический опыт показывают, что при позитивном подходе и внутренней уверенности в положительном результате дети быстрее выздоравливают, восстанавливаются и возвращаются к обычной жизни.

Фонд участвует в организации благотворительных проектов в масштабе всей страны, совместно с крупнейшими организациями и СМИ России проводит акции по популяризации благотворительности и сбору средств для детей. С каждым днем становится больше вовлеченных в благотворительность людей, больше сделанных добрых дел, больше спасенных жизней. В том числе благодаря фонду и нашим партнерам благотворительность в России за последние лет 5 стала массовым явлением!

Фонд занимается подготовкой стратегических инициатив, разработкой программы государственного софинансирования фонда WorldVita для реализации масштабных государственных задач и проектов.

Наблюдения за благотворительностью в России

Кэролайн Хартнелл Филантропия в России: Рабочий документ дает прекрасный обзор состояния благотворительного сектора в России. Этот отчет, основанный на серии углубленных консультаций с более чем дюжиной ведущих практиков, является долгожданным дополнением к области, где хорошая англоязычная литература крайне скудна, а некоторые из наиболее широко цитируемых анализов становятся все более и более устаревшими.

Мое мнение об отчете отфильтровано через призму моего опыта работы в качестве грантодателя российских организаций и учреждений.

С 1997 по 2016 год я работал программным сотрудником, а затем программным директором в Фонде Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, одного из самых активных западных доноров в России и бывшем Советском Союзе.

В 1992 году МакАртур открыл офис в Москве; в России фонд поддерживал отдельных исследователей, правозащитные и экологические НПО, благотворительные организации и высшие учебные заведения.

В то время, когда я был больше всего вовлечен в работу Макартура в России (с 1997 по 2011 год), я работал в штаб-квартире фонда в Чикаго, но часто бывал в России и имел много коллег в растущем филантропическом секторе этой страны.

Около десяти лет назад я написал главу для книги о влиянии Запада на развитие благотворительности в России [1] . Поскольку мое прямое взаимодействие с Россией вскоре стало ослабевать, я подхожу к Hartnell’s Philanthropy in Russia как к человеку, который когда-то хорошо разбирался в этой сфере, но в последние годы отступил.

Итак, что этот отчет говорит нам о том, что изменилось за последнее десятилетие, и что осталось прежним в сфере благотворительности в России?

Созревающий сектор благотворительности…
Во-первых, профессиональный благотворительный сектор, который начал формироваться в России в конце 1990-х годов с образованием независимых частных фондов и созданием Российского форума доноров, продолжал расширяться и развиваться.

В России растет число независимых, частных, корпоративных и общественных фондов, эндаументов и все более сложных фондов, которые собирают пожертвования от населения (Хартнелл называет их « фондами по сбору средств »; они действуют как общественные благотворительные организации в США или зарегистрированные благотворительные организации. в Соединенном Королевстве).

Все больше людей делают благотворительные взносы и занимаются волонтерством. Появились новые формы онлайн-пожертвований, и корпоративная благотворительность продолжает эволюционировать от прямого спонсорства к более стратегическим подходам.

Это звучит обнадеживающе, но — несмотря на нехватку достоверных данных — кажется, что темпы роста благотворительного сектора, возможно, замедлились за последнее десятилетие. Отчасти это связано с текущими экономическими проблемами России, но политические ограничения не менее актуальны.

… столкнувшись с политическими ограничениями
Почти 15 лет назад, в 2006 году, после ареста и последующего тюремного заключения Ходорковского в октябре 2003 года был закрыт самый авантюрный из первой волны частных фондов в России — Фонд Михаила Ходорковского «Открытая Россия».

«Открытая Россия» поддержала правозащитные группы; отчасти это рассматривалось как средство реализации политических амбиций Ходорковского.

Закрытие «Открытой России» оказало сдерживающее воздействие на российский фондовый сектор, посылая сигнал о том, что спонсоры не должны вмешиваться во что-либо слишком критическое по отношению к правительству.Филантропия продолжала расти, но в рамках безопасных тем: стипендии, больницы, помощь сиротам и так далее.

Перенесемся в октябрь 2015 года, и еще одна ведущая частная благотворительная организация была вынуждена закрыться по политическим причинам — Фонд Дмитрия Зимина «Династия». В отличие от Ходорковского, Зимин не рассматривался как политический оппонент. Но помимо основного упора Dynasty на научное образование, фонд начал финансировать лекции по политике.

Причем, переводя средства из-за границы грантополучателям в России.Зимин совершил техническое нарушение Закона об иностранных агентах России от 2012 года.

Этот закон обязывает любую российскую организацию, которая занимается политической деятельностью (определение которой довольно расплывчато) и получает средства из-за пределов России, регистрироваться в качестве иностранного агента — обозначение, которое общественность связывает со шпионажем.

Закон об иностранных агентах и ​​другие законодательные и административные меры (включая закон 2015 года о «нежелательных» организациях) привели к предполагаемому результату, заставив большинство иностранных фондов покинуть Россию.Большинство российских НПО теперь полностью зависят от внутренних источников поддержки — государственного финансирования или фондов, корпоративных или частных пожертвований.

Это был значительный удар по правозащитным организациям, многие из которых получили значительное иностранное финансирование. Хотя некоторая настоящая правозащитная деятельность получает государственное финансирование (через российскую систему «президентских грантов»), работа в области прав человека или любого вида социальной справедливости или защиты интересов в значительной степени недоступна для неправительственных доноров.

Более того, Закон об иностранных агентах и ​​другие ограничения на международную деятельность усложнили российским активистам НПО и ученым возможность поддерживать связи с коллегами за рубежом.

Яркие пятна в российской благотворительности
Тем не менее, в российской благотворительности есть много ярких пятен. Как отмечает Хартнелл, фонды местных сообществ остаются особенно активными.

Их число увеличивается (всего их сейчас 70), и их деятельность относительно незапятнана связью с иностранными донорами.Проекты, поддерживаемые фондами местных сообществ, удовлетворяют реальные потребности на местном уровне, способствуя, как утверждают Хартнелл и ее информаторы, развитию местного самоуправления.

Две московские инфраструктурные организации — Благотворительный фонд помощи и Российский форум доноров — продолжают играть ключевую роль в развитии фондов местных сообществ и благотворительного сектора в целом.

В качестве еще одного признака прогресса в этой области Хартнелл указывает на растущую изощренность фондов по сбору средств.Она приводит два примера — «Подари жизнь» («Подарок жизни»), посвященную онкологическим заболеваниям у детей, и благотворительный фонд Vera Hospice Charity Fund, которые особенно успешны в сборе средств в Интернете.

Как и другие аналогичные организации, они также привержены принципам прозрачности, что имеет решающее значение для повышения общественного доверия к благотворительному сектору России. На своем веб-сайте «Подари жизнь» размещает учредительные документы и годовые отчеты Министерству юстиции. Вера идет еще дальше, демонстрируя поразительную степень прозрачности.

Их веб-сайт включает ежегодные списки индивидуальных вкладчиков, вплоть до пожертвования PayPal всего в 26 рублей (менее полфунта, евро или доллара). Некоторые доноры указаны анонимно, но для других в списке указаны не только их фамилия и первые инициалы, но и последние четыре цифры номера их кредитной карты, что, вероятно, является слишком прозрачным.

Некоторые инновации, которые уже давно изменили процесс предоставления грантов на Западе, в частности использование грантовых конкурсов и растущее внимание к оценке, также очевидны в России.Хартнелл обсуждает недавнюю благотворительную тенденцию — импакт-инвестирование, которое начало вызывать интерес, но еще не набрало обороты.

Одна из доминирующих в настоящее время черт благотворительности в США — быстрый рост фондов, финансируемых коммерческими донорами, на которые приходится пять из десяти крупнейших получателей благотворительных пожертвований в США — очевидно, не имеет прямого аналога в России, по крайней мере, о том, что Хартнелл не упоминает.

Насколько заметен путь развития российской благотворительности?
Это наблюдение приводит к вопросу: насколько отличительным является путь развития благотворительности в России? Находится ли он в процессе «догонения» с англо-американской практикой, как неявно предполагает обсуждение Хартнеллом импакт-инвестирования? Мешают ли политические ограничения и неадекватная нормативно-правовая среда филантропическому сектору полностью раскрыть свой потенциал?

Возможно, особенности, с которыми сталкивается российский благотворительный сектор, — это больше, чем просто отклонения от какой-то универсальной траектории.Текущие трудности, с которыми сталкиваются НПО в области прав человека и социальной справедливости в России, являются частью глобальных тенденций к «сокращению пространства» для гражданского общества.

Но даже при менее ограничительном режиме история России может привести к тому, что можно ожидать отдельного эволюционного пути для российской филантропии, который, возможно, более созвучен континентально-европейскому этатизму, чем англо-американской социоцентричной традиции.

Хотя Филантропия в России не использует явно сравнительный подход, он предоставляет полезные качественные данные, которые должны быть интересны практикам и ученым, интересующимся сравнениями между странами.

Отчет также дает частичную количественную картину. Хартнелл открывает отчет, ссылаясь на низкий рейтинг России в рейтинге благотворительной организации Charities Aid Foundation World Giving Index , и приводит ряд статистических показателей, таких как оценки масштабов и роста корпоративных пожертвований. Но большинство этих цифр не сопровождаются международными сравнительными данными, что несколько затрудняет оценку относительной значимости различных аспектов российской благотворительности.

Гендер в российской благотворительности
Одним из факторов, заслуживающих дальнейшего изучения, является гендерный аспект российской благотворительности. В России, как это обычно бывает во всем мире, женщины преобладают в некоммерческой рабочей силе.

Но, как намекает выбор собеседников Хартнелл (11 из 13 ее собеседников — женщины), Россия, вероятно, стоит особняком из-за того, что женщины занимают высшие руководящие должности в благотворительных организациях.

В то же время Россия отстает почти от всех других крупных экономик по участию женщин в корпоративных советах директоров [2] .

Дальнейшее исследование того, как эти тенденции пересекаются, могло бы пролить больше света на экономическое и социальное положение женщин и , занимающихся благотворительностью в России.

Джон Слокам — старший научный сотрудник Чикагского совета по глобальным делам, не являющийся резидентом; и младший старший научный сотрудник CIDOB — Барселонского центра международных отношений.

Россия — Фонд Макартура

Выделение грантов в России и других странах бывшего Советского Союза было неотъемлемой частью международного сотрудничества Фонда Макартура.Фонд выступил с инициативой в независимых государствах бывшего Советского Союза в 1991 году, чтобы «способствовать переходу к гражданскому и демократическому обществу и интеграции общества в мировое сообщество». В 1992 году Фонд открыл офис в Москве, в котором почти полностью работали россияне. На протяжении четверти века присутствия Макартура в России Фонд постоянно адаптировал свои программные приоритеты в ответ на меняющиеся потребности российского гражданского общества и собственные знания Фонда.Фонд поддерживал только те виды деятельности, которые носили благотворительный характер и не участвовали и не поддерживали политическую деятельность или лоббирование изменения законов.

Изначально деятельность Фонда в России была сосредоточена на четырех направлениях:

Энергия и окружающая среда: В области энергетики Фонд поддержал работу по вопросам энергоэффективности, экономического и экологического воздействия производства и использования энергии, а также вопросов безопасности, связанных с ядерной энергетикой. В области окружающей среды и природных ресурсов Фонд занимался как «коричневыми» проблемами (загрязнение и связанные с ними угрозы для здоровья человека и окружающей среды), так и «зелеными» проблемами (охраняемые территории и управление природными ресурсами.) Например, раннее финансирование MacArthur помогло начать практику сертификации устойчивого лесного хозяйства в России.

Закон и общество: Фонд поддержал работу по укреплению институтов гражданского общества, содействию реформам судебной и правоохранительной системы, а также разработке норм деловой этики, например, касающихся конфликта интересов.

Human Rights: Особую заботу Фонда вызвала защита этнических меньшинств и прав женщин.Женщины считались особенно уязвимыми из-за краха системы социальной защиты, непропорционального уровня безработицы и отсутствия гендерного равенства на всей территории бывшего Советского Союза.

Развитие независимых СМИ: Фонд поддержал укрепление независимых СМИ и независимых журналистских расследований.

MacArthur поддерживал работу в этих областях посредством грантов на проекты организациям и учреждениям, а также посредством поддержки отдельных исследователей.

Поддержка отдельных лиц осуществлялась посредством конкурса грантов на научные исследования и писательские работы, который был открыт для ученых, журналистов и практиков со всего бывшего Советского Союза. Начиная с 1993 года, Макартур провел 11 туров этого конкурса, в котором участвовала международная отборочная комиссия. В рамках конкурса было присуждено более 1000 грантов на общую сумму более 14 миллионов долларов США; Эти разнообразные проекты помогли подпитывать карьеры многих аналитиков и положили начало новым политическим институтам и неправительственным организациям.Безусловно, самой большой категорией получателей были исследователи по экологическим и энергетическим вопросам, которым Фонд предоставил гранты на сумму более 5 миллионов долларов.

Позже Фонд обратил внимание на наращивание потенциала, включая финансирование Европейского университета в Санкт-Петербурге, Российской экономической школы и Московской школы социальных и экономических наук. Макартур расширил эти усилия в 1997–1998 годах благодаря участию Фонда в научной программе «Фундаментальные исследования и высшее образование в России» (BRHE).BRHE создала центры передового опыта в области естественных и физических наук при российских государственных университетах. Макартур станет ведущим донором, работая в тесном сотрудничестве с Министерством образования России и предоставив BRHE более 30 миллионов долларов в течение следующих 14 лет.

За последнее десятилетие работа Макартура в России основывалась на двух столпах — высшем образовании и правах человека. Программа высшего образования получила поддержку российского академического сообщества и была поддержана как россиянами, так и У.С. правительства. Он добился успеха в содействии интеграции обучения и исследований в области естественных и физических наук, модернизации практики исследований в области социальных наук и помощи ряду учреждений и центров передового опыта в достижении финансовой самодостаточности.

Важные моменты программы высшего образования Макартура в России:

  • Программа BHRE внесла свой вклад в развитие новой системы национальных исследовательских университетов в России.
  • Финансируемые МакАртуром независимые аспирантуры в области социальных наук получили международное признание как ведущие центры исследований и последипломного образования. В этих школах были созданы независимые советы управляющих, отделы развития и ассоциации выпускников — все новшества, новые для постсоветского контекста.
  • Новый Закон России о пожертвованиях (2007) впервые разрешил накопление капитала для благотворительных целей. Грантополучатели MacArthur помогали проводить исследования и анализировать это нововведение и были одними из первых российских учреждений, учредивших фонды в соответствии с новым законом.
  • Аналитические центры и научные журналы, финансируемые МакАртуром, предоставили высококачественный независимый анализ.

В области прав человека было три тематических области: укрепление регионального института уполномоченных по правам человека, борьба со злоупотреблениями со стороны полиции и облегчение доступа к Европейскому суду по правам человека. Фонд стремился поддержать работу за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, охватывая группы гражданского общества в 10 самых густонаселенных регионах России. Фонд также предоставил ресурсы для усилий грантополучателей по распространению информации о правах человека в СМИ.

После завершения своей инициативы в области высшего образования Фонд продолжал присуждать гранты в рамках своей программы по правам человека, в которой приоритеты сместились в сторону облегчения доступа российских граждан к национальной системе правосудия и поддержки свободы слова в печатных и цифровых СМИ. В портфель программы вошли 34 организации гражданского общества в восьми регионах Российской Федерации.

К грантам Фонда была добавлена ​​исследовательская инициатива «Глобальное участие России».Эта инициатива открыла двери для нескольких новых грантов для дальнейшего международного сотрудничества в арктическом регионе, укрепления глобальной ядерной безопасности и развития сотрудничества между российскими и американскими исследователями и политическими аналитиками. В 2014 году Макартур выплатил 5 миллионов долларов 41 российской организации за последний полный год грантовой деятельности Фонда в России до закрытия своего офиса.

Растущие вызовы гражданскому сектору в России при поддержке западных фондов, кульминацией которых стало предложение верхней палаты российского парламента в июле 2015 года о включении Макартура в список так называемых «нежелательных организаций», привели к решению закрыть Московский офис Фонда.Офис прекратил всю программную работу в августе 2015 года.

Гражданское общество и благотворительность при Путине

Том 8, выпуск 3, май 2006 г.
Александр Лившин и Ричард Вайц1

В январе 2006 г. президент России Владимир Путин подписал закон спорный законопроект, регулирующий деятельность неправительственных организаций (НПО). Закон требует, чтобы НПО, работающие в России, перерегистрировались в правительстве, раскрыли свои источники финансирования и прошли расширенный государственный аудит.В то же время правительство России объявило 2006 год «Годом благотворительности» ( Бога благотворительности, ), и российские власти придумывают новые способы поощрения благотворительности. Мы стремимся проанализировать это очевидное противоречие, исследуя сложные взаимоотношения между российской благотворительностью и правительством России, гражданским обществом и развивающимся сектором НПО.

Филантропия и российская политика

Не существует внутреннего противоречия между благотворительностью и нынешней политической системой России «управляемой» или «суверенной» демократии.Признавая растущее значение благотворительности и ее потенциальное влияние на общество во время общенациональных выборов 2008 года и после них, администрация Путина объявила 2006 год «Годом благотворительности». Российские официальные лица надеются, что крупные благотворители поддержат правительственные «четыре национальных проекта»: улучшение здравоохранения, жилищного строительства, сельского хозяйства и образования россиян.

Однако власти опасаются, что российские благотворители могут поддержать другие проекты, в том числе те, которые не поддерживаются действующим правительством.В марте 2006 года банковские счета фонда «Открытая Россия», возглавляемого находящимся в заключении российским бизнесменом Михаилом Ходорковским, были заморожены. Фонд был активен в спорной области продвижения гражданских свобод2. Еще слишком рано определять, будет ли этот шаг еще больше оттолкнуть российских филантропов от поддержки политически противоречивой деятельности. Хотя Ходорковский был арестован за налоговое мошенничество, связанное с его корпорацией ЮКОС, на момент ареста Ходорковский независимо финансировал оппозиционные политические партии и в 2008 году упоминался в СМИ как потенциальный кандидат в президенты.

Правительственным чиновникам удалось сконцентрировать благотворительность среди небольшого числа, в основном, крупных корпоративных благотворителей, чтобы осуществлять больший контроль над ней. Например, действующие нормативные акты затрудняют предоставление отдельным гражданам благотворительных пожертвований. Потенциальный благотворитель должен проявить инициативу, пойти в отделение Сбербанка России и заполнить сложную форму даже на скромное пожертвование. Отчасти из-за этого небольшое количество богатых российских филантропов и российских корпораций вносят значительную часть совокупных пожертвований.3

Рост российской благотворительности

Растущее значение благотворительности в России, естественно, привлечет внимание любого российского правительства. В последние годы благотворительность быстро расширилась. Хотя общие темпы роста некоммерческого сектора значительно замедлились с 1990-х годов, владельцы крупных и средних российских компаний все больше и больше участвуют в благотворительной социальной помощи. Некоторые аналитики прогнозируют появление в ближайшем будущем нескольких тысяч частных и корпоративных благотворительных фондов.Хотя закон 2001 года отменил практически все налоговые льготы для благотворительных пожертвований, примерно 60% людей, делающих благотворительные пожертвования, увеличили свои взносы с 2001 года. В настоящее время более 80% всех российских компаний делают благотворительные пожертвования, что, по оценкам, составляет от 11 до 17 человек. % от их общей прибыли. (Неопределенности в отношении российской статистики, особенно в отношении налогооблагаемой деятельности, затрудняют более точные оценки.) Многие из них учредили специальный «социальный бюджет» для финансирования благотворительных пожертвований.Напротив, типичная западная компания направляет только 1-2% своей прибыли на благотворительные цели4.

Причины недавнего роста благотворительности в России сложны. В России есть богатые традиции дореволюционной благотворительности, но исторически такие пожертвования были ограничены аристократией. Только на рубеже 20-го века, с появлением богатых промышленников, другие социальные классы и более крупные группы людей начали покровительствовать искусству и поддерживать бедных.Однако в советские времена власти запрещали благотворительность как унизительную капиталистическую практику, которая ставила под сомнение приверженность Советского государства и Коммунистической партии Советского Союза заботе о материальных и духовных потребностях граждан5. похоже, они возвращаются к добольшевистским традициям правильного социального поведения6.

Патриотизм также является движущей силой российской благотворительности. Многие благотворители жертвуют деньги, потому что искренне хотят улучшить жизнь своих сограждан.Понимая, что государство сегодня принципиально неэффективно в предоставлении общественных благ, таких как здравоохранение, они чувствуют себя обязанными патриотизмом восполнить этот пробел. Молодое поколение особенно склонно поддерживать сильное российское общество, несмотря на свой индивидуализм и материализм. Кроме того, некоторые крупные российские корпорации, стремясь получить доступ к международным рынкам и капиталу, пытаются улучшить свой глобальный имидж с помощью благотворительных акций.7

Официальное принуждение требует дополнительных взносов.Три четверти российских благотворителей сообщают, что они испытывают давление со стороны местных властей с целью сделать пожертвования на общественные проекты. По иронии судьбы, половина этой группы благосклонно относится к таким предложениям, потому что они видят в этих предложениях укрепление своих связей с местной бюрократией. Кроме того, более 70% заявили, что будут делать пожертвования государственным учреждениям, несмотря на это давление, хотя часто они выбирают других получателей за свою щедрость — чиновники часто заставляют их платить, чтобы поддерживать разрушающуюся общественную инфраструктуру, как это делали американцы XIX века. «Город компании», тогда как благотворители предпочли бы удовлетворить насущные социальные нужды.Хотя респонденты считают, что поддержание инфраструктуры должно быть обязанностью правительства, они признают, что некомпетентность чиновников и коррупция часто мешают ее выполнению.8

Благотворительность в России растет, несмотря на ряд политических препятствий. Как уже отмечалось, действующее налоговое законодательство не предусматривает поощрения благотворительных пожертвований. Кроме того, такие пожертвования, особенно для малых и средних компаний, часто привлекают нежелательное внимание властей и государственных регулирующих органов, таких как Федеральная налоговая служба.Государственные служащие часто подозревают, что благотворительные пожертвования направлены на сокрытие сомнительной деловой практики или другой незаконной деятельности. Представители средств массовой информации и других социальных секторов, включая сообщество НПО, также считают, что бизнес-филантропия в значительной степени мотивирована желанием добиться расположения элиты или, в худшем случае, скрытыми формами взяточничества. Когда компания объявляет, что будет давать деньги государственным чиновникам на предполагаемые социальные цели, такие как закупка лучшего оборудования для местной больницы, сразу возникает подозрение, что получатели положат часть, если не большую часть средств, в карман.В первые годы независимости России при президенте Борисе Ельцине слабая нормативная база позволила многим недобросовестным предпринимателям создавать «фонды», которые использовали свои средства для теневой и зачастую незаконной деятельности. Хотя такие нарушения кажутся менее частыми в сегодняшней России, образ мошенничества с благотворительностью сохраняется.9 По этой причине большая часть российской благотворительности не афишируется.

Факты и мифы

Российская благотворительность имеет много отличительных черт.Во-первых, почти все пожертвования остаются в России. Российские благотворители в подавляющем большинстве озабочены решением внутренних проблем. Даже катастрофа масштаба цунами в декабре 2004 года в Юго-Восточной Азии не привела к значительному частному вкладу России в международные гуманитарные операции и операции по оказанию помощи. Во-вторых, очень немногие благотворители используют НПО для оказания помощи согражданам. Большинство российских доноров считают НПО неэффективными, если не воровскими. В свою очередь, большинство лидеров НПО разделяют общие российские предубеждения против богатых бизнесменов — тех самых людей, которые делают самые крупные благотворительные пожертвования.Таким образом, было бы грубым заблуждением характеризовать российское сообщество НПО как преимущественно либеральное или прозападное. Наконец, почти 90% пожертвований в России поступают в государственные учреждения, такие как местные детские дома и учреждения культуры. Этот поразительный факт частично является результатом официального принуждения, частично — общего недоверия филантропов к НПО, а частично — положения налогового кодекса, которое, как правило, разрешает некоторые вычеты при прямых пожертвованиях государственным учреждениям. Какой бы ни была причина, одним из результатов является то, что светские, а не религиозные цели получают подавляющую часть пожертвований.

Российские политики и публицисты часто подразумевают, что западные правительства и неправительственные организации стремятся использовать финансовые субвенции для влияния на политические события в России и других странах. По крайней мере, в России факты опровергают это мнение. Взносы российских корпораций составляют около 70% от общей суммы всех благотворительных пожертвований в России.10 Остальные 30% делятся между иностранными донорами и отдельными благотворителями. Несмотря на популярный миф о всепроникающем влиянии Запада в третьем секторе России, на самом деле количество иностранных частных доноров составляет всего 8 человек.4% от общей российской благотворительности, хотя они, как правило, направляют средства другим получателям, чем российские благотворители (например, НПО, а не государственные учреждения или проекты общественной инфраструктуры).

Российские НПО и новый закон об НПО

В настоящее время в России насчитывается около 600 000 НПО (определенных как некоммерческие группы), хотя не все из них действуют. Российское законодательство признает около тридцати форм НПО. На практике российские НПО, как правило, делятся на одну из трех категорий.«Элитные» НПО — это относительно богатые организации с бюджетами в миллионы долларов. Они часто связаны с крупным российским бизнесом или служат «площадками для приземления VIP-персон», где бывшие правительственные чиновники могут использовать «золотой парашют», чтобы занять влиятельное и видное положение после ухода с должности. Некоторые влиятельные россияне создают организации, чтобы занять членов семьи, особенно жен и детей, в этой все еще очень патриархальной стране. Во-вторых, «посреднические институты», такие как музеи и организации социального обеспечения, имеют характеристики как государственных, так и негосударственных органов.Состоятельные жертвователи иногда покупают произведения искусства, современное медицинское оборудование или другие дорогостоящие предметы для своих любимых организаций. Например, широкая поддержка Владимиром Потаниным петербургского Эрмитажа, квазигосударственного учреждения, привела к тому, что он был избран председателем его попечительского совета. Наконец, «низовые организации» наиболее многочисленны и разнообразны. Эти НПО преследовали самые разные цели как на национальном, так и на местном уровнях. Многие из них могут считаться политическими, если определение включает беспристрастную социальную защиту.

Куда идет российская благотворительность?

Новый закон об НПО не может сильно повлиять на российскую благотворительность. Нынешняя политическая система уже сильно централизована и патерналистична. Недавние усилия правительства по усилению контроля над добровольным некоммерческим сектором в России не остановили долгосрочного роста местной благотворительности или ее вклада в развитие российского гражданского общества. Новый закон может существенно повлиять на ограничение и сдерживание иностранных доноров, но они составляют незначительную долю благотворительной деятельности в России.Кроме того, закон может иметь последствия, позволяя бюрократии произвольно решать, является ли группа незаконной НПО, что ограничивает ее права на сбор и расходование пожертвований. Соблюдение его правил также увеличит операционные расходы небольших фондов, что может привести к банкротству некоторых из них. В конце концов, однако, никто точно не знает, что будет делать закон, потому что очень многое зависит от того, как он будет реализован11.

Согласно исследованию Центра Брэдли Института Гудзона по вопросам филантропии и гражданского обновления, растущие ресурсы и независимость пользовались спросом. Американские фонды позволили им «опробовать проекты, которые правительство и бизнес не желали или не могли осуществлять по политическим или финансовым причинам.12 Российская благотворительность также может восполнить существенные пробелы. Таким образом, продолжающийся рост благотворительности коренных народов важен для улучшения социально-экономических условий и укрепления гражданского общества в России.

Российская благотворительность уже помогла решить основные социальные проблемы. В современной России добровольный некоммерческий сектор сотрудничает с государством и бизнесом (включая крупные корпорации) в самых разных областях, включая создание эффективной инфраструктуры социального обеспечения и поддержку исследований, образования и искусства.В этом третьем секторе фонды служат в качестве основных каналов, через которые прибыль, полученная частными лицами и предприятиями, распределяется для решения важных социальных проблем. В некоторых регионах России, таких как город Тольятти, «фонды местных сообществ» превратились в эффективные механизмы для предоставления ресурсов тем организациям и лицам, которые больше всего нуждаются в поддержке.13 Доноры могут решать неотложные социальные нужды за счет увеличения числа частных и семейных фондов. , которые часто могут реагировать гораздо быстрее, чем государственные учреждения с их обширными юридическими требованиями и громоздкими бюрократическими процедурами.

В России влияние фондов в третьем секторе обусловлено не столько денежной стоимостью их грантов, которая относительно невелика по сравнению с государственными расходами и инвестициями корпораций, сколько их гибкостью в реагировании на потребности, их готовностью к инновациям и принятию решений. риски, а также плюралистический и прозрачный характер их процессов принятия решений. Со временем многие российские фонды, как и многие американские фонды, могут развить уникальный опыт в своих особых областях интересов и стать центрами сбора информации о новых подходах к решению проблем и других источниках финансирования.14

По мере роста российской благотворительности она будет предоставлять дополнительное финансирование для мероприятий, которые ранее поддерживались в основном западными донорами. Поскольку и российские власти, и западные фонды все больше беспокоятся о продолжении американской и европейской благотворительной деятельности в России, пожертвования коренных народов, возможно, должны составить растущий процент затрат на эту деятельность. Эти взносы могут помочь поддержать важную социальную работу и укрепить третий сектор России в целом.

Для создания более прочного независимого гражданского общества в России необходимо сделать благотворительность более независимой от государства и менее зависимой от щедрости корпораций. Тем не менее, для увеличения вовлеченности отдельных лиц и среднего класса потребуется время. Это потребует не только нового законодательства, но и значительных социокультурных изменений, особенно развития новой культуры индивидуального благотворительного поведения. Согласно недавнему опросу общественного мнения, более половины российских респондентов не знали о существовании благотворительных организаций в России.15 Очевидно, что необходимы дополнительные образовательные усилия, чтобы убедить россиян в важности благотворительности для создания здорового и динамичного общества.

Примечания

1 Д-р Александр Лившин является профессором Школы государственного управления Московского государственного университета и приглашенным научным сотрудником IREX в Центре благотворительности и гражданского обновления Гудзоновского института им. Брэдли. Доктор Ричард Вайц — старший научный сотрудник и заместитель директора Центра будущих стратегий безопасности Хадсона.

2 К. Дж. Чиверс, «Россия эффективно закрывает группу по защите прав политического оппонента», New York Times , 18 марта 2006 г. По словам Ходорковского, деятельность «Открытой России» «была ориентирована на создание демократических институтов и внедрение гражданского общества. Демократическое устройство государства, свобода слова или бизнеса, открытость общества — не даны «сверху» судьбой или властями. Они должны быть достигнуты самими людьми, их энергией, знаниями и творческими способностями.«Открытая Россия: О нас» на https://en.openrussia.info/about_en/.

3 О преимуществах и недостатках доминирования российских корпораций в благотворительной деятельности страны, как на национальном, так и на региональном уровне, см. Стивен Шмида и Элизабет Бьюкенен, «Филантропия в России в 2003 году: два шага вперед, один шаг назад», SEAL: Social Economy И Law Journal (осень 2003 г.), по адресу https://www.efc.be/cgi-bin/articlepublisher.pl?filename=SS-SE-10-03-1.html.

4 «Сразу несколько комиссий Общественной палаты решили объединить усилия для развития благотворительности в России», Агентство социальной информации, 10 апреля 2006 г., https: // www.asi.org.ru/ASI3/main.nsf/0/078FC1A1A267AB4DC3257148004A361C.

5 Местные партийные организации продолжают выполнять общественные функции в некоторых регионах России, где НПО и другие конкурирующие общественные институты слабы; см. Иван Курилла, «Гражданский активизм без НПО: Коммунистическая партия как заменитель гражданского общества», Демократизация: Журнал постсоветской демократизации , том. 10, вып. 3 (лето 2002 г.), стр. 392-400.

6 Джейми Гамбрелл, «Филантропия в России: новые деньги под давлением», Carnegie Reporter , vol.3, вып. 1 (осень 2004 г.), по адресу https://www.carnegie.org/reporter/09/philanthropy/index.html.

7 Стивен Шмида, «Возникновение благотворительности в России и других новых независимых государствах», SEAL: Social Economy And Law Journal (осень 2002 г.), https://www.efc.be/cgi-bin/articlepublisher .pl? filename = SS-SE-10-02-1.html.

8 Мотивации доноров обсуждаются у Елены Чернышковой, «Все компании делают это», Форум Ведомостей (4 апреля 2006 г.).

9 Гамбрелл, «Филантропия в России.»

10 ИТАР-ТАСС, « Частной благотворительностью занимаются всего 15 процентов россиян, 70 процентов всех пожертвований приходит на бизнес », 23 марта 2006 г., https://article.ru/ami-t 6554.html.

11 Поучителен недавний опыт применения столь же противоречивого закона 1997 года «О свободе совести и религиозных объединениях». Российские власти применяли его положения по-разному, как в зависимости от времени, так и в зависимости от местности. Кроме того, федеральным органам и российским судам потребовались годы, чтобы договориться о толковании некоторых его положений.Для получения дополнительной информации о законе 1997 г. см. Марина Томас, «Решения Конституционного суда Российской Федерации по Закону России 1997 г.« О свободе совести и религиозных объединениях »», Международный журнал Закона о некоммерческих организациях , том. 6, вып. 1 (сентябрь 2003 г.), https://www.icnl.org/journal/vol6iss1/rel_thomasprint.htm.

12 Питер Фрумкин, Проблемы в стране основ: оглядываясь назад, глядя в будущее (Вашингтон, округ Колумбия: Институт Гудзона, 2004 г.), стр. 23, доступно по адресу https: // www.cof.org/files/Documents/Emerging_Issues/EI%20for%20Philanthropy/Whats%20New/Frumkin_-_Trouble_Foundationland_-_03.04.pdf.

13 Фонды местных сообществ могут объединять пожертвования от частных лиц, предприятий, местных властей и крупных российских и зарубежных фондов для удовлетворения конкретных потребностей региона.

14 Дэвид П. Фриман и др. ., Справочник по частным фондам (Вашингтон, округ Колумбия: Совет по фондам, 2005), стр. 7.

15 Данные получены агентством «Циркон» на основе опроса общественного мнения, заказанного Форумом доноров в конце 2004 года.

Репрессии в России против НПО включают некоторые неожиданные цели | Новости благотворительности

Предварительный список из двенадцати неправительственных организаций, которым может быть запрещено работать в России по «патриотическому стоп-листу», включает в себя ряд крупных фондов США, а также более мелкие группы, которые, по-видимому, вряд ли могут стать мишенью, сообщает New York Times .

Закон, подписанный президентом России Владимиром Путиным в мае, дает право прокурорам закрывать иностранные НПО, которые, как считается, занимаются «нежелательной» деятельностью, представляющей угрозу для России.Список организаций, направленных на прошлой неделе генеральному прокурору, министерствам юстиции и иностранных дел для потенциального признания «нежелательными», включает семь базирующихся в США учреждений: Freedom House; фонды Макартура, Мотта и Открытого общества; Международный республиканский и национально-демократический институты; и Национальный фонд демократии, а также группы, связанные с Крымом и Украиной. В список также входят такие группы, как Фонд образования в интересах демократии, небольшая польская НПО, которая проводила семинары для учителей, продвигала волонтерство и работала с российскими школами над гражданскими инициативами в течение пятнадцати лет.Вице-президент правления EDF Мартина Богачик сообщила Times , что группа из Варшавы была удивлена ​​включением в список.

В заявлении на прошлой неделе президент Фонда Макартура Джулия М. Сташ заявила, что этот шаг «основан на серьезном непонимании нашей деятельности в России». Далее Сташ отметил, что «офис фонда в Москве открылся в 1992 году и с тех пор в нем работают преданные своему делу россияне, которые любят свою страну. Фонд Макартура полностью независим от правительства Соединенных Штатов и не получает от него никакого финансирования».Мы не занимаемся политической деятельностью и не поддерживаем ее ».

Между тем, подавление российских некоммерческих организаций, считающихся« иностранными агентами », в число которых входят организация, поддерживающая матерей солдат, а также российская правозащитная организация« Мемориал », основанная для Репрессии в отношении исследований в Советском Союзе — привели к тому, что один фонд закрыл свои двери. Правление фонда «Династия», основанного телекоммуникационным миллиардером Дмитрием Зиминым для поддержки программ, посвященных науке, единогласно проголосовало за закрытие после продолжавшейся месяц борьбы удаление ярлыка «иностранный агент» и штраф в размере 5 000 долларов за отказ добровольно зарегистрироваться в правительстве в качестве иностранного агента.Фонд жертвовал около 7 миллионов долларов ежегодно на протяжении более десяти лет на поддержку молодых российских исследователей и научных лагерей для старшеклассников. Официальной причиной объявления организации «иностранным агентом» была поддержка Либеральной миссии, организации, которая проводит лекции по современной политике, несмотря на то, что средства, предоставленные организации, были получены с собственных оффшорных счетов Зимина. Зимин, который осторожно критиковал правительство, был осужден на государственном телевидении, которое обвинило его сына в финансировании политических партий, противостоящих Путину.

«[T] его человек дал два миллиарда рублей своих денег, и они решили над ним надругаться», — сказал Михаил Гельфанд, русский биолог, преподававший курсы для «Династии». «Династия сформировала вокруг себя сообщество успешных и респектабельных людей. Видимо, правительство восприняло это как нечто подозрительное и опасное».

Интерес к благотворительности среди российских миллиардеров растет | Новости благотворительности

Хотя организованная благотворительность в России все еще находится в зачаточном состоянии, интерес к благотворительности среди самых богатых россиян, похоже, растет, сообщает Bloomberg News.

Согласно документации, запрошенной Bloomberg, с января 2010 года по декабрь 2012 года пятнадцать российских миллиардеров пожертвовали 1,64 миллиарда долларов на благотворительность; восемь других отказались предоставить информацию информационному агентству. Пятнадцать миллиардеров, совокупное состояние которых составляет 155 миллиардов долларов, или около 8 процентов российской экономики, за трехлетний период пожертвовали около 1 процента своего совокупного состояния на благотворительность и, по данным Bloomberg, в среднем пожертвовали на 40 процентов больше. 2012 г., чем в 2010 г.

Несмотря на впечатляющую щедрость, щедрость россиян скромна по сравнению с мега-филантропией таких людей, как Уоррен Баффет, Билл и Мелинда Гейтс, которые в 2010 году запустили Клятву дарения, чтобы убедить самых богатых людей и семьи мира взять на себя более половины их богатство на благотворительность. В ходе опроса, проведенного в декабре 2012 года британским фондом Charities Aid Foundation, благотворительная деятельность в России считается одной из наименее развитых в мире, став 127 из 145 стран на основе благотворительных взносов ее граждан и приверженности волонтерской работе.

Владимир Потанин, который в феврале стал первым россиянином, подписавшим Клятву пожертвований и занявший шестое место по размеру пожертвований среди пятнадцати миллиардеров в списке Bloomberg, стремится изменить это положение. «Обещание Потанина выводит российскую благотворительность на мировую арену», — сказала Мария Черток, возглавляющая московский офис CAF. «Это может не привести к радикальному изменению отношения в России, но определенно воодушевит других» — как и запланированные налоговые льготы для физических и юридических лиц, сказал Черток.

Для того, чтобы такой сдвиг произошел, однако, благотворительная деятельность в России должна превратиться из управляемой государством системы сверху вниз в систему, управляемую людьми, принимающими собственные решения, сказала Ирина Прохорова, руководитель Фонда Михаила Прохорова, который был основан ее братом, российским миллиардером, заработавшим свои деньги, и владельцем Brooklyn Nets Михаилом Прохоровым. «Важно позволить богатым людям поддерживать то, что они хотят поддерживать, а не то, что они обязаны делать», — сказала она. «Мы знаем довольно много случаев, когда богатые люди должны жертвовать деньги учреждениям, потому что их просят это сделать.»

Например, правительство призвало богатых россиян внести свой вклад в любое количество гражданских — в отличие от благотворительных — проектов, включая строительство объектов для зимних Олимпийских игр 2014 года и чемпионата мира по футболу 2018 года, оба из которых будут организованы. Россия. Но старые способы, похоже, меняются. Алишер Усманов, самый богатый человек России и второй в списке пятнадцати миллиардеров по размеру благотворительных взносов, сказал Bloomberg, что он считает, что лучше отдать свои деньги сейчас, чем передавать их. будущим поколениям.«Может случиться так, что я не оставлю никакого завещания», — сказал Усманов, у которого нет детей. «Я бы предпочел сделать все, что в моих силах, чтобы сделать этот мир лучше сам и прямо сейчас, чем кто-то другой сделает это после меня, поскольку я не знаю, сделает ли он это лучше меня».

• Ведущие благотворительные НКО по собранным средствам Россия

• Ведущие благотворительные НКО по собранным средствам Россия | Statista

Другая статистика по теме

Пожалуйста, создайте учетную запись сотрудника, чтобы иметь возможность отмечать статистику как избранную.Затем вы можете получить доступ к своей любимой статистике через звездочку в заголовке.

Зарегистрируйтесь сейчас

Пожалуйста, авторизуйтесь, перейдя в «Моя учетная запись» → «Администрирование». После этого вы сможете отмечать статистику как избранную и использовать персональные статистические оповещения.

Аутентифицировать

Базовая учетная запись

Познакомьтесь с платформой

У вас есть доступ только к базовой статистике.

Единая учетная запись

Идеальная учетная запись начального уровня для индивидуальных пользователей

  • Мгновенный доступ к статистике 1 м
  • Скачать в формате XLS, PDF и PNG
  • Подробные справочных материалов

$ 59 39 $ / месяц *

в первые 12 месяцев

Корпоративный аккаунт

Полный доступ

Корпоративное решение, включающее все функции.

* Цены не включают налог с продаж.

Самая важная статистика

Самая важная статистика

Самая важная статистика

Самая важная статистика

Самая важная статистика

Дополнительная статистика

подробнее о том, как Statista может поддержать ваш бизнес.

Фонд помощи России. (19 августа 2021 г.). Ведущие негосударственные благотворительные организации России в 2019 году по размеру привлеченных средств (в млрд рублей) [График]. В Statista. Получено 16 октября 2021 г. с сайта https://www.statista.com/statistics/1149179/leading-charity-ngos-in-russia/

Фонд помощи России

. «Ведущие негосударственные благотворительные организации России в 2019 году по объему привлеченных средств (в млрд рублей)». Диаграмма. 19 августа 2021 года. Statista. По состоянию на 16 октября 2021 г.https://www.statista.com/statistics/1149179/leading-charity-ngos-in-russia/

Российский фонд помощи. (2021 г.). Ведущие негосударственные благотворительные организации России в 2019 году по размеру привлеченных средств (в млрд рублей). Statista. Statista Inc. Дата обращения: 16 октября 2021 г. https://www.statista.com/statistics/1149179/leading-charity-ngos-in-russia/

Russian Aid Foundation. «Ведущие негосударственные благотворительные организации в России в 2019 году по размеру привлеченных средств (в миллиардах российских рублей).»Statista, Statista Inc., 19 августа 2021 г., https://www.statista.com/statistics/1149179/leading-charity-ngos-in-russia/

Russian Aid Foundation, Ведущие неправительственные благотворительные организации в России в 2019 г., по сумме привлеченных средств (в млрд российских рублей) Statista, https://www.statista.com/statistics/1149179/leading-charity-ngos-in-russia/ (последнее посещение 16 октября 2021 г.)

Владимир Потанин создает пожертвование в размере 1,4 миллиарда долларов в свой благотворительный фонд

Материалы для пресс-релиза от Newswire.Сотрудники AP News не участвовали в его создании.

https://apnews.com/press-release/newswire/business-europe-russia-philanthropy-endowments-fbdbb125b23d97d5346f6eb80339d4a3

Нажмите, чтобы скопировать

MOSCOW — 14 октября 2021 г. — (Newswire

.com) Владимир 9000in Президент Интерроса, одной из крупнейших инвестиционных компаний России, прокомментировал решение о создании фонда: «Пандемия 2020 года показала, насколько важно обеспечить устойчивость организаций.А последние изменения в законодательстве однозначно соединили благотворительность и пожертвования. Считаю эндаумент стратегически важным инструментом для достижения долгосрочных целей и реализации масштабных проектов не только в сфере образования и культуры, но и для поддержки социально значимых инициатив ».

Фонд Владимира Потанина основан в 1999 году и в настоящее время является одним из крупнейших в России. Основные направления, которые он поддерживает, — это проекты в области образования и культуры, развитие некоммерческого сектора и волонтерство.За 20 лет работы фонда количество грантополучателей и партнеров превысило 35 тысяч.

В 2010 году Владимир Потанин объявил о своем решении направить большую часть своего состояния на службу обществу. В 2006-2014 годах Владимир Потанин возглавлял комиссию Общественной палаты РФ по развитию благотворительности, милосердия и волонтерства и совершенствованию законодательства о некоммерческих организациях, в составе которой совместно с Минэкономразвития. , участвовал в разработке федерального закона «О порядке формирования и использования эндаумент-капитала НКО.«После принятия закона в 2007 году Владимир Потанин лично стал соучредителем Фонда развития МГИМО и Целевого фонда Государственного Эрмитажа. Эндаумент Государственной Третьяковской галереи также был создан при поддержке Владимира Потанина.

С 2013 года Фонд Потанина реализует программу поддержки эндаументов, благодаря которой около 100 человек прошли обучение по специальной образовательной программе в Российской экономической школе и Московской школе управления СКОЛКОВО.

В целом более 40 образовательных, культурных и социальных некоммерческих организаций, работающих с эндаументами, получили поддержку от Владимира Потанина и его благотворительного фонда с 2007 года. Общая сумма пожертвований в эндаументы некоммерческих организаций превысила 11,2 миллиона долларов США (800 миллионов долларов США). рублей).

В 2020 году, реагируя на пандемию, Владимир Потанин дополнительно выделил 14 млн долларов (1 млрд рублей) личных средств инициативам и некоммерческим организациям, работающим с наиболее уязвимыми группами населения.В 2020 году количество грантополучателей Фонда составило 1200 физических и юридических лиц.

Контактная информация для СМИ: [email protected]

Для получения дополнительной информации о Владимире Потанине посетите: https://www.interros.ru/en/team/potanin/.

Служба пресс-релизов Newswire.com

Первоисточник: Владимир Потанин создал пожертвование на 1,4 миллиарда долларов в свой благотворительный фонд

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.