Разное

Увеличение ввп говорит о: Эксперты подвели экономические итоги года: девальвация, обвал ВВП и доходов

26.09.2020

Содержание

Экономический парадокс России: ВВП растет, а доходы падают

Минэкономразвития прогнозирует, что валовой внутренний продукт (ВВП) России в 2017 году вырастет на 2,1%. Это не совпадает с прогнозом Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, который предполагает рост на 1,8%. С ним согласны эксперты Международного валютного фонда, тогда как рейтинговое агентство S&P ждет роста ВВП в 2017–2020 годах в среднем только на 1,7%. При этом агентству Fitch близка оценка Минэкономразвития. Наибольший скепсис проявляют аналитики 10 крупнейших российских инвестбанков, которые выдают консенсус-прогноз только на 1,6%.

Несмотря на то что разница между самой оптимистичной и самой пессимистичной оценкой не превышает 0,5%, что укладывается в рамки статистической погрешности, создается впечатление, что каждый из прогнозистов «подгоняет» расчеты под какие-то свои цели, заодно путая и пугая обычных граждан, которые никак не могут ощутить экономический рост на своих карманах и кошельках.

Почувствуйте разницу

Разобраться в причинах разброса мнений непросто даже специалистам — экономисты публикуют только конечные результаты своих расчетов, не объясняя, каким путем они пришли к тем или иным выводам. Тем не менее разница в прогнозах зависит чаще всего даже не от разных исходных данных, а от различных методик определения ВВП и тех допущений, на которых строят свои расчеты экономисты.

Эти допущения могут быть какими угодно. Нередко экономисты берут за основу динамику прошлых лет. Если в предыдущие годы она была слабой или негативной, то эксперты экстраполируют ее на период выхода из кризиса. У них получается достаточно консервативный прогноз, но его авторам легче всего обосновать — раз в прошлые годы экономика показывала слабую динамику, маловероятно, что в будущем нас ждет сильный скачок вперед.

Еще есть разница в методиках. Экономисты, которые прогнозируют ВВП по доходам в системе национальных счетов, обязательно принимают во внимание динамику доходов населения и прибыли предприятий реального сектора. Эта динамика весьма неоднозначна. Реальная заработная плата в России, по данным Росстата, за 9 месяцев 2017 года выросла всего на 2,5%. В промышленном секторе за три квартала чистая прибыль упала на 6% к аналогичному периоду кризисного 2016 года. Поэтому консервативные прогнозы по ВВП могут основываться на том, что динамика доходов населения и предприятий России в этом году была недостаточно сильной для того, чтобы ждать роста на 2%.

Есть и экономисты, прогнозирующие ВВП, исходя не из национального дохода, а из совокупных расходов населения, частных предприятий и государства и прибавляя к ним чистый экспорт. Одним из допущений для такой модели является динамика розничных продаж, отражающая состояние потребительского спроса. В начале 2017 года розничные продажи в России показывали спад, но по итогам 9 месяцев он сменился ростом на 0,5% к аналогичному периоду 2016 года. Минимальный рост продаж означает слабую динамику доходов сектора розничной торговли и услуг, которые являются важной составной частью ВВП.

Догоним и перегоним

Оптимисты, которые ждут роста ВВП России в 2% и более, опираются на данные о сильной динамике инвестиций в основной капитал предприятий (по данным Росстата, за I полугодие в России инвестиции в производство увеличились на 4,8%), а также на оптимистичную динамику роста производства во многих отраслях российской промышленности и фактор импортозамещения.

По итогам 9 месяцев 2017 года промышленное производство в России выросло на 1,8%, что может считаться важным индикатором будущего роста ВВП. Примечательно, что локомотивом роста стала не нефть, а несырьевые отрасли — машиностроение, химическая, легкая и пищевая промышленности. Не отставала добыча газа и угля.

Добыча нефти росла очень умеренными темпами, что неудивительно — Россия ведь участвует в сделке о сокращении добычи нефти вместе с ОПЕК. Поэтому и нефтяной сектор за 9 месяцев у нас вырос только на 0,5% к аналогичному периоду 2016 года. Зато сокращение предложения нефти на рынке позволило во II полугодии сильно толкнуть цену барреля вверх, а это уже залог будущего роста добычи «черного золота».

Суммируя разные факторы, можно предположить, что в пользу более сильной динамики ВВП говорят сильный рост инвестиций в основной капитал, оживление строительства и положительная динамика ряда отраслей промышленности в текущем году. Cреди факторов, которые пока сдерживают рост ВВП, можно выделить продолжающийся спад реальных доходов населения и все еще слабый рост розничных продаж.

В общем, факторов влияния на динамику ВВП так много и они настолько разнонаправленны, что, получается, каждый эксперт или ведомство правы по-своему и их рассудить может только время, ведь декабрь еще не закончен.

Максим Орешкин и Алексей Кудрин спорят о статистической погрешности в росте ВВП. Фото: Александр Астафьев

Госсектор тянет всех

За I полугодие российский ВВП, по данным Росстата, вырос на 1,5% к аналогичному периоду 2016 года. Но динамика была неравномерной: во II квартале наблюдался рост ВВП в годовом исчислении на 2,5%, а в I квартале рост был очень слабым, всего на 0,5%. Если смотреть на динамику ВВП в чисто статистическом разрезе, то основной вклад в рост ВВП внесли те секторы экономики, которые в I полугодии создали более высокую добавленную стоимость, чем в аналогичном периоде 2016 года.

В первую очередь речь идет о добыче полезных ископаемых. Однако в этом году важнейшим локомотивом роста в секторе добычи полезных ископаемых стал «Газпром» и другие производители «голубого топлива», ведь в России добыча газа растет двузначными темпами, компенсируя спад во время кризиса. Помогает росту и угольная промышленность. Хорошие темпы (более чем на 2%) показывают некоторые сегменты сферы транспорта, услуг и торговля. Хотя в торговле, учитывая довольно слабую динамику розничных продаж, рост добавленной стоимости происходит за счет цен, а не за счет спроса. Также среди динамично развивающихся отраслей — электроэнергетика, финансовый сектор и страхование, обрабатывающая промышленность, связь и информационные технологии, государственное управление и социальная сфера. Все эти отрасли выросли за I полугодие на 1–1,4% к аналогичному периоду прошлого года.

Среди отстающих — значительная часть сферы услуг, медицина, строительство, домохозяйства (спад составляет от 0,1 до 2,3%), а также сельское хозяйство, лесное хозяйство, охота и рыболовство.

С экономической точки зрения главным драйвером роста остается, как и раньше, цена на нефть, которая в этом году превысили $60 за баррель и фактически стимулирует рост в газовой индустрии — ведь в экспортных контрактах «Газпрома» цена газа привязана к цене на нефть. Напомним, что две трети российского ВВП обеспечивает государственный сектор, так что в настоящее время именно он вытаскивает всю экономику из кризиса. Отдельные сегменты частного сектора в экономике находятся в середнячках по темпам роста, а некоторые вообще в отстающих. Слабый рост частного сектора в свою очередь тормозит и рост зарплат, и создание новых рабочих мест. Таким образом, выходом из кризиса Россия опять обязана всесильному государству с его госсектором.

Однако можно вспомнить, что госсектор в 2014–2016 годах оказался не в состоянии воспрепятствовать кризисным явлениям в экономике. Дело в том, что локомотивом роста самого госсектора в первую очередь служат госпредприятия топливно-энергетического комплекса, который зависит от мировых цен на нефть. В тот период низкие цены на нефть стали драйвером экономического спада, а в 2015 году масла в огонь внутреннего российского кризиса добавил еще и резкий скачок инфляции потребительских цен (почти до 13% в год).

Но в 2016 году и особенно в нынешнем году кроме растущей цены нефти фактором роста ВВП стали (впервые в новейшей истории России) низкая инфляция и низкие процентные ставки, что жизненно важно для отраслей, реализующих свою продукцию на внутреннем рынке: сектора услуг, многих отраслей обрабатывающей промышленности (в том числе потребительского сектора), связи и информационных технологий.

Мечта о совершенном ВВП

Для отраслей-экспортеров стабильность и предсказуемость экономики, в том числе курса рубля, облегчает планирование, а государству — среднесрочное прогнозирование бюджета. Напомним, что в период кризиса правительство отказалось от составления госбюджета на три года вперед и возобновило трехлетнее планирование только в этом году. В росте российского ВВП есть определенная заслуга и Банка России, ведь его политика снижения ставок делает кредиты более доступными, что помогает и производству, и банковскому сектору.

Сдерживает рост невысокий потребительский спрос и отчасти укрепление рубля, которое перестало стимулировать массовое импортозамещение. Скорее факторами импортозамещения являются геополитика и, как ни странно, санкции США. Например, новые санкции, которые против России ввел Конгресс США, могут стимулировать сокращение импорта или даже полный отказ от него в гражданском авиастроении. И хотя в России темпы роста ВВП можно сравнить с темпами роста ВВП Великобритании (1,5%) и Японии (1,4%), они представляются не слишком стабильными, пока доходы населения не восстановились на докризисном уровне.

Да и по размеру ВВП Россия отстает от многих развитых и даже развивающихся стран. В 2016 году, согласно оценкам МВФ, Россия, крупнейшая страна мира по территории, один из крупнейших экспортеров энергоресурсов в мире, занимала только 14-е место в мире по размеру номинального ВВП в долларовом эквиваленте, в то время как Япония находилась на 3-м месте в мире, а Великобритания — на пятом. Напомним, что еще в 2015 году Россия занимала 10-е место в мире по размеру ВВП. По размеру ВВП на душу населения Россия и вовсе занимает 67-е место в мировом рейтинге, правда, обгоняя по этому показателю Китай.

В развитых странах двигателями экономического роста являются доходы населения и потребительский спрос. В России же рост фактически зависит от динамики цен на нефть и уровня инфляции. Цены на нефть растут еще с 2016 года, инфляция с наиболее тяжелого для экономики 2015 года понизилась в разы, а доходы населения пока и вовсе не растут.

Поэтому о выходе на средние темпы роста мировой экономики, которые в текущем году составят, по разным оценкам, от 2,7 до 3%, России остается лишь мечтать. Нам трудно даже соревноваться и с нашими партнерами по БРИКС Китаем и Индией по огромным по мировым меркам темпам роста. По итогам III квартала 2017 года подъем ВВП Китая составил 6,8%, Индии — 6,3%. Китай наводнил своими дешевыми гаджетами и потребительскими товарами весь мир, Индия все больше позиционирует себя как высокотехнологическое государство, успешно развивая при этом и добычу сырья, и потребительский сектор. В России же пока только начинается процесс диверсификации экономики и снижения сырьевой зависимости. Для выхода на среднемировые темпы роста государству придется развивать несырьевые секторы, вкладывая в них значительные средства и поощряя частные инвестиции, а возможно, и уменьшать свою долю в экономике.

Чего можно ждать по итогам года? Высокие цены на нефть и низкая инфляция, скорее всего, вытянут рост экономики на уровень 1,8–2%. Но даже если предсказание Алексея Кудрина о росте ВВП в 2017 году на 1,8% не оправдается, с высокой вероятностью может оправдаться другой его прогноз: для устойчивого подъема нашей экономики необходимы структурные реформы и масштабная диверсификация.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Игорь НИКОЛАЕВ, директор Института стратегического анализа ФБК:

«Темпы роста российского ВВП по итогам этого года не выйдут за пределы 2%. В связи с этим оптимистичный прогноз, которого придерживается Минэкономразвития, не будет реализован. В сентябре и октябре наблюдалось снижение ВВП. К аналогичному периоду прошлого года рост ВВП в октябре уменьшился до 1% против 1,9% в сентябре. Чтобы преодолеть планку в 2%, необходимо добиться темпов роста в ноябре-декабре чуть ли не в 3%. Однако, скорее всего, по итогам ноября мы также увидим отрицательную динамику, наверстать которую в последний месяц года вряд ли получится».

Евсей ГУРВИЧ, руководитель Экономической экспертной группы:

«Хорошая новость заключается в том, что спад отечественной экономики завершился и цена кризиса оказалась ниже, чем можно было ожидать. Экономика растет, так как цена на нефть увеличилась на 20% к прошлому году. Плохая новость заключается в том, что в России признаки роста есть, а признаков новой модели роста как не было с советских времен, так и нет. По-прежнему вся динамика зависит от цен на нефть и выражается в наращивании объемов производства без повышения эффективности производства и качества товаров. И даже в этой модели России есть к чему стремиться».

Как увеличить ВВП в России в 1,5 раза

Как увеличить ВВП в России в 1,5 раза target="_blank"> Ваш браузер не поддерживает javascript. Вы не сможете использовать весь функционал сайта. Рекомендуем включить поддержку javascript в настройках браузера либо скачать новый браузер.

Добавить пост «»

в дневник

Добавить

в дневник

В четверг выступил в МГИМО на форуме "Стратегии для России". Тема выступления: как выполнить задачу по росту ВВП в 1,5 раза. Предлагаю вашему вниманию.

Проблемы использования ВВП как показателя эффективности оценки социально-экономического развития

Библиографическое описание:

Золов, О. Н. Проблемы использования ВВП как показателя эффективности оценки социально-экономического развития / О. Н. Золов, Н. Н. Матненко. — Текст : непосредственный // Вопросы экономики и управления. — 2019. — № 5 (21). — С. 1-6. — URL: https://moluch.ru/th/5/archive/138/4418/ (дата обращения: 09.01.2021).



Статья посвящена валовому внутреннему продукту, одному из самых известных и распространенных индикаторов социально-экономического развития стран. Не оспаривая значимость количественного измерителя масштабов экономики, ее развития и благосостояния граждан, предпринятое исследование выявило наличие неопределенности в реалистичности оценок ВВП, обусловленных множеством факторов объективного и субъективного порядка. Приведенный в статье анализ статистического материала демонстрирует положительную динамику ВВП за весь период наблюдения, сопровождаемой углубляющимся социально-экономическим расслоением домохозяйств, что подтверждает гипотезу о неадекватности показателя в оценке социально-экономического развития. В современном государстве, разделяющее концепцию трипартизма или устойчивого развития, измерение масштаба экономики вторично, поэтому требуется пересмотр системы целевых и оценочных показателей для более точного отражения удовлетворённости людей своей жизнью.

Ключевые слова: валовый внутренний продукт, домохозяйство, экономическое развитие, экономическое благосостояние, система национальных счетов, расслоение домохозяйств, эффективность, масштаб экономики, распределение доходов.

Валовый внутренний продукт — «икона статистического мира» [7] — в настоящем является едва ли не основным показателем, измеряющим социально-экономическое развитие стран. Сложно себе представить современные сводки финансовых, и не только, новостей без очередного освящения его динамики в том или ином регионе. «Темпы роста ВВП азиатского сектора замедлились…», «Китай обогнал США по ВВП по ППС!» — с подобными заголовками встречался, наверное, каждый, вне зависимости от его отношения к экономической науке. Определенно ВВП остается главным инструментом измерения экономического развития и благосостояния граждан, выражаемого в том, сколько благ получают члены общества от использования и распределения ресурсов.

Действительно, ВВП выражает масштабы экономики, тесно связан с наличием рабочих мест и доходов, которые сами по себе имеют жизненно важное значение для уровня жизни людей и лежат в основе их способности жить той жизнью, которую они хотят [10]. Однако показатель ВВП субъективен по своей природе, его нельзя отнести к объективным измерителям физического мира. И поэтому вполне объяснимо почему первая официальная публикация данных по ВВП в 1942 году, положила начало не ослабевающей критике данной концепции. Несовершенство ВВП, как меры масштаба экономики и социально-экономического развития — является предметом широкой дискуссии научного сообщества, усилившейся по мере углубления процессов цифровой трансформации экономики и общественной жизни.

Цель данной статьи заключается в попытке разобраться в объективности показателя ВВП, широко используемого для измерения экономического развития и общественного благосостояния.

Для начала следует определиться с понятием ВВП. Используя определение Системы национальных счетов 2008 года (СНС-2008), основанное на концепции добавленной стоимости, валовый внутренний продукт — это «это сумма валовой добавленной стоимости всех резидентов-производителей в основных ценах плюс часть налогов на продукты (а возможно, весь итог) за вычетом субсидий на продукты, которая не включена в оценку выпуска» [3, С. 100]. Более академическое определение звучит следующим образом «валовой внутренний продукт — это общая рыночная стоимость всех готовых товаров и услуг, произведённых на территории страны в течение года» [1]. И если с отражением рыночной стоимости товаров всё более-менее понятно, то отражение некоторых услуг вызывает большие затруднения [4]. Здесь перед нами встаёт первая проблема ВВП, связанная с расчетом показателем — сложность статистического подсчёта [7].

Речь идет о методологической проблеме, а именно что и по каким ценам учитывать в расчете данного макропоказателя.

Валовый внутренний продукт состоит из огромного количества постоянно изменяющихся величин, кроме того, одни и те же товары (услуги), при схожих внешних условиях могут иметь разное стоимостное выражение в единый момент времени [4]. Например, два небольших магазина, располагающихся по соседству, могут продавать один и тот же товар по разной цене, закупая его у одного и того же поставщика и имея одинаковые издержки. Выходит, что цена одинаковых услуг может различаться, и это отражается на конечном подсчете ВВП. Другой аспект проблемы — это учет нерыночных услуг, предоставляемых государственными агентствами и организациями [6] и услуги домохозяйств для личного использования. Как, например, определить рыночную стоимость медицинской помощи? В сегодняшних реалиях нерыночные услуги в России, как и в большинстве стран мира, в которых статистический учет организован в соответствии с СНС, оцениваются по затратам на их производство, плюс потребление основного капитала [3, С. 23]. Однако подобный способ расчета полностью игнорирует факт изменения эффективности данных организаций, и тем самым занижает темпы роста ВВП. Рассмотрим пример, когда при неизменных затратах на здравоохранение, оптимизация расходов позволила повысить классификацию большинства врачей, что, в конечном счёте, привело к повышению эффективности всей системы. В подобной ситуации ВВП не измениться и, соответственно, оценивание экономики будет искаженной.

Второй вопрос — это учет благ, производимых домашними хозяйствами для внутреннего потребления. Как учитывать эту категорию? И необходимо ли её учитывать? Изменится ли благосостояние домашнего хозяйства в случае, когда производство какого-либо блага внутри семьи сменяется его закупкой на рынке? Это, конечно, спорный момент. Так, например, обладание жильём сильно увеличивает благосостояние домохозяйства по сравнению с ситуацией, когда аналогичное жильё снимается в аренду [4]. Однако, можно ли с уверенностью сказать, что наём обслуживающего персонала, например, горничной, — услуга сопоставимая по качеству, с уборкой, производимой одним из членов семьи? Ответ на этот вопрос автор оставляет статистикам и людям, занимающимся проблемами измерения ВВП. С уверенностью можно сказать одно, что абсолютное отсутствие учёта подобной категории благ, негативно влияет на качество статистической информации. На сегодняшний момент мировая статистическая наука не обладает необходимыми инструментами для подобного подсчёта.

Следующая проблема заключена в определении понятия «показатель», как отражение состояния чего-либо [2]. При этом, не стоит путать отражение с самим состоянием. Человеческая природа устроена так, что люди привыкли работать на показатель, из-за этого зачастую происходит подмена понятий при целеполагании. Так, правительства, движимые благой целью улучшения социально-экономического климата государства, зачастую ставят себе целью увеличение темпов роста ВВП. Или, проводя разнообразные сравнения экономики, прибегают к ряду показателей, так или иначе завязанных на ВВП (например, ВВП по ППС, ВВП на душу населения и прочее). Однако, достичь роста ВВП можно множеством способов, например, вырубка всех лесов страны и продажа их на экспорт приведет к значительному скачку ВВП, но здравый смысл говорит об огромном количестве негативных последствий, идущих за данным шагом. Внедрение прорывных инновационных технологий также может привести к резкому скачку данного показателя. Приведенные примеры иллюстрируют суть еще одной проблемы, обусловленной тем, что ВВП не разделяет экстенсивного и интенсивного подходов, иначе говоря, не отображает эффективность экономики (вложенных средств), чем зачастую пользуются политические деятели. Отличным примером является программа «освоения целины» в СССР, которая нанесла серьезный экологический урон территории современного Казахстана [8]. Даже при рассмотрении менее радикальных примеров становится ясно, что использовать ВВП в отрыве от других экономических показателей — крайне некорректно. Так, постройка нового стадиона на 50 000 мест в городе с 30 000 жителей приведет к росту ВВП в отчётном году, однако реальный экономический эффект от данного мероприятия вряд ли будет иметь сколько-нибудь заметное значение. В то время как вложение тех же денег в инновационную промышленность позволит создать не только рабочие места, но и инфраструктуру, что в долгосрочной перспективе увеличит ВВП в некое кратное количество раз (см. рис. 1). Иными словами, ВВП или его прирост достаточно слабый показатель эффективности, и тем самым не предполагает его использование в отрыве от других макроэкономических показателей.

Рис. 1. Пример влияния инвестиций на ВВП в долгосрочном и краткосрочном периодах

Еще одна существенная проблема ВВП — отсутствие представления о распределении доходов внутри экономики. Эта проблема достаточно остро стоит на протяжении, как минимум, нескольких десятилетий, так как особенностью капиталистического развития является рост неравенства и расслоение общества. Так, например, в США, как в одной из самых крупных экономик мира, существует заметно неравномерное распределение богатства среди населения (см. рис. 2).

Рис. 2. Распределения благосостояния между Top 10 и Bottom 90 в США за 1913–2012г.г. [9]

Наглядно видно, что на протяжение последних 30 лет богатство самого состоятельного процента американской экономики стабильно растёт, как и богатство самых состоятельных 10 %, так, на 2012 год их доля в общем числе составляла 73,7 %, то есть десятой доле населения принадлежит ¾ всего благосостояния государства. Противоположным образом дела обстоят у беднейшей половины населения. Так из исследования, проведённого Управлением Конгресса США по бюджету, отчётливо видно, что их благосостояние практически не изменяется с 1989 года, а с 2008 и вовсе несколько снижается (см. рис. 3).

Рис. 3. Распределение благосостояния США в абсолютных значениях [5]

Следовательно, наблюдаемый в США рост ВВП на протяжении более 30 лет (см. рис. 4), за исключением кризиса 2008 года, практически никак не влияет на благосостояние половины населения страны и имеет слабое влияние на благосостояние 90 % всего населения государства. Так, более чем 3-х кратный рост ВВП в период с 1989 по 2013 гг. привел лишь к 1,5 кратному росту благосостояния у 90 % населения Соединённых Штатов Америки. Выходит, что люди, которых заверяют в стабильном экономическом росте, не ощущают его на себе, или даже замечают обратную зависимость.

Рис. 4. Динамика ВВП США (в текущих ценах), трлн. долл. [11]

Из всего вышесказанного несложно сделать вывод, что ВВП является не лучшим измерителем внутреннего экономического состояния экономики. Как известно, сильное расслоение доходов населения влечёт за собой социальные проблемы, такие как: невозможность получения качественного образования бедными слоями общества, что сокращает количество высококвалифицированных кадров, социальное напряжение, протестные движения и прочее. Соглашаясь с тем, что ВВП отражает количество благ, произведённых на территории страны, социально ориентированное государство должно заботиться о качестве жизни своих граждан и больше волноваться за потребление и распределение создаваемых благ.

Что же мы имеем в итоге? ВВП — далеко не самый простой в измерении показатель. В его расчет не включаются некоторые услуги, а также блага, создаваемые домохозяйствами для внутреннего потребления. За рамками настоящей статьи остался вопрос учета теневого сектора экономики, влияние которого на ВВП является существенным для развивающихся стран. К недостаткам отнесем неспособность ВВП отражать качественное состояние экономики, выделив интенсивные и экстенсивные факторы ее развития, понять является ли рост экономики устойчивым. ВВП неспособен учесть затраты, связанные со здоровьем человека и влиянием негативных факторов на окружающую среду, возникающих в результате производства или потребления продукции страны. По сути, валовый внутренний продукт отражает ровно то, для чего и создавался Саймоном Кузнецом в 1934 году — денежную стоимость всех благ, произведенных на территории конкретной страны за определённый период. Проблема в том, что люди и особенно политики переоценивают значимость показателя, считая его главной целью развития и отражением экономического состояния государства.

Пожалуй, можно говорить о наметившемся общественном консенсусе в отношении поиска более совершенных измерителей экономического и социального развития. Уже сейчас существует большое число альтернатив ВВП, начиная с показателей дифференциации доходов и богатств среди населения, и заканчивая такими объемными и сложными показателями, как Индекс человеческого развития, Индекс качества жизни и даже субъективный Международный индекс счастья. Главное, что следует предпринять современным государствам — это понять, какую цель они преследуют: увеличение объемов экономики или улучшение жизни своих граждан. Если ответом является второе утверждение, то следует пересмотреть систему целевых и оценочных показателей для более точного отражения удовлетворённости людей своей жизнью в каждой конкретной стране/регионе/городе, т. е. сделать экономику человекоориентированной, а не нацеленной на создание всё большего количества благ, пренебрегая всем остальным.

В качестве заключения весьма уместна фраза из статьи Дэвида Пиллинга «Has GDP outgrown its use?» в Financial Times: «GDP may be anachronistic and misleading. It may fail entirely to capture the complex trade-offs between present and future, work and leisure, «good» growth and «bad» growth. Its great virtue, however, remains that it is a single, concrete number. For the time being, we may be stuck with it». [8]

Литература:

  1. Макконнелл К. Р., Брю С. Л., Флинн Ш. М. Экономикс: принципы, проблемы и политика: учебник / К. Р. Макконнелл, С. Л. Брю, Ш. М. Флин; пер. с англ. — 19-е изд. — М.: ИНФРА-М, 2018. — XXVIII, 1028 с.
  2. Мокий М. С. Экономика фирмы: учебник и практикум для прикладного бакалавриата / М. С. Мокий, О. В. Азоева, В. С. Ивановский; под ред. М. С. Мокия. — 3-е изд., пер. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2018. — 284 с.
  3. Система национальных счетов 2008 (СНС-2008). — ЕК, МВФ, ОЭСР, ООН, ВБ. — Нью-Йорк, 2012. — 764с.
  4. Стиглиц Д., Сен А., Фитусси Ж.-П. Неверно оценивая нашу жизнь: Почему ВВП не имеет смысла? Доклад Комиссии по измерению эффективности экономики и социального прогресса — М.: Изд-во Института Гайдара, 2016. — 216 с.
  5. Congressional Budget Office, август 2016. URL: https://www.cbo.gov/ sites/default/files/114th-congress-2015–2016/reports/51846-familywealth.pdf (дата обращения 20.12.2018).
  6. Dobbs R., Manyika J., Remes J., and Woetzel J. Is GDP the best measure of growth?// McKinsey Global Institute. — January, 2015/ URL: https:// www.mckinsey.com/featured-insights/employment-and-growth/is-gdp-the-best-measure-of-growth (дата обращения 24.11.2018).
  7. Lequiller, François, and Blades, Derek (2004), Comptabilité nationale: manuel pour étudiants, Economica, Paris. Includes CD-Rom/ OECD Observer No 246/247, December 2004-January 2005. URL: http://oecdobserver.org/news/ archivestory.php/aid/1518/Is_GDP_a_satisfactory_measure_of_growth_.html (дата обращения 15.12.2018).
  8. Pilling D. Has GDP outgrown its use?// Financial Times, July 4, 2014. URL: https://www.ft.com/content/dd2ec158–023d-11e4-ab5b-00144feab7de (дата обращения 24.11.2018).
  9. Saez E., Zucman G. Wealth Inequality in the United States since 1913: Evidence from Capitalized Income Tax Data, 2015. URL: http://gabriel-zucman.eu/files/SaezZucman2015.pdf.
  10. Sen A. Development as Freedom. Oxford: Oxford University Press, 1999.
  11. World Bank national accounts data, and OECD National Accounts data files. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD?end=2017&loca tions=US&start=1989 (дата обращения 20.12.2018).

Основные термины (генерируются автоматически): валовый внутренний продукт, ВВП, GDP, США, показатель, рост ВВП, услуга, экономическое развитие, внутреннее потребление, социально-экономическое развитие.

Влияние увеличения реального ВВП (экономического роста) на процентные ставки

18.11 Влияние увеличения реального ВВП (экономического роста) на процентные ставки

Цель обучения

  1. Узнайте, как изменение реального ВВП влияет на равновесную процентную ставку.

Наконец, давайте рассмотрим последствия увеличения реального валового внутреннего продукта (ВВП). Такой рост представляет собой экономический рост. Таким образом, изучение последствий увеличения реального ВВП - это то же самое, что вопрос о том, как экономический рост повлияет на процентные ставки.

ВВП может увеличиваться по разным причинам, которые обсуждаются в следующих главах. А пока представим, что ВВП увеличивается по какой-то неуказанной причине, и рассмотрим последствия такого изменения на денежном рынке.

Предположим, что денежный рынок изначально находится в равновесии в точке A на рис. 18.5 «Эффект от увеличения реального ВВП» с реальной денежной массой M S / P $ и процентной ставкой i $ ′.Предположим, что реальный ВВП ( Y $ ) увеличивается при прочих равных условиях. Опять же, допущение ceteris paribus означает, что мы предполагаем, что все другие экзогенные переменные в модели остаются неизменными на своих исходных уровнях. В этом упражнении это означает, что денежная масса ( M S ) и уровень цен ( P $ ) остаются фиксированными. Увеличение ВВП приведет к увеличению спроса на деньги, потому что людям потребуется больше денег для совершения операций, необходимых для покупки нового ВВП.Другими словами, спрос на реальные деньги растет из-за эффекта спроса на транзакции. Это увеличение отражается в сдвиге вправо функции спроса на реальные деньги с L ( i $ , Y $ ′) на L ( i $ , Y ). $ ″).

Рисунок 18.5 Эффект от увеличения реального ВВП

При исходной процентной ставке i $ спрос на реальные деньги вырос до уровня 2 по горизонтальной оси, в то время как реальная денежная масса остается на уровне 1.Это означает, что реальный спрос на деньги превышает реальную денежную массу, а текущая процентная ставка ниже равновесной. Корректировка более высокой процентной ставки будет следовать истории равновесия «слишком низкая процентная ставка».

Окончательное равновесие наступит в точке B на графике. При повышении процентной ставки с i $ ′ до i $ ″ спрос на реальные деньги упадет с уровня 2 на уровень 1. Таким образом, рост реального ВВП (т.е.д., экономический рост) вызовет повышение средних процентных ставок в экономике. Напротив, снижение реального ВВП (рецессия) вызовет снижение средних процентных ставок в экономике.

Ключевые вынос

  • Увеличение реального валового внутреннего продукта (т. Е. Экономического роста) при прочих равных вызовет повышение средних процентных ставок в экономике. Напротив, снижение реального ВВП (рецессия) при прочих равных условиях вызовет снижение средних процентных ставок в экономике.

Упражнение

  1. Вопросы об опасности . Как и в популярном игровом телешоу, вам дается ответ на вопрос, и вы должны ответить этим вопросом. Например, если ответ - «налог на импорт», то правильный вопрос: «Что такое тариф?»

    1. Термин, используемый для описания процентного увеличения реального ВВП за период времени.
    2. Из увеличения , уменьшения или остаются прежними , влияние на равновесную процентную ставку, когда реальный ВВП уменьшается при прочих равных.
    3. Из увеличения , уменьшения или остаются прежними , влияние на равновесную процентную ставку при увеличении реального ВВП при прочих равных.

SuperPower 2 Steam Edition Общие обсуждения

Самый простой способ увеличить инфляцию - это установить нулевую процентную ставку.

Расходы на образование повысят ВВП на душу населения, а также увеличат объем производства ресурсов «Услуги» в вашей стране.
Насколько мне известно, расходы на здравоохранение также увеличивают ваш ВВП на душу населения. Однако это становится очень дорогим.

Я совершенно уверен, что наличие высокого рейтинга стабильности и повышение способности вашей страны удовлетворять потребности в ресурсах также улучшит ваш ВВП на душу населения.

Я бы порекомендовал инвестировать в туризм, добычу ресурсов и образование, так как они дадут вам больше денег, а последние два также должны эффективно повысить ваш ВВП на душу населения.


Не понимаю, почему вы все время упоминаете ВВП на душу населения.Все, что увеличивает ВВП, также увеличивает ВВП на душу населения, потому что последний является всего лишь индикатором вашего ВВП на гражданина (ВВП, деленный на население, или по любой другой формуле).

Увеличение производства в стране увеличивает ВВП, так что это не «так хорошо», а «потому что это увеличивает производство в вашей стране». Расходы на здравоохранение в любом случае важны, по крайней мере, на UberFox они стимулировали рост нескольких секторов, и это важно для уровня смертности и человеческого развития (высокое человеческое развитие = больше налогов, высокое человеческое развитие = более низкая рождаемость, следовательно, потребность в более низком уровне смертности).

Инвестиции в туризм - это хорошая идея с самого начала (делайте максимальные инвестиции), потому что туризм работает в игре так, что он медленно увеличивает ваши инвестиции из бюджета, а затем начинает приносить вам доход, всегда выше, чем вы должны инвестировать в конце (человеческий разработчик IIRC должен в конечном итоге достичь высокого уровня). Развитые страны могут легко зарабатывать сотни миллиардов в год на туризме после крошечных инвестиций в полностью зеленый слайдер.

Вы снова упоминаете о том, что производство ресурсов эффективно увеличивает ВВП на душу населения, что очень странно.Да, увеличение вашего ВВП увеличивает ваш ВВП на душу населения (при условии, что рост вашего населения не является чрезмерным) ... Я думаю, это очевидно, смеется.

Валовой внутренний продукт (ВВП)

Экономический рост измеряется увеличением размера экономики страны. Общий показатель размера экономики - ее объем производства. Наиболее широко используемым показателем экономического производства является валовой внутренний продукт (сокращенно ВВП ).

ВВП обычно определяется как рыночная стоимость товаров и услуг, производимых страной.Один из способов рассчитать ВВП страны - просуммировать все расходы в стране. Этот метод известен как расходный подход и описан ниже.


Расходный подход к расчету ВВП

Расходный подход рассчитывает ВВП путем суммирования четырех возможных типов расходов следующим образом:

9018 9018

Потребление - самая крупная составляющая ВВП.В США самый крупный и стабильный компонент потребления - это услуги. Потребление рассчитывается путем сложения расходов на товары и услуги длительного и краткосрочного пользования. На него не влияет оценочная стоимость ввозимых товаров.

Инвестиции включают инвестиции в основные фонды и увеличение запасов.

Государственные закупки равны государственным расходам за вычетом государственных трансфертов (социальное обеспечение, выплаты по безработице и т. Д.)

Чистый экспорт - экспорт минус импорт.Импорт вычитается, поскольку ВВП определяется как выпуск внутренней экономики.


Альтернативные подходы к расчету ВВП

Существует три подхода к расчету ВВП:

  • расходный подход - описанный выше; рассчитывает окончательные расходы на товары и услуги.

  • товарный подход - рассчитывает рыночную стоимость произведенных товаров и услуг.

  • доходный подход - суммирует доход, полученный всеми производителями в стране.

Эти три подхода эквивалентны, каждый дает одинаковый результат.


Конечные продажи как средство прогнозирования ВВП

Обратите внимание, что увеличение запасов увеличит ВВП, но, возможно, приведет к более низкому ВВП в будущем, поскольку избыточные запасы истощаются. Чтобы устранить этот эффект, окончательные продажи можно рассчитать, вычтя прирост запасов из ВВП. Окончательные продажи могут быть больше или меньше ВВП. Изменение запасов является важным сигналом для ВВП следующего периода.


Номинальный и реальный ВВП

Без каких-либо корректировок расчет ВВП искажается инфляцией. Этот нескорректированный ВВП известен как номинальный ВВП . На практике ВВП корректируется путем деления номинального ВВП на дефлятор цен для получения реального ВВП .

В условиях инфляции номинальный ВВП больше реального ВВП. Если дефлятор цен неизвестен, можно рассчитать неявный дефлятор цен путем деления номинального ВВП на реальный ВВП:

Неявный дефлятор цен = номинальный ВВП / реальный ВВП

Состав этого дефлятора отличается от индекса потребительских цен тем, что дефлятор ВВП включает в себя государственные товары, инвестиционные товары и экспорт, а не традиционную потребительскую корзину товаров.

ВВП обычно представляется ежеквартально с учетом сезонных колебаний в годовом исчислении.


Рост ВВП

Страны стремятся увеличить свой ВВП, чтобы повысить уровень жизни. Обратите внимание, что рост ВВП не приводит к увеличению покупательной способности, если рост вызван инфляцией или увеличением населения. Для покупательной способности важен реальный ВВП на душу населения.

Хотя инвестиции являются важным фактором роста ВВП страны, еще более важным является большее уважение к законам и контрактам.


ВВП по отношению к ВНП

ВВП измеряет объем производства товаров и услуг в пределах страны. Валовой национальный продукт (ВНП) измеряет выпуск факторов производства страны, независимо от того, находятся ли эти факторы в пределах страны. Например, продукция рабочих, находящихся в другой стране, будет включена в ВНП родной страны, но не в ее ВВП. Валовой национальный продукт может быть больше или меньше ВВП страны в зависимости от количества ее граждан, работающих за пределами ее границ, и количества граждан другой страны, работающих в ее границах.

В Соединенных Штатах валовой национальный продукт (ВНП) использовался до начала 1990-х годов, когда он был изменен на ВВП, чтобы соответствовать другим странам.

Рекомендуемая литература

Постоянно растущий ВВП

Валовой внутренний продукт (ВВП) - одна из основных проблем, освещаемых в СМИ. СМИ непрерывно забрасывают нас информацией, касающейся ВВП. Считается, что это показатель «все и все».Новости о росте ВВП воспринимаются с большим энтузиазмом, тогда как новости о снижении ВВП создают атмосферу пессимизма.

Излишне говорить, что любой вопрос, столь важный для экономики, будет политизирован. Следовательно, ВВП также может создавать или разрушать правительства. Вот почему правительства во всем мире всегда обещают рост ВВП во время своего режима.

Если сложить весь экономический шум и политические обещания, мы получим сценарий, в котором мы ожидаем, что ВВП будет расти бесконечно до бесконечности! Если принять во внимание тот факт, что рост ВВП вызван использованием природных ресурсов и что эти ресурсы ограничены, абсурдность этого ожидания становится очевидной.

Итак, это оставляет нам очень важный вопрос: «Возможно ли, чтобы ВВП продолжал расти вечно?» Эта статья предназначена для более подробного обсуждения этого вопроса.

Нереалистичные надежды на постоянный рост:

Есть известная поговорка, которая гласит: «Человек, ожидающий постоянного роста, - это либо сумасшедший, либо экономист». Это утверждение находит наиболее подходящее применение при описании феномена ВВП.

Рецессия считается негативным состоянием для экономики.Простого упоминания слова «р» достаточно, чтобы вселить страх в сердца рабочих во всем мире. Во всем мире рецессия приравнивается к потере работы и бедности и, следовательно, вызывает огромные негативные настроения. Близким родственником слова «r» является слово «s». Поскольку замедление темпов роста сигнализирует о приближающейся рецессии, упоминание слова «замедление роста» также вызывает очень негативные настроения и негативную реакцию.

Согласно учебникам, замедление роста определяется как снижение темпов роста ВВП.Если в прошлом году ВВП рос на 10%, а в этом - на 9%, мы называем это замедлением! Поскольку слово «замедление» имеет такой негативный оттенок, принимаются все меры, чтобы его не использовать.

Таким образом, наше общество неявно питает надежды на непрерывный рост с постоянно увеличивающейся скоростью!

Постоянный рост против ограниченных ресурсов:

Настоящая проблема непрерывного роста выходит на первый план, когда она противопоставляется реальной природе.Рост ВВП в значительной степени зависит от природных ресурсов. Земля, которую мы имеем, количество ископаемого топлива, которое у нас есть, количество угля, минеральной руды и т. Д., Которые у нас есть под рукой. Верно, что технологии могут сыграть довольно важную роль в более эффективном использовании этих ресурсов, но наше общество по-прежнему в целом полностью зависит от этих ресурсов.

Эти ресурсы регулируются законами природы. Процесс создания этих ресурсов занимает годы, а иногда и столетия. Следовательно, мы имеем дело с ограниченным количеством природных ресурсов в наших руках.

Поэтому ожидание постоянного роста с постоянно увеличивающейся скоростью совершенно необоснованно и не имеет логического обоснования, если мы посмотрим на факты!

Штраф за падающий рост:

Настоящая проблема с этим неверным ожиданием - это политическое влияние, которое они оказывают. Цикл обычно начинается с того, что СМИ рисуют картины предстоящих мрачных дней. Вскоре мания распространяется, и негативные настроения становятся нормой. Часто это приводило к отстранению правительства от должности.

Таким образом, корпорации, правительства и частные лица имеют ощутимый стимул максимально отсрочить рецессию. Обратите внимание на слова воспринимаемого стимула. В реальности нет стимула, но восприятие делает его реальным.

лазейки для задержки падающего роста:

Правительства во всем мире поэтому прибегали к множеству уловок, чтобы максимально отсрочить начало рецессии. Эти стимулы будут подробно обсуждаться позже в этом модуле.

На данный момент важно понимать, что ВВП измеряет расходы, и если правительства смогут найти способ продолжать расходовать, они могут, по крайней мере, временно создать мир, в котором ВВП будет расти бесконечно с постоянно растущей скоростью.

Последствия этого будут серьезными в будущем. Однако, по крайней мере, на мгновение предполагаемые цели могут быть достигнуты, а рецессия может быть отложена.

Конечный результат идеи о том, что ВВП должен всегда расти:

Идея о том, что ВВП всегда должен расти, имеет катастрофические последствия в долгосрочной перспективе.Некоторые из этих последствий перечислены ниже:

  1. Постоянно растущий бюджетный дефицит и долговая спираль

  2. Огромные и расточительные государственные расходы

  3. Массовая коррупция и разграбление денег налогоплательщиков при проведении государственных расходов

  4. Корпоративные малые инвестиции

  5. Постоянно растущее долговое бремя домохозяйств

Каждое из этих последствий будет обсуждаться более подробно по мере прохождения этого модуля.На данный момент важно понимать, что идея о постоянно растущем ВВП - это фундаментально ошибочная ошибка.



Авторство / ссылки - Об авторе (ах)

Статья написана «Прачи Джунджа» и проверена группой Management Study Guide Content Team . В состав группы MSG по содержанию входят опытные преподаватели, профессионалы и эксперты в предметной области. Мы являемся сертифицированным поставщиком образовательных услуг ISO 2001: 2015 .Чтобы узнать больше, нажмите «О нас». Использование этого материала в учебных и образовательных целях бесплатно. Укажите авторство используемого содержимого, включая ссылку (-ы) на ManagementStudyGuide.com и URL-адрес страницы содержимого.


ВВП в первом квартале был бы хуже, если бы не увеличение расходов Центром.

ВВП Индии стал свидетелем 23-процентного спада роста, самого резкого за всю историю страны. По оценкам, производство, добыча полезных ископаемых, строительство, торговля и туризм сильно пострадали от пандемии Covid-19 и общенациональной изоляции.

[ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ] Фотография из архива министра финансов Союза Нирмала Ситхараман (Фото предоставлено PTI)

Данные по ВВП, опубликованные Центральным статистическим управлением (ЦСУ) в понедельник, показывают, что экономический рост Индии снизился на 23,9% в первом квартале 20–21 ФГ. Это считается наихудшим замедлением роста, зафиксированным в истории Индии.

Главный экономический советник Центра К.В. Субраманян сказал, что эти показатели ВВП соответствуют ожидаемым. В то же время бывший министр финансов П. Чидамбарам провел виртуальную пресс-конференцию, на которой обвинил центральное правительство в неспособности «сделать что-нибудь, чтобы смягчить» падение экономического роста.

В отчете теперь говорится, что показатели ВВП за первый квартал были бы намного хуже, если бы не расходы Центра на конечное потребление. В связи с этим в отчете далее добавляется, что эти расходы на конечное потребление были самыми высокими за пять кварталов и составили 16,4 процента в период с апреля по июнь (первый квартал).

В течение первого квартала 2019-20 финансового года такие же расходы на конечное потребление составили 4,18 миллиона крор рупий по сравнению с 4,86 ​​миллиона рупий в этом году.

(Фото: Business Today)

Согласно этим данным, вклад расходов на конечное потребление в ВВП вырос на 6 процентных пунктов до 18 процентов в первом квартале текущего финансового года по сравнению с 11.8% в том же квартале 2019-20 финансового года.

Согласно данным, опубликованным центральным правительством, в производственном секторе наблюдалось снижение роста на 39,3%, а в горнодобывающей промышленности - на 23,3%. Для сравнения, рост в сфере торговли и гостеприимства снизился на 47 процентов, в то время как в строительстве этот показатель составил 50 процентов.

Единственными сегментами, в которых был зафиксирован положительный рост, были сельское хозяйство, лесное хозяйство и рыболовство - 3,4%.

Резервный банк Индии (RBI) в своем недавнем отчете воздержался от предоставления точных цифр для оценки сокращения ВВП.Однако он указал, что совокупный спрос в течение года пока указывает на «серьезный шок для потребления».

Фискальная политика во время пандемии - ECONS.ONLINE

Эпидемия привела к серьезным изменениям в мировой макроэкономической ситуации, и они особенно драматичны в России. До пандемии темпы экономического роста России соответствовали ее потенциал, или даже превышал его (хотя и оставался умеренным), а уровень безработицы был ниже естественного уровня.Теперь спрос явно стал недостаточным, и в ближайшие месяцы неизменно ожидается резкий рост безработицы. Таким образом, споры о целесообразности денежно-кредитных и фискальных стимулов уступили место обсуждению инструментов и масштабов стимулирования.

Очевидно, что в ближайшее время фискальная политика претерпит радикальные изменения. В этом году значительный профицит бюджета последних лет и ожидаемый в 2020–2022 годах, несомненно, превратится в дефицит, и он, вероятно, останется таким в течение следующих двух лет.Бюджетное правило, которое раньше критиковали за чрезмерную жесткость, теперь требует переосмысления с совершенно иной точки зрения. То же самое относится к обсуждению использования Фонда национального благосостояния (ФНБ).

Шкала ударов

Чтобы понять, какие финансовые возможности доступны правительству во время кризиса, в первую очередь необходимо оценить, какую часть доходов в бюджет Россия может потерять.

По мнению экспертов, недавно достигнутое соглашение ОПЕК + - лишь частичное решение проблемы избытка нефти на мировом рынке.В опубликованный 7 апреля прогноз Управления энергетической информации США (которое предоставляет наиболее точные прогнозы динамики цен на нефть) выглядит правдоподобным; В нем утверждается, что среднегодовая цена на Brent составит 33 доллара за баррель в 2020 году и вырастет до 46 долларов в 2021 году. В этом случае средняя цена на нефть марки Urals составит около 30 долларов за баррель в этом году и 42 доллара в 2021 году. Экспорт сырой нефти и нефтепродуктов в ближайшие три года значительно упадет в результате как снижения внутреннего и внешнего спроса, так и соглашений ОПЕК +.Учитывая прогнозируемый мировой спрос и договоренности стран-экспортеров, давайте примем относительно оптимистичное предположение о том, что производство и экспорт энергоносителей в России сократятся на 5% по сравнению с предыдущим годом. В условиях ожидаемого масштабного спада мировой экономики (до 5% в этом году) спрос на другие товары, экспортируемые Россией, также снизится.

По нашим оценкам, все шоки для российской экономики, а именно падение цен на нефть, вынужденное сокращение экспорта нефти, отток капитала, режим самоизоляции и нерабочий апрель, приведут к снижению на 5%. в ВВП в 2020 году.Это соответствует последним прогнозам Citigroup (снижение на 4,6%) и McKinsey (снижение на 3,8-10,2%).

Первые три шока представляют собой усиление того, что пережила российская экономика в 2008–2009 годах. Тогда цены на нефть упали на 35% за год, а теперь прогнозируется ежегодное снижение на 53%, и ожидаемый спад мировой экономики будет гораздо более серьезным, чем во время мирового финансового кризиса (на основе агрегированных данных). данные по паритету покупательной способности по отдельным странам).

Тем не менее, по нашим оценкам, влияние этих трех шоков на ВВП России будет примерно в три раза меньше, чем во время мирового финансового кризиса: 4–4,5 п.п. по сравнению с 13 п.п. в 2009 году. Это во многом является результатом перехода к режиму плавающего обменного курса, который, с одной стороны, помогает поддерживать конкурентное преимущество на мировом рынке, а с другой - позволяет избежать высоких девальвационных ожиданий, которые приводят к росту (согласно теория паритета процентных ставок) стоимость заемного капитала.Консервативная фискальная политика, проводимая правительством, также сыграла важную роль в смягчении последствий негативных внешних шоков. Достаточно жесткое фискальное правило позволило срочно отреагировать на кризис из-за накопленных в ФНБ средств и низкого уровня государственных заимствований.

По нашим оценкам, режим карантина и самоизоляции добавит около 2,5 п.п. к экономическому краху.

При том, что до кризиса экономика России вырастала на 1.5–2% в 2020 году, все шоки вместе приведут к снижению ВВП на 5%.

Оценка масштаба фискальных мер

Отличительная черта текущей ситуации - почти полное отсутствие выручки, особенно в наиболее подверженных шоку секторах - представляет серьезную угрозу массового бегства мелких фирм без резервов с рынка, что приведет к нарушению производственных цепочек, резкому росту безработица и рост бедности. Практически все развитые страны приняли антикризисные программы беспрецедентного масштаба, включая широкий спектр мер фискальной и денежно-кредитной политики.Пакеты государственной поддержки для граждан и предприятий в большинстве развитых стран превышают 5% ВВП, а в некоторых (например, США) они составляют более 10% ВВП. Общий принцип этих программ сводится к тому, что «крайне важно оказывать полную поддержку экономике и населению в необходимом масштабе, независимо от затрат». В то же время беспрецедентный масштаб угроз делает не только необходимым, но и зачастую более экономически выгодным пресекать в зародыше ключевые механизмы передачи кризиса во все сектора экономики.

Антикризисные программы большинства развивающихся стран намного скромнее, что связано не столько с более низким уровнем необходимой поддержки, сколько с очень ограниченным доступным финансированием. К сожалению, ответы на вопросы «сколько должны стоить антикризисные меры?» И «сколько страна может профинансировать?» Редко совпадают.

Каким может быть объем антикризисного пакета в России с учетом потребностей и вариантов фискального ответа?

Сочетание нескольких шоков требует использования широкого набора дополнительных инструментов для поддержки экономики: некоторые предназначены для компенсации сокращения спроса, а другие предназначены для поддержки секторов, фирм и семей, которые пострадали.Для этого следует использовать все каналы одновременно: смягчение денежно-кредитной политики (как за счет снижения ключевой ставки, так и за счет покупки государственных облигаций), гарантии государственных займов, продление налоговых платежей и выплат по кредитам. Приоритет следует отдавать предотвращению ликвидации как можно большего числа жизнеспособных малых и средних предприятий, предотвращению массовых увольнений и оказанию поддержки гражданам, оставшимся без источников дохода.

Для реализации этих антикризисных мер фискальной поддержки правительству потребуется не менее 3–4% ВВП в виде дополнительных бюджетных расходов и снижения налогов в этом году.Однако следует отдавать предпочтение наиболее эффективным мерам, которые можно реализовать быстро. В частности, предложения, чтобы дать определенную сумму денег, чтобы все граждане выглядят спорно - когда ресурсы ограничены, важно сосредоточиться на помощи тем, кто нуждается в ней больше всего.

Оценка бюджетных потерь и резервов

Если сравнить предполагаемые затраты на необходимые меры поддержки с вариантами финансирования, ситуация в России на первый взгляд выглядит парадоксальной.Пока заявленные прямые государственные расходы на поддержку экономики можно оценить в 1–1,5% ВВП, что почти в десять раз меньше средств, накопленных в ФНБ на 1 апреля, 12,9 трлн руб., Или 11,5% ВВП.

Чтобы дать точную оценку потенциально доступных ресурсов для антикризисной программы, необходимо сначала рассчитать ликвидность ФНБ. Для этого необходимо, прежде всего, вычесть из 11 неликвидные средства и деньги на покупку Сбербанка.5% ВВП, после чего свободные средства составят 8% ВВП.

Далее, мы должны учитывать, что огромные прогнозируемые потери доходов бюджета в этом году должны быть компенсированы.

Наши оценки показывают, что при сделанных выше предположениях бюджетная система (включая федеральный, региональный, муниципальный уровень и внебюджетные фонды) может недополучить 7,1 трлн руб., Что эквивалентно 6,3% от заложенного в бюджет ВВП. В то же время эквивалент 2.1% ВВП должен идти в ФНБ; Учитывая все это, для финансирования государственных расходов, запланированных только на 2020 год, правительству потребуется эквивалент 4,2% ВВП. Это включает около 1,5% ВВП потерянных доходов нефтегазового бюджета, поскольку рыночная цена ниже базового уровня; согласно закону, ФНБ должен компенсировать эту сумму автоматически.

Бюджетный кодекс не предусматривает покрытие других потерь за счет средств ФНБ, но у правительства здесь не так много вариантов.В этой ситуации немыслимы и секвестирование федерального бюджета, и сокращение социальных расходов. Таким образом, потерянные ненефтяные доходы федерального бюджета в размере около 0,8% ВВП и социальные отчисления, составляющие дополнительные 0,5% ВВП, будут каким-то образом компенсированы государством.

Что касается недополученных доходов на региональном уровне, составляющих 1,5% ВВП, то, скорее всего, правительство окажет финансовую поддержку наиболее пострадавшим регионам в худшей ситуации.Вероятно, часть непокрытых потерь регионы будут компенсировать за счет внутренних резервов или заимствований, а часть - за счет сокращения расходов.

Для компенсации всех утраченных доходов бюджета может потребоваться сумма в размере около 3,5–4% ВВП, предоставленная ФНБ или полученная за счет дополнительных заимствований.

В ближайшие годы дефицит бюджетных доходов, скорее всего, сохранится: хотя рост будет постепенно возобновляться, он будет неуклонно отставать от предыдущих прогнозов, поэтому в 2021–2022 годах ВВП может быть на 7–8% ниже прогнозируемого.Это означает дефицит ненефтегазовых доходов в размере 2–2,5% ВВП ежегодно. При этом пополнение ФНБ в этот период маловероятно: цены на нефть вряд ли превысят базовую цену, установленную фискальным правилом.

В то же время сокращение государственных расходов или повышение налогов очень нежелательны, так как могут подорвать посткризисное восстановление. Мы также должны помнить, что пандемия коронавируса из-за своей уникальной природы может развиваться непредсказуемым образом, поэтому может потребоваться много времени, чтобы вернуться к нормальной экономической активности, а рынку нефти - хотя бы частично.Учитывая такой высокий уровень неопределенности, крайне важно поддерживать «чрезвычайный запас» ликвидности в ФНБ на уровне не менее 3% ВВП. В сочетании с ожидаемыми дополнительными доходами в бюджет, полученными Банком России от продажи Сбербанка в следующем году, это обеспечит достаточную подстраховку для покрытия государственных расходов в 2021–2022 годах.

Тогда, если бы правительство решило покрыть все потерянные доходы бюджета за счет ФНБ и сохранить «фонд на черный день» равным 3% ВВП, то их будет не более 1.На финансирование антикризисных фискальных мер осталось 5% ВВП средств, то есть примерно столько, сколько было выделено на сегодняшний день.

Нарушение правил

Однако это не означает, что меры поддержки должны ограничиваться «доступными» средствами ФНБ. Дополнительные средства на антикризисные меры могут быть частично аккумулированы за счет перераспределения ресурсов в федеральном и региональном бюджетах.

У правительства есть еще одна карта в рукаве, т.е.е. низкий уровень госдолга: на 1 марта он составлял всего 14% ВВП. МВФ рассматривает этот фактор как важный элемент так называемого «фискального пространства», а именно способность в случае необходимости полностью проводить антикризисную фискальную политику. Действительно, при низком уровне долга правительство может увеличивать объем заимствований, не рискуя подорвать долгосрочную макроэкономическую стабильность. Проблема в том, что у российских инвесторов, вероятно, будут ограниченные возможности для покупки государственных облигаций, в то время как иностранные инвесторы покидают Россию, поскольку они уже покинули другие развивающиеся рынки.

Похоже, что покупка государственных облигаций Центральным банком может быть решением в нынешней чрезвычайной ситуации. Это привело бы к увеличению денежной массы, но при резком падении внутреннего спроса чрезмерный рост инфляции маловероятен.

Таким образом, мы считаем целесообразным, чтобы государство значительно расширило антикризисную программу, финансируя ее за счет средств ФНБ, внутренних резервов и заемных средств.

При этом следует учитывать, что полноценная поддержка экономики, во-первых, предотвратит серьезное сокращение производства и, следовательно, обеспечит более высокие поступления в бюджет в будущем.Во-вторых, это предотвратит проблемы в банковской системе (или, по крайней мере, снизит вероятность банкротства некоторых банков), решение которых обойдется Центральному банку и / или правительству еще дороже.

Описанный сценарий потребует отступления от текущего бюджетного правила, но кажется, что в этой ситуации обеспечение будущего бизнеса и решение неотложных социальных проблем более важны, чем неприкосновенность финансового правила, несмотря на его важность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВВП = Потребление
+ Инвестиции
+ Государственные закупки