Бизнес

Отрасли малого бизнеса в россии: В каких отраслях и регионах работает малый бизнес. Итоги переписи — РБК

27.05.1987

Эксперты заявили о сокращении малого и среднего бизнеса в России

Всему виной системные проблемы

Впервые с 2016 года число малых и средних предприятий и количество занятых в этом сегменте перестало расти и начало сокращаться. Об этом свидетельствуют данные Федеральной налоговой службы (ФНС) России на 10 августа, заявили в объединении предпринимателей «Опора России».


За год, то есть с августа 2018 года, малых и средних компаний в стране стало на 4% меньше – 5,69 миллиона, а количество их работников сократилось на 5%, до 15,2 миллиона человек. Негативный тренд противоречит установленным в национальном проекте задачам – довести численность занятых на предприятиях МСП до 25 миллионов человек к 2025 году, с увеличением их вклада в ВВП до 32,5%, пишут «Известия» со ссылкой на исследование «Опоры России».

КСТАТИ. По итогам 2018 года Институт стратегических комплексных исследований фиксировал сокращение числа предприятий малого и среднего бизнеса в большинстве регионов России.

А за первые шесть месяцев 2019 года малых и средних предприятий стало на 7-8% меньше, чем за предыдущий аналогичный период, рассказали эксперты Института экономики роста им. Столыпина. По их мнению, этот фактор ускорит наступление рецессии в российской экономике.

По мнению президента «Опоры России» Александра Калинина, на малый бизнес негативно повлияло снижение спроса на продукцию и услуги малого бизнеса, вызванное сокращением реальных доходов населения. По бизнесу ударило и повышение НДС до 20%: эти издержки предприниматели не смогли переложить на обедневших покупателей. Есть и проблемы, связанные с ролью государства: давление правоохранительных органов, повышение административных барьеров и ужесточение контрольно-надзорной деятельности ухудшили деловой климат в стране.

МЕЖДУ ТЕМ. В начале 2019 года правительство РФ утвердило план трансформации делового климата, однако уже через полгода стало понятно, что некоторые министерства и ведомства

не справляются с возложенными на них обязанностями.

Самой острой проблемой для бизнеса является излишняя зарегулированность, говорит президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев. Избавить бизнес от избыточных требований должна «регуляторная гильотина», но этот механизм начнет действовать не раньше 2021 года.

Эксперты также говорят о важной роли государственных программ поддержки малого и среднего бизнеса. Компании, которые ее получили, чувствуют себя заметно лучше и увеличивают число сотрудников, однако средства из бюджета получает лишь небольшая доля предпринимателей. Для многих такая поддержка означает дополнительные трудности: нужно соответствовать требованиям и отчитываться о расходовании. 

В России выросло количество предприятий малого и среднего бизнеса

Количество предприятий малого и среднего бизнеса в России постепенно растет после волны закрытий на фоне весеннего локдауна, однако эксперты оценивают такую динамику как медленную и «неудовлетворительную». Ожидается, что обороты МСБ выйдут на докризисный уровень не раньше 2022 года.

По данным единого реестра субъектов МСП, начиная с сентября количество предприятий малого и среднего бизнеса увеличилось на 100 тыс. после резкого падения почти в 500 тыс. в августе. По информации ФНС, на 10 декабря 2020 года в России численность микро, малых и средних предприятий составляет 5,7 млн. Месяцем ранее их было 5,6 млн.

По итогам первой волны пандемии количество субъектов МСП сильно сократилось — с 6,1 млн в июле до 5,6 млн в августе. При этом летом шла речь о том, что в РФ после первой волны прекратили свое существование порядка 1 млн МСП, хоть официальная статистика этих данных и не подтверждает, замечает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

«Судя по динамике в сравнении с прошлым годом, кардинальных изменений не произошло — часть предприятий закрывается по различным причинам, но взамен открываются новые. Но нужно учитывать, что эти данные указывают на количество предприятий, которые числятся в реестре — часть из них может не работать или поданы заявления на банкротства», — обращает внимание эксперт.

Если число компаний МСП с сентября увеличилось лишь на 20% от количества закрытых в предыдущие месяцы пандемии, такое положение следует признать крайне неудовлетворительным. Восстановление идет очень медленно,

подчеркивает главный экономист информационно-аналитического центра TeleTrade Марк Гойхман. Он добавляет, что негативные факторы ограничений спроса и деятельности не прекратили полностью действовать, а последствия предыдущих весенне-летних локдаунов еще не исчерпаны.

Несмотря на текущий прирост количества субъектов малого и среднего предпринимательства, общая их численность пока еще ниже значений начала 2020 года на 5,9%. Динамика регистрации новых субъектов тоже пока ниже, отмечает генеральный директор бизнес-образовательной компании «Like Центр» Василий Алексеев. К примеру, в декабре 2019 года было зарегистрировано более 1 млн новых бизнесов, а в декабре 2020 года — только 762 тыс.

Согласно результатам опроса, который в компании проводили в октябре среди более чем 2 тыс. бизнесменов, около трети российских предпринимателей из сферы микро- и малого бизнеса в этом году задумались о закрытии, но действительно закрылись только 15%. Среди тех, кто закрылся, больше всего предпринимателей из сфер общественного питания, туризма, торговли, индустрии красоты, ивентов, грузоперевозок, производства, а также спорта и фитнеса, говорит Алексеев. По словам Павла Сигала, наиболее пострадавшими отраслями стали сектор услуг, туристическая и гостиничная отрасль, общепит, а также непродуктовый ретейл.

Специфика малого и среднего бизнеса состоит в том, что он, как правило, ориентирован на те сферы, которые более всего страдают от ограничений на передвижение людей, напоминает Марк Гойхман из TeleTrade. По его словам, малые и средние предприятия обычно уязвимы и в том, что имеют меньше резервов и возможностей выживания по сравнению с более крупными компаниями, меньший доступ к кредитам, госзаказам.

Именно из-за этих обстоятельств текущий год стал исключительно сильным ударом по МСБ, уверен эксперт. Он считает, что предполагаемый по принципу «нет худа без добра» позитив от ухода наиболее слабых игроков — «иллюзорный».

«Рыночная конкуренция при нормальных условиях сама по себе отсеивала бы наиболее неприспособленные звенья, но позволяла бы оставаться «на плаву» многочисленным добросовестным компаниям, создающим рабочие места, востребованные услуги, поступления налогов и прочее. Пандемия же сметает их», — уточняет экономист.

По мнению Василия Алексеева, пандемия стала стресс-тестом для предпринимателей, которым пришлось мобилизовать все силы и оперативно перестраиваться под новые обстоятельства, и положительный эффект от него исключать нельзя: многие предприниматели обнаружили точки роста, ускорили необходимые, но постоянно откладываемые улучшения и модернизацию. Любой переживший кризис предприниматель ответит, что трудности сделали его бизнес сильнее, уверяет эксперт.

Сейчас быстро оправиться пострадавшим секторам мешает пониженный спрос, и восстановления количества МСП стоит ждать по мере восстановления экономики РФ, после снятия всех карантинных ограничений, отмечает Павел Сигал. Василий Алексеев также говорит о том, что бизнесу нужна не прямая финансовая помощь, а благоприятные условия для ведения бизнеса. К примеру, поддержка покупательской способности населения. «Сколько не стимулируй бизнес, если у его клиентов не будет денег на покупки, все эти усилия бесполезны», — замечает эксперт.

Перспективы МСП в 2021 году зависят прежде всего от динамики ситуации с эпидемией, мер государственной поддержки, изменений в доходах населения — потребителей продуктов МСП, соглашается Марк Гойхман. Но полностью обороты малого и среднего бизнеса смогут восстановиться не ранее, чем к 2022 году.

Роль малого и среднего бизнеса в экономике России не так уж и мала по сравнению с другими странами (Институт Гайдара)

Комментарий к статье РБК «Росстат впервые раскрыл долю малых и средних предприятий в экономике России»:

Двукратное увеличение доли малых и средних предприятий (МСБ) в ВВП, т.е. с 20 до 40%, является основным ориентиром стратегии развития малых и средних предприятий до 2030 года; соответствующий национальный проект предполагает увеличение доли МСБ в ВВП до 32,5% к 2024 году, что в целом соответствует целям Стратегии МСБ.
Действительно, основной проблемой в предыдущие годы была невозможность отследить реальную роль сектора МСП в ВВП в связи с отсутствием соответствующего ежегодно обновляемого показателя в общедоступной российской статистике. В настоящее время он доступен, однако сопоставление с другими странами на прямой основе все еще затруднено из-за различий в критериях, используемых для отнесения предприятий к сектору МСП в разных странах.
За рубежом не существует единого определения малого и среднего бизнеса или уникальных критериев. В частности, только 46 из 132 стран считают предприятия с числом занятых менее 250 человек малыми и средними предприятиями. Это уникальный критерий только в нескольких странах, в то время как во многих странах существуют разные индексы отраслевого сектора. Разнообразие критериев обусловлено объективными институциональными особенностями стран, различиями в структуре экономики и целями государственной политики: как правило, индивидуальная программа поддержки или тот или иной институт развития самостоятельно определяют основные или дополнительные критерии отбора в соответствии со своей специализацией. .
В контексте международных сопоставлений данные, предоставленные Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Евростатом, собранные сквозным методом, служат основными статистическими источниками информации о развитии предпринимательства в разных странах. По их расчетам, малый и средний бизнес в странах ОЭСР создает в среднем около 55% ВВП и около 59,1% рабочих мест, а роль сектора МСП еще выше в странах Евросоюза: 57,5% ВВП, 65% занятых. Для сравнения, по данным ОЭСР, в секторе МСП в России занято около 33% всех занятых, а данных по ВВП нет.
ОЭСР использует отбор предприятий по странам для сравнения международных данных, собранных в соответствии с информацией, предоставленной налоговыми органами. Однако банк данных ОЭСР по России относится только к 250 000 предприятий, в то время как в России насчитывается примерно 2,7 миллиона предприятий. В банке данных не учитываются индивидуальные предприниматели и большинство микропредприятий, не сдающих бухгалтерскую отчетность по нулевому балансу, а также государственные организации и финансовый сектор (банки). Таким образом, ссылка на долю МСП в ВВП для международных сопоставлений относится к бизнес-сектору, а не к общему ВВП, как это принято в России. Таким образом, официальный индекс 21,9% ВВП, предоставленные Росстатом, не могут быть использованы для прямого сравнения с другими странами.
Если посчитать долю МСБ в ВВП России без учета государственного и финансового секторов по методике ОЭСР, то она составит около 39%, т.е. почти в два раза выше официальной оценки, но все же ниже, чем в большинстве стран.
Что касается значимого различия уровня развития МСП в России и за рубежом, то определенное отставание можно объяснить, в том числе, и объективными причинами: доля МСП в занятости и в ВВП критически зависят от структуры и размера экономики. В этом случае Россия ближе к США, Канаде, Японии, чем к странам Евросоюза, исходя из развития трудо- и капиталоемких отраслей и высокого показателя среднего размера предприятий.
Таким образом, ситуация с основными показателями роли МСБ в России не так плоха, как принято думать, но специфична в силу ряда факторов. Проблема России не в малом количестве малых и средних предприятий, а в том, что сфера МСП качественно не соответствует аналогичному сектору в развитых странах по своим характеристикам: малое количество экспортеров, продуктовых компаний, технологических стартапы и инновационные компании, большое количество предприятий, полностью или частично работающих в теневой экономике.
Что касается оценки выполнения поставленных задач, то следует отметить, что достижение показателя доли МСБ в 32,5% ВВП является достаточно амбициозной задачей. Для этого индекс должен расти более чем на 1,5% в год, тогда как в настоящее время он составляет менее 0,5%. Такой высокий показатель возможен только при значительном сокращении государственного сектора, радикальном увеличении доли МСБ в государственных закупках, т.е. до 32% и более, выводе из теневого сектора значительного числа предприятий и самозанятых.
Баринов Вера а – начальник отдела экономики инноваций
Земцов Степан – старший научный сотрудник отдела экономики инноваций

Малый бизнес в инновационном развитии России

Ключевые слова

инновации, малый инновационный бизнес, технологические инновации, социально-экономические разработка

Введение

Количество работ, посвященных инновациям, постоянно растет и в настоящее время интерес к этой теме не ослабевает. Об инновационном развитии страны говорить не приходится, ведь только то государство, которое применяет в своей работе научные достижения, способно добиться высокого социально-экономического развития. Важно отметить, что Россия взяла курс на повышение уровня социально-экономического развития и в марте 2010 года была введена в действие Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года «Инновационная Россия 2020», разработанная в основу концепции долгосрочного развития Российской Федерации на период до 2020 года. Стратегия направлена ​​на переход экономики России на курс инновационного развития к 2020 году. Благодаря активной инновационной политике федерального центра Многие регионы начали формировать региональную инновационную политику, направленную на социально-экономическое развитие территории, на основе роста инновационной активности предприятий, в том числе малых инновационных.

Очень важно, как малые предприятия могут повлиять на инновационное развитие России в настоящее время применительно к реализуемой стратегии? Это порождает исследования в области инновационной деятельности малых предприятий, в том числе в различных регионах Российской Федерации.

Обзор литературы

Обзор экономической литературы, посвященной вопросам инноваций, показал, что существовала различная трактовка понятий инновации и инновационного процесса, что, в свою очередь, усложняет разработку теории управления инновациями. Для дальнейшего исследования необходимо определить эти понятия. В настоящее время в экономических работах можно встретить два видения инноваций: более широкое и более узкое. Первое видение определяет инновации как изменения, направленные на внедрение и использование новых потребительских товаров, новых производственных и транспортных средств, рынков и форм организации в отрасли (Шумпетер, 19).34), как изменения за счет введения чего-то нового (Коллинз, 1966). Ожидается, что второе видение будет учитывать научно-технический аспект, связанный с созданием и производством новых товаров, а также шаги по внедрению технологически новых продуктов или процессов (ОЭСР, 1995).

В литературе встречаются две точки зрения, в одном случае инновация идентифицируется как процесс внесения изменений, подходов, принципов в качестве альтернативы существующим, а во втором — как результат творческий процесс в виде новых продуктов (оборудования), технологии, метода и т. д. Представители первого взгляда (Аллен, 1966, Harman, 1971) определяют инновацию как внедрение новых или улучшенных производственных процессов, а также внедрение и массовое потребление новых продуктов, процессов или моделей поведения. Другая группа ученых (Соколов, Титов, Шабанов, 1997) описывает инновацию не как процесс изменения, а как результат создания и развития (внедрения) принципиально нового или видоизмененного подхода (инновации), удовлетворяющего конкретные социальные потребности и с указанием количества эффектов (экономических, научных, технических, социальных, экологических). Инновацию можно определить как результат инновационной деятельности, который воплотился в виде нового или усовершенствованного продукта, представленного на рынке, нового или усовершенствованного технологического процесса, применяемого на практике. Большое внимание уделяется развитию высоких технологий в малых компаниях (ВТНК), что отражает актуальность исследований в этой области, а также возможность использования передовых технологий для процветания развитых и развивающихся экономик (Оки, Гроен, Кук , Сидже, 2014).

Некоторые ученые (Isom, Ceteris, Jarczyk, Ceteris, 2009) отмечают, что малые компании играют решающую роль в технологических изменениях, поскольку они имеют много преимуществ как источники инноваций. Другие исследователи (Сафронов, Анищенко, 2012) определяют малые инновационные предприятия как малые предприятия, осуществляющие преимущественно деятельность, направленную на коммерциализацию существующих знаний, технологий и оборудования. Небольшие компании успешно осваивают новые доли рынка, имеют возможность оценивать риски. Отчет Intuit о будущем малого бизнеса (2009 г.)) показал, что в следующем десятилетии малые предприятия будут использовать инновации все шире и шире, чем в тот день. Предпринимательский дух позволит использовать новые технологии и бизнес-процессы, которые повысят производительность, улучшат качество продукции и услуг, расширят бизнес и сэкономят время.

Методика

В целях изучения роли малых предприятий в инновационном развитии России проведен анализ данных. Анализ количества малых предприятий, занимающихся технологическими инновациями (см. Таблица 1 ) показывает, что их количество не превышает в среднем по Российской Федерации 5%. Большой разницы между бизнес-сегментами нет.

Таблица 1 : Доля малых предприятий, осуществляющих технологические инновации в Российской Федерации (%)
  2007 2009 2011 2013 2015
Итого 4,3 4,1 5,1 4,8 4,5
Горнодобывающая промышленность в том числе: 3,5 3,1 3,4 3,1 2,8
Добыча ископаемого топлива 4,7 6,3 4,2 3,4 4,9
Добыча полезных ископаемых, кроме ископаемого топлива 3,1 1,8 3,0 2,9 1,9
Производство в том числе: 4,5 4,3 5,4 5,1 4,8
Производство пищевых продуктов, включая напитки и табачные изделия 4,5 4,5 4,8 4,4 4,5
Обработка древесины и производство изделий из дерева 3,0 2,0 3,4 2,5 3,0
Производство целлюлозы и бумаги; издательство и полиграфия 3,1 4,0 5,4 3,6 3,7
Коксохимическая и нефтяная промышленность 4,5 3,2 6,6 3,3 6,3
Химическая промышленность 9,9 11,3 13,0 10,7 10,0
Производство резиновых и пластмассовых изделий 6,0 5,0 6,4 4,9 5,7
Металлургическое производство ? производство готовых металлических изделий 3,5 2,9 4,3 4,8 5,0
Производство электрического, электронного и оптического оборудования 9,6 10,9 13,5 12,6 11,2
Производство автомобилей и транспортного оборудования 3,6 5,1 6,7 5,3 4,6
Производство и поставка электроэнергии, газа и воды
1,6 1,8 3,1 2,2 2,2

Наибольший удельный вес инновационных предприятий приходится на обрабатывающий сектор в 2013 г. , который включает производство электрического, электронного и оптического оборудования – до 13,5 %, химическую промышленность – до 13,0 % в 2013 г., коксохимическую и нефтяную промышленность – до 6,6%, производство автомобилей и транспортного оборудования — до 6,7%, производство резиновых и пластмассовых изделий — до 6,4%. В сфере добычи полезных ископаемых доля малых предприятий, занимающихся техническими инновациями, составляет в среднем 3%. Добыча ископаемого топлива несколько выше в 2009 г., максимальное значение составило 6,3%. По состоянию на 2015 г. этот показатель также выше, почти в 2,6 раза, чем в добыче полезных ископаемых, кроме ископаемых видов топлива. Удельный вес инновационных предприятий в сфере производства и снабжения электроэнергией, газом и водой составляет 2,0% в среднем за год. Такие ставки очень малы для России. Например, сейчас доля малого инвестиционного бизнеса в общем объеме промышленного производства западноевропейских стран такова: Ирландия — 75%, Германия — 66%, Финляндия — 49%, Франция — 46%, Италия — 40%, Великобритания – 39% (Голиченко, 2006).

Таблица 2 : Затраты на технологические инновации малых предприятий в федеральных округах РФ
  2009 2011 2013 2015
  млн.руб. % млн.руб.
%
млн.руб. % млн.руб. %
                 
Российская Федерация 6793,5 100 9479,3 100 13510,5 100 12151,8 100
Центральный федеральный округ 1967,5 28,96 2734,5 28,85 3489,2 25,83 3466,0 28,52
Северо-Западный федеральный округ 668,4 9,84 845,6 8,92 1955,7 14,48 982,4 8 084
ЮФО 240,0 3,53 795,1 8,39 1184,8 8,77 957,0 7,88
Северо-Кавказский федеральный округ 140,4 2,06 110,9 1,17 63,4 0,47 16,4 0,13
Приволжский федеральный округ 2104,8 30,98 2545,0 26,85 2967,1 21,96 2391,8 19,68
Уральский федеральный округ 747,6 11,0 853,3 9,0 2126,0 15,74 1295,6 10,66
Сибирский федеральный округ 575,8 8,48 1472,2 15,53 1356,2 10,04 2647,1 21,78
Дальневосточный федеральный округ 349,1 5,14 122,6 1,29 368,2 2,73 283,0 2,33

Нами были исследованы затраты на технологические инновации малых предприятий в федеральных округах Российской Федерации ( Таблица 2 ). Таблица 2 показывает, что в целом затраты на инновации малых предприятий увеличились к 2013 г. По состоянию на 2015 г. Центральный федеральный округ занимает лидирующие позиции с долей затрат 28,52%. Высокий коэффициент затрат на инновационные технологии в Сибирском федеральном округе – 21,78% и в Приволжском федеральном округе – 19.0,68%. Самый низкий показатель в этой сфере в Северо-Кавказском федеральном округе – 0,13%, при этом инновации сократились в абсолютном и относительном выражении по сравнению с 2009 годом в 8,5 и 15,8 раза соответственно.

Таблица 3 . Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг малых предприятий по федеральным округам Российской Федерации (%)
  2009 2011 2013 2015
Российская Федерация 1,38 1,48 2,07 1,64
Центральный федеральный округ 1,76 1,46 1,82 1,71
Северо-Западный федеральный округ 1,42 0,88 2,54 0,90
ЮФО 1,01 0,96 1,89 2,75
Северо-Кавказский федеральный округ 0,65 0,74 0,85 0,08
Приволжский федеральный округ 1,50 1,78 2,41 1,56
Уральский федеральный округ 0,67 1,74 1,95 0,96
Сибирский федеральный округ 1,73 2,48 2,72 4,17
Дальневосточный федеральный округ 0,14 0,15 0,53 0,20

Анализ производства инновационных товаров в районах показывает рентабельность инвестиций ( Таблица 3 ). По состоянию на 2015 год первое место принадлежит Сибирскому федеральному округу, где доля инновационной продукции составляет 4,17%. Этот район характеризуется высокими темпами инновационного производства с 2009 года.. Эта территория является стратегическим резервом и силовой базой развития экономики России, ее инновационный характер во многом обусловлен ресурсной направленностью, а также развитием научно-технического и образовательного потенциала. В Сибирском федеральном округе более 100 институтов и научных центров.

В 2015 году доля инновационной продукции в Южном федеральном округе достаточно высока и равна 2,75%. Промышленная структура района отличается развитием пищевой промышленности благодаря благоприятным климатическим условиям, а также развиты легкая и химическая промышленность. Центральный федеральный округ имеет долю инновационной продукции 1,71% в общем объеме 2015 года. В этом округе расположены крупные центры, осуществляющие подготовку высококвалифицированных специалистов, а также научно-исследовательские институты, наукограды, которые способствуют развитию высокотехнологичные отрасли. Другие федеральные округа также производят инновационную продукцию, но ее доля ниже 1%, что характеризует несовершенство малого инновационного бизнеса в этих регионах.

Результаты

Исследование развития малого инновационного бизнеса в Российской Федерации показало, что Россия сделала только первый шаг на пути к инновационному развитию. Количество малых предприятий, занимающихся технологическими инновациями, составляет в среднем 5%, что является достаточно низким показателем. Самый высокий показатель малых инновационных предприятий приходится на производственный сектор в 2013 г., а в 2015 г. произошло некоторое снижение уровня инновационных малых предприятий, что связано с глобальными и национальными экономическими и финансовыми проблемами. Затраты на технологические инновации малых предприятий федеральных округов Российской Федерации к 2013 г. увеличились. Лидерами по объемам инвестиций в инновации являются Центральный, Сибирский и Приволжский федеральные округа. Анализ производства инновационных товаров в районах выявил рентабельность инвестиций. По состоянию на 2015 г. первое место принадлежит Сибирскому федеральному округу, при этом показатели инновационного производства в этом регионе высокие на протяжении всего периода исследования. Что касается остальных федеральных округов, то в Южном федеральном и Центральном федеральных округах отмечается высокий уровень производства инновационной продукции малыми предприятиями. Темп производства инновационной продукции в этих районах выше в основном за счет наличия высококвалифицированных специалистов и высокотехнологичных разработок в различных сферах.

Дискуссия

?Исследования малого инновационного бизнеса в России выявили, что уровень его развития недостаточен и значительно ниже, чем в передовых странах, тем не менее с 2009 года наблюдается положительная динамика инновационной активности малых предприятий. Инфляционные процессы в ориентация экономики и производителей на текущие потребности негативно сказываются на инновационном развитии малых предприятий. На наш взгляд, наибольшей проблемой является незаинтересованность малого бизнеса в разработке и производстве инновационной продукции, что связано с высоким риском инновационной деятельности. В этом случае решающая роль принадлежит государству, которое должно стимулировать разработку и внедрение инновационных продуктов на всех уровнях управления, в свою очередь, эти продукты будут способствовать развитию конкурентоспособности территорий как на внутреннем, так и на внешнем рынках. На федеральном уровне должны обсуждаться вопросы приоритетных направлений, направленных на развитие науки, техники, повышение конкурентоспособности продукции страны. Решение сквозных вопросов, таких как реализация крупных сквозных проектов на основе создания инноваций, ведущих к коренным изменениям технологической базы страны, имеет первостепенное значение. На территориальном уровне вопросы инновационного развития должны интегрировать территориальные приоритеты и социально-экономическое развитие конкретной территории на основе эффективного использования имеющегося производственного, материально-сырьевого и трудового потенциалов.

Заключение

Малый бизнес должен сыграть важную роль в превращении России в конкурентоспособную страну, применяющую научно-технические достижения. Это важнейший фактор, обеспечивающий динамичное развитие предпринимательской деятельности, а также необходимое условие функционирования инновационной экономики. В то же время исследование показало, что малый бизнес в настоящее время вносит незначительный вклад в инновационное развитие России. Основной причиной этого является низкая активность предпринимателей в инновационной сфере, что объясняется более высокими рисками ведения бизнеса. Поэтому важнейшей задачей государства является создание механизма, который будет способствовать заинтересованности предпринимателей в разработке инновационных продуктов. Механизм должен учитывать как национальные приоритеты научно-технических исследований, так и особенности развития территорий и их специфику. Таким образом, дальнейшее изучение данного вопроса представляет научный интерес и может быть направлено на разработку механизма повышения инновационной активности предпринимателей.

Ссылки

  1. Аллен, Дж.А. (1966). Научные инновации и промышленное процветание . Лондон.
  2. Исом, С. Дж. и Ярчик, Д. (2009). Инновации в малом бизнесе: движущие силы изменений и ценности: SBA (Отдел защиты интересов): Национальный словарь Коллинза . Лондон и Глазго.
  3. Голиченко О.Г. (2006). Национальная инновационная система России: состояние и перспективы развития . Москва.
  4. Харман, А.Дж. (1971). Международная компьютерная индустрия: инновации и сравнительные преимущества . Кембридж (Массачусетс): Издательство Гарвардского университета.
  5. Организация экономического сотрудничества и развития (1995). Измерение научно-технической деятельности . Европейская комиссия Евростат.
  6. Оки, Р., Гроен, А., Кук, Г. и Сейде, П. (2014). Нидерланды Новые технологические фирмы в новом тысячелетии . Изумруд Групп Паблишинг Лимитед.
  7. Шумпетер, Дж. (1934). Теория экономического развития Кембридж . MA, издательство Гарвардского университета.
  8. Сафронов М.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *