Разное

Франк эйнштейн – КиноПоиск.ru

03.05.2017

Содержание

Эйнштейн, Альберт Франк — Абсурдопедия

«Какого хрена вам надо в моём пространстве и времени?»

Ничего не знаю, я голоден

~ Онан-варвар про Альберта Франкенштейна

Не пей!!! Козленочком станешь!!!

~ Альберт Франкенштейн, в ответ на предыдушее

Вот уж действительно всё относительно... Всё-всё. Всё!

~ Альберт Франкенштейн про всё

Альберт Франк Эйнштейн (нем. Айн-штайн — «адын савсэм адын»; также известен как Профессор Однокамушкин) — относительно общий теоретик своего времени и пространства. Он же любимая собачка Эметта Брауна назад в будущем, он же внебрачный сын ядрёного коллайдера и немецкой булочки. Некоторые фуфлологи и шизотерики утверждают, что появление Франк Эйнштейна на свет не обошлось без происков инопланетян, американского правительства и Николы Теслы. В то время как непосредственной причиной его рождения стало падение тунгусского метеорита и ответная реакция Земли на это безобразие.

В 2013 году стал Папой Римским и принял имя Отец Франкенштейн.

Краткая история рождения[править]

Эйнштейн в молодые годы

Альберт Франк Эйнштейн родился в далёкой северной германской крепости Wolfenstein 3D. Родился сразу мужиком, но ничего не заподозрил.

Его отцом был выдающийся алхимик Парацельсий, знаменитый своим предложением использовать в термометрах спирт вместо ртути. На предложение окликнулись жители Крайнего Севера, поэтому альтернативный способ измерения темературы был назван Фаренгейтовым (англ. далёк от ворот Центра Американского Английского). По непонятным причинам количество спирта в таких термометрах убывало со скоростью, прямо пропоциональной количеству жителей измеряемого места. В результате большей точностью обладали термометры большего объёма, но меньшей высоты — чем больше спирта умещалось в пространстве между двумя градусными отметками, тем менее изменение массы спирта сказывалось на точности измерения.

Из всей этой лабуды следовало, что в крепости термометр должен занимать площадь в 30 квадратных метров и возвышаться над крепостью на 0,00000008 гектара. На этот проект возлагались огромные надежды, например, восстановить экономику Крайнего Севера (с помощью паломничества к Святому Месту), подорванную расходами на возведение этого исполинского резервуара, уже прозванного Восьмым Чудом Света.

Когда Восьмое Чудо Света было законченo, крепость атаковали русские диверсанты, прослышавшие о леденящих душу планах немцев на это колоссальное сооружение.

За одну ночь вся охрана зала с резервуаром была зверски убита, а погрешность измерения температуры повысилась с 0,00000023 до 2,9978005 градусов. Комендант крепости Фрэнк Хорриган, услышав об этом, немедленно сам во главе преданной ему личной гвардии встал на защиту зала с бесценным артефактом. Три дня и три ночи они успешно обороняли стратегически важную точку Вольфенштейна, но на четвёртую ночь в ряды русских партизан вступил огромный человекообразный робот серии UN-2, и сопротивление арийцев было сломлено. Наутро весь зал был заполнен трупами, а столбик термометра опустился на три метра ниже, чем прошлым утром. (Хотя иногда это приписывают действию глобального потепления или Катрине Ураган).

Парацельсий поклялся отомстить и вступил на защиту крепости самостоятельно. Однако попытка не увенчалась успехом — Парацельсий не догадался вызвать Ктулху себе на подмогу, и в результате едва выжил сам. Всех погибших учёный побросал в чан со спиртом, надеясь, что русские побрезгуют воровать спирт у мертвецов.

На следующую ночь в чан попал шальной заряд импульсивной винтовки, в результате которого все мертвецы начали превращатся в зомби.

Таким образом, Парацельсий, сам того не подозревая, положил началу таким отраслям науки, как создание гомункулов и клонирование. Сам Парацельсий стал первым в Ламерике практикующим некромантом. Используя нежить, Парацельсий легко отбил крепость, но в этой битве погибли все его сторонники. Крепость стояла пустой, и лишь огромные кровавые лужи да куски трупов неизвестно почему [1] бродили по коридорам.

И тогда Парацельсий решился на самый отчаянный эксперемент, равных которому не было в истории. Из кусков тел он сшил трёх (по другим источникам — двух) мёртвых монстров, положил их в термометр со спиртом и дёрнул Большой Опасный Рубильник. Первого монстра он назвал Андедом Отморозом [2] в честь русских холодов и своей седой бороды. Второго он назвал Альбертом Франк Эйнштейном, в честь пропавшего без вести Фрэнка Хорригана [3] и несдавшейся крепости [4]

В дальнейшем этот смелый эксперимент повторить не удалось. Местанахождениe крепости было утеряно, а повторить эту смелую разработку никто не решился. Дальнейшая судьба Парацельсия и Андеда Отмороза осталась невыясненой и теряется в веках, в то время как Альберт Франкенштейн дал огромный толчок всей науке.

Альтернативная история рождения[править]

Согласно сверхновой хренологии и свиткам Мёртвого Моря, Франк Эйнштейн был второй успешной разработкой IBM — компании, специализирующейся на разработке коварных био-мутантов. По их версии, Франк Эйнштейн был создан после того, как сторож складских помещений включил картофелемялку и выпил всего лишь пару рюмасиков ацетона. В последующем затем крекинге азота и реакции Штайна-Штольца получились (в порядке значимости)Альберт Франк Эйнштейн, антигидрид калия и прочая ерунда.

Молодость гения[править]

После рождения Франкенштейн сразу захотел есть. В пищу пошёл материал, неиспользованный Парацельсием (по другим данным — третий монстр). Дело в том, что из-за плохого знания анатомии Парацельсием, желудок Альберта находился между правыми и левыми полушариями мозга [5], из-за чего обработка пищи шла аномально. С другой стороны, едой в первую очередь подпитывался мозг, что не могло не радовать. С третьей стороны, при нехватки пищи переваривался мозг, отчего гений был умён лишь на сытую голову.

Ум Фрэнка оказался достаточным, чтобы все это понять, поэтому он стал есть все подряд. Когда все в крепости было съедено, монстр вышел наружу, что и породило миф о Робине Бобине Барабеке. В конце концов, будущий гений был пойман и отправлен в ссылку на необитаемый остров, который местные называли Гренландией. И правда — остров был покрыт зелёной травой и пальмами.

Съев все бананы и кокосы на острове, Альберт понял, что бананы вкуснее. Через миг его осенила идея, как выбраться на материк. Эйнштейн стал строить мост на сушу, таская камни из прибрежных пещер. Через неделю на острове не осталось никакой растительности, а прибрежные пещеры скрещались в такой сложный лабиринт, что гению пришлось составить их план. Пристально его изучив, учёный открыл знаменитую теорию относительности, заключавшуюся в том, что человека можно отнести как и к семейству приматов, так и к саранче, а кроме того, отношение катета к гипотенузе равно 1:2. Логически поразмыслив над следствиями теории относительности, Эйнштейн понял, что легче всего добраться на материк будет с помощью плота. К несчастью, последняя пальма на острове была съедена Эйнштейном накануне. Немного пораскинув мозгами, учёный пришёл к выводу, что вместо плота можно использовать и айсберг. Так как Северный полюс был на другом конце планеты, то единственной возможностью убраться подальше служила заморозка острова, для чего Эйнштейн построил изящный водовзлет, который остудил разогревающий остров вулкан. Гренландия покрылась льдом за какие-то два часа. Захватив с собой водовзлет, Альберт залез на айсберг и отчалил.

С помощью водовзлета Франкенштейн добрался до Ламерики в считанные минуты. Немного не справившись с управлением, учёный упал на крышу Белого Дома, где был принят за фокусника-клоуна и доставлен Бушу. Узнав, что фокусник хочет работать на него, Джордж радостно захлопал в ладоши и отправил гения в Массачуссетский технический институт, где была проведена операция по удалению желудка из мозга и переноса оного в живот.

На следующий день Эйнштейн был нанят Бушем для разработки оружия против японских девочек-волшебниц.

Первое, что пришло Эйнштейну в голову — создание армии клонов. Но к удивлению учёного, такие опыты запрещались правами человека. Единственное, что мог сделать учёный — машину для создания Ван дер Граафов

[6], но они категорически отказались поднять оружие против Японии.

Но Франк был не из тех людей, что пасуют перед трудностями. Он с новыми силами принялся изобретать всякую ерунду — и вот готовы нуль-телепорт, колотилка, мутаген, Портал в ад [7], внешний экзоскелет, теория струн, три нестандартных способа использования бурбулятора, ещё мутаген, translit, ytghfdbkmyfz hfcrkflrf [8], идея о мозгоубивательной песне и опять мутаген, после чего свободное место в лаборатории закончилось. Вылив излишки мутагена в унитаз [9], учёный понял, что против врага надо действовать его же оружием — и гений обратил взор на Японию, где Дарт Херохито, создавая девочек-волшебниц явно нарушал права человека. Добившись встречи с Императором Японии, Франкенштейн выяснил, что Дарт нашёл способ обойти права человека, но отказывается поделится им за просто так. Альберт, знаменитый своею теорией относительности, вынужден был обменять знаменитую теорию относительности знаменитому теперь уже своею теорией относительности Дарту Херохито на указание лазейки в правах человека, после чего Эйнштейн, уже не знаменитый не своею теорией относительности, поспешил заняться самоклонированием.

После первых трёх удачных клонов, Альберт-изначальный решил доложить об своих успехах президенту Ламерики. Джордж Буш, в ответ на предложение испытать нуль-телепорт на себе, шокировал Изначального Альберта известием о семинаре, посвящённому теории относительности и назначенному через неделю.

Теория относительности — 2[править]

После такого удара ниже пояса, грозившего разрушить весь его научный авторитет, Франкенштейн решил создать какую-либо другую теорию, и назвать её «общей теорией относительности». Как известно, существует «общая» и «частная» теории относительности. Первая гласит, что местонахождение любого человека (например самого Франкенштейна) можно определить по-разному относительно разных ориентиров (например, Альберт Франкенштейн сейчас находится в 6 метрах от туалета, в 1 метре от бара и в 20 см от кружки с пивом). Вторая утверждает, что любой из нас специально относит домой с работы все ценное. В конце концов, Альберт вывел формулу «E=mc²», согласно которой, чем больше скорость света у объекта, тем больше из него можно получить электроэнергии. Из объекта, летящего со скоростью света можно получить бесконечное количество электроэнергии — это предположение дало огромный толчок космонавтике.

  1. ↑ Возможно, по лужам слизи.
  2. ↑ По другим источникам — Сатана Ку-клус-клан
  3. ↑ По другим источикам — в честь мизерного годового оклада Парацельсия
  4. ↑ Именно из-за последнего жителя Вольфенштейна Германия не считается проигравшей в захвате России
  5. ↑ Очевидно, Парацельсий спутал желудок с желужочком.
  6. ↑ Дело в том, что Ван Дер Грааф (англ. Wunder Graf , удивительный граф,) был посмертно лишён человеческих прав. Возможно, за провокационный ник.
  7. ↑ Из-за чего и появился ДООМ 2 — этого учёному не могут простить до сих пор.
  8. ↑ Это не Язык Ктулху
  9. ↑ Что положило начало страшным мутациям канализационных жителей

absurdopedia.net

Читать книгу Франк Эйнштейн и живые роботы Джона Шески : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Джон Шеска
Франк Эйнштейн и живые роботы

Jon Scieszka

Frank Einstein and The Antimatter Motor

Печатается с разрешения литературных агентств Writers House LLC и Synopsis Literary Agency

Copyright © Jon Scieszka, 2014

Illustrations copyright © Brian Biggs, 2014

Cover design by Chad W. Beckerman

© А.Блейз, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2015

* * *
1

Ровно 48 часов (2 оборота Земли вокруг своей оси) тому назад.

Ночь.

Темнота.

Вспышка!

Молния раскалывает тьму над застекленным потолочным люком.

Франк Эйнштейн поднимает голову и начинает считать вслух:

– Тысяча и раз. Тысяча и два. Тысяча и три. Тысяча и четыре. Тысяча и пять…

Трах-бабах! Старые металлические рамы на окнах в мастерской и научной лаборатории Франка дребезжат от раската грома.

– Одну милю свет проходит на пять секунд быстрее, чем звук… Значит, ударило в одной миле отсюда, – делает вывод Франк, и он совершенно прав, потому что свет распространяется почти мгновенно, а звук – гораздо медленнее. – Идем точно по графику.


Рис. 1.1.

– А ты уверен, что это сработает? – спрашивает Ватсон, поддергивая на руках желтые резиновые перчатки вдвое большего размера, чем надо. – По мне, так это все полный бред.

– План идеальный, – уверенно произносит Франк. – Во-первых, мама с папой опять уехали в путешествие. Во-вторых, дедушка Ал разрешил мне устроить лабораторию в гараже и брать любые запчасти, какие только понадобятся. И в-третьих, эти молнии накачают моего Умбота энергией по самые уши. Он оживет, и мы победим на Мидвильском конкурсе изобретателей и получим приз.

Молния.

Гром.

– На эти сто тысяч долларов дедушка Ал оплатит все свои счета. А с помощью Умбота мы потом сможем изобрести все, что захотим. – Франк закрепляет последнюю медную проволочку в мозговой схеме Умбота. – Что тебе не нравится?

– Ну, помнишь, в последний раз, когда мы решили собрать гоночную машину…

– Вакуумный выключатель! – перебивает Франк, протягивая руку, как хирург в операционной.

– …и ты приделал реактивный двигатель к детской коляске…

– Блок системы навигации!

– …а потом решил не ставить тормоза, чтобы «избежать лишнего расхода топлива»…

– Черепная коробка!

– Между прочим, у меня до сих пор остался шрам!

– Черепная коробка!

Ватсон шарит глазами по верстаку, заваленному запчастями, что накопились в гараже дедушки Ала за двадцать лет всевозможных механических, электрических и сантехнических ремонтных работ. Наконец, взгляд его падает на блестящий металлический ящик с двумя параллельными щелями.

– Ты имеешь в виду вот этот тостер?

Молния!

Франк снова поднимает голову к люку:

– Тысяча и раз. Тысяча и…

Бабах!

– Не больше полумили. Да! Черепную коробку, живо!

Ватсон перебрасывает Франку тостер.


Франк привинчивает на место последнюю деталь и укладывает Умбота в проржавевшую красную ванночку, в прошлой жизни бывшую кузовом тележки. Ванночка уже подвешена через блок к механизму, открывающему дверь гаража.

Франк отступает на шаг и окидывает любовным взглядом свое детище.

– Этот робот сможет думать, учиться и становиться все умнее и умнее. И сейчас мы его оживим силой молнии.

Он нажимает кнопку дверного механизма.

– Ж-ж-ж-ж-ж-ж! – жужжит моторчик. Канат натягивается. Старая ванночка с Умботом возносится под потолок гаража, навстречу открывающемуся люку.

– Есть! – восклицает Франк и заливается безумным хохотом. Волосы его становятся дыбом от ветра, ворвавшегося через люк, полы лабораторного халата развеваются. Франк хватает вилку для барбекю, которой предстоит направить силу молнии в железное тело Умбота. – Ватсон! Готов?

Ватсон потуже затягивает ремешок своих защитных очков и помимо воли мотает головой, потому что все в нем так и вопит: «Нет, нет!» Но он берет себя в руки и показывает Франку два больших пальца в болтающихся желтых перчатках.

Новый порыв ветра проносится по лаборатории.

Ванночка с Умботом продолжает подниматься к небу, наэлектризованному молниями.

Франк начинает отсчет:

– Раз! Два…

И вдруг…

Бзззззз!


Свет в гараже ярко вспыхивает и гаснет. Лаборатория погружается во тьму.

– О нет! – раздается в темноте вопль Ватсона.

Обесточенный мотор замирает, ванночка рушится вниз из-под самого потолка и с чудовищным лязгом врезается в бетонный пол.

Вспышка!

Бабах!

Молния и гром взрываются прямо над головами изобретателей в одну и ту же секунду. Голубовато-белый разряд, который должен был оживить Умбота, стекает по громоотводу и уходит в землю, пропадая без толку.

В стробоскопическом свете грозы перед глазами Франка и Ватсона мелькают картинки:

• ванночка подпрыгивает и подбрасывает Умбота в воздух;

• голова-тостер улетает направо;

• туловище-пылесос – налево.

И – темнота.

– Бурурум… бурурум… – рокочет гром уже откуда-то издалека.

– Франк? Вы там как, ребята? Целы? – Из-за двери лаборатории в круге мерцающего света свечи показывается голова дедушки Ала.

– Что это было? – спрашивает Ватсон.

– Хорошие у тебя перчатки, – замечает дедушка Ал, поднимая свечу повыше. – Наверно, сбой на электростанции. Хотя у соседей вроде бы свет горит.

Желтый луч свечи выхватывает из темноты останки Умбота.

– А это что такое?

– Да так, чепуха. Пытался кое-что сварганить для конкурса изобретателей, – отвечает Франк.

– Оно ведь не сломалось?

– Да нет, ничего страшного, – заверяет Франк, не желая лишний раз волновать дедушку. Подобрав с пола безжизненную голову и туловище Умбота, он аккуратно укладывает их на верстак. – Завтра все починю.

Ватсон с облегчением стягивает с рук перчатки, похлопывает голову-тостер по макушке и закидывает на плечо рюкзак.

– Все-таки самообучающийся робот – это отличная идея, – вздыхает он.

Франк скатывает в шарик лист бумаги, изрисованный чертежами робомозга и схемами атома, и бросает его на верстак, в кучу запчастей и металлолома.

– Спасибо, Ватсон. До завтра.

– Бррр-бррр-бурурум, – доносится последний отголосок грома, когда Франк уже проходит на кухню и закрывает дверь за собой и за дедушкой Алом.


2

В лаборатории Франка Эйнштейна царит тишина.

Гроза миновала. Франк спит. В Мидвиле все спокойно.

Небо прояснилось, и серебряный свет луны, почти уже полной, льется в окна гаража и сквозь застекленный потолочный люк.

Лунный луч выхватывает из тьмы голову-тостер и мозговую микросхему, лежащую на самой верхушке пирамиды из блока питания для видеоприставки, старых наручных часов, цифрового пианино, решетки для гамбургеров, блендера, моторчика от игрушечного самолета, спортивного тренажера для мышц живота, алюминиевого шланга, телевизионного пульта, магнитов, батареек, замков и лампочек, стального напильника, стереонаушников, маленького ручного пылесоса, вебкамеры, стеклянного колпака, колесиков от детской коляски, нескольких термометров и вентиляторов, автомобильного навигатора, ящика с образцами минералов, большой серебристой пепельницы и сломанной обезьянки-обнимашки.

В дверные щели сквозит. Легкому ночному ветерку не под силу сдвинуть с места камень, металл, дерево или хотя бы пластик. Но комок смятой бумаги на верстаке покачивается и теряет равновесие. Прокатившись на полтора оборота вперед, он задевает сжатую медную пружину. Пружина разворачивается и подталкивает стальной напильник. Напильник падает в ящик с образцами и бьет по куску кремня, высекая искру.

Искра выстреливает точно в центр мозговой микросхемы Умбота, собранной Франком собственноручно.

Огонек бежит по извилистым дорожкам, соединяющим чипы памяти.

Вспыхивают новые искры – две, три, четыре… и вот уже микросхема покрывается целой сетью огоньков, подозрительно похожей на систему нервных связей между клетками человеческого мозга.


Сеть огоньков превращается в мысль.

Мысль становится планом действий.

Глазок вебкамеры открывается и, моргнув заслонкой, посылает беспроводную команду безголовому телу робота. На груди у того загорается зеленая лампочка. Электрический разряд мчится дальше, в сердцевину туловища-пылесоса. Умножается, разделяется, распространяется по всему металлическому телу.

И перепрыгивает на механическую руку с зажимом, отвалившуюся от туловища при падении и лежащую на верстаке.

Зажим, заменяющий роботу пальцы, раскрывается.

Искра.

Зажим смыкается.

Искра.

Вся рука приходит в движение.


Потоки энергии несутся по лабиринтам электрических цепей. Механическая рука отвинчивает заднюю стенку от блока питания видеоприставки. Затем выбирает из груды хлама ручной пылесос, вебкамеру и стеклянный колпак. Луна скрывается за набежавшим облачком. В непроглядной тьме лаборатории две механические руки перебирают и сортируют запчасти и инструменты на верстаке. Закручивают винтики, взводят пружины, крепят подшипники и шестеренки. Соединяют детали, проклепывают швы, перестраивают электрические цепи, подпиливают напильником уголки, вставляют трубки в пазы и вот, наконец, водружают механическую голову на плечи механического тела. И голова, и тело полностью переработаны и готовы к употреблению.

Луна выглядывает из-за облака.

В лаборатории снова светло.

И на верстаке Франка Эйнштейна стоит кое-что новенькое.

Что-то, чего здесь раньше не было.

Что-то мыслящее.

Что-то способное учиться.

Что-то… живое.

3

В 8 часов 34 минуты утра по восточному стандартному времени у Франка срабатывает будильник.

Только не подумайте, что это какой-нибудь обычный будильник, который будит вас заурядным звонком. Нет, это будильник великого изобретателя Франка Эйнштейна.

А потому к нему прикреплен молоток.

И ровно в назначенное время спусковой механизм будильника приводит этот молоток в действие. Молоток ударяет по гвоздю, вгоняя его в планку с деревянным колышком на другом конце, блокирующим шестеренку от десятискоростного велосипеда. Планка сдвигается… шестеренка проворачивается… гантелька, подвешенная на другом конце цепи, ползет вниз… другая шестеренка тоже начинает вращаться… за ней – колесико… потом еще одно, и еще… и вот уже вся сложная система колес и шестеренок, покрывающая стену, приходит в движение, пока, наконец, последнее колесико не запускает червячный валик с металлическим стержнем. Стержень вращается, наматывая на себя веревочку, и огромные вертикальные жалюзи от пола до потолка плавно открываются, заливая всю комнату ярким утренним солнцем.

Франк садится в кровати, запускает руки в волосы и энергично чешет голову, чтобы проснуться побыстрее. До чего же ему нравится в гостях у дедушки Эла – здесь, на старой фабрике, переоборудованной под жилой дом с ремонтной мастерской, а теперь еще и с лабораторией лично для него, Франка!

Правда, ремонтная мастерская большого дохода не приносит. Жители Мидвиля просто выбрасывают сломанные вещи и покупают новые, а дедушке Элу интереснее просто возиться со всяким старьем, чем зарабатывать деньги. Но для того, кто хочет изобретать какие-нибудь любопытные штуковины и испытывать их в деле, дедушкина мастерская – самое лучшее место на свете.

Франк натягивает джинсы и футболку, а поверх футболки – свой мятый, заношенный, тысячу раз стираный-перестираный лабораторный халат. Затем сует ноги в ботинки. Только никаких носков! В носках ему неудобно, а все неудобное мешает думать.


Критически осмотрев игрушечную железную дорогу на полу. Франк приходит к выводу: правильно он сделал, что отключил вчера вечером свою Систему Доставки Ботинок. Это изобретение еще не доработано. Слишком часто утро начиналось с крушения Обувного Поезда.


Франк хватает книгу с огромной деревянной катушки для кабеля, заменяющей прикроватную тумбочку.

Снизу, из кухни, соблазнительно тянет блинчиками и кофе, и Франк мчится на запах – по широкому коридору с дощатым полом и через арочный проем двери, над которым все еще можно различить полустертый штамп мидвильского завода по производству застежек-молний.

Стены по обе стороны увешаны картами и чертежами дедушки Ала. Франк пробегает мимо «Фаз луны» и «Созвездий», сворачивает сначала налево, к «Тектоническим плитам» и «Геологическим эпохам», затем направо, к «Скелетной системе человека» и «Системе кровообращения», хватается за макет спирали ДНК, съезжает на два этажа вниз и, проскочив через дверь-вертушку, украшенную с одной стороны схемой растительной клетки, а с другой – схемой животной клетки, достигает пункта назначения.

– Доброе утро, Эйнштейн, – говорил дедушка Ал, вытряхивая блинчики из сковородки.

– Доброе утро, Эйнштейн, – откликается Франк, в тысячный раз повторяя их любимую шутку, которая на самом деле вовсе не шутка.

Дедушка Ал накладывает себе и Франку по целой горке еще дымящихся блинчиков и включает забавный светильник над столом – модель атома углерода из шести синих лампочек-протонов и шести красных нейтронов, составляющих центральное ядро, вокруг которого время от времени вспыхивают белые огоньки шести электронов.

Франк запихивает в рот теплый блинчик с топленым маслом и кленовым сиропом.

– М-м-м-м-м!.. Так что, электричество уже включили?

– Да, – кивает дедушка Ал. – Ты уж меня прости. Это, по-моему, я виноват. Сегодня утром нашел просроченный счет в холодильнике. Понятия не имею, как он туда попал, но я покрыл часть долга, так что электричество у нас теперь будет… по крайней мере, пока ты не закончишь свой проект.

– Не переживай, – отмахивается Франк. Куда больше проекта его беспокоит то, что дедушка стал таким забывчивым. – У меня полно других идей, как выиграть этот приз. Помнишь свой суперэлектромагнит?

Дедушка снова кивает и с улыбкой переводит взгляд на кухонную стену, украшенную схемой электромагнитной волны. Чуть выше схемы висит старая фотография, на которой маленький дедушка Ал запечатлен в обнимку с тем самым магнитом и с кубком победителя Мидвильского конкурса изобретателей.


– Наверно, именно тогда я и начал по-настоящему мыслить как ученый, – замечает он.

Франк берет еще блинчик.

– Да, и это потому, что ты уже тогда очень много знал.

Дедушка Ал откидывается на спинку стула и заливается громким, добродушным хохотом.

– Нет! Ничего подобного! Совсем наоборот: я начал понимать, как много на свете такого, чего я не знаю. В науке преуспевает тот, кто умеет задавать вопросы, а не тот, кто хорошо запоминает ответы. И неудача – это тоже в своем роде успех… при условии, что ты поймешь ее причину.

– Ну, тогда мой вчерашний эксперимент можно считать успешным, – проворчал Франк. – Потому что причина совершенно ясна: все пошло коту под хвост, когда отрубили электричество.

– Прости, пожалуйста, – повторяет дедушка Ал. – Я вижу, у тебя книжка Азимова? Ты изобретаешь робота?

Франк дожевывает последний блинчик.

– Я изобретаю робота, который сможет учиться сам. Хочу собрать ему мозг не по правилам программирования, а так, чтобы получилось что-то вроде нейронной сети. Если сделать роботу мозг, похожий на человеческий, есть шанс, что он сможет учиться, как человек, и понемногу умнеть.

– Интересно! – соглашается дедушка. – Значит, хочешь использовать биофизическую модель?

– Именно! Ты же знаешь, что у человека мозговые клетки соединены в сеть, вот таким примерно образом…

Франк хватает маркер и начинает чертить на дверце огромного промышленного холодильника схему нейронной сети.


– А компьютеры делают выбор между «да» и «нет» только по заданным правилам. Связи у них идут не по сети, а скорее по цепочке, вот как-то так…


– Искусственный мозг, устроенный по такому принципу, не может учиться, как мы, люди. Он может делать только то, на что его запрограммировали.

– М-м-м… угу… – кивает дедушка Ал.

– Но что, если я соберу своему роботу вот такой мозг?.. – взволнованно продолжает Франк.


– Ага, понятно, – говорит дедушка Ал. – Тогда каждая клетка будет связана со многими другими одновременно. Такой мозг сможет сам создавать алгоритмы. Сможет думать самостоятельно.

Франк вычерчивает сложную схему связей на своем чертеже.

– Да! Мало того, он сможет запоминать эти алгоритмы! И тогда у него появятся настоящие мысли. Как у человека. А потом…

Внезапно из угла кухни, где красуется полноразмерный муляж диметродона, доносится утробный динозаврий рев.

Дедушка удивленно смотрит на Франка:

– Кто это звонит в такую рань?

– Р-р-р-р-р-аргххх! – повторяет диметрофон дедушки Ала.

Дедушка нажимает динозавру на глаз. Парус-видеоэкран на спине динозавра вспыхивает и высвечивает два имени: «Боб и Мэри».

– А-а, вон оно что, – говорит дедушка. – Твои мама и папа.

Франк отвечает на зов доисторической рептилии:

– Алло?

– Алло! Франк, милый, это ты?

На экране появляется расплывчатая картинка: два лица в оранжевых меховых капюшонах.


– Привет, мам! Да, это я.

– У вас там все хорошо? Вы с дедушкой присматриваете друг за другом? Чем занимаетесь?

– Да, да. Я как раз говорил дедушке про свою модель искусственного интеллекта на основе нейронной сети. Хочу собрать ее и выиграть приз на Мидвильском конкурсе изобретателей.

– Замечательно. Только не забывай принимать витамины! Передаю трубку папе.

– Франк!

– Привет, па!

– Это самое крутое место из всех, куда мы до сих пор ездили! Самое дно мира! Знаешь, как оно называется?

– Конечно, – улыбается Франк. – Это Антарктида.

– Это Антарктида, сынок! Южный полюс!

Ледники! Лыжи! Снегоступы! Пингвины! Тюлени!

– Здорово! – откликается Франк. – Не забудьте посмотреть, что там творится с озоновой дырой. В это время года она всегда становится больше.

– Ах да, и еще киты! Чуть не забыл. Ну ладно, мы побежали. Некогда говорить. Позвоним через пару дней. Захочешь подробностей – читай в нашем блоге.

– Ага, понял, – говорит Франк.

– Ну, пока! Мы тебя любим!

Экран диметрофона гаснет.

Франк переглядывается с дедушкой.

– Ты уверен, что папа – твой родной сын?

Дедушка Ал смеется.

– Да, надо признать, наукой он никогда не интересовался. Но зато он любит путешествовать. И твоя мама – тоже. И как раз поэтому мы с тобой можем спокойно заниматься своими экспериментами.

– Кстати об экспериментах… – помолчав, добавляет дедушка. – Не знаешь, куда подевался тостер? Что-то я его нигде не вижу.

– Ой, извини. Это я его взял. Хотел использовать кое-какие детали для сборки робота. Сейчас схожу за ним.

Девяносто девять и девять десятых процента взрослых на месте дедушки Ала не упустили бы случая прочесть Франку длинную лекцию: нехорошо, мол, разбирать исправные вещи на запчасти, и если ты что-то откуда-то взял, то обязательно надо потом положить на место. К тому же электричество – штука опасная, да и вообще не стоит ничего трогать без разрешения и брать без спросу.

Но дедушка Ал Эйнштейн не таков. Он кивает Франку:

– Вот и ладненько.

Франк вбегает в свою лабораторию, включает свет и принимается рыться в груде запчастей и инструментов на верстаке, одновременно размышляя о том, как переделать мозг для самообучающегося робота.

Выбирая из кучи детали от тостера, он бормочет себе под нос:

– Наверное, надо побольше мозговых клеток и поменьше связей. – Франк складывает пальцы лодочкой и поднимает руку, словно чашу весов. – Или, наоборот, поменьше мозговых клеток… – он поднимает другую руку, а первую опускает пониже, – …и побольше связей.

Покачивая руками, Франк продолжает вглядываться в кучу хлама.

– Термостат, термостат… Где же ты, термостат?

В ответ раздается тихое жужжание, и что-то ложится на ладонь его правой руки.

– Термостат, – произносит механический голос.

– А, вот и он, – отвечает Франк. – Здорово. Спасибо.

Прижимая к груди детали тостера, он поворачивается к двери и продолжает размышлять вслух:

– Но откуда же взять энергию? Нужна искра, нужно…

– Добро пожаловать, – произносит механический голос.

Франк замирает, внезапно осознав, что он здесь не один.

Он оборачивается, смотрит на верстак, поднимает глаза повыше и кое-кого видит.

Точнее, кое-что.

И оно с ним разговаривает.

Детали тостера с лязгом падают на пол.

До Франка доходит.

– Ты! – восклицает он. – Ты живой!

4

Робот, стоящий посреди лаборатории Франка, кивает.

– Да, я живой. По крайней мере, согласно одному из определений термина «живой».

– Я так и знал, что все должно сработать! – восторгается Франк.

Робот протягивает ему правую руку.

– Меня зовут Клинк. Я носитель искусственного интеллекта, изготовленный методом самосборки.

Франк пожимает металлическую руку Клинка.

– То есть ты сам себя собрал?

– Да, – отвечает Клинк. – Я ведь так и сказал. Если бы это было не так, я бы этого не сказал.

Франк внимательно осматривает его и замечает, что почти все детали разбившегося Умбота пошли в ход: глаз-вебкамера, рука-шланг, дисплей от GPS-навигатора – все на месте. И тело-пылесос с колесиками и ручкой, по счастью оказавшееся ударопрочным. Только для головы Клинк предпочел не тостер, а стеклянный колпак, куда более презентабельный. И всё это аккуратно подогнано, соединено проводками и собрано в самого настоящего, полнофункционального, подвижного робота. Моргающего лампочками и говорящего.

– Но как?..

– Насколько я могу судить, вначале кто-то собрал нейронную сеть, составившую основу мозга. Недоставало только искры, чтобы она заработала. По моим подсчетам, вероятность того, что ты и был тем самым человеком, который ее собрал, составляет девяносто восемь процентов.

– Я? – переспрашивает Франк. – То есть… ну да, это я.

– Великолепно, – объявляет Клинк.

– Погоди… ты что, иронизируешь?

– Ты имеешь в виду, что я употребил слово, точнее говоря, наречие, в значении, противоположном словарному, с целью оскорбить кого-либо, выразить раздражение или вызвать смеховую реакцию? Интересно, зачем бы мне это делать?

– Постой-постой… ты что, и сейчас иронизируешь?

– Ну, по правде говоря… – Но Франк так и не успевает понять, иронизирует робот или нет, потому что их беседу с Клинком прерывает здоровенный мусорный бак на металлических ножках. Выскочив из-за верстака, бак с разбегу врезается во Франка и обвивает его парой алюминиевых шлангов, заменяющих руки.


Рис. 1.2.

– Человек! Обнимашки! Ты хочешь обняться! Я хочу обняться! Обними меня!

– Еще один робот?! – восклицает Франк, отрываясь от земли и повисая в металлических объятиях бака-энтузиаста.

– Как видишь, – отвечает Клинк. – Это Кланк. Еще один искусственный интеллект, изготовленный методом самосборки.

Кланк с улыбкой взирает на Франка сверху вниз.

– Потрясающе, – с трудом выдавливает Франк, уже начиная задыхаться.

– Прекрати обниматься, Кланк, – приказывает Клинк. – Людям требуется свободный доступ кислорода в легкие.

Кланк разжимает свои могучие объятия и роняет Франка на пол.

– Вот спасибо! – с облегчением вздыхает Франк.

– Во избежание недоразумений я должен уточнить, что Кланк представляет собой близкое подобие искусственного интеллекта, изготовленное по большей части методом самосборки.


В животе у Кланка крутятся и жужжат какие-то колесики.

– Вы останетесь довольны! – трубным гласом возвещает он у Франка над ухом.

– Кланк не сумел бы собраться без моей помощи, – продолжает Клинк. – Оставалось не так много запчастей, и пришлось пустить в ход все, что нашлось. Мы взяли для него мозг из твоей обезьянки-обнимашки…

– Обнимашки! – радостно повторяет Кланк.


– …блок памяти дешевых электронных часов…

– Бип!

– …и, самое главное, начинку цифрового пианино «Касио AL‑100R». Восемьдесят восемь клавиш, сотня ритмов.

– Боп-а-боп-боп… – громыхая «Меллоу-джазом № 1», Кланк выбирает из остатков запчастей на верстаке велосипедное колесо и в задумчивости сгибает его пополам.

– Ах да!.. Еще мы взяли четыре усилителя от спортивного тренажера «Аб-Мастер», – добавляет Клинк.

Справа от клавиатуры на брюхе Кланка гостеприимно загораются лампочки.

– Введите номер заказа и нажмите кнопку «сохранить»!

Франк Эйнштейн осматривает обоих роботов со всех сторон и довольно улыбается. Настоящее электромеханическое чудо! Мозг, прямо-таки бурлящий идеями, – и это он, Франк, его изобрел!

– Значит, твой мозг устроен по принципу нейронной сети? – уточняет он на всякий случай.

– Да, – утвердительно гукает Клинк.

– С гибкими синаптическими связями, обеспечивающими адаптивность и самообучаемость?

– Совершенно верно, – подтверждает Клинк.

– О да, би-боп-а-бип, – вторит ему Кланк в ритме «Танго № 2».

– Великолепно! – восклицает Франк.

Воображение рисует ему умопомрачительные картины будущего: Клинк и Кланк умнеют буквально на глазах, с каждой секундой. Сколько же всего замечательного он сможет изобрести с помощью двух этих чудесных роботов! Они придумают реактивные ранцы, с которыми человек сможет летать по воздуху! И аппараты для гиперпространственного перехода, и гигантские магниты, и силовые лучи, и киборгов, и невесть что еще… А когда изобретать в этом мире станет больше нечего, они откроют новые миры, целые вселенные, таящие в себе сотни новых загадок и возможности для новых изобретений.

– Это будет потрясающе! – выдыхает Франк.

Кланк нажимает кнопочку у себя на боку.

– Тук-тук, – отчетливо произносит он.


Рис. 1.3.

– Ты что, опять?.. О нет, только не это! – вскрикивает Клинк. – Я же знал, что надо было очистить тебе диск памяти перед установкой! Спрашивается, почему я этого не сделал?

– Тук-тук!

– Я же знаю, что ты будешь это повторять, пока я не спрошу: «Кто там?» – а потом начнешь демонстрировать радость от того, что я сказал то, чего говорить не собирался. Не понимаю, зачем ты это делаешь?

– Тук-тук!

– Охо-хо… Ну ладно, ладно. Кто там?

– Бу-у!

– Кто такой «Бу-у»?

– Не пугайся, дружок! Это просто шутка! – Кланк обнимает сам себя руками-шлангами и разражается механическим смехом: – Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!..

– ДЗЫНЬ! – внезапно звякает Клинк и необыкновенно внятно произносит: – Через. Две. Сотни. Ярдов. Поверните. Налево.

– Ха-ха-ха!

– Посмотри, что ты натворил! У меня из-за тебя опять запустилась эта дурацкая система навигации! – негодует Клинк.

– Ха-ха-ха! – повторяет Кланк. Его, очевидно, заело. – Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!

– Вы… ушли… с маршрута… – Клинк колотит себя пылесосным шлангом по стеклянному колпаку.

Франк Эйнштейн таращится на них во все глаза.

– Это будет потрясающе, – повторяет он и, помолчав, добавляет: – И очень странно.

iknigi.net

Эйнштейн, Альберт Франк — Абсурдопедия

Для любителей зацикливаться на неабсурдных вещах циклопы из Циклопедии предлагают статью под названием Альберт Эйнштейн
Всё в мире относительно, кроме теории относительности.
~ Альберт Франкенштейн про всё
«Какого хрена вам надо в моём доме?»

Альберт Франк Эйнштейн — (с немецкого Айн-штайн — «адын савсэм адын», он же Ральберт Рамштайн) один из величайших учёных своего времени. Он же любимая собачка Эметта Брауна позади в будущем, он же внебрачный сын ядрёного коллайдера и немецкой булочки. Некоторые фуфлологи и шизотерики утверждают, что появление Алика Эйнштейна на свет не обошлось без происков инопланетян, американского правительства и Николы Теслы. В то время как непосредственной причиной его рождения стало падение тунгусского метеорита и ответная реакция Земли на это безобразие.

Краткая история рождения[править]

Альберт Франк Эйнштейн родился в далёкой северной германской крепости Wolfenstein 3D. Родился сразу мужиком, но ничего не заподозрил.

Его отцом был выдающийся алхимик Парацельсий, знаменитый своим предложением использовать в термометрах спирт вместо ртути. На предложение окликнулись жители Крайнего Севера, поэтому альтернативный способ измерения температуры был назван Фаренгейтовым (англ. далёк от ворот Центра Американского Английского). По непонятным причинам количество спирта в таких термометрах убывало со скоростью, прямо пропоциональной количеству жителей измеряемого места. В результате большей точностью обладали термометры большего объема, но меньшей высоты — чем больше спирта умещалось в пространстве между двумя градусными отметками, тем менее изменение массы спирта сказывалось на точности измерения.

Из всей этой лабуды следовало, что в крепости термометр должен занимать площадь в 30 квадратных метров и возвышаться над крепостью на 0,00000008 гектара. На этот проект возлагались огромные надежды, например, восстановить экономику Крайнего Севера (с помощью паломничества к Святому Месту), подорванную расходами на возведение этого исполинского резервуара, уже прозванного Восьмым Чудом Света.

Когда Восьмое Чудо Света было законченo, крепость атаковали русские диверсанты, прослышавшие о леденящих душу планах немцев на это колоссальное сооружение.

За одну ночь вся охрана зала с резервуаром была зверски убита, а погрешность измерения температуры повысилась с 0,00000023 до 2,9978005 градусов. Комендант крепости Фрэнк Хорриган, услышав об этом, немедленно сам во главе преданной ему личной гвардии встал на защиту зала с бесценным артефактом. Три дня и три ночи они успешно обороняли стратегически важную точку Вольфенштейна, но на четвертую ночь в ряды русских партизан вступил огромный человекообразный робот серии UN-2, и сопротивление арийцев было сломлено. Наутро весь зал был заполнен трупами, а столбик термометра опустился на три метра ниже, чем прошлым утром. (Хотя иногда это приписывают действию глобального потепления или Катрине Ураган).

Парацельсий поклялся отомстить и вступил на защиту крепости самостоятельно. Однако попытка не увенчалась успехом — Парацельсий не догадался вызвать Тора себе на подмогу, и в результате едва выжил сам.

Всех погибших учёный побросал в чан со спиртом, надеясь, что русские побрезгуют воровать спирт у мертвецов.

На следующую ночь в чан попал шальной заряд импульсивной винтовки, в результате которого все мертвецы начали превращатся в зомби.

Таким образом, Парацельсий, сам того не подозревая, положил началу таким отраслям науки, как создание гомункулов и клонирование. Сам Парацельсий стал первым в Ламерике практикующим некромантом.

Используя нежить, Парацельсий легко отбил крепость, но в этой битве погибли все его сторонники. Крепость стояла пустой, и лишь огромные кровавые лужи да куски трупов неизвестно почему [1] бродили по коридорам.

И тогда Парацельсий решился на самый отчаянный эксперимент, равных которому не было в истории. Из кусков тел он сшил трёх (по другим источникам— двух) мёртвых монстров, положил их в термометр со спиртом и дёрнул Большой Опасный Рубильник.

Первого монстра он назвал Андедом Отморозом [2] в честь русских холодов и своей седой бороды. Второго он назвал Альбертом Франк Эйнштейном, в честь пропавшего без вести Фрэнка Хорригана [3] и несдавшейся крепости [4]

В дальнейшем этот смелый эксперимент повторить не удалось. Местанахождениe крепости было утеряно, а повторить эту смелую разработку никто не решился. Дальнейшая судьба Парацельсия и Андеда Отмороза осталась невыясненной и теряется в веках, в то время как Альберт Франкенштейн дал огромный толчок всей науке.

Альтернативная история рождения[править]

Согласно сверхновой хренологии и свиткам Мёртвого Моря, Франк Эйнштейн был второй успешной разработкой IBM — компании, специализирующейся на разработке коварных био-мутантов. По их версии, Франк Эйнштейн был создан после того, как сторож складских помещений включил картофелемялку и выпил всего лишь пару рюмасиков ацетона. В последующем затем крекинге азота и реакции Штайна-Штольца получились (в порядке значимости) Альберт Франк Эйнштейн, антигидрид калия и прочая ерунда.

Молодость гения[править]

Энштейн в раздумих

После рождения Франкенштейн сразу захотел есть. В пищу пошел материал, неиспользованный Парацельсием (по другим данным — третий монстр). Дело в том, что из-за плохого знания анатомии Парацельсием, желудок Альберта находился между правыми и левыми полушариями мозга [5], из-за чего обработка пищи шла аномально. С другой стороны, едой в первую очередь подпитывался мозг, что не могло не радовать. С третьей стороны, при нехватке пищи переваривался мозг, отчего гений был умён лишь на сытую голову.

Ума Фрэнка оказалось достаточно, чтобы всё это понять, поэтому он стал есть всё подряд. Когда всё в крепости было съедено, монстр вышел наружу, что и породило миф о Робине Бобине Барабеке. В конце концов, будущий гений был пойман и отправлен в ссылку на необитаемый остров, который местные называли Гренландией. И правда — остров был покрыт зелёной травой и пальмами.

Съев все бананы и кокосы на острове, Альберт понял, что бананы вкуснее. Через миг его осенила идея, как выбраться на материк.

Эйнштейн стал строить мост на сушу, таская камни из прибрежных пещер. Через неделю на острове не осталось никакой растительности, а прибрежные пещеры скрещались в такой сложный лабиринт, что гению пришлось составить их план. Пристально его изучив, учёный открыл знаменитую теорию относительности, заключавшуюся в том, что человека можно отнести как и к семейству приматов, так и к саранче, а кроме того, отношение катета к гипотенузе равно 1:2.

Логически поразмыслив над следствиями теории относительности, Эйнштейн понял, что легче всего добраться на материк будет с помощью плота. К несчастью, последняя пальма на острове была съедена Эйнштейном накануне. Немного пораскинув мозгами, учёный пришел к выводу, что вместо плота можно использовать и айсберг. Так как Северный полюс был на другом конце планеты, то единственной возможностью убраться подальше служила заморозка острова, для чего Эйнштейн построил изящный водовзлёт, который остудил разогревающий остров вулкан. Гренландия покрылась льдом за какие-то два часа. Захватив с собой водовзлёт, Альберт залез на айсберг и отчалил.

С помощью водовзлёта Франкенштейн добрался до Ламерики в считанные минуты. Немного не справившись с управлением, учёный упал на крышу Белого Дома, где был принят за фокусника-клоуна и доставлен Бушу. Узнав, что фокусник хочет работать на него, Джордж радостно захлопал в ладоши и отправил гения в Массачуссетский технический институт, где была проведена операция по удалению желудка из мозга и переноса оного в живот.

На следующий день Эйнштейн был нанят Бушем для разработки оружия против японских девочек-волшебниц.

Первое, что пришло Эйнштейну в голову — создание армии клонов. Но, к удивлению ученого, такие опыты запрещались правами человека. Единственное, что мог сделать учёный — машину для создания Ван дер Граафов [6], но они категорически отказались поднять оружие против Японии.

Но Франк был не из тех людей, что пасуют перед трудностями. Он с новыми силами принялся изобретать всякую ерунду — и вот готовы нуль-телепорт, колотилка, мутаген, Портал в ад [7], внешний экзоскелет, теория струн, три нестандартных способа использования бурбулятора, ещё мутаген, translit, ytghfdbkmyfz hfcrkflrf [8], идея о мозгоубивательной песне и опять мутаген, после чего свободное место в лаборатории закончилось. Вылив излишки мутагена в унитаз [9], учёный понял, что против врага надо действовать его же оружием— и гений обратил взор на Японию, где Дарт Херохито, создавая девочек-волшебниц явно нарушал права человека.

Добившись встречи с Императором Японии, Франкенштейн выяснил, что Дарт нашел способ обойти права человека, но отказывается поделится им за просто так. Альберт, знаменитый своею теорией относительности, вынужден был обменять знаменитую теорию относительности знаменитому теперь уже своею теорией относительности Дарту Херохито на указание лазейки в правах человека, после чего Эйнштейн, уже не знаменитый не своею теорией относительности, поспешил заняться самоклонированием.

После первых трёх удачных клонов, Альберт-изначальный решил доложить об своих успехах президенту Ламерики. Джордж Буш, в ответ на предложение испытать нуль-телепорт на себе, шокировал Изначального Альберта известием о семинаре, посвященному теории относительности и назначенному через неделю.

Теория относительности — 2[править]

После такого удара ниже пояса, грозившего разрушить весь его научный авторитет, Франкенштейн решил создать какую-либо другую теорию, и назвать ее «общей теорией относительности». Как известно, существует «общая» и «частная» теории относительности. Первая гласит, что местонахождение любого человека (например самого Франкенштейна) можно определить по-разному относительно разных ориентиров (например, Альберт Франкенштейн сейчас находится в 6 метрах от туалета, в 1 метре от бара и в 20 см от кружки с пивом).

Вторая утверждает, что любой из нас специально относит домой с работы все ценное. В конце концов, Альберт вывел формулу «E=mc²», согласно которой, чем больше скорость света у объекта, тем больше из него можно получить электроэнергии. Из объекта, летящего со скоростью света можно получить бесконечное количество электроэнергии — это предположение дало огромный толчок космонавтике.

  1. ↑ Возможно, по лужам слизи.
  2. ↑ По другим источникам — Сатана Ку-клус-клан
  3. ↑ По другим источникам — в честь мизерного годового оклада Парацельсия
  4. ↑ Именно из-за последнего жителя Вольфенштейна Германия не считается проигравшей в захвате России
  5. ↑ Очевидно, Парацельсий спутал желудок с желудочком.
  6. ↑ Дело в том, что Ван Дер Грааф (англ. Wunder Graf , удивительный граф,) был посмертно лишён человеческих прав. Возможно, за провокационный ник.
  7. ↑ Из-за чего и появился ДООМ 2 — этого учёному не могут простить до сих пор.
  8. ↑ Это не Язык Ктулху
  9. ↑ Что положило начало страшным мутациям канализационных жителей

absurdopedia.wiki

Франк Эйнштейн и живые роботы читать онлайн, Шеска Джон

1

Ровно 48 часов (2 оборота Земли вокруг своей оси) тому назад.

Ночь.

Темнота.

Вспышка!

Молния раскалывает тьму над застекленным потолочным люком.

Франк Эйнштейн поднимает голову и начинает считать вслух:

– Тысяча и раз. Тысяча и два. Тысяча и три. Тысяча и четыре. Тысяча и пять…

Трах-бабах! Старые металлические рамы на окнах в мастерской и научной лаборатории Франка дребезжат от раската грома.

– Одну милю свет проходит на пять секунд быстрее, чем звук… Значит, ударило в одной миле отсюда, – делает вывод Франк, и он совершенно прав, потому что свет распространяется почти мгновенно, а звук – гораздо медленнее. – Идем точно по графику.

Рис. 1.1.

– А ты уверен, что это сработает? – спрашивает Ватсон, поддергивая на руках желтые резиновые перчатки вдвое большего размера, чем надо. – По мне, так это все полный бред.

– План идеальный, – уверенно произносит Франк. – Во-первых, мама с папой опять уехали в путешествие. Во-вторых, дедушка Ал разрешил мне устроить лабораторию в гараже и брать любые запчасти, какие только понадобятся. И в-третьих, эти молнии накачают моего Умбота энергией по самые уши. Он оживет, и мы победим на Мидвильском конкурсе изобретателей и получим приз.

Молния.

Гром.

– На эти сто тысяч долларов дедушка Ал оплатит все свои счета. А с помощью Умбота мы потом сможем изобрести все, что захотим. – Франк закрепляет последнюю медную проволочку в мозговой схеме Умбота. – Что тебе не нравится?

– Ну, помнишь, в последний раз, когда мы решили собрать гоночную машину…

– Вакуумный выключатель! – перебивает Франк, протягивая руку, как хирург в операционной.

– …и ты приделал реактивный двигатель к детской коляске…

– Блок системы навигации!

– …а потом решил не ставить тормоза, чтобы «избежать лишнего расхода топлива»…

– Черепная коробка!

– Между прочим, у меня до сих пор остался шрам!

– Черепная коробка!

Ватсон шарит глазами по верстаку, заваленному запчастями, что накопились в гараже дедушки Ала за двадцать лет всевозможных механических, электрических и сантехнических ремонтных работ. Наконец, взгляд его падает на блестящий металлический ящик с двумя параллельными щелями.

– Ты имеешь в виду вот этот тостер?

Молния!

Франк снова поднимает голову к люку:

– Тысяча и раз. Тысяча и…

Бабах!

– Не больше полумили. Да! Черепную коробку, живо!

Ватсон перебрасывает Франку тостер.

Франк привинчивает на место последнюю деталь и укладывает Умбота в проржавевшую красную ванночку, в прошлой жизни бывшую кузовом тележки. Ванночка уже подвешена через блок к механизму, открывающему дверь гаража.

Франк отступает на шаг и окидывает любовным взглядом свое детище.

– Этот робот сможет думать, учиться и становиться все умнее и умнее. И сейчас мы его оживим силой молнии.

Он нажимает кнопку дверного механизма.

– Ж-ж-ж-ж-ж-ж! – жужжит моторчик. Канат натягивается. Старая ванночка с Умботом возносится под потолок гаража, навстречу открывающемуся люку.

– Есть! – восклицает Франк и заливается безумным хохотом. Волосы его становятся дыбом от ветра, ворвавшегося через люк, полы лабораторного халата развеваются. Франк хватает вилку для барбекю, которой предстоит направить силу молнии в железное тело Умбота. – Ватсон! Готов?

Ватсон потуже затягивает ремешок своих защитных очков и помимо воли мотает головой, потому что все в нем так и вопит: «Нет, нет!» Но он берет себя в руки и показывает Франку два больших пальца в болтающихся желтых перчатках.

Новый порыв ветра проносится по лаборатории.

Ванночка с Умботом продолжает подниматься к небу, наэлектризованному молниями.

Франк начинает отсчет:

– Раз! Два…

И вдруг…

Бзззззз!

Свет в гараже ярко вспыхивает и гаснет. Лаборатория погружается во тьму.

– О нет! – раздается в темноте вопль Ватсона.

Обесточенный мотор замирает, ванночка рушится вниз из-под самого потолка и с чудовищным лязгом врезается в бетонный пол.

Вспышка!

Бабах!

Молния и гром взрываются прямо над головами изобретателей в одну и ту же секунду. Голубовато-белый разряд, который должен был оживить Умбота, стекает по громоотводу и уходит в землю, пропадая без толку.

В стробоскопическом свете грозы перед глазами Франка и Ватсона мелькают картинки:

• ванночка подпрыгивает и подбрасывает Умбота в воздух;

• голова-тостер улетает направо;

• туловище-пылесос – налево.

И – темнота.

– Бурурум… бурурум… – рокочет гром уже откуда-то издалека.

– Франк? Вы там как, ребята? Целы? – Из-за двери лаборатории в круге мерцающего света свечи показывается голова дедушки Ала.

– Что это было? – спрашивает Ватсон.

– Хорошие у тебя перчатки, – замечает дедушка Ал, поднимая свечу повыше. – Наверно, сбой на электростанции. Хотя у соседей вроде бы свет горит.

Желтый луч свечи выхватывает из темноты останки Умбота.

– А это что такое?

– Да так, чепуха. Пытался кое-что сварганить для конкурса изобретателей, – отвечает Франк.

– Оно ведь не сломалось?

– Да нет, ничего страшного, – заверяет Франк, не желая лишний раз волновать дедушку. Подобрав с пола безжизненную голову и туловище Умбота, он аккуратно укладывает их на верстак. – Завтра все починю.

Ватсон с облегчением стягивает с рук перчатки, похлопывает голову-тостер по макушке и закидывает на плечо рюкзак.

– Все-таки самообучающийся робот – это отличная идея, – вздыхает он.

Франк скатывает в шарик лист бумаги, изрисованный чертежами робомозга и схемами атома, и бросает его на верстак, в кучу запчастей и металлолома.

– Спасибо, Ватсон. До завтра.

– Бррр-бррр-бурурум, – доносится последний отголосок грома, когда Франк уже проходит на кухню и закрывает дверь за собой и за дедушкой Алом.

2

В лаборатории Франка Эйнштейна царит тишина.

Гроза миновала. Франк спит. В Мидвиле все спокойно.

Небо прояснилось, и серебряный свет луны, почти уже полной, льется в окна гаража и сквозь застекленный потолочный люк.

Лунный луч выхватывает из тьмы голову-тостер и мозговую микросхему, лежащую на самой верхушке пирамиды из блока питания для видеоприставки, старых наручных часов, цифрового пианино, решетки для гамбургеров, блендера, моторчика от игрушечного самолета, спортивного тренажера для мышц живота, алюминиевого шланга, телевизионного пульта, магнитов, батареек, замков и лампочек, стального напильника, стереонаушников, маленького ручного пылесоса, вебкамеры, стеклянного колпака, колесиков от детской коляски, нескольких термометров и вентиляторов, автомобильного навигатора, ящика с образцами минералов, большой серебристой пепельницы и сломанной обезьянки-обнимашки.

В дверные щели сквозит. Легкому ночному ветерку не под силу сдвинуть с места камень, металл, дерево или хотя бы пластик. Но комок смятой бумаги на верстаке покачивается и теряет равновесие. Прокатившись на полтора оборота вперед, он задевает сжатую медную пружину. Пружина разворачивается и подталкивает стальной напильник. Напильник падает в ящик с образцами и бьет по куску кремня, высекая искру.

Искра выстреливает точно в центр мозговой микросхемы Умбота, собранной Франком собственноручно.

Огонек бежит по извилистым дорожкам, соединяющим чипы памяти.

Вспыхивают новые искры – две, три, четыре… и вот уже микросхема покрывается целой сетью огоньков, подозрительно похожей на систему нервных связей между клетками человеческого мозга.

Сеть огоньков превращается в мысль.

Мысль становится планом действий.

Глазок вебкамеры открывается и, моргнув заслонкой, посылает беспроводную команду безголовому телу робота. На груди у того загорается зеленая лампочка. Электрический разряд мчится дальше, в сердцевину туловища-пылесоса. Умножается, разделяется, распространяется по всему металлическому телу.

И перепрыгивает на механическую руку с зажимом, отвалившуюся от туловища при падении и лежащую на верстаке.

Зажим, заменяющий роботу пальцы, раскрывается.

Искра.

Зажим смыкается.

Искра.

Вся рука приходит в движение.

Потоки энергии несутся по лабиринтам электрических цепей. Механическая рука отвинчивает заднюю стенку от блока питания видеоприставки. Затем выбирает из груды хлама ручной пылесос, вебкамеру и стеклянный колпак. Луна скрывается за набежавшим облачком. В непроглядной тьме лаборатории две механические руки перебирают и сортируют запчасти и инструменты на верстаке. Закручивают винтики, взводят пружины, крепят подшипники и шестеренки. Соединяют детали, проклепывают швы, пер ...

knigogid.ru

Альберт Эйнштейн – биография, открытия, теории, фото

Биография

Известную фигуру в мире естественных наук Альберта Эйнштейна (годы жизни: 1879-1955) знают даже гуманитарии, которые не любят точные предметы, потому что фамилия этого человека стала нарицательным именем для людей, обладающих невероятными умственными способностями.

Эйнштейн – основатель физики в ее современном понимании: великий ученый – основоположник теории относительности и автор более трехсот научных работ. Еще Альберт известен, как публицист и общественный деятель, который является почетным доктором около двадцати высших учебных заведений мира. Этот человек привлекает неоднозначностью: факты говорят, что, несмотря на невероятную сообразительность, он был несмышлен в решении бытовых вопросов, что делает его интересной фигурой в глазах общественности.

Детство и юность

Биография великого ученого начинается с небольшого немецкого города Ульма, расположенного на реке Дунай – это место, где Альберт появился на свет 14 марта 1879 года в небогатой семье еврейского происхождения.

Отец гениального физика Герман занимался производством наполнения матрасов перьевой набивкой, но вскоре семья Альберта переехала в город Мюнхен. Герман вместе с Якобом, своим братом, занялся небольшой компанией, продающей электрическое оборудование, которая сначала развивалась успешно, но вскоре не выдержала конкуренции крупных фирм.

Родители Альберта ЭйнштейнаРодители Альберта Эйнштейна

В детстве Альберт считался недалеким ребенком, например, он не говорил до трехлетнего возраста. Родители даже боялись, что их чадо так и не научится произносить слова, когда в 7 лет Альберт еле как шевелил губами, пытаясь повторить заученные фразы. Также мать ученого Паулина боялась, что у ребенка врожденное уродство: у мальчика был крупный затылок, который сильно выпирал вперед, а бабушка Эйнштейна постоянно повторяла, что ее внук толстый.

Альберт мало общался со сверстниками и больше любил одиночество, например, строил карточные домики. С малых лет великий физик проявил негативное отношение к войне: он ненавидел шумную игру в солдатики, потому что она олицетворяет кровавую войну. Отношение к войне не поменялось у Эйнштейна и на протяжении дальнейшей жизни: он активно выступал против кровопролития и ядерного оружия.

Альберт Эйнштейн в детствеАльберт Эйнштейн в детстве

Яркое воспоминаний гения – это компас, который Альберт получил от отца в пятилетнем возрасте. Тогда мальчик болел, и Герман показал ему предмет, который заинтересовал ребенка: ведь удивительно то, что стрелка прибора показывала одинаковое направление. Этот небольшой предмет возбудил невероятный интерес у юного Эйнштейна.

Маленького Альберта часто учил его дядя Якоб, который с детства прививал любовь племянника к точным математическим наукам. Они вместе читали учебники по геометрии и математике, а решить самостоятельно задачу для юного гения всегда было счастьем. Однако мать Эйнштейна Паулина отрицательно относилась к подобным занятиям и считала, что для пятилетнего ребенка любовь к точным наукам не обернется ничем хорошим. Но было ясно, что этот человек в будущем сделает великие открытия.

Альберт Эйнштейн в детстве с сестройАльберт Эйнштейн с сестрой

Также известно, что Альберта с детства интересовала религия, он считал, что невозможно начать изучать вселенную без понимания Бога. Будущий ученый с трепетом наблюдал за священнослужителями и не понимал, почему высший библейский разум не останавливает войны. Когда мальчику было 12 лет, его религиозное убеждение кануло в лету из-за изучения научных книг. Эйнштейн стал приверженцем того, что библия – высокоразвитая система для управления молодежью.

После окончания школы Альберт поступает в мюнхенскую гимназию. Учителя считали его умственно отсталым из-за того же дефекта речи. Эйнштейн изучал только те предметы, которые ему были интересны, игнорируя историю, литературу и немецкий язык. С немецким языком у него были особые проблемы: учитель говорил Альберту в глаза, что тот не закончит школу.

Альберт Эйнштейн в юностиАльберт Эйнштейн в 14 лет

Эйнштейн ненавидел ходить в учебное заведение и считал, что преподаватели сами многое не знают, но зато мнят себя выскочками, которым все дозволено. Из-за таких суждений юный Альберт постоянно вступал в споры с ними, поэтому у него сложилась репутация как не только отсталого, но и нелучшего ученика.

Не окончив гимназию, 16-летний Альберт вместе с семьей переезжает в солнечную Италию, в Милан. В надежде поступить в Федеральную высшую техническую школу Цюриха будущий ученый отправляется из Италии в Швецию пешком. Эйнштейну удалось показать достойные результаты по точным наукам на экзамене, однако гуманитарные Альберт полностью провалил. Но ректор технической школы оценил выдающиеся способности подростка и посоветовал поступить в школу Швейцарии Аарау, которая, кстати, считалась далеко не лучшей. Да и Эйнштейна в этой школе вовсе не считали гением. 

Прическа Альберта ЭйнштейнаПрическа Альберта Эйнштейна

Лучшие студенты Аарау уезжали получать высшие образование в столице Германии, однако в Берлине низко оценили способности выпускников. Альберт узнал тексты задач, с которыми не справились любимчики директора, и решил их. После чего довольный будущий ученый пришел в кабинет Шнайдера, показав решенные задачи. Альберт разозлил начальника школы, сказав, что он несправедливо выбирает учеников для состязаний.

После успешного окончания учебы Альберт поступает в учебное заведение своей мечты – школу Цюриха. Однако отношения с профессором кафедры Вебером у молодого гения сложились плохо: два физика постоянно ругались и спорили.

Начало научной карьеры

Из-за разногласий с профессорами в институте Альберту закрыли путь в науку. Он хорошо сдал экзамены, но не идеально, профессора отказали студенту в научной карьере. Эйнштейн с интересом трудился на научной кафедре Политехнического института, Вебер говорил, что его студент – умный малый, однако не воспринимает критики.

В возрасте 22 лет Альберт получил диплом преподавателя в области математики и физики. Но из-за тех же ссор с учителями Эйнштейн не мог найти работу, проведя два года в мучительных поисках постоянного заработка. Альберт жил бедно и даже не мог купить еды. Друзья ученого помогли устроиться в бюро патентов, где он проработал достаточно долго.

Альберт Эйнштейн в молодостиАльберт Эйнштейн в молодости

В 1904 году Альберт начал сотрудничество с журналом «Анналы физики», приобретя авторитет в издании, и в 1905 году ученый публикует собственные научные работы. Но революцию в мире науки сделали три статьи великого физика:

  • К электродинамике движущихся тел, ставшей основой теории относительности;
  • Работа, заложившая начало квантовой теории;
  • Научная статья, которая сделала открытие в статистической физике о броуновском движении.

Теория относительности

Теория относительности Эйнштейна в корне поменяла научные физические представления, которые раньше держались на ньютоновской механике, существовавшей порядка двухсот лет. Но теорию относительности, выведенную Альбертом Эйнштейном, смогли полностью понять только единицы, поэтому в учебных заведениях преподают лишь специальную теорию относительности, являющуюся частью общей. СТО говорит о зависимости пространства и времени от скорости: чем выше скорость движения тела, тем больше искажаются как размеры, так и время. 

Теория относительности Альберта ЭйнштейнаТеория относительности Альберта Эйнштейна

Согласно СТО, возможно путешествие во времени путем преодоления скорости света, поэтому, исходя из невозможности таких путешествий, введено ограничение: скорость любого объекта не может превышать скорость света. Для небольших же скоростей пространство и время не искажаются, поэтому здесь применяются классические законы механики, а большие скорости, для которых искажение заметно, называются релятивистскими. И это только малая доля как специальной, так и общей теории всего движения Эйнштейна.

Нобелевская премия

Альберт Эйнштейн не раз номинировался на Нобелевскую премию, однако эта награда около 12 лет обходила ученого стороной из-за его новых и не всем понятных взглядов на точную науку. Однако комитет решил пойти на компромисс и номинировать Альберта за работу о теории фотоэффекта, за что ученый и удостоился премии. Все из-за того, что это изобретение – не столь революционное, в отличие от ОТО, к которой Альберт, собственно, и готовил речь. 

Альберт Эйнштейн получает нобелевскую премиюАльберт Эйнштейн получает нобелевскую премию

Однако в то время, когда ученому пришла телеграмма от комитета о номинации, ученый был в Японии, поэтому ему решили вручить награду в 1922 году за 1921 год. Однако ходят слухи о том, что Альберт задолго до поездки знал, что его номинируют. Но ученый решил не оставаться в Стокгольме в столь ответственный момент.

Личная жизнь

Жизнь великого ученого овеяна интересными фактами: Альберт Эйнштейн – странный человек. Известно, что он не любил носить носки, а также ненавидел чистить зубы. К тому же у него была плохая память на простые вещи, например, на номера телефонов.

Альберт Эйнштейн показывает языкАльберт Эйнштейн показывает язык

Альберт женился на Милеве Марич в 26 лет. Несмотря на 11-летний брак, вскоре у супругов появились разногласия по поводу семейной жизни, по слухам, из-за того, что Альберт был еще тем ловеласом и имел около десяти пассий. Однако он предложил жене контракт о сожительстве, согласно которому та должна была соблюдать некоторые условия, например, периодически стирать вещи. Но по контракту у Милевы и Альберта не предусматривалось никаких любовных отношений: бывшие супруги даже спали раздельно. От первого брака у гения были дети: младший сын умер, находясь в психиатрической лечебнице, а со старшим у ученого не сложились отношения.

Альберт Эйнштейн и Милева МаричАльберт Эйнштейн и Милева Марич

После развода с Милевой ученый женился на Эльзе Левенталь, своей кузине. Однако ему также интересна была дочь Эльзы, не питавшая взаимных чувств к мужчине, который старше нее на 18 лет.

Альберт Эйнштейн и Эльза ЛевентальАльберт Эйнштейн и Эльза Левенталь

Многие, кто знал ученого, отмечали, что он – необычайно добрый человек, готов был подать руку помощи и признать ошибки.

Причина смерти и память

Весной 1955 года во время прогулки между Эйнштейном и его другом завязался незатейливый разговор о жизни и смерти, в ходе которого 76-летний ученый сказал, что смерть – это также облегчение.

Памятник Альберту Эйнштейну работы Роберта БерксаПамятник Альберту Эйнштейну работы Роберта Беркса

13 апреля состояние Альберта резко ухудшилось: врачи поставили диагноз аневризма аорты, но ученый отказался оперироваться. Альберт лежал в больнице, где ему внезапно поплохело. Он прошептал слова на родном языке, однако сиделка не смогла понять их. Женщина подошла к койке больного, но Эйнштейн уже умер от кровоизлияния в полость живота 18 апреля 1955 года. Все его знакомые отзывались о нем, как о кротком и очень добром человеке. Эта было горькая потеря для всего научного мира.

Цитаты

Цитаты физика о философии и жизни – это предмет для отдельного рассуждения. Эйнштейн сформировал свой собственный и независимый взгляд на жизнь, с которым согласно не одно поколение.

  • Есть только два способа прожить жизнь. Первый — будто чудес не существует. Второй — будто кругом одни чудеса. 
  • Если вы хотите вести счастливую жизнь, вы должны быть привязаны к цели, а не к людям или к вещам. 
  • Логика может привести Вас от пункта А к пункту Б, а воображение — куда угодно...
  • Если теория относительности подтвердится, то немцы скажут, что я немец, а французы — что я гражданин мира; но если мою теорию опровергнут, французы объявят меня немцем, а немцы — евреем. 
  • Если беспорядок на столе означает беспорядок в голове, то что же тогда означает пустой стол? 
  • Морскую болезнь вызывают у меня люди, а не море. Но боюсь, наука еще не нашла лекарства от этого недуга. 
  • Образование — это то, что остаётся после того, как забывается всё выученное в школе. 
  • Все мы гении. Но если вы будете судить рыбу по её способности взбираться на дерево, она проживёт всю жизнь, считая себя дурой. 
  • Единственное, что мешает мне учиться — это полученное мной образование.
  • Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл.

24smi.org

Франк – Эйнштейн. В чем Карло Анчелотти точно лучше Хосепа Гвардиолы - Чемпионат Германии 2016-2017 - Футбол

В январе 2014 года Франк Рибери прилетел в Цюрих, пожал руки чиновникам из ФИФА, пообщался с почетными гостями, а потом набрал номер жены: «Слушай, Ваиба, полка под «Золотой мяч» не нужна, можешь не расчищать. Тут Роналду прилетел со всей семьей, а Блаттер его нежно обнимал. Я не выиграю этот приз».

Вингер «Баварии» был прав. Журналисты проголосовали за него, а футболисты и тренеры – за Криша и Месси. В итоге Рибери скатился на третье место и улыбался через силу. «Я не глуп. Я сразу понял, кто победит. Это политическое решение», – говорил расстроенный Франк. Он даже не подозревал, что совсем скоро его карьера рухнет в ад.

Через десять дней после поражения в Цюрихе Рибери травмировал спину, выбыл на неделю и пропустил три матча – ничего страшного. Старательный Франк восстановился, потренировался шесть дней, почувствовал дискомфорт и отправился на диагностику. Нашли жидкость в колене – на лечение ушел месяц (минус 10 матчей). Потом опять потревожил позвоночник – до свидания, финиш сезона и чемпионат мира.

Пока французы мучились в Бразилии, Рибери пыхтел на физиотерапии, чтобы успеть к предсезонной подготовке. Облом случился даже здесь: в августе опять расшаталось колено. Осенью 2014-го Гвардиола превратил француза в игрока ротации. 25 минут, 21, 23, 40 – Рибери вернулся в основу только в декабре, а в марте сломался насовсем.

По сути, Франк стал жертвой корпоративной войны между Пепом и врачами. 72-летний Ханс Мюллер-Вольфарт восемь недель не мог поставить Франку правильный диагноз: у вингера ныл голеностоп, а доктор разводил руками и говорил, что это просто ушиб. Рибери хромал, Гвардиола нервничал, а затем оказалось, что игроку нужно обездвижить колено и ограничить движение. Когда это подтвердилось, Франк поддержал Мюллер-Вольфарта («Он сделал все, что мог») и взбесил Пепа.

Полное восстановление заняло 263 дня – Рибери выпал из состава, заработал конкурента («Бавария» купила Косту – выбора не было) и оборвал отношения с Гвардиолой. Пеп использовал любимый прием: тотальный игнор авторитетного футболиста, который недоволен перемещением в резерв.

«Он много болтал в раздевалке, но не общался лично со мной. Я не чувствовал его поддержки. Он еще молодой тренер, ему не хватает опыта», – говорил Рибери, когда каталонец ушел. Гвардиола отреагировал в стандартном стиле: «Я очень уважаю Франка. Он сказал, что я молод? Что ж, рад слышать этот комплимент».

В «Баварии» француз ждал от тренера совсем другого отношения. Например, в 2011-м Рибери рассказывал, что когда у него родился сын, и он сорвался в больницу к жене, Юпп Хайнкес просто позвонил с поздравлениями. «Он спросил, как здоровье у Ваибы и ребенка, а потом пожелал мне счастья. Ни одного слова о тренировках и моем возвращении. Тогда я понял, что Юпп – удивительный человек».

Гвардиолу не волновало психологическое состояние истерзанного травмами Франка. Летом 2015-го L’Equipe сообщило, что Рибери может завершить карьеру. «Я побывал в Париже и на Ибице со своим терапевтом, но не мог ни на квадроцикле покататься, ни на лодке. Это было ужасно. Травма заставляет меня нервничать. Я не могу думать ни о чем, кроме ноги. Я хочу побегать, но не могу», – говорил Франк.

В такие моменты игроков нельзя оставлять в одиночестве, но Рибери стал для Гвардиолы обычным инструментом. Здоров – попадет в заявку, болен – ерунда, обойдемся без него. В Мюнхене Франка удержала только новость о подписании Анчелотти. Когда итальянец прибыл в «Баварию», Рибери сказал все, что думает. «Карло – подарок для клуба. Я ощущаю его доверие. Никогда не слышал, чтобы его кто-нибудь критиковал. Он – чемпион во всех отношениях».

Анчелотти тут же провел с Франком разъяснительную беседу («Не люблю тех, кто плохо ведет себя на поле»), но француз сорвался и в контрольном матче (стычка с Фелипе Мело из «Интера»), и в игре за Суперкубок (прописал с локтя в голову Пасслака из «Боруссии»). Тогда Карло поболтал с Рибери еще раз и предупредил, что дальше так нельзя. Франк пообещал исправиться и сразу же получил реакцию – алленаторе заявил, что для парня со шрамами всегда найдется место на поле, потому что он хороший игрок.

Рибери вдохновился и сразу зажег. Гол и ассист в матче с «Вердером», три паса с «Ингольштадтом» (сложнейший матч), мяч в ворота «Герты», гениальная передача на Киммиха в батле с «Гамбургом» – при Карло Франк играет так, что прошлогодняя новость о гипотетическом завершении карьеры кажется бредом. Он выкатывает под удары (2,2 в среднем за матч), обводит защитников (в среднем – 2,2 обводки за игру) и собирает фолы (по 2,4 за 90 минут), но изящно уходит от опасных подкатов. Его здоровью ничего не угрожает, а «Бавария» готовит новый контракт.

Фланг Рибери опять полыхает, а он сам снова счастлив и вдохновлен. Пример Франка доказывает: человечность и понимание гораздо эффективнее, чем роботизированное владение мячом и равнодушие к чужим проблемам.

Другие тексты Павла Городницкого:

«Когда пырнули ножом, почувствовал себя гангстером». Кто записал русский трек для FIFA 17

Бетман. «Манчестер Сити» – «Тоттенхэм» и еще 9 ставок для тех, кто пока не накопил на iPhone 7

Устали искать тексты на сайте? Подпишитесь на канал в телеграме, и тексты найдут вас сами

www.eurosport.ru

биография, личная жизнь, фото и видео

Альберт Эйнштейн (нем. Albert Einstein 1879─1955) — гениальный физик-теоретик, один из создателей современной теоретической физики, удостоенный в 1921 году Нобелевской премии. Автор свыше 300 научных работ, в которых он описал разработанные физические теории, среди которых общая и специальная теории относительности, квантовая теория, теория рассеивания света и ряд других. Эйнштейн предсказал гравитационные волны и «квантовую телепортацию», изучал проблему единой теории поля.

Его открытия лежат в основе большинства современных технологий: лазеры, фотоэлементы, волоконная оптика, космонавтика, ядерная энергия и многое другое обязаны своим появлением великому физику. Эйнштейн последовательно выступал как пацифист против использования ядерного оружия и за мир на земле.

Детство и юность

Альберт Эйнштейн родился 14 марта 1879 года в немецком городе Ульме в семье Германа Эйнштейна и Паулины Кох. Родословная обоих родителей восходила к еврейским купцам, проживавшим на протяжении двух веков в швабских землях. Отец будущего физика занимался бизнесом, но вскоре после рождения сына прогорел. Это вынудило семью переехать в Мюнхен к младшему брату Германа Якобу. Здесь в 1881 году у Альберта родится младшая сестра Мария, которую в семье всегда звали Майя.

В раннем детстве Альберт избегал шумных игр со сверстниками, предпочитая им занятия в одиночестве, — строительство карточных домиков, решение головоломок, передвижение игрушечной паровой машины. Так он делал для себя первые открытия, которые навсегда останутся в его жизни. Одним из ключевых моментов детства Эйнштейна стал, на первый взгляд, обыденный подарок отца — компас. Но этот прибор привел мальчика в неописуемый трепет от осознания того, какая неведомая сила управляет стрелками компаса.

Еде один символический подарок сын получил от матери, имевшей музыкальное образование. Она научила его играть на скрипке, которая станет для физика настоящим вдохновением. Именно скрипка поможет Альберту в решении загадок теории относительности. Как позднее вспоминал его сын Ганс Альберт: «Когда ему казалось, что он зашел в тупик, он уходил в музыку и там решал свои проблемы». Особенно нравились Эйнштейну сонаты Моцарта, которые он с удовольствием сам исполнял.

В шесть лет родители отдали Альберта на обучение в католическую школу Petersschule, где над ним часто посмеивались из-за национальной принадлежности. «Я чувствовал себя чужаком», — скажет Эйнштейн. Когда ему исполнилось 9 лет, его перевели в гимназию Луитпольда. Вопреки сложившемуся мнению, он был лучшим учеником класса и прекрасно разбирался в математике, осваивая школьные учебники более старших классов за летние каникулы. Единственное, что ему претило, — это механическое заучивание иностранных языков.

Первые шаги в науку

В 1894 году из-за финансовых проблем семья Эйнштейнов перебралась в Северную Италию. Здесь он приобрел опыт общения с электрогенераторами, магнитами и катушками, написав в 16 лет первую статью «Об исследовании состояния эфира в магнитном поле». Гениальный физик провалил попытку поступить в Цюрихский многопрофильный техникум, прекрасно сдав математику и неудачно основной экзамен, включавший биологию, литературу, языки. В итоге поступить удалось лишь со второго раза после окончания школы в Арау.

После получения диплома преподавателя математических и физических наук Эйнштейн одно время не мог устроиться даже обычным учителем. Только при помощи друга он устраивается в швейцарское федеральное бюро патентования, что не мешало заниматься наукой. В 1905 году, который назовут «годом чудес», в журнале «Анналы физики» Альберт публикует три статьи по квантовой физике, теории относительности и статической физике, которые произвели настоящий фурор в научном мире. Например, в статье «Об одной эвристической точке зрения на возникновение и прекращение света» он предположил, что однородный свет состоит из квантов, которые несутся в пространстве со скоростью света. В 1906 году Эйнштейн заслуженно становится доктором наук.

Профессорская деятельность

В 1909 году Эйнштейна избирают профессором Цюрихского университета, а затем немецкого университета в Праге. В это время ученый работает над теорией тяготения, стремясь разработать релятивистскую теорию гравитации. Совместно с М. Гроссманом Альберт заканчивает работу над теорией относительности, в которой сделал вывод о том, что любое крупное тело создает искривление пространства, поэтому любое иное тело будет испытывать в таком пространстве влияние первого. По сути пространство-время выступает материальным носителем тяготения. Чтобы математически обосновать выдвинутую гипотезу, Эйнштейну пришлось освоить тензорный анализ и поработать над четырехмерным псевдомариановым обобщением.

В 1911 году на Первом Сольвеевском конгрессе Эйнштейн встретился с Пуанкаре, в штыки встретившем теорию относительности. После начала Первой мировой Эйнштейн в соавторстве с Г. Николаи написал «Воззвание к европейцам», в котором осудил «националистическое безумие».

Берлинский период

После некоторых раздумий Альберт переезжает в Берлинский университет, одновременно возглавляя Институт физики. После окончания войны он сосредоточился на прежних темах исследований и занялся новыми разработками. В частности, его сильно заинтересовала релятивистская космология. В 1917 году была выпущена статья «Космологические соображения к общей теории относительности». Вскоре ученый серьезно заболевает — кроме застарелых проблем с печенью, он страдал от язвы желудка и желтухи.

Излечившись, Эйнштейн приступает к активной деятельности. В 20-е годы он был очень востребован как ученый, его приглашали для чтения лекций лучшие университеты Европы. Кроме того, физик посетил Японию, Индию, где встречался с Р. Тагором. В Соединенных Штатах в честь него Конгресс принял специальную резолюцию.

После длительных раздумий в конце 1922 года Эйнштейну наконец была присуждена Нобелевская премия за 1921 год официально за теорию фотоэффекта, а не другие более известные труды. Все-таки научная революционность его идей давала о себе знать.

В середине 20-х годов Эйнштейн в соавторстве с талантливым индийским физиком Ш. Бозе теоретически обосновал наличие конденсатов — пятого агрегатного состояния вещества.

Спустя 70 лет их коллеги из Колорадского университета получили такие конденсаты. Кроме того, ученый увлекся политикой и многократно говорил о всеобщем интернационализме, разоружении Старого Света и отмене всеобщей воинской повинности. В 1929 году мировая общественность широко праздновала 50-летие Эйнштейна, который скрылся от всех на своей вилле, где принимал только близких друзей.

Американский период

Нараставший кризис Веймарской республики, вылившийся в приходе к власти фашистов, вынудил Альберта покинуть Германию. Тем более что в его адрес сыпались откровенные угрозы. Вместе с семьей он переезжает в США, намеренно отказавшись от немецкого гражданства в связи с нацистскими преступлениями. За океаном Эйнштейн получит должность профессора физики в Принстонском Институте перспективных исследований. Здесь он имел огромное признание и был удостоен аудиенции президента США Ф. Рузвельта.

Успехи на научном поприще чередовались с бедами в личной жизни. В 1936 году умер давний друг и соратник М. Гроссман, вскоре скончалась супруга Эльза. Эйнштейн остался вместе с любимой сестрой, падчерицей Марго и секретарем Э. Дюкас. Жил он очень скромно и даже не имел телевизора и автомобиля, что приводило в изумление многих американцев.

Накануне начала Второй мировой войны ученый поставил свою подпись под обращением к американскому президенту Ф. Рузвельту, инициированном физиком Л. Силардом. В нем представители научной общественности били тревогу по поводу вероятного создания ядерного оружия Третьим Рейхом. Глава государства разделил эту обеспокоенность и дал старт собственному проекту. В последующем Эйнштейн будет корить себя за причастность к созданию атомной бомбы и произнесет знаменитые слова: «Мы выиграли войну, но не мир».

В годы войны ученый занимался консультированием ВМС США, а после ее окончания вместе с Б. Расселом, М. Борном, Л. Полингом и другими стал одним из создателей Пагуошского движения ученых, выступающих за научное сотрудничество и разоружение. Чтобы не допустить новой войны, Альберт даже предлагал сформировать всемирное правительство. До конца своих дней Эйнштейн изучал проблемы космологии и единой теории поля.

В 1955 году состояние здоровья Эйнштейна заметно ухудшилось, возникли проблемы с сердцем. Это побудило его сказать своим близким, что он выполнил свое предназначение и готов умереть. Свою смерть он встретил достойно, без лишних сентиментальностей. 18 апреля 1955 года сердце великого ученого остановилось. Он не любил лишнего пафоса и не позволил это делать по отношению к себе после смерти. Похороны Альберта Эйнштейна оказались очень скромными, на которых присутствовали только близкие друзья. После панихиды его тело было сожжено, а прах развеян по ветру.

Личная жизнь

Первой супругой ученого стала сербка Милева Марич, которая была по образованию преподавателем физики и математики. Они заключили брак в 1903 году, но к тому времени у них родилась дочь Лизерль, скончавшаяся во младенчестве. Затем появились на свет два сына — Ганс Альберт и Эдуард. Первый со временем будет профессором Калифорнийского университета и получит известность как ученый-гидравлик. Судьба младшего Эдуарда более трагична — в начале 30-х годов он заболеет шизофренией и остаток своих дней проведет в психбольнице.

Альберт и Милева договорились, что в случае развода Эйнштейн отдаст деньги, полагающиеся за Нобелевскую премию супруге. Так он в итоге и поступил. На них были приобретены три дома в Цюрихе.

В 1919 году Альберт женился второй раз на кузине по материнской линии Эльзе Левенталь, удочерив ее двух детей Илзу и Марго. У них не было совместных отпрысков, зато Эйнштейн относился к приемным дочерям как к своим, окружая их заботой и вниманием. Этот брак просуществует до самой смерти Эльзы в 1936 году.

stories-of-success.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о