Разное

Венчурный что это: Венчурный — что это такое? Определение, значение, перевод

26.10.1976

Содержание

Как работают венчурные инвесторы Кремниевой долины

С какими трудностями сталкиваются инвесторы, как они отвечают на вызовы венчурного рынка и почему большое количество стартапов в портфеле — это не всегда хорошо?

Об эксперте

Алекс Лазовский, инвестор, управляющий партнер венчурного фонда Scale-Up в Кремниевой долине.

Венчурные капиталисты сталкиваются с давлением с трех разных сторон: со стороны своих инвесторов — партнеров с ограниченной ответственностью (LP), со стороны других венчурных инвесторов и даже со стороны основателей компании, в которые они инвестируют.

Давление со стороны партнеров

LPs, или партнеры с ограниченной ответственностью — это инвесторы венчурных фондов. Их деньги — топливо, которое поддерживает работу инвестиционного механизма. LP ожидают, что управляющие фондами вернут 400-500% всех инвестированных в фонд средств в течение периода работы фонда, скажем, за десять лет. И это не блестящий результат, а просто удовлетворительная доходность. Чтобы произвести впечатление на LP, венчурный фонд должен удвоить эту цифру, то есть добиться доходности в 1000%, заветного десятикратного возврата.

Для сравнения, основные фондовые рынки в среднем могут расти примерно на 10% в год, что в сумме составляет около 260% за десять лет. То есть удовлетворительная работа венчурного капитала означает, что нужно добиться доходности вдвое выше, чем на фондовых рынках. Какие сложности тут есть?

  • Во-первых, капитал, инвестируемый LP в венчурные фонды, начинает сокращаться еще до того, как будут сделаны первые инвестиции. Ежегодная плата за управление составляет около 2% в год от общего заявленного капитала фонда. Это нужно для оплаты зарплат менеджеров, аналитиков, командировочных и маркетинговых расходов.
  • Для фонда объемом около $500 млн, например, Sequoia Capital U.S. Venture Fund XV, эти комиссионные за управление составляют $100 млн за десятилетний период. То есть 20% капитала из общего размера фонда можно вычесть сразу. А значит, вместо превращения $500 млн в $5 млрд речь идет о превращении $400 млн в $5 млрд.
  • Во-вторых, примерно две трети стартапов в портфеле хорошего венчурного фонда ранних стадий заканчивают банкротством, что ведет к полной потере и списанию в ноль всех инвестиций, сделанных фондом в эти стартапы — и, собственно, этой части денег LP, которые инвестировали в фонд. Из оставшихся 33% примерно две трети стартапов останутся в бизнесе, но не вернут все инвестированные в них деньги. Это не полная потеря инвестированных средств, а просто убыточные инвестиции. Из оставшихся 11% только половина будет работать блестяще. Когда вы слышите, что примерно 6% инвестиционных сделок, что означает около 4,5% вложенных долларов, принесли около 60% общей прибыли, это реальность, стоящая за статистикой венчурных инвестиций.

Выходит, что вместо того, чтобы превратить $400 млн в $5 млрд, в действительности в них нужно превратить $80 млн, которые не приносят убытков.

Давление со стороны других венчурных инвесторов

С одной стороны, венчурные капиталисты нужны друг другу и часто инвестируют вместе. Совместные инвестиции снижают риск.

Однако они также соревнуются за лучшие инвестиции. Например, за первое десятилетие своего существования SpaceX перешла от нуля к оценке в $1 млрд. За второе десятилетие его оценка выросла примерно до $46 млрд. Благодаря такому росту SpaceX стала любимцем Кремниевой долины. Но в последнем раунде они собрали всего $1,9 млрд. Чтобы удовлетворить спрос инвесторов на свои акции, SpaceX могла бы легко привлечь в десять раз больше денег в каждом раунде, не выходя даже за пределы Кремниевой долины. Однако Илон Маск и другие акционеры не хотят без надобности размывать свою долю владения компанией, пока стоимость акций стремительно продолжает расти. Тем более что лучшие инвесторы мира продолжают добиваться места напрямую в реестре акционеров компании SpaceX.

Конкуренция также преобладает на другой стороне, когда необходимо привлечь капитал в фонд от лучших LP. Фонд-эндаумент Йельского университета (второй в мире по размеру), например, за последние два десятилетия обеспечил доходность в 93% годовых от своих венчурных инвестиций. Способность управляющих какой-либо венчурной формы привлечь капитал в свой фонд от эндаумента Йеля — явное подтверждение того, что эта команда и венчурная фирма делает многие вещи намного лучше других. И наоборот, венчурный фонд, команда которого умеет привлекать только деньги от рискованных или сомнительных инвесторов, будь то по объективным или субъективным причинам, приобретает не очень хорошую репутацию, отпугивая желанных LP и фаундеров (основателей. — РБК Тренды) лучших стартапов.

Другой источник конкуренции внутри сообщества венчурных капиталистов — альтернативные формы инвестиционных инструментов. Хороший венчурный фонд должен убедить LP в правильности своей стратегии и опыте своей команды. Однако недавно стал популярен другой финансовый инструмент: Special Purpose Acquisition Company. SPAC — это компания, которую создают исключительно с целью собрать капитал, выйти «пустышкой» на биржу (то есть компания становится публичной путем IPO, при этом кроме денег, собранных заранее от инвесторов, у нее больше ничего нет), а затем подыскать подходящую частную компанию с капитализацией в разы больше, чем капитализация самой SPAC, и провести поглощение. Найденная таким образом частная компания тоже выходит на биржу. Это выход на IPO путем сделки слияния с уже публичной SPAC. Поскольку частная компания обычно значительно крупнее, чем SPAC, и получает в итоге контроль, то такая сделка называется обратным поглощением (reverse merger). Из недавних крупных примеров сделок со SPAC можно назвать компании Momenus и Arrival, которые таким образом планируют провести публичный листинг (совокупность процедур включения ценных бумаг в биржевой список. —

РБК Тренды).

Такой трюк позволяет и инвесторам, и компаниям привлекать большой капитал при помощи инструментов фондовых рынков и таким образом играть по другим правилам, которые из-за временных горизонтов, размера капитала или некоторых других соображений не подходят для обычного венчурного инвестирования.

Несмотря на все свои преимущества, SPAC по-прежнему оказывают дополнительное давление на венчурных капиталистов. По данным фирмы COWEN, количество SPAC выросло с 13 компаний пять лет назад до 188 в 2020 году. Их совокупная рыночная капитализация выросла примерно на 1800% до $64 млрд за тот же период. Это составляет почти половину капитала, выделенного венчурным капиталистам в 2019 году. Несмотря на то, что многие ведущие венчурные капиталисты также участвуют в SPAC, их размер поглощает огромные объемы ликвидности на рынке прямых инвестиций — капитала, который больше не поступает в венчурные фонды.

Давление со стороны основателей

В инвестиционном портфеле не должно быть места для стартап-компаний, бизнес и капитализация которых не растет невероятными темпами.

Однако венчурное инвестирование не происходит в беспристрастном вакууме таблиц Excel. Это бизнес-деятельность, в которой участвуют люди, а у людей есть чувства и ожидания. Венчурный инвестор, который моментально бросает фаундера, чей стартап оказался в трудном положении, быстро получит репутацию партнера, который поддерживает, только если все хорошо. Никто не хочет такой репутации.

Другой способ, которым фаундеры невольно оказывают сильное давление на венчурных капиталистов, — это требование выделить им время. Венчурный капиталист постоянно поддерживает отношения с сотнями стартапов и многими крупными корпорациями, что дает большие преимущества и отличный угол зрения, обширный опыт, экспертизу и понимания разных индустрий, рынков, технологий, и полезные связи. Как правило, венчурные инвесторы готовы поделиться всем этим с фаундерами своих портфельных компаний, чтобы помочь им принимать более обоснованные решения и развивать бизнес так, чтобы все выиграли. Однако некоторым фаундерам нужно больше руководства и поддержки.

Конечно, каждый должен где-то учиться, но каждый час, который венчурные инвесторы тратят на беседы, анализ показателей продаж и маркетинговых стратегий с нерешительным или неопытным фаундером, — это час, который они не могут потратить на встречи со своими собственными инвесторами — существующими и потенциальными LP, поиск новых стартапов, в которые стоит инвестировать, и на дальнейшее улучшение показателей доходности своего фонда.

Ключевые стратегии инвесторов

Принимая во внимание давление, с которым венчурные капиталисты сталкиваются со всех сторон, стремясь обеспечить солидную прибыль, топовые венчурные капиталисты Кремниевой долины придерживаются ключевых стратегий: оптимизации количества или качества.

  • Количественный подход

Количественный подход является относительно новым, и его безрассудство скоро станет очевидным.

По сути, количественный подход предполагает меньшие инвестиции, направляемые большему количеству компаний на более ранней стадии.

Когда венчурная фирма растет и начинает управлять все большим объемом капитала, она стремится инвестировать в более поздние стадии, когда капитализация стартапа уже высокая. Крупные фонды будут инвестировать $30 млн одним чеком, например, в раундах серии C или еще более поздних, вместо инвестиций по $1 млн в каждом посевном раунде. Однако на данный момент сделок на поздних этапах недостаточно для удовлетворения спроса, поэтому даже такие титаны, как Sequoia, делают все необходимое, чтобы участвовать в как можно большем количестве ранних раундов. У них есть надежда, что, широко распределяя капитал, они не упустят более поздних раундов финансирования самых успешных компаний, и удача обеспечит им достаточно побед, чтобы уравновесить многочисленные неизбежные потери.

У количественного подхода есть две проблемы:

  1. Другие венчурные капиталисты по понятным причинам раздражаются, если такой крупный игрок, как Sequoia, появляется на посевном раунде с по сути открытым чеком и при этом с полным отсутствием интереса. Это издевательство над серьезной аналитической работой, проделанной другими средними и малыми венчурными фирмами. Фаундеры также встревожены. Конечно, здорово иметь такое название, как Benchmark, среди своих инвесторов. Но в нем нет признания прекрасной идеи и надежной бизнес-модели, нет никаких гарантий поддержки или даже просто финансирования в будущем. Поскольку многие фаундеры ищут настоящие партнерские отношения, количественный подход не дает им ничего, кроме проверки.
  2. Вторая проблема количественного подхода в том, что он не очень перспективен. Допустим, крупная фирма распределяет $250 млн своего фонда на 100 посевных раундов. Доля владения стартапом, купленная за эти деньги, начинает размываться каждым последующим раундом финансирования. В итоге в лучшем случае венчурному фонду посчастливится владеть 20%-ной долей в шести стартапах-победителях, каждый из которых сделает выход на биржу на $1 млрд. Эти инвестиции в $250 млн принесут им $1,2 млрд, что на первый взгляд звучит неплохо. Фактически же половина всего капитала, инвестированного в фонд, принесла лишь четверть доходности, которую ожидалось получить от всего фонда. Это не большая победа.
  • Качественный подход

Качественный подход направлен не на то, чтобы найти горстку потенциальных единорогов среди сотен стартапов, а на то, чтобы сузить круг кандидатов до дюжины или двух десятков кандидатов с наилучшими шансами стать декакорнами (компаниями с капитализацией свыше $10 млрд) или гектакорнами (свыше $100 млрд). Вместо того, чтобы владеть 20% в шести единорогах, ориентированные на качество венчурные капиталисты знают, что им лучше владеть всего лишь 5% от одного декакорна, как Stripe (капитализация $36 млрд).

Качественный подход также означает, что венчурные капиталисты не размазали капитал тонким слоем по огромной поверхности. Инвестирование в дюжину компаний, а не в сотню, означает, что каждая из них может получить поддержку и внимание, в которых нуждается.

Так почему же некоторые выбирают количество, когда качественный подход лучше? Потому что качество — это сложно. Вместо того, чтобы позволять фирмам — особенно крупнейшим венчурным капиталистам — торговать только своим брендом, нужно провести тщательную подготовку и анализ, чтобы определить, какие компании обладают таким редким потенциалом. Требуется постоянный мониторинг, чтобы замечать изменения, которые могут изменить перспективы стартапа к лучшему или худшему. Венчурные капиталисты должны развивать отношения с дальновидными фаундерами и ветеранами Кремниевой долины, чтобы постоянно иметь необходимые понимание, информацию и возможность принимать правильные инвестиционные решения. Чтобы быть уверенным в этой подготовительной аналитической работе и возглавлять раунды финансирования на основе этих убеждений, требуется крепкий внутренний стержень.


Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Кто такой венчурный инвестор и как он зарабатывает?

У слова venture (англ.) есть несколько значений: «рисковать», или «рискованное предприятие», или «отваживаться». В общем, все его смыслы так или иначе связаны со смелостью и даже авантюрностью.

Венчурные инвестиции — это вложения с высокой долей риска, которые инвестор делает в растущие или новые проекты и компании. Это потенциально перспективные фирмы, которые не имеют средств, чтобы самостоятельно воплотить необычный проект. 

А кто такой венчурный инвестор? Это участник рынка, который имеет необходимые новичку средства и стремление вложить их на длительный срок в стартап или начинающую компанию, если считает их деятельность перспективной. Взамен инвестор обычно получает либо акции, либо просто долю в компании. Потому его ожидаемая доходность — выше среднерыночной по данной отрасли.

Подробнее о том, что такое венчурные инвестиции

Этот инструмент используется для финансирования компаний, которые делают нечто нехарактерное для рынка. Они применяют новые подходы, инструменты, свежайшие научные разработки, которые еще не применялись для этой сферы. В идеальном варианте такие начинания должны быть воплощены в услуги либо решения, которые окажутся востребованы рынком, выведут его на новый виток развития. 

Не требуется глубокий анализ, чтобы понять: подобные начинания имеют повышенный риск оказаться неуспешными, и потому получить банковский кредит под развитие им сложно. Зато профессиональные частные инвесторы и специализированные венчурные фонды внимательно присматриваются к подобным проектам. Обычно у инвесторов (фондов) есть предпочтительные направления или рынки, с которыми они готовы работать и которые хорошо понимают. Ведь любой предприниматель-капиталист, заинтересованный в прибыли, должен уметь оценить перспективы развития стартапа не только на основе презентации и не только в разрезе сегодняшнего дня. Нужно глубоко понимать реальные потребности рынка, знать про уже существующие решения, трезво оценивать активность других компаний, которые работают в том же направлении.

Основные принципы венчурного инвестирования

  • Средства вкладывают на начальных этапах, когда уставной капитал еще не сформирован. Возможно даже, что частично средства вносят до регистрации компании, только на основе бизнес-плана.

  • Если проект рухнет, инвестор не сможет вернуть свои деньги, у него нет никаких гарантий от создателя компании.

  • Венчурный инвестор официально становится соучредителем проекта, что указывает в соответствующем договоре. Потому в случае успеха инвестор гарантированно получает долю прибыли, которая может и зависеть, и не зависеть от размера инвестиций.

  • Максимальная доля проекта, которая может принадлежать инвестору, — 50%. У него нет цели получить контроль над компанией.

  • Одна удачная инвестиция может перекрыть ряд неудачных. Но могут уйти годы на то, чтобы довести начинание до релиза.

  • У инвестора может быть и расширенная роль, определенная договором или личными договоренностями, например, консультанта по ряду вопросов, в которых он компетентен.

Мировой опыт

В Соединенных Штатах это явление имеет довольно долгую историю — более полувека. И каждый год венчурные инвесторы тратят до 30 млрд долларов на вложения в перспективные стартапы. Это впечатляющая цифра: совокупные венчурные инвестиции четырех следующих за США стран-лидеров составляют примерно половину этой суммы. В Европу венчурные инвестиции пришли позднее, однако тоже успели показать себя как действенный инструмент для участника рынка, готового на риск ради высокой прибыли. Этот вид инвестирования по-разному представлен в большинстве развитых и развивающихся стран. Можно привести в пример множество успешных проектов, которые начались с венчурных инвестиций — от Alibaba до Яndex и отечественного Eda.ua.

Украина и венчурные инвестиции

В нашей стране функционирует около десятка венчурных фондов. Однако они сталкиваются с целым рядом трудностей: и законодательная база пока не совершенна, и регулирование всех видов инвестиций пока плохо налажено. В частности, высокие ставки налогообложения сильно снижают эффективность этого инструмента для инвестора.

Однако движение есть: до десяти украинских венчурных фондов готовы вложить в стартапы до 2 млн долларов. Также приходят западные венчурные инвесторы, вкладывающие средства в молодые украинские hi-tech-компании. Да, таких инвесторов единицы, но в случае успеха на рынок придут и другие. По данным UVCA, в 2018 году только отечественный IT-рынок привлек более 330 млн долларов венчурных инвестиций, и это почти в полтора раза больше, чем было в 2017-м.

Сейчас активы находятся главным образом в IT-секторе, машиностроении, телекоммуникациях, ритейле, e-commerce. 

Кем проводятся венчурные инвестиции? Кто такой венчурный инвестор в широком понимании?

Это тот, кто имеет средства и готов рискнуть ради перспективы получить высокий уровень доходности. Полная противоположность традиционному подходу к прямым инвестициям, которые предполагают относительно невысокий доход при невысоком же риске.

Венчурный инвестор — обособленный участник рынка либо один из участников венчурного фонда, который заключает сделки. Такие фонды инвесторы создают, формируя общий портфель и воплощая в жизнь политику диверсификации рисков. 

Благодаря венчурным компаниям и инвесторам инновационное развитие не стоит на месте. Хотя, конечно, это не единственный способ привлечь средства в развивающийся бизнес.

Нередко приход венчурного инвестора в компанию изменяет ее внутреннюю организацию. Ведь придется пойти на ряд изменений в области управления. Это нужно, чтобы сделать организацию известной, понятной, открытой для других инвесторов, желающих принять участие в проекте, и для потенциальных клиентов. Для организации таких изменений фонды могут привлекать профессиональных финансистов, юристов, управленцев, маркетологов, которые помогут довести до релиза создание продукта и организовать его эффективный вывод на рынок.

Если все пройдет удачно на ранних этапах, то риск вложений в проект снизится настолько, что он станет привлекать и прямых инвесторов. Так что венчурный инвестор — в определенном смысле первопроходец, закрашивающий белые пятна на карте, чтобы по его следам могли прийти и другие. Но, конечно, максимальная прибыль останется за тем, кто рисковал больше всех.

Куда вкладываются фонды?

У каждого из них свои требования и приоритеты. Некоторые желают работать в определенных направлениях, других интересует исключительно направленность стартапа на внешние или глобальные рынки. Вот направления, которые украинские венчурные фонды чаще всего называют интересными для себя:

  • IT, AR/VR, кибербезопасность и машинное обучение;

  • маркетплейсы;

  • медицина;

  • мобильные приложения;

  • образование; 

  • e-commerce;

  • финтех.

При этом отечественные венчурные фонды нередко ожидают, что у стартапа уже есть сильная команда, умение ею управлять, хорошие бизнес-показатели, стратегия для развития бизнеса в ближайшие годы, понимание того, как выводить на рынок и продавать свой продукт. То есть инвестору ничего не нужно менять во внутренней организации предприятия — у того уже есть все, кроме денег, чтобы проект получил признание.

Как проходит инвестирование?

У каждого фонда свои требования. Если усреднять: нужно отправить ему презентацию-заявку, в которой объяснить, что это за продукт, на решение каких задач он нацелен и на каких рынках, почему ищут инвесторов, какая работа уже была проделана. А также кто основатели, какие перспективы они видят для себя, каких сумм вложений ожидают. Может потребоваться дополнительная документация.

Уже было сказано, что инвестор должен очень хорошо ориентироваться в ситуации на рынке и уметь строить прогнозы, чтобы его вложения себя оправдывали. Инвестор, помимо основной деятельности, может плотно заниматься формированием собственной команды для работы со стартапами, исследованиями отдельных сегментов рынка, поиском каналов сбыта и так далее. Все эти процессы — системные и организованные, и такой же системный подход используется при определении направлений для вложения средств.

Фонд всесторонне анализирует полученную заявку и определяет потенциал компании. На основании этого решает, будет ли инвестировать в проект, а если будет — какие суммы, на каких этапах и на каких условиях.

Этапы инвестирования

Различают несколько стадий венчурного инвестирования, каждая из которых предполагает достижение заранее обозначенных промежуточных целей. 

  1. «Предпосев» (pre-seed). Относительно скромные средства направляют на разработку продукта либо формирование команды или на исследования рынка. Инвестируют на основании лишь теоретических выкладок.

  2. «Посев» (seed). Выпускают экспериментальную партию продукта.

  3. Стадия А. На этом этапе уже имеются продукт и стабильные продажи. Требуются дозированные и постоянные вложения в производство по мере того, как выделенные ранее средства расходуются. Это этап повышенного риска (активизируются конкуренты, меняются процессы внутри компании), но и с большими возможностями для заработка.

  4. Стадия B. Инвестирование в рост производственных объемов и запасов. Развитие бизнеса. Увеличивается рынок сбыта, инвестиции требуются на расширение бизнес-модели.

  5. Инвестор осуществляет докапитализацию, либо проект выходит на уровень, на котором уже может привлекать классических инвесторов.

Очень важно именно последовательное вложение средств, чтобы молодая компания постепенно решала свои задачи и поэтапно преобразовывала бизнес-процессы. Потому одна из ключевых задач инвестора — предоставлять каждый следующий инвестиционный пакет не раньше и не позже, чем это объективно потребуется.

распределение ролей в венчурной фирме, объекты инвестиций и мобилизация венчурного капитала

Добавлено в закладки: 0

Что такое венчурный капитал? Определение и описание термина.

Венчурный капитал – это капитал, используя который инвесторы осуществляют прямые частные инвестиции в новые, быстроразвивающиеся компании или в компании, находящиеся на грани банкротства, то есть в такие проекты, которые по праву можно назвать рискованными. Венчурный капитал можно использовать применительно к долгосрочным инвестициям, сопряженным с повышенными рисками. Однако такие вложения предоставляют возможность получить доход выше чем средний уровень. Использование венчурного капитала также распространяется на  покупку акций и получение определенной  части при обладании компании. Венчурный капитал зачастую инвестируется в инновационные компании в ожидании получения высоких прибылей, кроме того при помощи венчурного капитала приобретаются рискованные ценные бумаги или компании.

Венчурный капитал — это капитал, который используется для осуществления прямых частных инвестиций. Чаще всего он предоставляется внешними инвесторами  чтобы финансировать новые, растущие компании, или компании на грани банкротства. Венчурные инвестиции — это, зачастую, инвестиции поддающиеся большому риску но в то же время они обладают доходностью выше среднего уровня. Также они  помогают получить долю во владении компанией. Венчурным капиталистом называется лицо, осуществляющее подобные инвестиции.

Жесткие требования к потенциальным инвестициям венчурных капиталистов вынуждает многих предпринимателей искать источники начального финансирования на стороне бизнес-ангелов. Они обычно обладают большим желанием инвестировать в рисковые и вместе с тем перспективные проекты. Или свою роль может сыграть человеческий фактор и наличие банальных связей.Также большинство венчурных фирм всерьез займутся расценкой осуществления инвестиций в неизвестные им стартовые компании, при выполнении одного условия. Компания должна доказать хотя бы некоторое преимущество своей технологии, товара или услуги над другими аналогами.

Значение термина венчурный капитал

Начиная с бума Интернет-компаний и до сих пор не прекращаются споры о том, что существует разрыв между инвестициями со стороны друзей и семьи, часто составляющие до 250 тыс. долларов, и тем что вкладывают венчурные фонды — 2-5 млн долларов. Часто такой разрыв заполняют бизнес-ангелы.

Обратив внимание на оценки Национальной Ассоциации Венчурного Капитала, бизне-ангелы на данный момент инвестируют в США более 30 млрд долларов в год. Вклад венчурных фондов при этом составляет лишь 20 млрд долларов в год. Компании, которые работают в тех сферах, в которых активы можно эффективно секьюритизировать, берут займы чтобы финансировать свой рост под меньшие проценты. Хороши для примера капиталоемкие отрасли, среди них добывающая и обрабатывающая промышленность. Оффшорное финансирование может быть осуществлено через специальные венчурные трасты, которые будут пытаться применять секьюритизацию в структурировании гибридных мульти-рыночных сделок через специализированные подразделения предприятия — отделы корпорации, которые  созданы специально с целью финансирования.

Распределение ролей в венчурной фирме

Главные партнеры венчурной фирмы – это руководители или менеджеры топ класса, их по праву можно назвать профессионалами инвестиционного бизнеса. Их карьерный опыт может отличаться, однако  в большинстве случаев эти партнеры являлись генеральными директорами в компаниях как эти которые приходится теперь финансировать своим партнерством. Партнеры с ограниченной ответственностью – именно так называют инвесторов венчурных фондов. В эту группу инвесторов входят очень состоятельные лица и институты, которые обладают крупными суммами наличного капитала, среди них государственные и частные пенсионные фонды, университетские финансовые фонды, страховые компании, и из посредников объединенных инвестиций. Венчурные партнеры занимают другие посты в венчурной фирме.

 Структура фондов

Обычно венчурные фонды существуют 10 лет. Такая модель впервые была применена фондами Силиконовой долины в 1980-х гг. для обширного инвестирования в технологические тенденции. В таком фонде инвестор наделен определёнными обязательствами перед этим фондом, венчурные капиталисты спустя время «начинают проклинать», вплоть до осуществления инвестиций.

Объекты инвестиций

Венчурные инвесторы, принимая во внимание собственную стратегию развития могут быть как универсальными так и узкоспециализированными. Универсальными инвесторы называются венчурные капиталисты, которые инвертируют в различные отрасли промышленности, или в компании, разбросанные по всему миру, или в различные стадии жизненного цикла компании. Как альтернатива, инвесторы специализирующиеся в одной или двух отраслях промышленности, инвестируют только в компании в одной географической области.

В отличие от венчурных фирм, инвертирующих только в компании на ранних стадиях, венчурные капиталисты продолжают инвестировать в компании на различных стадиях делового жизненного цикла. Он инвестирует еще до того как появится реальный продукт или прежде чем компания будет организована. Венчурный капиталист обеспечивает необходимое финансирование, с помощью которого компании могут перерасти критическую финансовую массу и стать более успешной.

Имеются различные венчурные фонды: те, которые широко интенсифицируются и продолжают инвестировать в компании в самых различных отраслях промышленности, среди которых, специализирующиеся только лишь в одной технологии. На данный момент инвестиции в высокие технологии являются большой частью венчурного инвестирования США, поэтому венчурная индустрия не обделена вниманием.

Мобилизация венчурного капитала

Венчурный капитал не может подходить всем предпринимателям. С этим связан тщательный выбор венчурными капиталистами, во что вкладывать: по эмпирическому правилу, фонд инвестирует во всего лишь одну из четырёх сотен, возможностей, которые представлены. Наибольший интерес для фондов представляет рисковые предприятия, которые обладают высоким потенциалом роста. Это необходимо так как, только такие возможности предполагают обеспечение финансового возврата и успешный выход в течение необходимого периода времени (как правило, 3-7 лет), который и ожидают венчурные капиталисты.

Необходимость высоких доходов, может превратить венчурное финансирование в дорогостоящий источник капитала для компаний, а также самый подходящий для предприятий, которые нуждаются в огромном стартовом капитале, и которые невозможно профинансировать более дешёвыми методами, например долговым финансированием. При наличии у компании качеств, которые интересны венчурным капиталистам, например, превосходный бизнес план, наличие хорошей команды менеджеров, инвестиций и энтузиазма учредителей, хорошиего потенциала для выхода из инвестиционного проекта до окончания финансового цикла, ожидаемого уровеня возврата не менее 40 % в год, то ей будет проще мобилизовать венчурный капитал.

Мы коротко рассмотрели понятие венчурного капитала, его мобилизации, распределение ролей венчурной фирме. Оставляйте свои комментарии или дополнения к материалу.

Венчурный капитал – Финансовая энциклопедия

Хотя он в основном финансировался банками, расположенными на северо-востоке, венчурный капитал сконцентрировался на западном побережье после роста технологической экосистемы.Fairchild Semiconductor, основанная вероломной восьмеркой из лаборатории Уильяма Шокли, обычно считается первой технологической компанией, получившей финансирование венчурного капитала.5 Он был профинансирован промышленником с восточного побережья Шерманом Фэйрчайлдом из Fairchild Camera & Instrument Corp.6

Артур Рок, инвестиционный банкир из Hayden, Stone & Co. в Нью-Йорке, помог заключить сделку и впоследствии основал одну из первых венчурных фирм в Кремниевой долине.Davis & Rock финансировали некоторые из самых влиятельных технологических компаний, включая Intel и Apple.7 К 1992 году 48% всех инвестиций приходилось на Западное побережье, а на Северо-восточное побережье приходилось всего 20%.6 Согласно последним данным Pitchbook и Национальной ассоциации венчурного капитала (NVCA), ситуация не сильно изменилась.Во втором квартале 2020 года на компании западного побережья приходилось 36,7% всех сделок (и 60,2% от суммы сделок), в то время как на среднеатлантический регион приходилось 20,9% всех сделок (или примерно 18,6% от всей суммы сделок).8

Помощь от инноваций

Ряд регуляторных нововведений еще больше помог популяризировать венчурный капитал как средство финансирования.Первым из них было изменение Закона об инвестициях в малый бизнес (SBIC) в 1958 году. Оно стимулировало развитие индустрии венчурного капитала, предоставляя инвесторам налоговые льготы.9 В 1978 году в Закон о доходах были внесены поправки, согласно которым налог на прирост капитала был снижен с 49,5% до 28%.10 Затем, в 1979 году, изменение Закона о пенсионном обеспечении сотрудников (ERISA) позволило пенсионным фондам инвестировать в отрасль до 10% своих общих средств.11

Это обновление «Правила разумного человека» приветствуется как наиболее важное событие в области венчурного капитала, поскольку оно привело к притоку капитала из богатых пенсионных фондов.Тогда налог на прирост капитала был сокращен до 20% в 1981 г.12 Эти три события ,катализируемых рост венчурного капитала и 1980 -х годов превратилась в период бума венчурного капитала, объемы финансирования ,достигающих 4900000000 $ в 1987 году13 точка ком бум также привлек внимание к отрасли, поскольку венчурные капиталисты погнались за быстрой прибылью от ценных интернет-компаний.По некоторым оценкам, объем финансирования в этот период достиг пика в 119 миллиардов долларов.14 Но обещанная прибыль не материализовалась, так как несколько публичных интернет-компаний с высокими оценками потерпели крах и прожгли свой путь к банкротству.15

Ангелы-инвесторы

Для малых предприятий или для начинающих предприятий в развивающихся отраслях венчурный капитал обычно предоставляется состоятельными частными лицами (HNWI ), также известными как « бизнес – ангелы », и фирмами венчурного капитала. Национальная ассоциация венчурного капитала (NVCA) – это организация, состоящая из сотен венчурных компаний, которые предлагают финансирование инновационных предприятий.

Бизнес-ангелы, как правило, представляют собой разнородную группу людей, которые накопили свое богатство из различных источников. Однако они, как правило, сами являются предпринимателями или руководителями, недавно вышедшими на пенсию из построенных ими бизнес-империй.

Самостоятельные инвесторы, предоставляющие венчурный капитал, обычно имеют несколько ключевых характеристик. Большинство из них вкладывают средства в хорошо управляемые компании, имеющие полностью разработанный бизнес-план и готовые к значительному росту. Эти инвесторы также могут предложить финансирование предприятий, которые работают в тех же или подобных отраслях или секторах бизнеса, с которыми они знакомы. Если бы они на самом деле не работали в этой области, у них могло бы быть академическое образование в этой области. Другим распространенным явлением среди бизнес-ангелов является совместное инвестирование , когда один бизнес-ангел финансирует предприятие вместе с надежным другом или партнером, часто с другим бизнес-ангелом.

Венчурный процесс

Первым шагом для любого бизнеса, ищущего венчурный капитал, является представление бизнес-плана либо венчурной фирме, либо бизнес-ангелу. Если предложение заинтересовано, фирма или инвестор должны провести комплексную бизнес-модели , продуктов , менеджмента и операционной деятельности компании.

Поскольку венчурный капитал имеет тенденцию вкладывать более крупные суммы в меньшее количество компаний, это предварительное исследование очень важно. Многие профессионалы венчурного капитала имели предыдущий опыт инвестирования, часто в качестве аналитиков по исследованию рынка акций ; другие имеют степень магистра делового администрирования (MBA). Профессионалы венчурного капитала также склонны концентрироваться на конкретной отрасли. Например, венчурный капиталист, специализирующийся на здравоохранении, может иметь предыдущий опыт работы аналитиком отрасли здравоохранения.

После завершения комплексной проверки фирма или инвестор закладывают вложение капитала в обмен на долю в компании. Эти средства могут быть предоставлены сразу, но чаще капитал предоставляется раундами. Затем фирма или инвестор принимает активное участие в финансируемой компании, консультируя и отслеживая ее прогресс, прежде чем выделять дополнительные средства.

Инвестор покидает компанию по прошествии определенного периода времени, обычно через четыре-шесть лет после первоначальной инвестиции, инициируя слияние , поглощение или первичное публичное размещение акций (IPO) .

День в жизни

Подобно большинству профессионалов в финансовой индустрии, венчурный капиталист обычно начинает свой день с экземпляра The Wall Street Journal , Financial Times и других уважаемых деловых изданий . Венчурные капиталисты, специализирующиеся в какой-либо отрасли, как правило, также подписываются на отраслевые журналы и статьи, относящиеся к этой отрасли. Вся эта информация часто переваривается каждый день вместе с завтраком.

Для профессионалов венчурного капитала большая часть остального дня заполнена встречами. В этих встречах принимают участие самые разные участники, в том числе другие партнеры и / или члены его или ее фирмы венчурного капитала, руководители существующей портфельной компании, контакты в сфере специальных знаний и начинающие предприниматели, ищущие венчурный капитал.

Например, на раннем утреннем заседании может проводиться обсуждение потенциальных портфельных инвестиций в масштабе всей компании . Команда due diligence расскажет о плюсах и минусах инвестирования в компанию. На следующий день может быть назначено голосование «за столом» относительно того, следует ли добавлять компанию в портфель.

Во второй половине дня может быть проведена встреча с текущей портфельной компанией. Эти посещения проводятся на регулярной основе, чтобы определить, насколько бесперебойно работает компания и разумно ли используются инвестиции, сделанные венчурной компанией. Венчурный капиталист несет ответственность за то, чтобы делать оценочные заметки во время и после встречи, а также распространять выводы среди остальной части фирмы.

После того, как вы потратили большую часть дня на написание этого отчета и просмотр других новостей рынка, возможно, состоится ранняя встреча за ужином с группой начинающих предпринимателей, которые ищут финансирование для своего предприятия. Профессионал венчурного капитала понимает, каким потенциалом обладает развивающаяся компания, и определяет, оправданы ли дальнейшие встречи с венчурной фирмой.

После обеда, когда венчурный капиталист, наконец, отправляется домой на ночь, он может взять с собой отчет о комплексной проверке компании, голосование по которому состоится на следующий день, и воспользоваться еще одним шансом изучить все существенные факты и цифры до Утреннее заседание.

Тенденции венчурного капитала

Первое венчурное финансирование было попыткой дать толчок развитию индустрии. С этой целью Дорио придерживался философии активного участия в развитии стартапа. Он обеспечивал финансирование, консультации и связи с предпринимателями.

Поправка к Закону о SBIC в 1958 году привела к приходу на рынок начинающих инвесторов, которые предоставляли инвесторам немногим больше, чем деньги.9 Увеличение объемов финансирования отрасли сопровождалось соответствующим увеличением количества обанкротившихся малых предприятий.16 Со временем участники индустрии венчурного капитала объединились вокруг оригинальной философии Дорио о предоставлении консультаций и поддержки предпринимателям, строящим свой бизнес.

Рост Кремниевой долины

Из-за близости отрасли к Кремниевой долине подавляющее большинство сделок, финансируемых венчурными капиталистами, приходится на технологическую отрасль.17 Но другие отрасли также выиграли от венчурного финансирования.Яркими примерами являются Staples и Starbucks, получившие венчурные деньги.1819 Венчурный капитал также больше не является прерогативой элитных фирм.Институциональные инвесторы и солидные компании также вступили в бой.Например, технологические гиганты Google и Intel имеют отдельные венчурные фонды для инвестирования в новые технологии.2021 Starbucksтакже недавно объявила о создании венчурного фонда в размере 100 миллионов долларов для инвестирования в стартапы в сфере пищевых продуктов.22

С увеличением среднего размера сделок и присутствием большего числа институциональных игроков в структуре венчурного капитала со временем созревает. В настоящее время отрасль включает в себя ряд игроков и типов инвесторов, которые вкладывают средства на разных этапах развития стартапа в зависимости от их склонности к риску.

Хит от финансового кризиса 2008 года

Финансовый кризис 2008 года нанес удар по индустрии венчурного капитала, потому что институциональные инвесторы, которые стали важным источником средств, ужесточили свои кошельки.23 Появление «единорогов» или стартапов стоимостью более миллиарда долларов привлекло в отрасль самых разных игроков. Суверенные фонды и известные частные инвестиционные компании присоединились к толпам инвесторов, ищущих мультипликаторы доходности в условиях низких процентных ставок, и участвовали в крупных билетных сделках. Их появление привело к изменениям в экосистеме венчурного капитала.

Рост в долларах

Данные NVCA и PitchBook показали, что венчурные фирмы профинансировали 131 миллиард долларов США в рамках 8 949 сделок в 2018 году. Эта цифра представляет собой скачок более чем на 57% по сравнению с предыдущим годом. Но увеличение финансирования не привело к увеличению экосистемы, так как количество сделок, или количество сделок, финансируемых деньгами венчурного капитала, упало на 5%. Финансирование на поздних стадиях стало более популярным, поскольку институциональные инвесторы предпочитают вкладывать средства в менее рискованные предприятия (в отличие от компаний на ранних стадиях, где высок риск неудачи). При этом доля бизнес-ангелов остается неизменной или снижается с годами.

Венчурный это

  • БАНК, ВЕНЧУРНЫЙ

    англ. venture bank банк занимающийся финансированием рисковых проектов, имеющих неопределенный или отдаленный по времени эффект. Основные ресурсы банк черпает за счет собственных средств, взносов гос

  • БИЗНЕС, ВЕНЧУРНЫЙ

    малое предприятие в наукоемких отраслях экономики, специализирующиеся в области научных исследований, инженерных разработок и т.д.

  • Венчурный капитал — venture capital

    Деньги, используемые для поддержки новых или нестандартных венчурных предприятий, которые обнаруживают более высокий, чем у прочих венчуров темп развития, значительный потенциал расширения рынк

  • ИНВЕСТОР ВЕНЧУРНЫЙ

    инвестор, предлагающий денежные средства в качестве финансового рычага для быстрого роста и развития новой и перспективной компании. Венчурный инвестор входит в руководство компании с целью кон

  • Венчурный фонд , капитал

    Венчурный капиталист — это человек, который вкладывает деньги в венчурный бизнес, предоставляя капитал для начала проекта или его развития. Венчурный капиталист рассчитывает на более высокий уро

  • КАПИТАЛ НА ПЕРВОЙ СТАДИИ ПРОЕКТА, ВЕНЧУРНЫЙ

    небольшая часть начального капитала, необходимая для финансирования научно-исследовательских работ и опытных разработок до учреждения новой компании. Эта сумма должна позволить компании состав

  • Венчурный капиталист

    Венчурный капиталист — лицо, инвестирующее деньги в новые предприятия.

  • РИСКОВЫЙ/ВЕНЧУРНЫЙ КАПИТАЛ

    (risk capital) Капитал, инвестированный в акции или новые проекты с большой вероятностью риска. Владельцы венчурного капитала сознательно идут на риск, если рассчитывают получить достаточно большую ср

  • Венчурный капитал

    (venture capital) См.: рисковый капитал (risk capital).

  • венчурный заем

    кредиты, предоставляемые компаниям (независимо от банка) фирмами венчурного капитала наряду с венчурным финансированием. Эти кредиты должны погашаться в пределах оговоренного срока. Предоставля

  • венчурная аренда или венчурный лизинг

    вариант венчурного кредитования, когда молодая развивающаяся компания не хочет расходовать свой акционерный капитал на оборудование и инфраструктуру. Как правило, компания берет оборудование в

  • ВЕНЧУРНЫЙ (рисковый) БИЗНЕС

    основная форма технологических нововведений. Этот вид предпринимательства характерен для коммерциализации результатов научных исследований в наукоемких и в первую очередь в высокотехнологичн

  • КАПИТАЛ РИСКОВЫЙ (ВЕНЧУРНЫЙ)

    вложение средств в сферу научно-технического прогресса, преследующее цель довести перспективную идею до товарного изделия или технологии. Осуществляется специализированными компаниями К.Р. Нес

  • рисковый или венчурный капитал

    Традиционно это понятие относится к капиталу, вложенному в компанию с высоким риском банкротства. Различные формы финансового капитала (financial capital) компаний имеют различную степень риска. Держате

  • Венчурные товарищества с ограниченной ответственностью — venture capital limited partnerships

    Созданы для развития бизнеса. Представляют собой институциональные механизмы финансирования нового наукоемкого бизнеса. Деньги инвесторов объединяются и вкладываются в активы кредитного рынка

  • Венчурные рисковые фирмы

    организации, занимающиеся научными исследованиями, инженерными разработками, созданием и внедрением нововведений по заказам крупных корпораций и госзаказам. К ним примыкают специальные фирмы, з

  • Венчурные Операции

    См. Операции венчурные

  • Фонды инновационные и инновационно-венчурные государственные

    фонды, создаваемые в целях финансовой поддержки базисных и улучшающих инноваций органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Феде

  • Фонды венчурные

    специальные денежные фонды, создаваемые для финансирования научно-технических и опытно-конструкторских разработок, осуществляемые отдельными новаторами или малыми предприятиями. Венчурные фон

  • Венчурные фирмы

    компании, которые осуществляют интенсивную разработку многообещающих в коммерческом отношении научно‑технических проектов путем заимствования необходимых финансовых средств на рынке свободн

  • определение, преимущества и недостатки, венчурные инвесторы, примеры бизнеса

    Венчурный бизнес – одна из рискованных, но наиболее прибыльных моделей бизнеса как в России, так и за рубежом. Он, с одной стороны, может в десятки раз приумножить денежные вложения, с другой стороны, согласно статистике, только один из десяти стартапов оказываются прибыльным.

    Определение венчурного бизнеса

    Понятие «венчурный бизнес» появилось в русскоязычной среде благодаря переводу с английского языка слова «venture» и подразумевает собой рискованное начинание в сфере инновационного бизнеса. Часто эту модель бизнеса так и называют венчур, особенно в инвесторском обиходе. Данный тип бизнеса базируется на научно-технологических достижениях и тщательных маркетинговых исследованиях. Сам венчур имеет истоки основания за рубежом, а в роли формы инвестирования на российской бизнес-арене начал развитие сравнительно недавно. В основном, венчурный бизнес трансформирует зачаточную инновационную идею в полноценный бизнес, проведя ее через ряд маркетинговых, финансовых и научно-технических тестов.

    Организация венчурного бизнеса дает команде стартапа и инвесторам получить возможность в десятки раз увеличить сумму начальных инвестиций.

    Преимущества и недостатки

    Инвестор, финансируя стартап, с одной стороны, не ожидает быстрого результата от проекта, понимая его товарную инновационность и нешаблонность бизнес-планирования. С другой стороны, такая лояльность инвестора к длительности развития бизнеса вполне объяснима. Венчур существенно приумножает капитал, порой даже в десятки раз.

    Чаще всего, инвестирование в подобный проект делается с практической целью ― продать свою часть компании, когда она значительно повысится в цене. Можно сказать, что это стратегически запланированная перепродажа доли бизнеса.

    Цель инвестора ― масштабировать компанию, либо запустить ее, если она находится на зачаточной стадии. Поэтому будет отлично, если и команда стартапа, и инвестор  компетентны в области создаваемого бизнеса. Так, если бизнес касается IT-предпринимательства, будет большим плюсом наличие в команде стартапа «крупных игроков» в сферах программирования или интернет-маркетинга. Будет большим плюсом также, если инвестор имеет опыт работы со стартапами данной области или уже является основателем крупной IT –компании. В таком случае он инвестирует в компанию не только денежные средства, но и накопленный опыт.

    Справка. Инвестор выдвигает особые требования к команде, которая занимается венчурным бизнесом. Часто он готов взять по-настоящему интересную идею с квалифицированной командой стартапа, даже если бизнес находится на зачаточной стадии. Команде для обращения к инвестору следует проработать бизнес- план, подробно изучив имеющихся конкурентов на рынке сбыта.

    Плюсы:

    • Венчурный проект может привлечь нужные инвестиции для осуществления рискованных, но перспективных проектов и именно тогда, когда другие источники инвестиций недоступны;
    • Инвестиции на осуществление стартапа выделяются без залогового обеспечения. Софинансирование обычно проводится в сжатые сроки;
    • Вложение в венчурный инвестиционный бизнес не несет в себе выплат дивидендов, процентов и другого.

    Минусы:

    • Команда должна предоставить существенные конкурентные преимущества и инновационную идею;
    • Инвесторам выделяют фиксированную и неоспариваемую долю в уставном капитале, которая гораздо больше, чем при модели другого инвестирования.

    Кто инвестирует в рискованные бизнес-идеи?

    Субъекты, которые вкладывают инвестиции в рисковые предприятия в области инновационного предпринимательства, делятся на три вида в зависимости от условий капиталовложения и процесса рассмотрения заявки на софинансирование.

    1. Бизнес-ангелы ― наиболее лояльные инвесторы, владельцы глобальных фирм. Обычно одна из благотворительных целей «бизнес-ангелов» – развитие на российском рынке ниши данного стартапа. Их инвестиционные вложения в обмен на фиксированный процент компании в акционерном капитале выдвигаются в роли выгодного источника денежных инвестиций для только зарождающихся организаций.
    2. Венчурные фонды ― это довольно крупные фигуры инвестиционного бизнеса, которые готовы сотрудничать с новаторскими проектами даже в условиях риска. Чаще всего это объединение венчурных инвесторов, которыми руководит единая цель ― поддержка стартапов.
    3. Корпоративные инвесторы ― крупные инвестирующие объединения, наиболее крупная организация по вложению средств в венчурные проекты. Как правило, сумма финансирования в новаторские проекты здесь выше.

    Венчурный бизнес в России

    Чтобы в РФ успешно реализовался венчурный проект, нужны не только инвестиции, но и упорядоченная система поддержания инновационных проектов. Создание Российской Венчурной Компании привело к увеличению инновационных продуктов и моделей продаж на российском рынке.

    Основная цель РВК – распространение новых венчурных фондов, их популяризация и управление ими, а также развитие и поддержание необходимых условий для рационального вкладывания денежных средств в новаторские проекты.

    Роль РВК для российских венчурных проектов:

    • вложение средств в научно-технологические разработки в отрасли медицины, биотехнологий, информационных, интеллектуальных систем, энергосбережения, космонавтики, энергоэффективности и авиации;
    • российские инвесторы опасаются инвестировать стартапы на начальном этапе развития проекта, РВК же протягивает руку помощи развивающимся стартапам;
    • регулярно организует мероприятия ,в которых крупные инвесторы, приехавшие из любой страны, могут обмениваться накопленным опытом прочитать доклад о высокодоходных проектах;
    • российские новаторы не знают, как выращивать идеи, они не понимают, как продавать их. Поэтому РВК обучает молодых ученых основам IT и научно-технологического инновационного ведения бизнеса. Так инвесторы и инноваторы приучаются находить подход друг к другу;
    • РВК настолько масштабная организация, что может привлекать зарубежные корпорации для развития проектов.

    Успешные примеры стартапов

    Наиболее интересным примером венчура в России является компания Яндекс. Одним из первых инвесторов, поверивших в успех развития проекта и вложивших деньги в 1999 году были ru-Net Holdings и Tiger Global.

    Известная компания «Яндекс» до момента инвестирования занимала четвертое место среди конкурентов подобной ниши. Доход компании составлял около 70 тысяч долларов в год, а в 2008 году полная сумма дохода компании составила 300 миллионов долларов.

    Еще пример взрывного стартапа – популярная компания СТС, которая привлекла почти 346 миллионов долларов софинансирования, когда стоимость акций составила 2 миллиард долларов. Главными акционерами развивающемуся стартапу стали: ABH Holdings Corporation (31% акций), MTG Broadcasting AB (43%) и прочие довольно крупные компании, поверившие в успех организации.

    Венчур имеет как ряд преимуществ, так и недостатков. Прежде чем построить по-настоящему успешный бизнес следует создавать, тестировать новаторские идеи, соответствовать запросам рынка.

    Заказать бизнес план

    Шокирующая правда о венчурном капитале

    Американский предприниматель и разработчик Томер Дин написал провокационную авторскую колонку о том, почему большинство венчурных инвесторов не умеют зарабатывать — и что с этим делать. Публикуем перевод его поста с Medium.

    Вчера я встречался с известным инвестором, который финансирует стартапы. Разговор неожиданно переключился с моего проекта, нуждающегося в стартовой помощи, к глобальному видению современного венчурного капитала. Который, на самом деле, не имеет никакого смысла. Или он всё-таки есть? Наверное, зависит от точки зрения.

    «95% таких вложений не приносят прибыли», —  заявил мой собеседник.

    Поясню, что это на самом деле значит: 95% венчурных вложений фактически не приносят достаточно прибыли, которая бы оправдала риск инвесторов.

    Попытаюсь восстановить логику, которая поможет понять работу отрасли, часто идеализируемую при взгляде со стороны.

    Исходные данные

    Для начала давайте определимся с понятиями «успех» и «неудача» и запишем наши предположения:

    1) Успех = рентабельность инвестиций не менее 12% в год

    Венчурные инвесторы получают деньги от партнеров с ограниченной ответственностью, которыми обычно являются традиционные инвесторы — банки, государственные учреждения, пенсионные фонды и т.д. С их точки зрения, отдать 50 миллионов долларов в фонд стартапа — больший «риск», чем инвестировать в фондовый рынок или рынок недвижимости, которые «гарантированно» вернут им 7-8% вложений. Для них хороший результат — это 12-процентная рентабельность инвестиций за год. Все, что приносит меньше, не стоит риска, на который они идут.

    Идем дальше…

    2) 10-летний фонд должен вернуть инвестиции в трехкратном размере

    Мы уже договорились, что венчурному инвестору нужен 12% возврат инвестиций в год, да?  Большинство фондов, которые активно поддерживаются инвестициями только в течение 3-5 лет, просуществуют 10 лет. Ежегодный показатель рентабельности в 12% будет быстро расти, отображая силу начисленных процентов.  Давайте посчитаем:


    3) Вспомним принцип Парето: 80% прибыли принесут 20% стартапов

    Правда жизни в том, что стартапы — это тяжело. Выйти в ноль — тяжело. Выйти на прибыль — тяжело. Добиться ежегодного прироста прибыли — еще тяжелее. Из 10 компаний реально «выстрелят» только 2, и выпуск акций (IPO) или сделки по слиянию и приобретению (M&A) с их участием наконец-то вернут нашим дорогим венчурным инвесторам часть потраченных ими денег.

    Итак, начнем

    У нас есть 10 стартапов и фонд, который должен окупиться в трехкратном размере в течение 10 лет. Предположим, что это фонд с капиталом 100 миллионов долларов, который будет инвестировать в каждую компанию в течение срока ее жизни по 10 миллионов долларов, а желаемый возврат инвестиций составляет 300 миллионов долларов. Справедливости ради, мы также предположим, что венчурный инвестор вошел в дело на этапе А, продолжил помогать на этапе Б, владеет 25% компании на заключительной стадии и не участвует в ликвидационной стоимости.

    Посмотрим на различные результаты наших стартапов спустя 10 лет:

    1) Все добиваются «средних» результатов и выходят с показателем в 50 миллионов долларов

    Зеленым отмечен объем выхода, фиолетовым — сумма выплаты, которая причитается венчурному инвестору с его 25%.


    Все 10 компаний выходят с показателем 50 миллионов долларов. Венчурный инвестор получит по 12,5 миллионов долларов возврата от каждого. Итого: 10 * $12,5M = $125M. А нам нужно было 300 миллионов долларов, так? Плохо. Давайте улучшим их шансы.

    2) Половина компаний снова добивается средних результатов,  у другой половины результаты выше среднего


    5 стартапов продаются за 50 миллионов долларов, возврат инвестиций — по 12,5 миллионов долларов за каждый. Остальные 5 добиваются лучших результатов и выходят с показателем в 100 миллионов долларов. Основатели просыпаются миллионерами, их фотографии печатают в газетах. Венчурные инвесторы? Им не так повезло. Возврат: (5 * $12,5M) + (5 * $25M) = $187,5M возврата. По-прежнему далековато от желаемых 300 миллионов долларов. Плохо.

    3) Большинство добиваются средних результатов, добавляем один сверхприбыльный проект


    На основе предыдущего примера делаем один проект сверхприбыльным. Десятая компания, вместо того, чтобы заработать прежние 100 миллионов долларов, заработала 500 миллионов. Итак, 5 компаний по-прежнему выкупаются за 50 миллионов долларов каждая, 4 зарабатывают по 100 миллионов долларов и одна новенькая делает 500 миллионов долларов. Общий возврат для венчурного инвестора: (5 * $12,5M) + (4 * $25M) + (1 * $125M) = $287,5M. Почти получилось! Нужно еще постараться.

    4) Думаю, вы уже поняли, к чему все идет. Нам нужен один супергеройский выход!


    Для того чтобы получить хорошую прибыль, одна из компаний должна заработать очень-очень много. Это можно получить примерно так: 9 стартапов продаются за 50 миллионов долларов каждый, один зарабатывает миллиард. (9 * $12,5M) + (1 * $250M)= $362,5M. Наконец-то получилось! Все счастливы.

    Но насколько правдоподобен этот последний сценарий? Вы точно думаете, что возможно, чтобы все 10 компаний дошли до конца? 100%- успех маловероятен. Более реалистичный сценарий — это то, что из 10 компаний 5 потерпят сокрушительную неудачу, 3 будут проданы за небольшую или среднюю цены (что, как мы видели выше, мало повлияет на конечные показатели), но одна или две будут в итоге сверхприбыльны (более 1 миллиарда долларов на выходе).

    5) Реалистичный сценарий


    Предположим, что 5 стартапов терпят неудачу и ничего не зарабатывают, 3 выходят с 25 миллионами долларов, 1 — с 200 миллионами и 1 суперзвезда зарабатывает 1 миллиард долларов. Посмотрим, какой будет рентабельность в этом случае.

    Возврат: (5 * $0) + (3 * $6M) + (1 * $50M) + (1 * $250M) = $318M 

    Мы достигли требуемого результата. И, да, это было сложно. У нас получилась неплохая рентабельность, но какова вероятность того, что в обычном среднестатистическом фонде окажется компания, вытянувшая счастливый билет? Очень небольшая. Правда в том, что большинство венчурных инвесторов добиваются меньших успехов, чем описано в нашем «реалистичном сценарии». Получается только у лучших, у 5%.

    Какие успехи у венчурных инвесторов?

    Не самые блестящие. На графике показан % возврата инвестиций венчурных компаний в зависимости от размера их фонда. Как мы отмечали ранее, большинству таких фондов требуется трехкратное увеличение, чтобы эти инвестиции считались успешными (фонд в $100M =>3x => возврат в $300M). Как мы видим, только маленькая часть компаний, выделенная зеленым, добивается таких результатов. Остальные 95% балансируют между выходом в ноль и реальными убытками (необходимо еще сделать поправку на инфляцию).

    Надежда все-таки есть

    Мне очень трудно смириться с тем, что единственный реальный путь для фонда получить необходимый возврат инвестиций — это работать только с теми компаниями, которые повторят и превзойдут успех Uber, Facebook и AirBnB. В таких условиях нет смысла вкладывать деньги в любой проект, который не будет «суперзвездным». Нет в них места и для «средних» компаний, которые хотят дорасти и быть проданными меньше, чем за 500 миллионов долларов. По крайней мере, так считают венчурные инвесторы.

    С точки зрения этих цифр, любой основатель стартапа, который не обещает заоблачных результатов, выглядит неперспективным. Особенно для венчурного инвестора, который борется за то, чтобы оставаться на плаву и при этом поддерживать фонд для последующего развития проектов.  Умолчу о партнерах с ограниченной ответственностью, которые по окончании жизни 10-летнего фонда точно останутся разочарованными.

    Но неужели с этим ничего нельзя поделать? То, что мы реально можем «подкрутить» в этой ситуации, это список наших исходных данных, которые можно и нужно менять

    • Десятилетний фонд? Почему бы не сделать его шестилетним? Сокращение срока действия фонда с 10 до 6 лет значительно сокращает и объем ожидаемого возврата инвестиций — с трехкратного до двукратного. Вернуть 200 миллионов долларов вместо 300 для венчурного инвестора не так обременительно. Как это сделать за более короткий срок? 1-2 года тратится на поиск и обнаружение 10 стартапов в начальной стадии, 4-5 лет — на их взращивание. Необходимо, конечно, и постоянно стимулировать основателей этих компаний к тому, чтобы лучше себя продать. Контраргумент к этой мере — отсутствие ликвидности по прошествии всего шести лет при необходимости поиска вторичных рынков (неидеальное решение).

    • Отказ от традиционных инвесторов, переход в «облако». Необходим способ найти капитал, который не потребует от нас 12% рентабельности. Неужели нет инвесторов, которые удовлетворятся стабильным 8% доходом от фонда размером в 1 миллиард долларов и более, который обслуживает сотни разных стартапов? Смена целевого показателя с 12% на 8% почти на треть уменьшает требование к возврату инвестиций. Более благосклонное к инвестициям законодательство (закон Jobs Act) порождает все больше P2P-и краудфандинговых венчурных компаний. И с доходом в 8% все больше нетрадиционных инвесторов захотят поучаствовать в этом деле. Контраргумент к этой мере — почти такую же прибыль можно получить, просто вложив деньги в фондовый рынок и немного подождав.

    Подводя итоги, необходимо сказать, что венчурные инвестиции — тяжелое занятие для всех участвующих сторон. Трудно ожидать, что на начальном этапе основатель будет точно уверен, что вырастет от нуля до миллиарда. В течение этого процесса многое может поменяться. Трудно и требовать от венчурного инвестора, чтобы он «догадался», какой из стартапов станет следующим Uber. Неужели и правда нет идеального способа поддержать и инвестировать стартап, который стремится заработать какой-то там миллиард?

    Есть над чем подумать.


    P.S. Уже 15 сентября в #tceh начнётся очередная «Школа инвестиций» под руководством Максима Чеботарёва. Приходите — расскажем, как правильно оценивать потенциал проектов, искать проекты с высоким мультипликатором возврата инвестиций и оформлять сделки. Подробности здесь.

    Что такое венчурный капитал?

    Венчурный капитал — это тип инвестирования, при котором богатые люди и организации вносят свой вклад в стартап в обмен на частичное владение компанией. Венчурные капиталисты берут на себя значительный риск, финансируя эти новые компании, и поэтому ожидают большой потенциальной прибыли.

    Венчурный капитал, иногда называемый «венчурным капиталом», — не единственный способ получить финансирование для новых компаний. Развитие технологий упростило для компаний получение финансирования нетрадиционными способами, а для индивидуальных инвесторов — более свободное участие.Узнайте, как работает венчурный капитал, о некоторых его типах и об альтернативных источниках инвестиций.

    Что такое венчурный капитал?

    Венчурный капитал — это вид финансирования бизнеса, при котором новая или небольшая компания ищет помощи инвесторов, чтобы начать работу или развиваться. С помощью этой формы финансирования фирмы венчурного капитала могут попасть на первый этаж компаний, которые, по их мнению, добьются успеха.

    Новым компаниям часто нужен доступ к капиталу, чтобы помочь им начать работу.Но без проверенной репутации традиционные средства финансирования могут быть недоступны. Вот тут и появляется венчурный капитал.

    Венчурный капиталист — это инвестор, вкладывающий деньги в подобную коммерческую сделку. В некоторых случаях венчурные капиталисты — состоятельные люди. Но они также часто являются пенсионными фондами, страховыми компаниями, эндаументами и другими финансовыми учреждениями, которые участвуют в фондах венчурного капитала в поисках высокой доходности своих инвестиций.

    Как работает венчурный капитал

    Венчурный капитал включает учреждения и состоятельных лиц, инвестирующих в стартапы и компании на ранней стадии развития в обмен на акционерный капитал или собственность в компании.Фонды венчурного капитала обычно выступают в качестве посредников в этих сделках.

    Инвесторы отдают свои деньги фонду, а фонд предоставляет деньги компаниям, которые они финансируют. Фонд венчурного капитала обычно предоставляет от нескольких миллионов долларов до десятков миллионов в обмен на определенный процент от собственного капитала. Помимо финансирования, фонд венчурного капитала может играть активную роль в компании, предлагая свои отзывы и опыт.

    Бенефициарами венчурных долларов обычно являются стартапы, которые слишком молоды, малы или недостаточно развиты для первичного публичного предложения (IPO).Поскольку у них нет проверенной репутации, многие традиционные механизмы финансирования им недоступны. Кроме того, они могут пожелать не продавать свои акции публично и предпочесть более частную сделку.

    Венчурный капитал — это инвестиция с высоким риском для тех, кто предоставляет финансирование. Компании, в которые они инвестируют, не очень хорошо зарекомендовали себя и имеют значительный риск банкротства.

    Инвесторы часто доверяют человеку или идее больше, чем реальному продукту.Взамен инвесторы ожидают большей прибыли, чем они могут получить от более традиционных инвестиционных возможностей.

    Типы венчурного капитала

    Венчурный капитал описывает физических лиц или учреждения, инвестирующие в новые или растущие компании. Но есть разные типы венчурного капитала, которые описывают стадию, на которой находится бизнес, и его финансовые цели.

    • Посевной капитал : Этот тип венчурного финансирования помогает новым компаниям начать работу.Те, кто получает это финансирование, часто еще не имеют устоявшегося продукта или организации, и деньги часто помогают им создавать свой продукт или финансировать исследования рынка.
    • Стартовый капитал : Венчурный капитал на этом этапе предназначен для компаний, у которых есть продукт, который нужно продать, но компания не может полностью сдвинуться с мертвой точки. Это финансирование помогает компаниям развивать свою команду и выводить свой продукт на рынок.
    • Ранний капитал : После двух или трех лет работы этот тип венчурного капитала помогает компаниям улучшить свои процессы, чтобы производить и продавать свою продукцию более эффективно.
    • Капитал для расширения : Хорошо зарекомендовавшие себя компании используют этот вид венчурного финансирования, чтобы вывести свой бизнес на новый уровень. Финансирование может помочь этим компаниям расширить свои маркетинговые усилия и выйти на новые рынки.
    • Поздний капитал : Венчурный капитал не обязательно нужен только новым компаниям. Успешные предприятия могут использовать этот вид венчурного капитала для увеличения денежного потока и продолжения роста.
    • Промежуточное финансирование : Этот тип венчурного капитала служит временным источником финансирования, пока компания ждет более крупного и постоянного.Компании могут использовать промежуточное финансирование перед IPO, слиянием или поглощением.

    Альтернативы венчурному финансированию

    Венчурный капитал — это один из способов для компаний, находящихся на ранней стадии развития, получить финансирование, необходимое для того, чтобы начать работу, но это не единственный способ. Компании могут использовать все больше методов для привлечения капитала.

    Бизнес-ангелы

    Бизнес-ангелы — это состоятельные люди, которые занимают первые позиции в компаниях, в которых они видят потенциал.В отличие от венчурных капиталистов, которые часто являются учреждениями, бизнес-ангелы — это часто люди, которые вносят свой деловой опыт и советы. Они могут быть готовы пойти на больший риск, потому что они станут активными участниками в помощи компании в достижении ее целей.

    Краудфандинг

    Краудфандинг — это форма финансирования, которая появилась в последние годы, когда многие люди объединяют свои деньги в Интернете. Компании регистрируются на краудфандинговом веб-сайте и делают свои предложения, а затем любой может внести свой вклад.В отличие от бизнес-ангелов и венчурного капитала, подобным образом инвестируют в компании не только богатые люди. Хотя многие виды финансирования бизнеса предполагают раздачу собственного капитала, краудфандинг часто основан на стимулах. Люди вносят свой вклад в обмен на конкретное вознаграждение, например, первое издание продукта компании.

    Кредитование

    Долговое финансирование происходит, когда компании занимают деньги, чтобы помочь им сдвинуться с мертвой точки. Компании ищут кредиторов, а не инвесторов.И вместо того, чтобы передавать акции своей компании, заемщики должны выплачивать ссуду с процентами. Многие финансовые учреждения предлагают компаниям ссуды для бизнеса и кредитные линии. Тем компаниям, которые не созданы и не имеют активов, владелец бизнеса лично гарантирует ссуду, то есть обещает вернуть ссуду, если бизнес не сможет.

    Венчурный и частный капитал

    И венчурный, и частный капитал — это виды финансирования бизнеса, при которых деньги переводятся из рук инвесторов на счета предприятий.И хотя у них схожие цели, их методы различаются.

    Хотя частный акционерный капитал является еще одним видом финансирования частного бизнеса, он часто предполагает покупку частной инвестиционной компанией 100% -ной доли компании, в то время как венчурные капиталисты часто остаются миноритарными инвесторами. Частный капитал обычно предполагает гораздо более крупные инвестиции при значительно меньшем риске.

    Венчурный капитал Частный капитал
    Бизнес-сцена Ранняя стадия Средняя и поздняя стадия
    Размер вложения От миллионов до десятков миллионов От сотен миллионов до миллиардов
    Вид инвестиций Собственный капитал, конвертируемая задолженность Собственный капитал
    Уровень риска Высокий риск Средний риск
    Ожидаемая доходность 10x или выше 15% или выше

    Плюсы и минусы венчурного финансирования

    Плюсы
      • Потенциально высокая доходность для инвесторов
      • Доступно для компаний, которые слишком молоды для IPO
      • Доступ к бизнес-опыту венчурных капиталистов
    Минусы
      • Потеря контроля и принятия решений

    Объяснение плюсов

    • Потенциально высокая доходность для инвесторов : поскольку венчурные капиталисты вкладывают средства в стартап на раннем этапе, у них есть потенциал заработать много денег, если бизнес будет успешным.
    • Доступно для компаний, которые еще слишком молоды для IPO. : Компаниям часто требуется подтвержденная репутация для публичной продажи акций или доступа к другим типам инвестиций. Венчурный капитал помогает компаниям, которые не готовы к новому уровню финансовых ресурсов.
    • Доступ к деловому опыту : фирмы венчурного капитала часто заполнены успешными предпринимателями, которые могут поделиться своим деловым опытом с компаниями, которые они финансируют.

    Объяснение минусов

    • Высокий риск для инвесторов : Поскольку компании, получающие венчурное финансирование, практически не имеют репутации, инвесторы берут на себя значительный риск потери своих денег.
    • Потеря частичного капитала : Когда компании берут на себя финансирование венчурного капитала, они обычно отказываются от части капитала. В зависимости от ситуации они могут пожертвовать 50% или более собственности.
    • Утрата контроля и права принимать решения : Когда компании берут деньги инвесторов, они часто также должны принимать их мнение при принятии деловых решений.

    Что следует знать индивидуальным инвесторам о венчурном капитале

    Большинство индивидуальных инвесторов никогда не будут участвовать в венчурном капитале.Венчурными капиталистами обычно являются учреждения и состоятельные люди. Сочетание высокой стоимости входа и высокого риска означает, что для большинства это не подходящее вложение.

    Даже если вы никогда не участвуете в венчурном капитале, на большинство из нас он так или иначе влияет.

    Венчурный капитал играет все более важную роль в экономике США. И многие компании, с которыми вы, вероятно, регулярно контактируете, получили прибыль от венчурного капитала. Такие известные компании, как Airbnb, Instacart и Uber, начали свое существование благодаря венчурному капиталу.

    И даже если вы не относитесь к числу состоятельных людей, которых обычно привлекает венчурный капитал, возможно, вам найдется место. Финтех-компании сделали возможным участие всех желающих, объединив деньги множества мелких индивидуальных инвесторов и направив их в стартапы.

    Ключевые выводы

    • Венчурный капитал — это форма финансирования бизнеса, при которой учреждения и состоятельные люди инвестируют в стартапы и компании на ранней стадии.
    • Компании-бенефициары венчурного капитала часто слишком новы для получения финансирования через IPO или другие традиционные средства.
    • Альтернативы венчурному капиталу включают частный капитал, бизнес-ангелов и краудфандинг.
    • Венчурный капитал представляет собой высокую потенциальную выгоду для инвесторов в обмен на значительный уровень риска.
    • Индивидуальные инвесторы могут иметь возможность участвовать в венчурном капитале через финтех-компании и возможности микровенчурного капитала.

    Что такое венчурная студия?

    Автор: Алекс Моазед

    Венчурная студия — это организация, которая создает стартапы, как правило, предоставляя начальную команду, стратегическое направление и капитал для достижения соответствия продукта рынку.

    В отличие от подхода венчурного капитала, венчурные студии активно участвуют в повседневных операциях и принимают стратегические решения по развитию нового бизнеса.После того, как стартап демонстрирует успех, он может попытаться привлечь капитал от внешних инвесторов, включая венчурных капиталистов. Сотрудники венчурной студии могут решить остаться в портфельной компании или вернуться в студию, чтобы работать над новым стартапом.

    Венчурная студия — Краткая история

    Модель венчурной студии также отличается от традиционного акселератора стартапов. Y Combinator является примером ведущего акселератора, как и Techstars или 500 Startups. Акселераторы предоставляют то, что обычно представляет собой 12-недельную программу, и первоначальное начальное финансирование в размере от 25 000 до 125 000 долларов США в виде капитала в обмен на установленную сумму собственного капитала.Программа предусматривает обучение и руководство для проверки бизнеса. В конце программы акселератор проводит демонстрационный день, когда инвесторы могут узнать о последней партии стартапов и, надеемся, инвестировать в портфель акселератора.

    Акселераторы, как правило, сосредотачиваются на распределении небольших сумм капитала по широкому кругу стартапов, ожидая, что большинство из них потерпят неудачу. Венчурные студии используют несколько иной подход, сосредотачивая больше ресурсов на возможностях, которые они считают созревшими для стартапа.В отличие от акселераторов, венчурные студии обычно не принимают заявки на новые портфельные компании, поскольку стратегическая проницательность и способность венчурной студии выбирать возможности являются частью ценности, которую она приносит своим инвесторам.

    венчурных студий возникли в конце нулевых после того, как горстка опытных технических предпринимателей с успешными выходами имела гораздо больше, чем одну новую стартап-идею, которую нужно было реализовать. Создать компанию с нуля сложно, и многие предприниматели рассматривают создание новой компании как минимум десять лет.Многим из этих предпринимателей также особенно нравится ранняя стадия этого процесса — открытие и проверка новой бизнес-модели и создание новой организации — больше, чем процесс развития проверенного бизнеса с установленными процессами.

    Эта избранная порода предпринимателей имеет тенденцию процветать в крайне нестабильной среде. После того, как они построили бизнес-модель и повторяемые системы, которые позволят бизнесу масштабироваться, они часто жаждут новых задач. Многие из них — серийные предприниматели, открывшие за свою карьеру несколько компаний.Поэтому вместо того, чтобы сосредотачивать все свое время на одной инициативе, вместо этого они хотели найти способ применить свой опыт стартапов для реализации нескольких новых бизнес-возможностей, а не только одной. Войдите в венчурную студию.

    Независимые и корпоративные венчурные студии

    Сегодня существует два основных типа венчурных студий: независимые венчурные студии и корпоративные венчурные студии.

    Независимые венчурные студии предоставляют все ресурсы, необходимые для запуска нового стартапа, включая команду, стратегическое направление и капитал из своих собственных балансов.Они могут привлекать сторонние фонды и иметь LP (внешних инвесторов), но обычно руководитель венчурной студии принимает окончательное решение о том, какие стартапы выделить и какие ресурсы выделить по мере того, как эти новые предприятия набирают обороты.

    Примеры независимых венчурных студий: Expa, основанная Гарретом Кэмпом, одним из соучредителей Uber, или Rocket Internet в Европе. Rocket известен тем, что основал и запустил ряд «клонов» стартапов, основанных на популярных технологических компаниях, которые начали свою деятельность либо в США, либо в Китае.Delivery Hero, торговая площадка доставки в ресторан по модели GrubHub, является широко известным успехом Rocket Internet.

    Независимые венчурные студии, по сути, представляют собой более вертикально интегрированный подход к традиционной модели венчурного капитала, заключающейся в создании нового бизнеса с нуля.

    По сравнению с независимой моделью, корпоративные венчурные студии представляют собой гибридное сочетание талантов, капитала и стратегического направления в сотрудничестве со средними и крупными предприятиями. Корпоративные венчурные подразделения часто обеспечивают начальный капитал и стратегическое направление корпоративной венчурной студии, которая привносит таланты, процессы и ноу-хау для создания стартапа.

    Эта модель отличается от традиционной ориентации корпоративной венчурной группы: инвестировать в стартапы.

    Вместо этого модель корпоративной венчурной студии позволяет предприятию иметь контрольный пакет акций в новом начинающем бизнесе. В результате соотношение риска и вознаграждения сильно отличается. Вместо инвестирования в бизнес, который уже имеет первоначальную популярность и был проверен институциональным венчурным инвестором, эта модель позволяет предприятию брать на себя дополнительный риск в обмен на больший потенциал роста, увеличенную долю владения и больший контроль.

    В то время как крупные компании преуспевают в инкрементальных инновациях, которые способствуют развитию основного бизнеса, они долгое время боролись с тем, как извлечь выгоду из сбоев в отрасли и внедрить новые бизнес-модели.

    Дилемма новатора не нова, но за последние несколько лет эти корпоративные венчурные студии появились, чтобы помочь крупным компаниям использовать большие преимущества, которые они имеют при открытии нового бизнеса, помогая при этом решать некоторые проблемы и риски, которые несет любое новое предприятие.

    Рост платформенных конгломератов и развитие технологий

    Еще одной причиной этого сдвига является возрастающая конкуренция крупных платформенных монополий с традиционными предприятиями.За последние десять лет доминирующие компании-разработчики платформ, такие как Google, Facebook, Amazon и Alibaba, стали новыми механизмами создания бизнеса, используя свои существующие сети и активы для развития новых предприятий. По сути, они создали свои собственные внутренние венчурные студии, ориентированные на построение новых бизнес-моделей.

    Google X, стартап-студия Alphabet для «лунных снимков», является одним из примеров этого, создавая новые компании, такие как Waymo, Verily, Google Health и другие. Другие крупные технологические компании, такие как Amazon, Facebook, Uber и Alibaba, также создали целые подразделения для предпринимательских команд для создания новых стартапов.

    В качестве примеров успеха можно привести Google Video, который помог подтвердить приобретение YouTube, Uber создал Uber Eats полностью с нуля, Amazon создал Amazon Web Services, а также Amazon Business, свою торговую площадку B2B. Facebook также запустил страницы Facebook, Facebook Messenger, Facebook Marketplace и многие другие новые «предприятия» внутри Facebook.

    Эта растущая конкуренция между технологическими монополиями и традиционными игроками также способствовала сокращению финансирования венчурного капитала на ранних стадиях.Венчурные капиталисты не решаются вкладывать средства в новые стартапы в области, которая может напрямую конкурировать с крупной технологической монополией, поскольку конкуренция с этими крупными технологическими монополиями может ограничить потенциал роста нового стартап-бизнеса.

    Для примера, просто посмотрите, как тактика подражания Facebook препятствовала росту Snap за последние несколько лет. Таким образом, в условиях повышенной конкурентной неопределенности венчурные капиталисты уклоняются от возможностей финансирования из-за слишком большой конкуренции.

    Таким образом, действующие компании сталкиваются с обоюдоострым мечом конкуренции с этими крупными технологическими монополиями.В отличие от венчурных капиталистов, они не могут позволить себе игнорировать проблему и вкладывать свой капитал в другое место. Этим игрокам приходится бороться с угрозой появления платформенных компаний в их отрасли.

    В то же время традиционный способ, которым традиционные операторы решали проблемы такого типа — поглощения, — закрывается. Отсутствие инвестиционных стартапов в отраслях, которые конкурируют с доминирующими компаниями, занимающимися платформами, приводит к отсутствию целей приобретения для действующих игроков.

    Одним из примеров такой динамики является распространение B2B в США, где у Amazon, Alibaba, eBay и Walmart есть активно развивающиеся рынки B2B.Традиционные дистрибьюторы B2B сталкиваются с редким ландшафтом стартапов на рынке B2B, в которые они могли бы инвестировать или приобрести, потому что фирмы венчурного капитала неохотно вкладывают средства в стартапы, которые будут напрямую конкурировать с несколькими крупными технологическими монополиями.

    Для немногих оставшихся стартапов традиционные операторы сталкиваются с усилением конкуренции за сделки и резким ростом стоимости непроверенных компаний.

    Неудивительно, что они начали искать альтернативу.

    Почему модель Corporate Venture Studio работает

    Крупные предприятия долгое время отдавали предпочтение инвестициям и поглощениям как подходам к инновациям в новых бизнес-моделях, потому что, попросту говоря, построить новый бизнес действительно сложно.

    Это также требует другого набора навыков и другого мышления, чем для ведения крупного успешного бизнеса. В этом нет ничего плохого — просто каждое действие требует разного набора умственных мышц и навыков. Редкий руководитель, который преуспевает в обоих видах спорта, точно так же, как немногие спортсмены преуспевают в нескольких видах спорта. Когда вы тренируетесь делать одно дело большую часть своей жизни, трудно принять что-то совершенно другое.

    В прошлом крупные корпорации также пытались создать внутренние инкубаторы для новых предприятий.Эти инкубаторы хорошо себя зарекомендовали, когда дело дошло до создания инкрементных инноваций, дополняющих основной бизнес, но они, как и предсказывала дилемма новатора, обычно боролись с изменением и трансформацией бизнес-модели. Даже внутри корпоративного инкубатора подрывные инициативы часто сдерживаются ограничениями и противоречивыми требованиями основного бизнеса.

    Опять же, в этом нет ничего плохого. Когда у вас большой успешный бизнес, вам есть что терять.Это естественно и здорово, что на крупном предприятии накапливаются антитела, которые защищают его основной бизнес от рисков и изменений. Когда кто-то, даже в инкубаторе, спонсируемом корпорацией, угрожает этому основному бизнесу, эти антитела естественным образом срабатывают и реагируют на угрозу.

    Во времена устойчивого роста эта реакция благоприятна. Однако, когда отрасль переживает период серьезных изменений, как это происходит все чаще и чаще, когда крупные монополии на платформы внезапно выходят на их рынок, крупным предприятиям требуется инъекция различных антител для борьбы с угрозой.

    В сочетании с отсутствием возможностей для приобретения эта реальность побудила все больше предприятий принять модель совместного создания корпоративных венчурных студий. Эта модель позволяет крупным предприятиям извлечь выгоду из преимуществ, которые они имеют при построении нового бизнеса, одновременно помогая смягчить многие из проблем.

    И когда дело доходит до создания нового бизнеса, у крупных предприятий действительно есть много преимуществ, включая не только капитальные или материальные активы, но и мягкие активы, такие как известные бренды, данные, отношения с клиентами и отраслевые знания.Их проблема заключается в их ограниченной терпимости к неопределенности, риску и неудачам и, как следствие, неспособности действовать быстро.

    Работа с корпоративными венчурными студиями может привести к некоторым дополнительным начальным расходам для крупных предприятий по сравнению с созданием бизнеса с нуля самостоятельно. Но с такой ценой появляется ряд преимуществ: от привлечения предпринимательских талантов, развития культуры стартапов и обеспечения гибкого исполнения.

    Корпоративные венчурные студии могут помочь структурировать новые предприятия таким образом, чтобы они были достаточно отделены от основного бизнеса для процветания.Такое разделение позволяет новому стартапу брать на себя риски, необходимые для поиска соответствия продукта рынку в неопределенной среде, и позволяет ему быстро двигаться и быстро терпеть неудачи, чтобы он мог туда попасть. Такое совместное творчество дает крупным предприятиям возможность пробовать новые вещи, не привязывая их слишком близко к своему основному бизнесу и бренду. Только после того, как новый стартап достигнет уровня зрелости, вам нужно будет беспокоиться о его публичной интеграции с основным бизнесом.

    В то же время корпоративные венчурные студии также приносят вливание предпринимательских талантов, которые крупные предприятия пытаются привлечь.Огорченные корпоративными инновационными проектами, дававшими большие обещания в прошлом, многие предприниматели не решаются присоединяться к проектам, созданным на базе корпоративных инкубаторов. Эти серийные предприниматели любят решать сложные задачи и находить новые возможности для бизнеса, но обычно не решаются доверять крупным предприятиям.

    Модель венчурной студии дает им возможность получить лучшее из обоих миров, работая вместе с другими опытными предпринимателями над созданием нового бизнеса, не принося тех же жертв, что и основатель стартапа.

    Наконец, любой опытный предприниматель скажет вам, что культура — важная часть создания успешного стартапа, а корпоративная венчурная студия позволяет новому бизнесу извлечь выгоду из опыта опытных предпринимателей, которые могут создать сильную предпринимательскую культуру, прежде чем беспокоиться о ней. имея дело с антителами и процесс корпоративного.

    Венчурные студии здесь, чтобы остаться

    Не существует «правильного пути» для инноваций.Создавать новый бизнес всегда сложно, независимо от контекста. Есть несколько способов использовать новые возможности для бизнеса. Подход венчурного капитала, который доминировал в течение последних двух десятилетий, — это только один путь. Другое дело — приобретение уже существующих предприятий или успешных стартапов.

    Но по мере того, как ограничения и конкурентные требования рынка изменились за последнее десятилетие, для их удовлетворения выросли новые модели создания бизнеса и захвата стоимости. Модель венчурной студии органически выросла из меняющихся потребностей венчурных инвесторов и крупных корпораций, а также развивающегося рынка предпринимательских талантов.

    В то время, когда и эти инвесторы, и крупные корпорации сталкиваются с новым призраком конкуренции с крупными платформенными монополиями, быстрорастущая индустрия венчурных студий может многое предложить.


    Подано: Инновационное лидерство | Темы: корпоративные хаки

    Как работает венчурный капитал

    Фирмы венчурного капитала, без сомнения, являются движущей силой инноваций, поскольку они поддерживают компании, в которые они могут инвестировать, от ранних стадий до IPO, особенно те, у которых более крупные фонды, под управлением которых находятся миллиарды долларов.

    Определение ролей в VC

    Как описано в моей книге Искусство сбора средств для стартапов , в венчурных компаниях работают разные люди.

    Самые молодые люди хотят быть аналитиками. Эти люди либо студенты MBA, проходящие практику, либо люди, только что окончившие школу. Основная роль аналитиков состоит в том, чтобы посещать конференции и находить сделки, которые могут входить в инвестиционную стратегию фонда, из которого инвестирует венчурная фирма.Аналитики не могут принимать решения, но они могут быть хорошим способом открыть вам дверь и познакомить вас с кем-то более старшим в компании. Однако аналитики по большей части проводят исследования рынка и изучают вас и ваших конкурентов, поэтому будьте осторожны, обучая их слишком много.

    Ближайшая должность после аналитика — это юрист. Сотрудник может быть младшим или старшим. Сотрудниками, как правило, являются люди с финансовым образованием и сильными навыками построения отношений.Сотрудники не принимают решений в фирме, но они определенно могут заинтересовать людей, участвующих в процессе принятия решений.

    Через единомышленников вы сможете найти руководителей. Это высокопоставленные люди, которые могут принимать решения, когда дело доходит до инвестиций, но не имеют полной власти в реализации общей стратегии фирмы. Директор может провести вас внутрь и быть вашим руководителем, который поможет вам пройти через весь процесс получения финансирования.Директора — это те люди, которые близки к тому, чтобы стать партнером. Они обладают властью внутри фирмы, но не могут считаться старшими в фирме.

    Самые старшие сотрудники венчурной компании стоят выше руководителей и называются партнерами. Партнерами могут быть полные партнеры или управляющие партнеры. Разница в названии варьируется в зависимости от того, имеет ли человек право голоса при принятии инвестиционных решений или может также иметь право голоса при принятии операционных решений. Помимо инвестиций, партнеры также несут ответственность за привлечение капитала для средств, в которые фирма будет инвестировать.

    Наконец, венчурные партнеры не участвуют в повседневных операциях или инвестиционных решениях фирмы. Венчурные партнеры играют стратегическую роль в фирме, в основном заключающуюся в привлечении новых сделок, которые они передают другим партнерам фирмы. Венчурные партнеры, как правило, получают компенсацию в виде процентов по переносу, которые представляют собой процент от прибыли, которую получают фонды после того, как они обналичивают инвестиционные возможности.

    Другой фигурой в венчурной фирме является постоянный предприниматель (EIR).EIR — это в основном люди, которые имеют хорошие отношения с венчурным капиталом и, возможно, предоставили венчурному капиталу выход, помогая им зарабатывать деньги. EIR обычно работают в течение года или около того, помогая им анализировать сделки, которые заключаются. В конечном итоге цель EIR — запустить еще один стартап с положительными инвестициями.

    Инвесторы венчурных фирм называются ограниченными партнерами (LP). LP — это институциональные или индивидуальные инвесторы, которые вложили капитал в фонды венчурной фирмы, из которой они инвестируют.LP включают эндаумент, корпоративные пенсионные фонды, суверенные фонды благосостояния, богатые семьи и фонды фондов.

    Процесс получения финансирования от VC

    Прежде всего, определите венчурного капитала, который может инвестировать в вашу вертикаль. Есть множество инструментов, которые вы можете использовать, чтобы определить, кто может вам подойти. (Вы можете использовать Crunchbase, Mattermark, CB Insights или Venture Deal.)

    После того, как у вас будет список целей, вам нужно будет увидеть, кто у вас есть общего и близкого вам человека, который сможет вас представить.Лучшие представления исходят от предпринимателей, которые хорошо окупаются в венчурном капитале. Венчурные капиталисты используют эти представления как социальное доказательство и знак одобрения отношений. Чем лучше будет введение, тем больше у вас шансов получить финансирование.

    В качестве следующего шага к ознакомлению и в случае подлинного проявления интереса со стороны ВК вам позвонят. В идеале вы должны пойти прямо к партнеру, чтобы сэкономить время, или цель состоит в том, чтобы как можно скорее познакомиться с партнером.Если вы уже общаетесь с партнером после первого звонка, он или она попросят вас отправить презентацию (также известную как презентация), если звонок пройдет успешно и есть интерес.

    В связи с этим я недавно рассказал о шаблоне питча, созданном легендой Кремниевой долины Питером Тилем (см. Его здесь). Я также даю комментарий к презентации от конкурента Uber, который собрал более 400 миллионов долларов (см. Здесь).

    После того, как партнер просмотрит презентацию, она свяжется с вами (или, возможно, со своим помощником), чтобы согласовать время, когда вы отправитесь в офис и встретитесь лицом к лицу.Во время этой встречи вы захотите пообщаться на личном уровне и посмотреть, есть ли у вас что-то общее. Партнер будет задавать вопросы. Если вы можете хорошо решить все проблемы, и партнер удовлетворен, тогда вас пригласят для презентации другим партнерам.

    Встреча партнеров — последний шаг к ознакомлению с условиями. Все партнеры по принятию решений будут с вами в одной комнате. В идеале партнер, с которым вы общались, отзывался о вас хорошо, если только не возникли проблемы (которые вы, надеюсь, к этому времени уже решили).

    Вы получите список условий, если вы смогли решить проблемы, высказанные на встрече партнеров. Помните, что перечень условий — это просто обещание предоставить вам финансирование. Это не значит, что вы получите капитал. Это необязательное соглашение. Если вы хотите глубже изучить списки условий, я рекомендую ознакомиться с шаблоном терминов, который я недавно опубликовал в Forbes.

    После ознакомления с условиями начинается процесс комплексной проверки. Обычно венчурному капиталу требуется от одного до трех месяцев, чтобы завершить комплексную проверку.Если нет серьезных красных флажков, вы должны быть готовы к работе и получить средства в банке после того, как все документы о предложении будут подписаны и выполнены.

    График сбора средств

    Как венчурные капиталисты монетизируют

    венчурных капиталистов зарабатывают на гонорарах за управление и на начисленных процентах. Комиссия за управление обычно представляет собой процент от суммы капитала, которым они управляют. Комиссия за управление венчурным капиталом обычно составляет около 2%.

    Другая сторона зарабатывания денег — это начисленные проценты. Чтобы понять эту концепцию, понесенный процент — это, по сути, процент от прибыли. Обычно это от 20% до 25%. Обычно это самый большой диапазон, если венчурным капиталом является фирма высшего уровня, такая как Accel, Sequoia или Kleiner Perkins.

    Для того, чтобы обналичить и получить перенесенные проценты, венчурный фонд должен иметь портфель каждого из фондов, выходящих из фонда, что означает, что компания приобретена или будет приобретена посредством IPO, когда инвесторы могут продать свою позицию.

    Обычно уход занимает от пяти до семи лет, если у компании не закончились деньги или у учредителей закончилась энергия. Обычно венчурные капиталисты хотят продать свою позицию в течение восьми-десяти лет, особенно если они являются инвесторами на ранней стадии.

    Стартапы — это очень рискованный класс активов, и девять из 10 в конечном итоге потерпят неудачу. По этой причине венчурные капиталисты пойдут на те компании, которые могут дать им 10-кратную прибыль, чтобы помочь им с убытками других компаний в их портфелях.Если вы не можете спрогнозировать такую ​​прибыль, венчурный капитал может не подходить для получения финансирования.

    Участие венчурного капитала в вашей компании

    венчурных капиталистов хотели бы иметь прямое отношение к вашей компании, чтобы оставаться рядом со своими инвестициями и иметь право голоса при принятии важных решений, которые могут повлиять на их доходность в долгосрочной перспективе.

    Имея это в виду, венчурные капиталисты обычно покупают в капитале от 15% до 45% вашей компании. Обычно в раундах более ранних стадий речь идет о более высоком уровне, но венчурные капиталисты должны помнить о ставке, которую они оставляют предпринимателю, чтобы они все еще были достаточно мотивированы, чтобы оставаться и продолжать сосредотачиваться на исполнении.

    венчурных капиталистов запросят участие в совете директоров в обмен на инвестиции, которые они делают в вашу компанию. Есть два типа уровней досок. Одно из них — это место в совете директоров, в котором они участвуют в принятии основных решений компании. Это особенно важно, когда речь идет о будущих раундах финансирования или сделок слияния и поглощения (также называемых M&A).

    Другой уровень участия совета директоров — это так называемый наблюдатель за советом, что означает, что у них будет открытое приглашение на собрания без голосования.По моему опыту, они все еще имеют большое влияние. Ниже приведено сравнение директоров и наблюдателей.

    Члены Правления против наблюдателей от Правления

    Понимание ценности венчурного капитала

    Большинство венчурных капиталистов говорят, что основная причина, по которой предпринимателю следует подумать о работе с венчурным капиталом, заключается в той ценности, которую они могут внести в общую стратегию и выполнение бизнеса. Однако это далеко не так.

    Вам нужно будет провести комплексную проверку, чтобы действительно понять, собирается ли венчурный капитал добавлять стоимость в дополнение к капиталу. Эта ценность может быть знакомством с потенциальными партнерствами, их сетью других успешных учредителей или инфраструктурой, которую предлагает фирма.

    Инфраструктура может быть самой привлекательной частью. Венчурные капиталисты, такие как Andreessen Horowitz или First Round Capital, имеют специальную команду маркетологов, рекрутеров и другие ресурсы, которые они могут привлечь в компанию, в которую они инвестируют.В конечном итоге это способствует росту бизнеса.

    Преодоление шума ВК

    Как учредитель вы хотите задавать правильные вопросы, которые помогут вам понять, действительно ли венчурный инвестор заинтересован в инвестировании, или какой тип партнеров вы будете привлекать к своей компании после закрытия раунда финансирования.

    Если венчурная компания не инвестировала более 6 месяцев в новые компании, это означает, что венчурная компания испытывает проблемы с закрытием своего следующего фонда или что они находятся в режиме сбора средств.В этом случае перейдите к следующему VC, иначе процесс будет приостановлен. Закрытие фонда обычно занимает от 12 до 24 месяцев. Вы всегда хотите работать быстро. Если вам нужен список самых активных венчурных капиталистов, я рекомендую прочитать эту статью в Forbes, которую я недавно опубликовал.

    Спросите, как они обычно работают с портфельными компаниями. Попросите венчурного инвестора познакомить вас с несколькими основателями компаний, которые прекратили свою деятельность. Эти вопросы могут дать полную картину и увидеть, как они себя ведут, находясь на другой стороне горы.На этапе свиданий все счастливы и не беспокоят, поэтому не ошибитесь, ведь люди меняются, когда на кону стоят деньги.

    Кроме того, поинтересуйтесь отчислениями в пул опционов для сотрудников компаний вашего размера. (Это должно быть записано в условиях сделки.) Если вы видите, что они хотят выделить более 20% на посевной раунд или более 10% на серию А, раунд финансирования, это может означать, что они, возможно, в конечном итоге захотят заменить учредителя. команда.

    Воронка потока сделок венчурного капитала обычно представлена ​​на изображении ниже.В среднем из 1000 компаний партнер инвестирует в 3-4 из них ежегодно. Это означает, что только 0,2% компаний получают венчурное финансирование.

    Различия между венчурным и частным капиталом

    Между этими двумя типами инвесторов существует путаница. Фирмы венчурного капитала, как правило, работают на протяжении всего жизненного цикла компании, вплоть до события ликвидности, когда стартап либо приобретается, либо проходит IPO.

    венчурных капиталистов также очень активно участвуют в операционной структуре. Однако главное отличие заключается в том, что венчурные капиталисты инвестируют в людей с большей степенью риска, чем традиционные фирмы прямых инвестиций (PE). ЧП пойдут больше на цифры. Они инвестируют в уже сформированный бизнес, где результат более предсказуем.

    PE часто инвестируют в этапы роста и более поздние раунды, поэтому ваш стартап, если вы находитесь на ранней стадии, скорее всего, не подойдет. Подождите, пока вы не перейдете к раунду финансирования серии C или серии D, прежде чем искать финансирование из прямых инвестиций.

    Что такое венчурный капитал? — Стратегия венчурного капитала

    Другие выдержки: Краткая история венчурного капитала | Цикл работы венчурного капитала

    Расширенное формальное определение венчурного капитала

    {выдержка из Стратегия венчурного капитала , стр. 16}

    Что такое венчурный капитал? Фраза «венчурный капитал» часто используется в широком смысле в широком смысле для обозначения «любого финансирования любой новой компании». Однако венчурный капитал — это четко определенный тип инвестиционного класса, который относится к более широкой категории, называемой частным капиталом, что по сути означает «долевое владение компаниями, акции которых не торгуются на открытом рынке».«Вот моя попытка дать доступное, но конкретное определение венчурного капитала, которое состоит из трех компонентов:

    Венчурный капитал определяется институциональными инвестициями частного капитала в быстрорастущие стартапы. Давайте разберемся с этим, начиная с первого слова — институциональный.

    Институциональные

    Это относится к тому, откуда в конечном итоге поступают деньги. Венчурные капиталисты по большому счету не вкладывают собственные деньги. Скорее, они профессиональные управляющие деньгами, инвестирующие чужих денег , в основном из крупных учреждений , таких как пенсионные фонды, университетские фонды, банки, страховые компании и другие корпорации.

    У этих организаций есть наличные, необходимые для инвестирования, и часто они хотят диверсифицировать свои инвестиции за пределы традиционных государственных акций и облигаций. Они предпочитают вкладывать небольшой процент своего портфеля в более рискованные инвестиции, называемые альтернативными активами , чаще всего недвижимостью, хедж-фондами и частным капиталом. Венчурный капитал, опять же, является разновидностью частного капитала.

    См. 5-минутный видеоролик «Что такое венчурный капитал»

    Деньги, питающие венчурный капитал, поступают от этих крупных, часто финансовых, учреждений.Венчурным капиталистам выплачивается вознаграждение плюс доля в прибыли за управление этими фондами, и у них есть юридическое обязательство (фидуциарная обязанность ) действовать в интересах этих организаций, которые являются партнерами с ограниченной ответственностью (LP) из венчурный фонд.

    Хотя учреждения обеспечивают основную часть капитала, инвестируемого в масштабах всей отрасли венчурными фирмами, LP не обязательно должны быть учреждениями. Многие новые, более мелкие венчурные компании будут привлекать свои первые средства от состоятельных частных лиц. Успешные предприниматели, открывающие венчурные фирмы, часто подкрепляют систему сбора средств своим собственным капиталом, демонстрируя свой стиль в игре потенциальным институциональным LP.Управление десятками LP может быть обременительным, создавая для фирм стимул нанимать меньшее количество более крупных LP в будущие фонды.

    Ангелы против венчурных капиталистов

    Венчурные капиталисты в популярных СМИ часто путают с бизнес-ангелами , людьми, которые вкладывают свои собственные деньги в стартапы. Многие ангелы используют методы инвестирования, аналогичные венчурным капиталистам, но обычно на более ранней стадии, часто называемой стадией посевного капитала и . Хотя они имеют некоторое сходство с венчурными капиталистами, бизнес-ангелам не перед кем отвечать, и они могут выбрать инвестировать в стартап по разным причинам, не связанным с финансовой отдачей.У ангелов нет фидуциарных обязанностей.

    {конец выдержки}

    Корпоративное венчурное дело — как работает корпоративный венчурный капитал

    Что такое корпоративное венчурное дело?

    Корпоративный венчурный капитал — также известный как корпоративный венчурный капитал Венчурный капитал Венчурный капитал — это форма финансирования, которая предоставляет средства для начинающих компаний с высоким потенциалом роста на ранней стадии в обмен на акционерный капитал или долю владения. Венчурные капиталисты рискуют инвестировать в стартапы в надежде, что они получат значительную прибыль, когда компании станут успешными.- это практика прямого инвестирования корпоративных средств во внешние стартапы. Обычно это делают крупные компании, которые хотят инвестировать небольшие, но инновационные стартапы. Они делают это через соглашения о совместном предприятии и приобретение долей в капитале. Компания-инвестор может также предоставить стартапу управленческий и маркетинговый опыт, стратегическое направление и / или кредитную линию.

    Как возникло корпоративное венчурное дело Около

    Как часть венчурного капитала Венчурный капитал Венчурный капитал — это форма финансирования, которая предоставляет средства на ранней стадии развивающимся компаниям с высоким потенциалом роста в обмен на акционерный капитал или долю владения .Венчурные капиталисты рискуют инвестировать в стартапы в надежде, что они получат значительную прибыль, когда компании станут успешными. Корпоративный венчурный капитал (CVC) был основан в связи с появлением огромного числа стартапов в сфере технологий. Основная цель CVC — получить конкурентное преимущество и / или получить доступ к новым инновационным компаниям, которые могут стать потенциальными конкурентами в будущем.

    CVC не использует сторонние инвестиционные фирмы и не владеет стартапами, в которые инвестирует, — по сравнению с чистыми инвестициями Венчурного капитала.

    Некоторые из крупнейших игроков корпоративного венчурного капитала:

    Существуют и другие отрасли, где CVC также популярны, например, биотехнологические и телекоммуникационные компании. В настоящее время CVC имеет быстрорастущее влияние на рынке, насчитывая более 475 новых фондов и 1100 старых фондов.

    Каковы цели корпоративного венчурного капитала?

    В отличие от венчурного капитала, корпоративный венчурный капитал стремится к достижению целей как в стратегическом, так и в финансовом плане.Стратегически управляемая CVC в первую очередь направлена ​​на прямое или косвенное увеличение продаж и прибыли венчурной компании за счет заключения сделок со стартапами, использующими новые технологии, выхода на новые рынки, определения целей для приобретения и доступа к новым ресурсам, в то время как финансово ориентированные CVC инвестируют в новые компании. для кредитного плеча.

    Это часто достигается за счет выхода из инвестиций, например первичного публичного размещения акций или продажи доли компании заинтересованным сторонам. Как стратегические, так и финансовые цели часто сочетаются, чтобы принести инвесторам более высокую финансовую отдачу.

    На каких этапах стартапа специализируются фирмы CVC?

    Корпоративные венчурные корпорации могут инвестировать в стартапы на следующих стадиях роста и развития компании:

    # 1 Раннее финансирование

    Компании-стартапы, которые могут начать свою деятельность, но еще не на стадии коммерческой производство и продажа. На этом этапе стартап тратит много денег на разработку продукта и первоначальный маркетинг.

    # 2 Финансирование начального капитала

    Первоначальный капитал или деньги, используемые для покрытия первоначальных операционных расходов и привлечения венчурных капиталистов. Сумма финансирования обычно сначала небольшая и обменивается на долю в бизнесе. Инвесторы считают этот начальный капитал рискованным, поэтому некоторые хотят подождать, пока бизнес будет создан, прежде чем вкладывать крупные капитальные вложения.

    # 3 Финансирование расширения

    Капитал, предоставляемый компаниям, которые расширяются за счет выпуска новых продуктов, физического расширения производства, улучшения продукта или маркетинга.

    # 4 Первоначальное публичное предложение

    Это идеальный этап, которого большинство CVC пытается достичь в долгосрочной перспективе. Когда акции стартап-компании станут общедоступными, компания-инвестор продаст свои инвестиции, чтобы получить значительную прибыль. Затем прибыль будет реинвестирована в новые предприятия, где ожидается будущая прибыль.

    # 5 Слияния и поглощения

    Это включает финансирование приобретений начинающей компании через инвестиционный фонд, а также согласование стартапа с дополнительным продуктом или бизнес-направлением, которое будет представлять одинаковый бренд для обеих компаний.Когда заинтересованная фирма решает купить стартап, компания-инвестор воспользуется шансом заработать, продав свои доли. Слияния также приносят пользу компании-инвестору, разделяя ресурсы, процессы и технологии со стартапом. Это принесет некоторые преимущества, такие как экономия затрат, ликвидность и позиционирование на рынке.

    Каковы дополнительные преимущества CVC для стартапов?

    Стартап-компания может пользоваться отраслевым опытом крупной инвестиционной компании, престижной торговой маркой, стабильным финансовым положением, сетью связей и экосистемой разработанных продуктов.Эти отношения могут даже привести к партнерству между CVC и его материнской фирмой, что, в свою очередь, может мгновенно повысить стоимость компании.

    Для компаний-инвесторов CVC служат воротами для возможного приобретения небольших инновационных стартапов. Имея стратегические и финансовые цели CVC, эти капиталисты могут сохранять свои позиции лидера рынка, даже если есть небольшие компании, которые крадут сцену и обгоняют гигантов-первопроходцев. Одним из примеров этого являются Snapchat и Instagram, оба из которых теперь принадлежат Facebook.

    Дополнительные ресурсы

    Спасибо, что прочитали это руководство по корпоративному венчурному капиталу. Для продолжения обучения и развития вашей карьеры в сфере корпоративных финансов CFI настоятельно рекомендует следующие дополнительные ресурсы CFI:

    • Мезонинные фонды Мезонинный фонд Мезонинный фонд — это пул капитала, который инвестирует в мезонинное финансирование для приобретения, роста, рекапитализации или управления / выкупа с использованием заемных средств. В структуре капитала компании мезонинное финансирование представляет собой гибрид капитала и долга.Мезонинное финансирование чаще всего принимает форму привилегированных акций или субординированного и необеспеченного долга.
    • M&A Процесс слияния и поглощения Процесс слияния и поглощения Это руководство проведет вас через все этапы процесса слияния и поглощения. Узнайте, как совершаются слияния и поглощения и сделки. В этом руководстве мы опишем процесс приобретения от начала до конца, различные типы покупателей (стратегические и финансовые покупки), важность синергии и транзакционные издержки
    • Венчурный капитал, частный капитал и бизнес-ангелы Частный капитал против Венчурный капитал, бизнес-ангелы / посевные инвесторы Сравните частный капитал с венчурным капиталом и бизнес-ангелами и посевными инвесторами с точки зрения риска, стадии бизнеса, размера и типа инвестиций, показателей, управления.В этом руководстве приводится подробное сравнение частного капитала с венчурным капиталом и бизнес-ангелами и посевными инвесторами. Легко спутать три класса инвесторов
    • Руководство по финансовому моделированию Бесплатное руководство по финансовому моделированию В этом руководстве по финансовому моделированию представлены советы и передовые методы работы с Excel в отношении предположений, драйверов, прогнозирования, связывания трех отчетов, анализа DCF и т. Д.

    Что такое венчурное инвестирование ?

    Чтобы быть инвестором Rule Breaker , вы должны мыслить как венчурный капиталист.Но что такое венчурный капиталист? Рад, что ты спросил! В этом выпуске Rule Breaker Investing Оллен Дуглас из Motley Fool Ventures расскажет, что это такое, что он делает и как вы можете окунуться в пул венчурных капиталистов.

    Чтобы посмотреть полные выпуски всех бесплатных подкастов The Motley Fool, посетите наш центр подкастов. Чтобы начать инвестировать, ознакомьтесь с нашим кратким руководством по инвестированию в акции. Полный текст следует за видео.

    Это видео было записано 21 июля 2021 года.

    Дэвид Гарднер: Венчурный капитал. С одной стороны, в этой фразе есть очарование. Капитал, который вы вкладываете, а не просто инвестируете. Конечно, это может закончиться хорошо или плохо, потому что это приключение. С другой стороны, сама фраза и то, что она собой представляет, для многих из нас довольно непонятны. Вы когда-нибудь инвестировали в венчурный капитал, являетесь ли вы венчурным капиталом? Вы хотите быть одним из них? Как это работает? Действительно ли возможно купить акции такой компании, как Zoom , не только перед IPO, но и годами ранее вместе с другими так называемыми венчурными капиталистами? Сегодня у меня в гостях не только один из моих любимых людей, но и настоящий венчурный капиталист, и он сделал меня одним из них.Но все началось не так для Оллена Дугласа, долгое время бывшего финансовым директором The Motley Fool, нет. Он превратился в это, и сегодня он поделится с вами частью своего путешествия, но он возьмет вас с собой в поездку. Не только в его путешествии, но и в нашем совместном путешествии с целью сделать вас к концу этого часа умнее, счастливее, богаче. По мере того, как вы получаете полное представление о том, как работает венчурный капитал и в какой степени вы можете или должны или не должны участвовать, а также множество других глупых идей.Мудрость от дурака, только на этой неделе в разделе «Инвестиции, нарушающие правила» .

    Добро пожаловать обратно на сайт Rule Breaker Investing , который в некотором смысле и есть венчурное инвестирование. Венчурные капиталисты намеренно берут на себя риск. Они знают, что сильно рискуют. Они часто смотрят в глаза какому-то молодому человеку или команде и спрашивают, может ли все это закончиться хорошо? Должен ли я вкладывать в ту или иную стадию не только свои деньги, но и деньги моих ограниченных партнеров? Для меня это очень Rule Breaker- y.Есть много общего между Rule Breaker Investing, , я думаю, и венчурным инвестированием, но с моим другом Олленом Дугласом, который скоро присоединится ко мне, это будет одним из моих вопросов. Мне любопытно, например, наши шесть характеристик акций Rule Breakers , работают ли они в венчурном капитале, когда и когда нет? Мы действительно собираемся затронуть эту тему, о чем я говорил Олену перед тем, как мы начали запись сегодня, я не могу поверить, что мы не говорили об этом раньше. Мы закончили седьмой год этого подкаста, на этой неделе наша последняя.

    Я думаю, что наконец-то повезло семерке. Я подумал, что попросил одного из моих лучших друзей Дурака и кого-то, кто занимается венчурным капиталом, поделится с вами своими мыслями о венчурных инвестициях. Теперь, прежде чем на меня появится Олен, я хочу сразу упомянуть две вещи. Первый — это почтовый ящик на следующей неделе, а прошел уже целый месяц. Это июль 2021 года для этого подкаста на прошлой неделе. Я надеюсь, что многим из вас действительно понравился главный тренер Indianapolis Colts Фрэнк Райх, все его жизненные уроки и идеи, не только как товарищ по жизни для очень успешного профессионала в спорте, но и как глупый инвестор. и как приятно было поделиться с тобой Фрэнком.Я видел так много замечательных вещей в социальных сетях, в частности в Twitter, где я тусуюсь, @DavidGFool, этот подкаст, конечно же, @RBIPodcast, и если у вас есть какие-либо мысли для нас о том, что сказал Фрэнк или как вы изменились в результате подкаста на прошлой неделе. Приятно слышать их снова. Наш адрес электронной почты — [email protected], и на следующей неделе в почтовом ящике мы опубликуем некоторые из лучших вещей, которые мы слышим. Но не только о Фрэнке, но и о Review-a-palooza. Мы рассмотрели три пяти пробоотборника акций: Five Stocks For America, Five Stocks Passing the Snap Test, и Five Stocks в честь чемпионата мира по футболу 2018 года .Мы сделали это всего пару недель назад. Было интересно наблюдать за тем, как дела у этих компаний. Тогда, конечно, сегодняшний подкаст и наши обсуждения венчурного инвестирования могут вызвать некоторые вопросы, которые являются вашими размышлениями. Если вы хотите поделиться ими с нами, адрес электронной почты — [email protected]

    Тогда еще один дальновидный комментарий не имеет ничего общего с инвестированием в этом случае, но он имеет отношение к следующему месяцу, который каждый год для этого подкаста в последние годы авторы пишут в августе, и я действительно счастлив сказать наш первый автор и первая книга, которую вы должны прочитать до августа.Мы делаем это в августе, потому что люди часто ходят на пляж, по крайней мере, в Северном полушарии по всему миру. Если вы все же пойдете на пляж, возможно, вам понравится что-нибудь почитать на пляже. «Позитивный интеллект» будет нашей первой книгой 3 августа. Автор появился один раз, прежде чем он произвел впечатляющий выход на сцену для инвесторов Rule Breaker , когда он присоединился к Ширзаду Чамине, чтобы поговорить о положительном интеллекте . На этот раз я фактически полностью прочитал его книгу, и мы обсудим Positive Intelligence .Я настоятельно рекомендую вам прочитать эту книгу, и на следующей неделе я упомяну две другие книги, которые выйдут позже в августе. Хорошо, сметите все это со сцены, а теперь позвольте мне осветить моего друга и соучастника заговора здесь, в The Motley Fool, Оллена Дугласа. Олен, рад быть с тобой на этой неделе.

    Олен Дуглас: Дэвид, большое спасибо за то, что пригласили меня на звонок. Рад сообщить, что я выиграл пари с Томом Гарднером. У нас была семилетняя ставка на то, когда я буду участвовать в этой программе.Может быть, толчок, так как это случилось в семь лет.

    Gardner: Я надеюсь, что вы выиграли много денег у нашего хорошего друга Тома на этом. Оллен, я очень рад видеть вас, и действительно, я думаю, что Motley Fool Ventures, первая попытка The Motley Fool инвестировать в венчурный капитал — мы поговорим об этом чуть позже — но я думаю, что это весело началось, Олен, это было года три назад? Мы не могли даже говорить об этом. Не думаю, что это было семь лет назад.Но часть забавной истории заключается в том, что от нашего имени мы инвестируем только банковский счет Motley Fool в частные компании до того, как когда-либо создадим фонд.

    Дуглас: Это правда. Фонд официально запущен в июле. Наша годовщина была два дня назад, 18 июля. В 2018 году, три года назад, мы запустили Венчурный фонд, но я считаю, что мы сделали наши первые инвестиции в частную компанию как компания, это было в 2012 или 2013 годах. Мы немного экспериментировали и тестировали внутри дома с нашими собственные деньги, и я думаю, что многие читатели-дураки не удивятся, узнав, что мы просто не придумывали что-то и не навязывали им это.

    Gardner: Это действительно отличный подход, и мы часто говорим об этом только для инвесторов, особенно тех, кто в данном случае начинает инвестировать, не венчурное инвестирование, а просто инвестирование на фондовом рынке. Необязательно вкладывать сразу все деньги. Не стоит класть все в одну акцию. Вы должны погрузиться, протестировать и изучить, купить трети, у нас есть все виды подходов. Но, Оллен, одно можно сказать наверняка, это все, если ты играешь в долгую игру. Если вы играете в долгую игру, имеет смысл изучить ее со временем и стать лучше.Одна из интересных особенностей венчурного капитала заключается в том, что структура фондов традиционно устанавливается так, что у них есть дата окончания. Думаю, у нас есть это для нашего первого фонда в Motley Fool Ventures. Но я собираюсь припарковать это. Я думаю, что наш фонд рассчитан на 10 лет, но мы вернемся к этому позже, потому что, если я задам вам все вопросы, которые мне бы хотелось, на этот раз мы потратим больше часа. Но, Олен, я хотел вернуться в 2001 год. Ты приходил в Motley Fool, и у тебя были потрясающие первые 10 дней или около того.Может быть, вы могли бы просто рассказать нашей аудитории, как все началось для вас в 2001 году в The Motley Fool.

    Дуглас: Спасибо, Дэвид. Начну свой рассказ о Пестрых Дураках. Когда я впервые встретил вас и Тома, я подал заявку на работу в The Motley Fool и хотел лично взглянуть на вас, ребята. Забавно, что мы ведем подкаст, потому что в те дни, в 2000 году, вы делали радио-шоу, делали его вживую, и я пришел на мероприятие, которое вы, ребята, устраивали в Балтиморе. Вы проводили последнее занятие в последний день конференции.

    Gardner: Это означает, что мы были действительно важны или действительно не важны.

    Дуглас: Я не знаю, какой именно, но знаю, что пришел именно для этого. К тому времени, как я приехал, они уже собирали вещи. Так что я даже шел, не заплатив, вошел, и там был Рик. Я считаю, что он был там вместе со Стивом Бройдо или, может быть, вы […].

    Gardner: Мой талантливый продюсер Рик Энгдал и, да, Стив Бройдо, вероятно, Мак Грир, и многие люди, которые годами предоставляли нашим участникам видео и аудио Motley Fool.

    Douglass: Я встретился там с The Fool, и что на самом деле интересно в этой истории, это было, вероятно, в сентябре или октябре, и мы обсуждали, и я помню, как разговаривал с женщиной, которая собиралась стать моим начальником. Да, она предложила мне работу. Я рад присоединиться, но у меня небольшая проблема. У нас есть годовой бонус в моей компании, которой я сейчас являюсь. Я был бы рад приехать сейчас, но это повлияет на мой бонусный год, о чем я, конечно, сказал им, но они знали, что происходит.

    Gardner: Сейчас 2000 год. Это осень 2000 года, время было интересным, но продолжайте.

    Douglass: Интересное время, это определенно было, и я сказал: «Я могу приехать в октябре, если вы, ребята, захотите получить часть бонуса, или я могу начать в январе», и мой босс взял около одного второй и сказал: «Увидимся в январе». Потом прихожу. Несмотря на то, что я не был официальным сотрудником, компании пришлось многое рассказать мне о происходящем и поговорить с нами, что действительно помогло мне обосноваться в компании.Итак, на второй день после того, как мы были там, у нас было собрание всей компании, и мне пришлось войти и представиться: «Привет, я Оллен Дуглас, короче говоря, у нас слишком много людей».

    Гарднер: Я помню. Я не думаю, что мы пытались настроить тебя на что-то подобное, Олен. Думаю, у нас бы это заняло несколько месяцев раньше, вы бы были к этому немного готовы. Но, к сожалению, на этом этапе наша компания и рынок распродавались, и все могло пойти по-настоящему ужасно, нам пришлось провести серию увольнений.На второй день твоего путешествия Пестрого Дурака ты был тем парнем, который встал и сказал это, о боже мой.

    Дуглас: Ага. Но было интересно. Но, честно говоря, я думаю, как отреагировала компания, как отреагировали сотрудники, как все отреагировали, чтобы мы пережили этот период. Это, вероятно, легло в основу и почему я все еще здесь 20+ лет спустя. Я просто никогда не видел такой активности. Я собираюсь поставить Рика в ловушку. Его жена на самом деле рассказала мне о здоровье компании на праздничной вечеринке и настояла на том, чтобы я рассказал ей правду о том, что происходит.

    Гарднер: Вау. Любить это. Рик хорошо женился, но мы этого ожидали.

    Рик Энгдал: Я почти уверен, что видел, как в тот день Оллен вычеркнул мое имя из одного списка и записал его в другой. Я отдаю должное Одри за то, что я все еще здесь.

    Дуглас: Да, она была довольно убедительной. Было ясно, что она хотела услышать ответ, так что.

    Gardner: Ну, и просто чтобы заполнить историю, нас поддержали венчурным капиталом.Мы рискнули опереться на время, а это значит, что мы тратили средства по плану. Проблема заключалась в том, что фондовый рынок собирался резко упасть. Олен знает лучше, чем кто-либо еще, и многих наших рекламодателей, которые тогда занимались продажей нашего бизнеса, внезапно сказал: «Мы не размещаем рекламу на вашем сайте в этом квартале или в этом году. Вы знаете, насколько плохи дела? Люди даже не раскрывают свои отчеты 401. Мы не рекламируем нашу брокерскую фирму на вашем сайте в этом квартале.У нас самих нет денег «. Боже, это поставило нас в затруднительное положение.

    Дуглас: Ага.

    Гарднер: Отчасти это и происходило. Олен, ты ушел из тяжелого 2001 года, ты выдержал бурю. Мы уволили 1,3 четверти сотрудников. За девять месяцев мы выросли с 435 человек до 85 человек. 2001 год, единственный плохой год в истории Motley Fool, был ужасным. Но несколько лет спустя какой-то мудрый человек из «Дураков» сказал: «Эй, знаешь что, я думаю, Оллен действительно разбирается в этом, он знает этот бизнес, давайте сделаем их финансовым директором.»Оллен, ты занимал эту должность, я думаю, ты занимал эту должность 14 лет.

    Дуглас: Да, знал. Я занимался этим примерно с 2004 по 2018 год в должности финансового директора и многому научился. Я многому научился с точки зрения венчурной компании. Все эти истории, которые мы рассказываем, имеют отношение к вам. К некоторым вещам нужно быть готовым, если вы собираетесь стать венчурным инвестором. Как сказал Дэвид в своем превью, это действительно попытка найти этот Rule Breaker до того, как он станет Rule Breaker. Это рискованное предприятие.

    Gardner: Мы поговорим об этом позже, но давайте просто подведем нас к нюханию. На самом деле, я просто не думаю, что знаю причину, по которой вы ушли с поста финансового директора The Motley Fool, потому что у вас в голове была другая мечта. На самом деле я рассказал отрывок из истории в My Road Less Traveled в 10 с половиной главах , Оллен. Вы были одной из тех глав, и я рассказал эту историю, поэтому многие слушатели уже это знают.Но это была глава о гравитации. Не могли бы вы просто пересказать свою историю? Я, вероятно, ошибся в нескольких вещах, когда сделал это в своем подкасте, но о чем вы думали где-то в 2017 году?

    Дуглас: Где-то в то время я как раз думал об этом и какое-то время был главным финансовым директором. Как мы говорили ранее, мы инвестировали в частные компании. Я действительно начал думать о том, чем я хочу заниматься в The Fool в будущем. У нас есть замечательная программа под названием «Творческий отпуск», где вы можете взять отпуск и провести время, делая все, что хотите.Для меня это был двухмесячный творческий отпуск, плюс я взял еще один месяц отпуска.

    Гарднер: Ницца. Между прочим, мы обманули так много слов в терминах и понятиях. Не могу поверить, что мы не называем это Foolbatical, но на самом деле, похоже, мы просто называем это творческим отпуском.

    Дуглас: Я не уверен, что такое Foolbatical. Я думал, что меня это ударит. Ударь его головой глупца.

    Гарднер: Ударьте по голове.

    Douglass: Но что было интересно в этом слайдере финансового директора, у меня было много вещей, и я отдаю должное Тому. Когда мы говорили о том, как это сделать. Он попросил меня составить список всего, что у меня было на тарелке. То, что мне не очень нравилось делать, но то, что мне приходилось делать, потому что мы все взрослые и делаем это. Затем о том, что я люблю делать, и я принес ему этот список. Он сказал: «Почему бы нам не сделать это? Просто делайте то, что вы любите делать.«Я такой:« Ты собираешься мне заплатить? »Он сказал:« Да ». Я подумал, что это круто. Давай попробуем. Я ушел в творческий отпуск и поделился вещами, как мы и говорили. В тот момент, когда я сидел и оглядывался назад, на то, что я выбрал, что мне нравится делать, и на что я на самом деле тратил время, когда меня не было. Единственное, за чем я постоянно следил, — это венчурный капитал. инвестирование.

    Когда я вернулся на работу и поговорил с Томом о том, что нам делать дальше, я подумал: «Не знаю, Том, мне очень понравился этот венчурный капитал, и, может быть, я просто уйду на пенсию и буду бизнес-ангел или что-то в этом роде.Я бы сказал, что это точные слова Тома, что означает, что это не так, но давайте представим, что это были слова, он сказал: «Все это глупая идея». Он сказал: «Ну, но если это то, что ты хочешь делать, почему бы тебе не остаться здесь? Мы позволим тебе нанять кого-нибудь, чтобы он сделал это, чтобы он работал на тебя, и тогда ты сможешь продолжать делать великие дела со мной, и я». сделаю это, и вы сможете наблюдать за всем этим венчурным капиталом ». Я пошел искать повсюду кого-нибудь, кто бы управлял венчурным фондом, а затем вернулся к Томасу и сказал: «Том, я нашел этого человека.«Он сказал:« Кто это? »« Это я, детка, это я ». Я смог нанять и уволить себя. Я уволился, снова нанял и продолжил финансирование венчурного предприятия. В некотором смысле это работа, которая Я делаю это на пенсии, если хотите, у него нет срока годности. Я делаю то, что мне действительно нравится. С уверенностью, что если бы я не делал это для Пестрого Дурака, я бы все равно делал это Я думаю, это ставит меня в отличное положение.

    Гарднер: Хорошо сказано. Это напоминает мне, что я сказал в том подкасте и в той главе, что вы отвлеклись на некоторое время.Вы дали себе время, вы дали себе пространство, и ваш вопрос к себе, насколько я помню, был таким: к чему я постоянно возвращаюсь? Когда вы дадите себе время и пространство, где же сила тяжести? Ответом для вас было венчурное инвестирование, и именно поэтому Motley Fool Ventures существуют сегодня. Я считаю это вдохновляющей историей. Я сказал это, потому что хочу, чтобы все это слышали и думали об этом сами. У всех нас не будет творческого отпуска в этом или следующем году, мы все находимся в разных местах нашей жизни.Но когда вы можете найти время и пространство, а затем увидеть, куда вы тяготеете, это часто может помочь вам прийти туда, куда вам следует идти дальше. Что ж, мы поговорим еще о Motley Fool Ventures чуть позже, Олен. Но есть ли еще что-нибудь, что вы хотели бы сказать только с точки зрения биографии? Почему тебе это нравится? Тебе это нравилось в детстве? Что еще нам следует знать об Олене Дугласе, прежде чем мы перейдем к разговору о привлекательности венчурного капитала?

    Дуглас: Дэвид, когда я рос, я понятия не имел, существовал ли венчурный капитал.Я понятия не имел, что существует инвестирование. Так продолжалось до просмотра эпизодов, вы, возможно, слышали этого парня, This Week с Луи Рукейзером.

    Гарднер: Это правда? Ага. Вы говорите, что многие слушатели этого не заметят, но моя единственная работа до The Motley Fool — писать для информационного бюллетеня Луи Рукейзера, руководителя шоу PBS, Wall Street Week .

    Дуглас: Да.

    Gardner: Это было самое продолжительное шоу на PBS за несколько десятилетий на тот момент.Вот как это началось для тебя, Олен.

    Дуглас: Так начался мой интерес к инвестированию.

    Gardner: Я действительно отдаю должное Рукейзеру за демократизацию и популяризацию инвестирования на фондовом рынке для многих американцев.

    Дуглас: Да.

    Gardner: Приятно слышать эту связь.

    Douglass: Мне кажется, именно с этого началась любовь к инвестированию, и действительно зародился венчурный капитал.Я не узнал об этом по-настоящему, пока не писал зубрежку для интервью в The Motley Fool. Когда я понял это, я должен немного узнать об этой штуке с венчурным капиталом, вы бы рискнули вернуться, но на самом деле мы стали почти случайными венчурными капиталистами, если хотите, в какой-то момент в начале нашей истории Motley Fool, в середине 2000-х. , 2007, 2008. У нас была дочерняя компания в Великобритании, и мы выкупили ее у руководства. Они хотели следовать другой бизнес-модели, и мы хотели их поддержать. Мы продали их и оставили за собой 20% компании.

    Гарднер: Теперь мы венчурные капиталисты.

    Дуглас: Да, мы были венчурными капиталистами. Мы оглянулись и сказали: «Эй, посмотри на нас, разве это не круто?» Это оказалось отличным вложением. Было действительно интересно. Он действительно представил основы того фонда, который у нас есть прямо сейчас. Потому что, когда мы структурировали эту сделку, на самом деле речь шла о пересечении цели и прибыли. Мы пытались поступить правильно, пытаясь настроить всех на то, чтобы это был успешный бизнес и успешная сделка.Мы действительно смогли это сделать. Мы создали новый бренд, сделали спин-аут. Эта компания продолжала расти и в течение нескольких лет была приобретена публичной компанией. Это оказалось очень успешным, «Пестрый дурак» вырос. Это действительно заставило меня задуматься о том, что такое планирование C, интересно, сможем ли мы когда-нибудь заняться этим как бизнесом.

    Гарднер: Это отличный рассказ. Я даже не связывал эту часть нашей истории, но вы абсолютно правы. Мы узнали, как управлять внешними инвестициями, не связанными с акциями.Это была частная компания. Увидеть это насквозь, отличный способ научиться чему-то, тренировочные колеса, которые мы даже не собирались иметь на нашем велосипеде. Тем не менее, как это было. Оллен, давай теперь сдвинемся. Я просто хотел потратить около пяти минут на то, что я считаю привлекательным для венчурного капитала. Слово, которое я использовал ранее в этом подкасте. Что обычно интересует и волнует людей в мире, особенно людей, которые становятся партнерами с ограниченной ответственностью, что, я думаю, является термином, который мы использовали для описания кого-то, кто работает в фонде венчурного капитала.Что их интересует и волнует?

    Дуглас: Я думаю, что многих людей привлекает роль LP и венчурных фондов из-за их потенциальной прибыли. Приведу отличный пример, WeWork явно фигурировал в новостях, и не в хорошем смысле.

    Гарднер: Да. WeWork, поставщик офисных помещений.

    Douglass: Да, поставщик офисных помещений, где они были на грани выхода на биржу, и произошел небольшой взрыв.

    Гарднер: Пару лет назад.

    Дуглас: Пару лет назад. Многие подразделения указали свой путь, но люди не осознают, что даже после их спада те инвесторы, которые были ранними инвесторами в WeWork, должны были найти способ согласовать тот факт, что они все еще опережали в 100 раз инвестиции. Для людей, которые являются инвесторами на ранней стадии, и они в конечном итоге вкладывают средства в компанию, которая полностью становится публичной, прибыль просто невероятна, и я думаю, что многих людей привлекает потенциальная прибыль.Часть нашей работы — убедиться, что они понимают вероятность этого и связанный с этим риск. Но что действительно волнует меня, и для меня привлекательность Венчурного капитала заключается в том, что, Дэвид, назовите мне любимую акцию Rule Breaker . Не любимый, а просто любимый.

    Гарднер: Конечно. Фаворит, я привел его в качестве примера ранее, Zoom , довольно хорошая компания. Эту компанию мой брат Том впервые рекомендовал в Stock Advisor . Затем я попробовал это сделать, и Rule Breakers , многие, многие участники Motley Fool, многие люди, слушающие прямо сейчас, вполне могут владеть каким-то тикерным символом ZM.Многие из нас сегодня знают бренд и бизнес, поэтому Zoom. Оллен, а что насчет Zoom?

    Дуглас: Возникает вопрос, что меня действительно волнует в венчурном капитале, а генеральным директором Zoom является Эрик Юань, верно?

    Гарднер: Да, именно так, Эрик Юань.

    Дуглас: Что меня действительно волнует в венчурном капитале? Мы реализуем некоторые из более ранних компаний, в Venture Capital, эту идею встретить с Эриком и с ним, сказав, что у меня есть идея Zoom, у меня есть 10 компаний, которые используют это, и я верю, что собирается поменяться ролями.Вы послушаете этих основателей, а затем скажете, можете ли вы увидеть будущее до того, как оно наступит, и сыграть роль в том, чтобы помочь этому будущему ожить — вот что меня действительно волнует в том, что я инвестор в венчурный капитал. Я думаю, что это тоже может быть очарованием.

    Гарднер: Это действительно хорошо описано. Я думаю, мы все можем представить себе, что были в этой комнате. Сначала Стив Джобс объяснил, чем может быть Apple. Или иногда говорят о Джеке Дорси, которому на данный момент принадлежит пара успешных компаний.Но особенно в том, что касается первого объяснения Твиттера, 140 символов, которые, вероятно, казались просто сумасшедшими, и, тем не менее, он получил поддержку, и сегодня он создал что-то стоимостью в десятки миллиардов долларов. Оллен, я думаю, что многие из нас как инвесторы публичного рынка, мы видим публичную компанию. Именно тогда мы можем стать инвесторами в компании и воодушевлены потенциалом 10-кратной или 100-кратной прибыли с этого момента. Но венчурный капиталист — это когда компания становится публичной, скажем, с рыночной капитализацией в 15 миллиардов долларов, это означает, что кто-то там был, вероятно, на сумму около 1 или 15 миллионов долларов.Они уже получили существенную прибыль. Он запускает эти сложные часы по более низкой цене еще раньше. Кажется, это большая часть очарования.

    Дуглас: Да, это так. Я думаю ты прав. Кроме того, я думаю, что эти вещи просто находятся на переднем крае истории, и потенциальная отдача от побед — это то, что в значительной степени воодушевляет людей.

    Gardner: Самое смешное в этом, Олен, то, что мы видим, — это успехи, потому что на публичных рынках, даже если акции не так хороши, а у некоторых нет, по крайней мере, они добрались до стать достоянием общественности, что очень сложно сделать.Даже чтобы добраться до этой точки, нужно много крови, пота и слез. Но мы склонны видеть предвзятость выживаемости. Как инвесторы, мы склонны видеть все, что появляется. У нас действительно нет осознания, многие из нас. Сколько компаний пытаются и никогда не доходят до этого? Когда мы перейдем к следующему разделу нашего разговора, Олен, который я называю миром венчурного капитала, просто сделайте здесь крупно. Я хочу, чтобы мы поговорили о том, как работает венчурный капитал и как выглядит мир в целом.Я думал о том, чтобы спросить вас, примерно какой процент венчурных компаний преуспеет, став публичной компанией? Если вам нужно было догадаться по их ранним стадиям посева.

    Дуглас: Я предполагаю, что это, вероятно, меньше 1%. Где-то около этого числа. Это то, что вы слышите время от времени, может быть, один% компании. Вы инвестируете в 100 компаний, возможно, одна из них станет публичной, и, как правило, люди говорят, что, может быть, один% ваших огромных победителей. Они могут стать публичными или кем-то вроде Instagram, который так и не стал публичным, но был куплен Facebook за миллиард долларов.Я думаю, что это тоже победа, потому что в нем было всего 19 сотрудников.

    Гарднер: Вау. Публикация — не единственный путь к успеху. На самом деле, я думаю, то, что вы предлагаете нам, Оллен, когда вы говорите «один из 100», добейтесь цели. Снаружи есть несколько победителей. Это не похоже на проигрыш 99 других, в этом есть масса побед. Я не уверен. Может быть, вы можете помочь нам с некоторой общей картиной, размышляя снова о% возрастов, какой% возраст из 100 стартапов в вашем уме дает выход, может быть, это было куплено кем-то другим, что желательно и радует людей за столом , примерно какой процент стартапов этого достигают?

    Дуглас: Я думаю, что большинство венчурных фондов смотрят на свои портфели и говорят, что 10% компании или 20% компании.Это похоже на правило 80-20%, 90-10%. Огромные победы приносит небольшое количество компаний. Вообще говоря, примерно половина будет приносить некоторую прибыль, а половина не принесет никакой прибыли.

    Гарднер: Возврата нет.

    Douglass: Вы потеряете как минимум половину. Есть еще 40%, которые принесут некоторую прибыль, и это нормально. Тогда последние 10% — вот где все большие победы. Но что интересно в этом Дэвиде, я добавлю еще кое-что, что большинство людей не осознают, если вы посмотрите на то, что происходит с частными компаниями, возможно, это самый большой выход на данный момент, может быть, половина компаний, у которых есть положительные результаты. выход или негативный покупаются либо другими компаниями, либо другими частными акциями.Слияния и поглощения на сегодняшний день являются результатом инвестиций №1 в частную компанию.

    Gardner: Слияния и поглощения.

    Дуглас: Другая компания приходит и покупает эту компанию. В нашем фонде, который у нас есть сегодня, у нас есть три компании за три года, у которых было то, что мы называем X, что является просто событием ликвидности, что означает, что деньги возвращаются в компанию. Все три из них были приобретены публичными компаниями. Ни один из них сам не стал публичным.Но они нашли дома как подразделения внутри более крупных корпораций.

    Gardner: Motley Fool Ventures расскажет об этом чуть позже, но у них около 30 холдингов. Вы говорите о 10% всего за три года в 10-летнем фонде, и примерно 10% из них уже вышли. Они продали свой бизнес кому-то еще, как правило, на выгодных условиях.

    Дуглас: Да.

    Гарднер: Да, точка, точка, точка. Олен только что назвал действительно важное число, друзья-дураки.Он сказал, что 50% инвестиций, которые вы делаете в венчурный фонд, приносят нулевой доход. Когда мы говорим об инвестировании Rule Breaker и говорим об открытых рынках, где мы знаем, что потеряем много, мы не очень часто опускаемся до нуля. Даже некоторые из моих худших акций, я еще не достигла нуля. Это хороший пример того, насколько различаются эти формы инвестирования, или, по крайней мере, образ мышления, который у вас должен быть, когда вы начинаете инвестировать в венчурный капитал. Подбросьте монетку, эта вещь может запылиться в течение недель или месяцев, или вы можете ударить ее большим.

    Дуглас: Справа. То, что делает это действительно сложным, Дэвид, заключается в том, что часто требуется много времени, прежде чем ты узнаешь. Вы знаете, что бизнес не растет по прямой линии, и, вероятно, каждый успешный бизнес, включая The Motley Fool, имеет историю о том, когда они были на грани смерти и должны были это преодолеть, и часть венчурного капитала имеет это терпение и действительно пытается выяснить, какие признаки успеха можно увидеть даже в самые мрачные дни.

    Гарднер: Хорошо сказано.Давайте пройдемся по азбуке, немного о венчурном капитале. Я буквально думаю о сериях A, B и C. Опять же, у многих наших слушателей нет опыта в венчурном капитале, Оллен. Здесь мы собираемся сломать некоторые из наших терминов. Во всяком случае, я думаю об этом так, что у какого-то яркого человека есть идея, им нужны деньги, чтобы это произошло. Часто первое, что они делают, это ищут то, что называется, я думаю, начальный капитал, и ищут так называемого ангела. Это может быть член семьи, может быть друг, чей-то богатый дядя.Им нужен кто-то, кто выпишет им первый чек. Это начальный раунд, и с этого ли все начинается?

    Дуглас: Да, это так. На складе, правда, даже чуть раньше. Сейчас у нас есть то, что называется предварительным посевом. Обычно люди начинают с идей, и есть множество вещей или человек, которого вы знаете, который может в это вложиться. Существуют группы, называемые инкубаторами и акселераторами, которые собирают людей, у которых есть идеи, и работают с ними, чтобы превратить их в бизнес и структуру.Но это самый первый этап, когда вы начинаете работу, а затем эти бизнес-ангелы, которые обычно являются физическими лицами, выписывают чеки на сумму от 5000 до 250 000 долларов. Если вы выше этого, вы как супер-ангел. Но придут ваши ангелы-инвесторы. Они берут на себя гораздо больший риск. Они действительно делают ставку на человека. Обычно у них есть какие-то ассоциации, будь то эксперты в этой области, или они знают этого человека, или что-то в этом роде, чтобы поддержать их. Но это рискованная и в некоторой степени специализированная вещь, это ваша посевная стадия.

    Гарднер: Хорошо. Ангелы-инвесторы, и, например, в районе Вашингтона, округ Колумбия, существуют их группы. Они встречаются вместе, и люди приходят и рассказывают им. Обычно это люди с более высоким состоянием, которые могут выписывать такие чеки. Что ж, я всегда думал о посевных раундах, но теперь, поскольку я знаю нужных людей и делюсь им с вами на этой неделе, теперь я знаю, что есть предварительные посевные раунды. У нас есть предварительные посевные раунды, посевные раунды, но затем идет то, что на языке называется серией А.Я знаю, что это твоя специальность, Оллен, потому что именно здесь сосредоточены усилия Motley Fool Ventures. Но есть серия A, которая немного больше, чем seed, а затем B, немного больше, чем A, иногда намного больше, чем A, а затем C, которая может быть довольно большой. Это последовательные, все более и более масштабные раунды на соответствующих этапах роста этих компаний.

    Дуглас: Да, и это правильно. Я думаю, что, как вы можете себе представить, названия этикеток не совсем ясны, и нет, есть еще серия А западного побережья и серия Восточного побережья.

    Гарднер: Это похоже на футбол и преступления.

    Дуглас: Именно так. Очень похоже на это. Западное побережье А не сильно отличается от офиса Западного побережья. Это высокая игра во всех смыслах. Но, вообще говоря, эту серию А можно примерно считать качественно вашим первым уровнем профессионального инвестирования. Когда у вас есть несколько треков и есть клиенты, вы за пределами проверки концепции. У вас есть кое-что, что вы действительно начинаете масштабировать.На каждом уровне у каждой компании есть результаты и потенциал. На каждом этапе они действительно ищут ваш потенциал, чтобы становиться все яснее и яснее на каждом этапе, но ожидается, что ваша производительность будет расти на каждом этапе.

    Gardner: Вы не можете просто продолжать продавать людям свою песню, если достаточно углубитесь в тексты песен. Тебе действительно нужно начать петь. Давайте на мгновение вернемся назад и дадим нашим слушателям круглые цифры, Олен.Инвестиции серии А, как правило, сколько денег поступает в компанию из серии А и каков примерно размер этого бизнеса? Я понимаю, что это очень субъективно. Это все равно что говорить об акциях с малой капитализацией. Многие люди думают о разных цифрах, когда думают о средней капитализации. Давайте сделаем ставку на это. Что такое серия А компании?

    Дуглас: Понятно. Я скажу, что это число переместилось, и все увеличивается, старый A теперь является C, а старый C теперь является предварительным посевом.

    Гарднер: Так верно.

    Douglass: Я думаю, что в наши дни большинство людей смотрят на серию «Компания кого-то, которая генерирует как минимум на траектории роста 1-3 миллионов долларов в год. Затем те компании, которые делают это, обычно имеют оценку от 10 до 30 миллионов долларов, 40 миллионов долларов, 50 миллионов долларов, это зависит от того, насколько вырастет этот доход. Очень похоже на Rule Breakers , Дэвид, эти компании, ключевой показатель для них, то, что мы называем ранней стадией, когда мы говорим о тех компаниях с доходом менее 10 миллионов долларов или что-то в этом роде, эти ранние стадии являются мультипликаторами выручки, где мы посмотрите на стоимость компании, посмотрите на структуру и примените коэффициент к этой прибыли.В венчурном капитале вы, как правило, не получаете венчурных инвестиций, если кто-то не готов платить, по крайней мере, в пять раз больше вашего дохода, может в четыре раза меньше, но люди могут платить до 20 раз в зависимости от того, как быстро вы » повторно растет. На другом маленьком рынке, Дэвид, просто подумайте о типах компаний, обычно это компании, в которые мы инвестируем, мы ожидаем, что они будут расти как минимум на 100% в год. Тогда это тот бар, который мы ищем.

    Gardner: Выручка от 1 до 3 миллионов долларов быстро выросла до 5%, 10%, 15%.По крайней мере, для Motley Fool Ventures, я уверен, что есть несколько более медленных производителей, и есть разные стили. Обобщать сложно. Я несправедливо по отношению к Олену, прося его назвать реальные числа A, B и C, но именно поэтому у меня есть Оллен, потому что я могу быть несправедливым по отношению к нему, и он может быть несправедливым в ответ. Оллен, перед этим подкастом я ответил на вопросы некоторых наших слушателей. @DavidJ_Vance в Твиттере задал несколько вопросов, и теперь они актуальны для этой части нашего разговора. Дэвид спросил: «Как работают раунды финансирования, посевной раунд финансирования серии А? Когда компания проводит новый раунд?» Например, вы только что дали нам цифры для A, в какой момент главный финансовый директор, если он у них еще есть, этой компании думает о серии B? Каковы масштабы и численные ожидания от этого перехода от A к B?

    Дуглас: Отличный вопрос.Мне это нравится, потому что это действительно подчеркивает то, о чем нам, вероятно, следовало поговорить. Самая большая разница между инвестированием в публичные компании и инвестированием в частные компании состоит в том, что в публичном мире вы находите компанию, проводите исследования и решаете инвестировать, и это действительно индивидуальное упражнение. Что касается инвестирования в частную компанию, вы можете провести свое исследование, вы можете найти компанию, и это только начало, потому что в той или иной форме или моде вы должны связаться с этим основателем, получить его разрешение на инвестирование в них, а затем в зависимости от в зависимости от того, какую роль вы играете, обсудите условия и цену этих инвестиций.Это все отношения, все согласовывается, и это делает их действительно трудными. Например, однажды я владел Apple и Microsoft, и, ни для кого не удивительно, мне не пришлось спрашивать Билла Гейтса или Стива Джобса, нормально ли это. Мне не приходилось объяснять им, когда я продавал, потому что в публичном мире у вас есть такая гибкость, чтобы думать только о себе. В частном секторе было бы проблематично инвестировать в Apple , особенно на том раннем этапе, когда нужно инвестировать в прямых конкурентов.Например, для нашего фонда мы действуем как политика: если мы думаем, что есть конкурентоспособные инвестиции, мы разговариваем с обоими генеральными директорами, и они оба должны сказать, что все в порядке, или мы не будем этого делать, потому что есть какие-то отношения.

    Gardner: Это большая разница между этим и индивидуальным инвестированием в публичные акции, вы абсолютно правы.

    Douglass: Это приводит к тому, что обычно происходит, когда вы инвестируете и договариваетесь об этой цене: кто-то рассказывает вам историю своего бизнеса, и они говорят, что я хочу достичь этой цели.У меня есть важная веха, которую я пытаюсь достичь. Если вы вложите X долларов, этого будет достаточно для меня, чтобы достичь этого рубежа, и это повысит мою ценность. Ответ на вопрос на этом фоне, и он проходит через все этапы, основатели устанавливают вехи. Они привлекают капитал, обещая выполнить эти вехи. Когда они выполняют эти вехи или когда у них есть четкое представление об этих вехах, они пытаются собрать деньги, или когда они потратили деньги и все еще не достигли жернова, но им понадобится больше денег, они возвращаются и попробуйте поднять с пересмотренными ожиданиями.

    Gardner: Вы бы сделали довольно четкое двоичное различие? Я понимаю, что в Motley Fool Ventures мы больше сосредоточены на серии A, поэтому я не задаю парню серии A вопрос серии B. Но будет ли это, как правило, следующим этапом, когда вы либо добиваетесь успеха, и у вас есть представление, которое нужно показать людям, либо вы конкретно этого не сделали, и они оба хотят денег, но, может быть, по несколько разным причинам?

    Дуглас: Да.

    Гарднер: Хорошо.

    Douglass: Это не зависит от сцены, но в целом компании хотят достичь долгосрочной цели, они должны разбить ее на куски и выращивать их, проживая эти куски, но жизнь происходит между каждым из них. Я бы сказал, что большинство компаний, как я уже сказал, не растут без перерывов вправо и вверх. Жизнь случается, случается COVID, и большинство бизнес-планов на 2020 год было выброшено в окно, но у вас все еще есть сотрудники, и у вас все еще есть расходы, и вы все еще пытаетесь заниматься продажами, и поэтому компании иногда, что не является необычным, получают у них мало денег, и, возможно, потребуется их поднять, прежде чем они будут готовы, и вот тут-то и начинаются переговоры, и цена может снизиться.

    Гарднер: Вот где я хочу ответить на вопрос Дэвида Вэнса, подробнее его вопрос. Потому что, Оллен, он спрашивает: «Как частная компания оценивается венчурными инвесторами и как частная компания решает, сколько акций одобрить или выпустить, и их стоимость каждой?» По сути, многие из нас уже знают, сколько акций находится в обращении у публичной компании, и есть коэффициенты, которые мы можем запустить на компьютерах, которые помогают нам анализировать данные, но в этих случаях время, когда вы поднимаете Деньги звучат как огромное влияние на оценку, которую вы собираетесь получить.Время имеет большое значение при инвестировании венчурного капитала.

    Дуглас: Совершенно верно. Это огромный компонент, да и показатели немного другие. Идея процента возраста компании, которой вы владеете, очень актуальна для инвестирования в частные компании, но я думал о том, как на днях, когда я обсуждал, мы назовем это, где, если кто-то из нас, кто владеет частные акции, мы открываем наше заявление, два числа, которые мы видим, — это количество акций, которыми мы владеем, и цена за акцию.Если вы хотите узнать, какой процент компании вы владеете, это исследовательское упражнение.

    Гарднер: Это большая разница.

    Douglass: Это огромная разница, но при инвестировании в частную компанию основатели думают об этом как о пироге. У меня есть 100% пирог, и каждый раз, когда я зарабатываю деньги, я в основном продаю кусок этого пирога.

    Gardner: Но остальные части пирога не обязательно обладают особым знанием или знанием о нем.

    Дуглас: Да, но в частных компаниях, учредителях и других инвесторах мы знаем, какой процент. Забавно, у меня больше шансов угадать процент компании, которой я владею, чем количество акций, которыми я владею, потому что мы действительно стремимся повысить стоимость всей компании и думаем, каков наш процент от этого а количество акций — это просто математическое упражнение, точно так же, как и в другом мире, процентное соотношение компании — это упражнение.Для нас важен процент владения, потому что для той компании, которая стоит 10 миллионов долларов, и я покупаю 10%, я хочу, чтобы эта компания пошла, в этом математика работает не так, но я хочу, чтобы компания должна пойти на 1 миллиард долларов, чтобы мои 10% теперь стоили 100 миллионов долларов. Вот как мы на это смотрим. Вы смотрите на доллары, которые я вкладываю, и на то, сколько будут стоить эти доллары, когда эта компания достигнет той точки продаж или станет публичной.

    Gardner: Ну, конечно, публичные компании действительно используют открытые рынки для запуска вторичных предложений и привлечения денег таким образом, но от компаний на ранней стадии постоянно ожидают, что вы будете разбавлены.Что они собираются собирать все больше и больше денег, и иногда, если у них будет действительно большой захватывающий раунд, позже это может показаться отличным. Но если для этого потребуется 1 миллион долларов, который вы ввели, что было важно для вас на ранней стадии, они достигли такого огромного успеха, что у вас нет ничего лучше 100-кратной прибыли, потому что постоянное разбавление, а иногда и большие накопления денег, серии B, C и даже D, я не знаю, до IPO действительно может изменить правила игры.

    Douglass: Эти буквы идут вверх, и обычно они говорят о A и B на ранней стадии, а затем у вас есть C, D и E на поздней стадии, а затем у вас есть после этого, у вас есть рост.Pre-IPO — это часть роста, или иногда люди называют это прямо сейчас. Но это общие категории. Вы правы, разбавление действительно важно, и именно это в какой-то степени превращает венчурный капитал из искусства в науку, потому что эта часть венчурного капитала во многом определяется цифрами, а вы должны понимать математику и механику. У нас был инвестор в The Motley Fool из компании Mayfield. Его звали Аллен Морган. Я считаю его наставником, и я помню, как Аллен Морган однажды сказал: «Оллен, дай мне цену или условия, и я могу заключить любую сделку.«Это говорит о том, что в инвестициях так много силы, что, например, если у вас есть компания, которая, по вашему мнению, стоит миллион, и вы хотите, чтобы я заплатил за нее 10 миллионов долларов. Это может быть неразумным. Что я могу вам сказать, так это то, что я инвестирую в эту компанию, но в терминах я скажу, что получаю первые 10 миллионов долларов, которые от этого выйдут. В принципе, вы можете принять условия и получить всю прибыль. компании и не указывать в цене.

    Gardner: Одна вещь, которую я уловил от вас, Оллен, заключается в том, что, опять же, в отличие от того, что я делаю, а именно покупки акций на публичных рынках, есть несколько ключевых навыков, которые мне никогда не нужно использовать, делая то, что я делаю, вы должны иметь, и это меня поражает.Один из них — это что-то вроде эмоционального интеллекта и, вероятно, некоторой мудрости, потому что я мог разговаривать со своими акциями Zoom в течение всего дня, и они не слушали меня и меня не волновали, и они будут продолжать двигаться, и цена будет реальной, и он будет жидким каждую минуту. Но с другой стороны, эмоциональный интеллект для работы с основателями, в первую очередь, чтобы выяснить, кто из них будет хорошим или нет, а затем и с другими инвесторами, потому что обычно фонды венчурного капитала не единственные. источник.Они накапливают свои деньги для каждого из этих раундов, так что вы работаете со своими сверстниками, и эмоциональный интеллект помогает в этом, но также кажется, что переговоры — это большая часть того, что вы делаете, Олен. Я не думаю, что у меня это вообще хорошо получается. Я рад, что вы это делаете, но точно ли я выделил пару атрибутов, которые важны для кого-то в вашем положении, о которых многие из нас должны знать?

    Дуглас: Да, это эмоциональный интеллект, способ ведения переговоров.Как любит говорить вице-президент команды Брендан Мэтью, средние венчурные инвестиции длится дольше, чем средний брак.

    Гарднер: Вау.

    Дуглас: Вы вступаете в долгосрочные отношения, и важно, с кем вы вступаете в эти отношения, и важно, чтобы вы могли общаться, потому что будут взлеты и падения, и многое из этого на самом деле просто ясное понимание вашей роли. Роль, которую вы собираетесь играть для этой компании.Как вы понимаете, в какой-то момент, может быть, не совсем, но в какой-то момент все хотели инвестировать в Zoom как частную компанию, и у генерального директора был выбор, кому он позволит инвестировать в свою компанию.

    Гарднер: Отличное место для посещения.

    Дуглас: Все говорят ему о чудесных вещах, на которые они способны, и он должен решить, кто из этих людей делает то, что ему нужно, и что он ценит от инвестора, и кто имеет репутацию способного чтобы доставить то, что они обещают.

    Gardner: Оллен, раньше мы говорили оффлайн, а теперь давайте перейдем к венчурным инвестициям. Просто несколько советов и уловок и немного мудрости от вас в этом разделе нашего разговора на несколько минут. Вы говорили, что венчурное инвестирование по своей сути, теперь, когда вы делаете это успешно, позвольте мне добавить, что уже три года есть только три вопроса. Каковы ваши три вопроса, которые обобщают венчурное инвестирование по сути?

    Douglass: Я возьму это с точки зрения Rule Breaker и раскрою его, но на самом деле есть три вопроса, которые венчурный капиталист хочет знать.Вы не увидите, чтобы это было сформулировано таким образом во многих местах, но по сути это то, что происходит. Три точки, Дэвид, таковы; № 1, ты мне нравишься? № 2, ты знаешь, что делаешь? № 3, могу ли я зарабатывать деньги? Мы найдем тысячу способов получить ответы на эти три вопроса. Вы можете дважды щелкнуть и любить ли вы меня — это не просто личное общение, хотя это важно, потому что мы снова вступаем в профессиональный брак, и поэтому я действительно должен любить вас, и есть люди, которые так не думают .Кроме того, совместимы ли наши основные ценности? Вероятно, это больше то, что вы пытаетесь сделать, пытаетесь ли вы достичь чего-то, что согласуется с тем, к чему я хочу присоединиться. За этим «нравишься ли ты мне» стоит то, что ты пытаешься сделать в соответствии с тем, что пытаюсь сделать я.

    Гарднер: Люблю это, и я получаю «Ты мне нравишься». Мы кратко рассмотрим шесть характеристик акций инвесторов Rule Breaker и проведем некоторые сравнения. Давайте пока припаркуем это: «Ты мне нравишься?» Но я определенно понимаю человеческий фактор, с которым вы говорите.Олен, ты знаешь, что делаешь? Ваш второй вопрос, который раньше меня рассмешил. Что вы имеете в виду, когда спрашиваете: «Вы знаете, что делаете?»

    Дуглас: То есть можете ли вы убедить венчурного инвестора в том, что у вас есть определенный опыт? Самое смешное, Дэвид, что иногда настоящий вопрос заключается в том, знаю ли я, что ты делаешь?

    Гарднер: Да, потому что если кто-то говорит о каком-то машинном обучении, а вы на самом деле не разбираетесь в машинном обучении ИИ, это не обязательно на них, хотя я надеюсь, что хороший коммуникатор может сделать это для вас общедоступным, но на самом деле это частично на тебе, я полагаю.

    Дуглас: Давайте сделаем его немного скромнее. № 2: «Достаточно ли я умен, чтобы понять, что вы делаете?»

    Гарднер: Как насчет «Знаем ли мы, что делают друг друга?»

    Дуглас: Да, мы оба знаем, что вы пытаетесь сделать?

    Гарднер: Справа. Это кажется особенно уместным, но, по крайней мере, суть дела на начальном этапе, если вернуться к чуть более серьезному ракурсу, заключается в том, что вы пытаетесь выяснить, есть ли у этого человека, у него, отличная идея, могут ли они действовать? Смогут ли они создать команду, которая сможет это сделать? Потому что это не будет один человек, который придумывает и управляет им.Вы должны быть лидером среди людей, которых вдохновляет видение, которое может быть технологически обусловлено и не так-то просто реализовать, поэтому они просят капитал.

    Дуглас: Справа. Это похоже на то, какие у вас отбивные казни? Как вы собираетесь воплотить эту идею в жизнь? Потому что печальная реальность, Дэвид, заключается в том, что существует миллион отличных идей. На самом деле люди склонны переоценивать ценность одной идеи. Что действительно отличает эту идею от инвестиционного бизнеса, так это человек, который может реализовать идею и готов пойти на этот риск и эти усилия.

    Gardner: У этого так много аспектов, от истинного знания вашего рынка до создания хорошего продукта или услуги, отслеживания ваших финансов и всего того, что должно происходить в целом хорошо для того, чтобы что-то процветало, а это не так. тривиально. Это то, что я глубоко уважаю. Одна из причин, по которой я люблю инвестировать, — это нахождение таких людей и возможностей, когда они действительно могут приносить пользу. Сет Годин, который был на этом подкасте несколько лет назад, я большой поклонник Сета Година, бизнес-автор.Он согласен с вами. Он говорил, что миру не нужна еще одна прекрасная идея. У вас есть отличная идея, отлично, у вас есть отличная идея. Так много прекрасных идей, это не то, что нам нужно. Нам нужны люди, которые действительно могут воплотить в жизнь прекрасную идею и превратить ее в великую реальность. Похоже, это школа мышления Оллена Дугласа, когда дело касается того, что действительно нужно.

    Дуглас: Именно так, Дэвид. Третий момент, к которому мы приближаемся, — это вопрос: «Могу ли я заработать на этом бизнесе?»

    Гарднер: Который отдельный.Вы можете правильно понять первые два и по-прежнему не сможете сказать «да» третьему.

    Дуглас: Совершенно верно. Я думаю о некоторых из них, мы находимся в старом городе Александрии, где есть много маленьких магазинчиков. У них есть много мест, куда можно пойти и вкусно пообедать. Я помню небольшой ресторанчик под названием […], и у них был просто потрясающий бутерброд с курицей.

    Gardner: Прямо возле штаб-квартиры Fool в Александрии, Вирджиния, здесь, в США. У них есть отличный куриный салат, вы сказали?

    Дуглас: Отличный бутерброд с куриным салатом.Мне он понравился, я бы пошел и купил один, и это было потрясающе. Я бы ни за что не стал инвестировать в это как в бизнес. То, что они сделали, было великолепно, но для того, чтобы этот венчурный капитал приносил прибыль, он должен приносить прибыль, в которой я нуждаюсь. Он должен масштабироваться до огромных размеров. Есть много выдающихся и замечательных предприятий, но они просто не подходят для венчурного капитала. Я иногда думаю о нашем венчурном фонде: обычно мы не вкладываем меньше 500 000 долларов в компанию.Если вы занимаетесь бизнесом и думаете, что 500000 долларов — это много, вы, вероятно, не готовы к венчурному капиталу, потому что это компании, которые к концу дня легко могли бы вложить в них 100 миллионов долларов, чтобы получить ту прибыль, которую мы ищем. для.

    Gardner: Это действительно совсем другой масштаб, и о нем стоит помнить. Да, в Америке так много отличных малых предприятий и так много людей с сердцем и характером, которые каждый день доставляют прекрасный продукт или услугу из своего фургона с едой, или они работают в сфере ухода за больными, или так много побочных концертов и много проделанной большой работы.Но разреженное пространство реального масштаба — это то место, где венчурный капитал, из которого каучук попадает, попадает в путь для отрасли. Олен, давайте перейдем к завершению нашего разговора с Motley Fool Ventures. Мы ссылались на него несколько раз, но не могли бы вы привести некоторые статистические данные о размере фонда, которые вы видели за первые три года. Сделайте краткий обзор. Это не рекламный ход, люди, потому что это уже фонд, он уже профинансирован. Это обучающее упражнение, в котором учится у кого-то, кто уже четвертый год строит этот самолет, когда он летает на нем, и он делится своими мыслями о пилотах с вами и мной.

    Дуглас: Спасибо за это, Дэвид, и это правильно. Сейчас мы не привлекаем капитал, поэтому, пожалуйста, не рассматривайте это как ходатайство, потому что это не так. В Motley Fool Ventures мы считаем себя фондом ранней стадии, что означает, что мы инвестируем в ту серию А, о которой вы говорили несколько раз, что является обоснованным уровнем. Иногда мы делаем немного меньше, иногда мы делаем немного больше, но это наша золотая середина. Мы сосредотачиваемся на компаниях, которые ищем, это не столько только следующий Rule Breaker как таковой, но и здесь не так много аналогий.Мы ищем компании, которые пытаются решать большие проблемы. Мы, как и компания The Motley Fool, дочерней компанией которой являемся, находим большую привлекательность в компаниях, которые используют технологии инновационными способами, и поэтому многие компании, в которые мы инвестируем, мы называем их технологичными, что означает, что они используют технологии для увеличения масштабов, эффективности или доступа к тому, что мы называем действительно крупными рынками. Это означает, что мы видим возможности для нескольких компаний стать на этих рынках компаниями с доходом в миллиарды долларов.

    Gardner: Взяв пару примеров, вы можете назвать имена, если хотите или нет, но каковы несколько примеров компаний, которые выглядят так?

    Дуглас: Конечно.Мы совсем недавно, и вы можете посмотреть в новостях, я думаю, что вокруг этого было много публикаций. Мы только что инвестировали на прошлой неделе в компанию под названием Esusu, E-S-U-S-U.

    Гарднер: Итак, здесь не Джо Исузу. Нет ни Z, ни Is, это E-S-U-S-U, это Esusu.

    Дуглас: Справа. Вы увидите множество заголовков. Вместе с нами инвестировала Серена Уильямс, звезда тенниса.

    Гарднер: Я видел историю, и все было о том, как Серена инвестировала в Эсусу.Но подождите, разве мы не были ведущим инвестором в этом?

    Дуглас: Да, мы были ведущим инвестором. Я не осознавал этого, но оказалось, что Серена более известна, чем я, Дэвид.

    Гарднер: Что ж, ничего страшного. Скажем так, хорошо быть в ее команде. Но что делает Эсусу?

    Douglass: Они пытаются решить проблему людей в Америке, у которых нет кредитных отчетов или кредитных файлов.Без них 45 миллионов американцев. Когда вы слышите истории о том, что средний американец не в состоянии покрыть свои сбережения на 400 долларов или 1000 долларов, скорее всего, вы говорите о людях, у которых нет доступа к кредитам. Хотя все мы знаем об опасности кредита, если у вас его нет, вы в конечном итоге будете либо получать ссуды до зарплаты, либо жить за счет наличных денег, что только ограничивает вашу способность создавать богатство и достигать его. финансовая стабильность, которой мы все хотим.Итак, когда вы думаете о компании, которая пытается решить проблему, которую решают 45 миллионов американцев.

    Гарднер: Эта шкала.

    Дуглас: Эти масштабы. Вот о чем мы говорим. Они делают это благодаря уникальному способу работы с собственниками. Поэтому вместо того, чтобы пытаться решить эту проблему по отдельности, они решают ее по одному многоквартирному дому, по одному собственнику за раз. Они делают это очень эффективно. Работа на недостаточно обслуживаемом рынке.Это такой доступ. Они действительно отмечают все пункты того, что, по нашему мнению, должна делать компания, чтобы иметь возможность расти, и действительно решают проблему, которая, если они ее решат, в их случае, что нам очень нравится, является добавкой к экономике. . Вы говорите о людях, которые остаются в стороне, и поскольку мы создаем ситуации, когда они могут получить финансовую безопасность и начать создавать богатство самостоятельно, это приносит пользу всем нам.

    Gardner: Итак, это звучит как отличная идея. Я очень надеюсь, что это сработает для нас с Сереной.Мне любопытно, Олен, когда ты впервые услышал об этой компании? Как долго мы проводим комплексную проверку? Каковы типичные временные рамки между объявлением на прошлой неделе и моментом, когда мы впервые о нем узнали?

    Дуглас: Это рекорд для нас, Дэвид. Два года назад меня представили генеральному директору, его зовут Эбби Вемимо, и мы поладили, и я неофициально консультировал его, выстраивая эти отношения в течение нескольких лет. Это настоящие отношения. Мне искренне нравятся он и его соучредитель Самир, и они были слишком рано для нас, когда пришло время инвестировать.Они не достигли тех целей, которые были у нас, но мы поддерживали связь. Я им помог. Они познакомили меня. Когда пришло время провести этот раунд, у нас сложились такие отношения. Мы встречались.

    Гарднер: Два года?

    Дуглас: Два года. Но, как правило, это примерно что-то, измеряемое месяцами. Между тем, когда вы встречаетесь с кем-то, и временем, которое вы инвестируете, от трех до шести месяцев. Тогда сам процесс инвестирования, вместо того, чтобы идти к своему дисконтному брокеру, находить его и нажимать «купить», просто транзакционная часть может легко составлять месяц, сам по себе.

    Гарднер: Оллен, дайте нам краткий обзор, сколько денег в Motley Fool Ventures? Сколько компаний? Что там худого?

    Douglass: Вкратце, у нас есть 150 миллионов долларов, которые являются обязательствами, которые являются суммой того, что наши LP дали нам для инвестирования от их имени. У нас есть планы инвестировать в 40-50 компаний, это тот диапазон, о котором мы говорили. Нам сейчас 30 лет, мы можем оказаться немного за пределами этого диапазона. Наверное, может быть, во всяком случае, в нижней части этого.Как вы упомянули, Дэвид, это обычно венчурный капитал, вы вкладываете деньги и зацикливаетесь на этом, и это нужно понимать. Я думаю, что это важно из-за нестабильности, легко выйти из строя, если вы не были заблокированы. Но это 10-летний фонд с идеей, что деньги, вложенные в The Motley Fool, поступают в течение определенного периода. времени, обычно первые пять лет и эти вторые пять лет, компания росла и развивалась, а затем находила свой выход.Независимо от того, выкупается ли он кем-то, выходит ли он на биржу, или это похоже на то, как The Motley Fool решает, что маршрут IPO не подходит им прямо сейчас, и они выкупают инвесторов обратно, или для тех компаний, которые не добились успеха.

    Что меня всегда забавляет в венчурном капитале, Дэвид, так это то, что в большинстве описаний того, что происходит с компаниями, в которые инвестируют венчурные капиталисты, они используют термин «неудача» для описания значительной части этих компаний. С технической точки зрения, The Motley Fool будет считаться провалом в том смысле, что мы не стали публичными, и мы не были куплены кем-то, и мы вернули нашим инвесторам, и это не было в 100 раз больше, чем вы смотрите. для даже при 10X.Как ни странно, для нашей когорты это было неплохим вложением, учитывая, что эти люди приехали в 2001 году или что-то в этом роде. Но неудача с точки зрения венчурного капитала часто означает, что фонд венчурного капитала не получил желаемой прибыли, что во многих нюансах отличается от того, как мы описываем неудачу. Нам нравится говорить, что мы не получили свои доходы.

    Гарднер: Конечно. Я часто просто пытаюсь обыграть рынок, когда выбираю акцию, сэмплер из пяти акций или целый портфель, я надеюсь, что он превзойдет рынок.Я не обязательно нацеливаюсь на конкретную отдачу и говорю, что думаю, что это должно быть именно так. Но понятно, что часто именно так задуманы венчурные инвестиции, и поэтому у них есть процент успешных или неудачных результатов в зависимости от их ожиданий, не обязательно от того, было ли это хорошо в конечном итоге или нет.

    Douglass: Потому что со стороны портфеля есть ожидания возврата. В общем, они хотят получить 20% годовых на свои деньги.

    Гарднер: Большие деньги.Это большое число.

    Дуглас: Это большое число, и оно оправдывает риск.

    Гарднер: Ну, я знаю, что числа не всегда общедоступны. В конце концов, это частное рыночное инвестирование, Олен, но вы упомянули Motley Fool Ventures, фонд на 150 миллионов долларов. Давайте просто притворимся, что Эсусу — ваше самое любимое вложение, а я не говорю, что это так. Я вообще-то не знаю. Я не в команде. Но какую часть своего портфеля в 150 миллионов долларов вы могли бы вложить в свои самые любимые инвестиции?

    Дуглас: Очень хорошо.Что ж, если Эсусу слушает этот подкаст, да, ты моя любимая инвестиция. Если другие мои компании слушают, вы тоже мои любимые инвестиции. Итак, Дэвид, вы здесь говорите о построении портфолио, чтобы я мог немного абстрагироваться от Эсусу и мог говорить более свободно. В документах нашего фонда мы можем вложить до 10% этих денег в одну компанию, так что мы можем вложить до 15 миллионов долларов в одну компанию. Как я уже говорил ранее, мы не вкладываем меньше 500 000 в любую компанию.Когда вы думаете о 150 миллионах долларов, я не могу инвестировать этот миллион или я не могу инвестировать эти 10 тысяч долларов за раз, я умру, прежде чем все заработает. Итак, в общем, опять же, с этими 40-50 компаниями, как бы то ни было, мы склонны выписывать этот типичный чек на миллион долларов. Компании с лучшими показателями будут в диапазоне от 10 до 15 миллионов долларов, компании, которые этого не сделают, вероятно, немного меньше. Мы смотрим на это как на долгосрочные отношения, поэтому наша первая проверка — не единственная проверка работоспособности компаний.Строим со временем.

    Gardner: Итак, фонд серии A, когда компания преуспевает, и они действительно достигли своих показателей, и они готовы к серии B, вас приглашают игроки с большим плечом B, которые говорят: «Давайте бросим им кость там, они были там в серии А. » Это обычно так?

    Дуглас: Нет, хуже, но лучше.

    Гарднер: Скажите.

    Douglass: Обычно в ваших терминах, о которых мы говорили ранее, если мы инвестор серии А, и мы имеем право инвестировать во второй раунд, который мы называем пропорциональным.Мы владеем 10% компании. Мы имеем право инвестировать не менее 10% в следующий раунд, чтобы сохранить нашу долю владения. Вот как мы справились с разбавлением. Причина, по которой я смеялся, заключается в том, что, когда приходит этот крупный заемный инвестор серии B, в зависимости от того, сколько он вкладывает и насколько он хочет оценить компанию, он может прийти и сказать: «Вы знаете, что я собираюсь сделать. увеличьте стоимость компании в четыре раза, и я заберу ваши пропорциональные права, «как мы их называем». Я собираюсь сгладить их в свете большего количества огня и отбросить их на задний план.«

    Gardner: Сделайте это для нас реальностью. Я думаю, что это могло случиться с нами, если вы не собираетесь называть имена или номера, но что именно происходит? Я думал, что у нас была пропорциональная оценка, но в таком случае они взвинтили оценку до такой степени, что мы не можем участвовать сейчас?

    Douglass: Да, в зависимости от ситуации, в которой находится компания, в основном это приглашение инвестировать. Так всегда бывает. Когда это происходит впервые, вас приглашают только генеральный директор.Но по ходу дела каждый раз, когда кто-то добавляется к таблице, этот инвестор, который уже является фанатиком части A. Например, когда входит Эсусу, а кто-то входит и говорит: «Эй, Оллен, следующий раунд, чтобы это сработало для меня, потому что у меня есть фронт в триллион долларов, а они хотят собрать только 50 миллионов долларов, мне нужно вложить все 50 миллионов долларов ». Я такой: «Ну, я не хочу этого, потому что я думаю, что они будут продолжать», а они такие: «Ну, а что, если я ценю компанию так, что ваш X стоит 5 раз за один год. когда вы позволите этим глупым пропорциональным ставкам уйти.«

    Гарднер: Верно, неважно, что вы думаете. Многие из нас, как индивидуальные инвесторы в компании публичного рынка, хотят выбирать правильные акции. Я думаю об этом очень важном. Я хочу владеть этим, а не другими. Это первый шаг. Шаг второй: какого размера будет эта позиция для моего портфеля? Вы, как венчурный капиталист, упомянули о построении портфеля, Оллен. Но есть третий шаг, который вам нужно сделать, чего я на самом деле не делаю, а именно попытаться сохранить паритет.Или, опять же, с помощью некоторой комбинации переговоров и эмоционального интеллекта вы на самом деле боретесь за положение таким образом, о котором остальным из нас обычно не приходится думать.

    Дуглас: Я скажу, Дэвид, в этом преимущество венчурного фонда. Не так много людей, у которых есть 150 миллионов долларов, чтобы инвестировать в них. Когда вы инвестируете через фонд, вы теряете некоторый контроль над тем, что выбираете, потому что это похоже на пул вслепую. Вы даете нам деньги и не знаете, в какую компанию инвестировать.Но у вас есть уверенность, что у вас есть профессионалы.

    Гарднер: Вы делаете ставку.

    Douglass: Инвестирование от вашего имени в использование вашего коллективного капитала, чтобы быть уверенным, что, если вас собираются подтолкнуть, кто-то пытается получить кучу денег. Это возится […] Глупо.

    Гарднер: Ага. Хорошо сказано. Оллен, я обещал ранее и хочу выполнить это обещание здесь, в конце, что я повторно расскажу о шести чертах инвестирования Rule Breaker , о которых я говорил и писал до тошноты.Мне любопытно, как они оцениваются с точки зрения того, насколько хорошо они работают или имеют значение для вас, как целенаправленный управляющий директор по венчурному капиталу. Ты сыграешь со мной в эту игру?

    Дуглас: Я бы хотел сыграть в эту игру, Дэвид.

    Гарднер: Может быть, по минуте на каждого. Первый ищет акции, компанию, которая является лидером и первопроходцем в важной развивающейся отрасли. Насколько хорошо вам эта оценка?

    Douglass: Я бы сказал, что если бы я разделил их на высокий, средний и низкий, я бы сказал, что это средний.Вы, безусловно, ищете компании, которые имеют преимущество перед конкурентами. Но они настолько ранние, что действительно трудно однозначно сказать, кто главный, потому что есть много компаний, которые пытаются что-то делать, выбирая разные подходы для решения схожих проблем. Я действительно больше ищу абсолютного успеха в относительном.

    Gardner: Да, это действительно становится более очевидным по мере того, как компании становятся более зрелыми, а промышленность начинает развиваться. Кто на самом деле лидер? На этой ранней стадии, когда у вас есть 23 разных человека, у которых есть идеи о том, как добавить машинное обучение в кофе, это просто не те усилия.Потому что все дело в идеях. У кого угодно может быть идея.

    Дуглас: Да.

    Гарднер: Хорошо. Это здорово, так что это средний показатель для №1. №2, это устойчивое конкурентное преимущество, конечно, которое можно измерить разными способами, например, наличие дальновидного основателя может быть примером. Иногда неумелая конкуренция, иногда патенты, есть множество форм преимущества, но мы ищем устойчивое конкурентное преимущество. Как это оценивается?

    Gardner: Я думаю, что один высокий, и это соответствует той идее, о которой мы говорили ранее; ты знаешь что делаешь? Сможете ли вы сформулировать мышеловку, которая действительно звучит так, будто она лучше, чем то, что мы делаем? Можете ли вы описать эту мышеловку таким образом, чтобы она не могла быть воспроизведена следующей компанией? Это действительно важно, и я думаю, что у него много общего.

    Гарднер: Черта № 3 из , нарушающих правила Акции — сильное прошлое повышение цен. Теперь это очень легко увидеть, когда у вас есть публичные рыночные компании с прививками в реальном времени и историческими данными о том, как обстоят дела с их акциями. Вы знаете, как это важно, я часто это говорил. На прошлой неделе Фрэнк Райх сказал это снова, даже дал мне немного за это, но победители побеждают. Очевидно, что когда мы говорим о серии A, там не так уж много истории, но видите ли вы что-то, прокси или аналог сильного обесценивания цен в прошлом, которое хорошо или плохо для вас?

    Douglass: Да, я бы поставил это выше, если бы мы могли использовать прокси, и это было бы сильным прошлым ростом доходов, на что мы и смотрим, если у вас есть история роста вашего дохода.Как я уже сказал, те уровни, которые мы делаем в Motley Fool Ventures, не являются чем-то необычным. Люди смотрят на рост на 50%, мы начинаем чесать в затылке и спрашивать, что не так, да? Сильный рост выручки в прошлом действительно важен.

    Гарднер: Отлично. Черта №4, хороший менеджмент и умная поддержка. Все дело в человечности, я не могу себе представить, что это плохие оценки. Это должно быть, по крайней мере, медиумом для вас, Олен и я тоже вас туда бросили, потому что вы поддерживаете и часто, когда люди смотрят на черту No.4 из Rule Breakers акций, они просто думают о генеральном директоре и говорят: «Я верю в это дальновидное предприятие?» Но нет, меня также волнует, кто их поддерживает, чему мы можем у них поучиться. Ты же не собираешься ставить себе бессмысленную оценку, ты Оллен?

    Douglass: Я бы сказал, что для большинства венчурных капиталистов, если бы мы разбили это на две части, это был бы высокий-высокий. Честно говоря, Дэвид для Motley Fool Ventures это высокая-низкая. Нам нужны умные, замечательные люди.Венчурный капитал как отрасль не очень хорошо работает с населением предпринимателей. В частности, Митч Капор, с которым мы являемся соинвесторами, и я сказал ему, что он мой герой. Он входит в венчурный фонд Kapor Capital, но также является одним из основателей Lotus 1-2-3.

    Гарднер: Назад в день.

    Дуглас: Да. […] предшественник Microsoft Excel и имел решающее значение в моей карьере, но у него есть цитата, в которой говорится: «Гений распределяется равномерно, а доступ к капиталу — нет.»Это было основано на исследовании одной из школ Лиги плюща: если вы посмотрите на всех людей, получивших патенты, и посмотрите на них по почтовому индексу, вы не сможете ничего отличить от Калифорнии, Нью-Йорка, Среднего Запада. , все они имеют одинаковые возможности получения грантов на душу населения, но у венчурного капитала не было. 80% венчурного капитала поступает в Кремниевую долину, штат Нью-Йорк, штат Массачусетс. Итак, для нас умная поддержка означает следование за людьми, которых мы не знаем, выполнение вещи, которые мы не понимаем в очень узких географических регионах.Именные бренды не имеют для нас большого веса, но если этим руководит Дэвид Гарднер, которого мы знаем, и у нас есть представление о том, что он делает, каков его стиль и каков его послужной список, тогда мы положите на него вес. Но то, что вы принадлежите к кому-то, о чем мы слышали, само по себе не придает вам лишнего доверия, и я думаю, что это открывает возможности для нас, для инвесторов, которые могут быть упущены из виду.

    Gardner: Но, боже, важно ли найти этого талантливого генерального директора или команду вокруг этого человека.Когда я думал об этом мире, одним из моих первых наставников был бывший член правления Motley Fool Фред Сингер, инвестор Yahoo! и проделал огромную работу, и он часто говорил: «Нет идеальных людей, есть только идеальные команды». Он должен быть высоким, и я рад, что вы сказали, что это высокий уровень для управленческой части, но это не обязательно связано с одной звездой Илоном Маском. Часто это может быть больше синергиста, чем ракетный термин от Леса Маккеуна, предыдущего автора, ранее дававшего интервью в этом подкасте, где вы ищете кого-то, у кого нет эгоизма, но который отлично подходит для создания команды и обеспечения того, чтобы это могло быть , мы не идеальные люди, но это могла бы быть идеальная команда.

    Дуглас: Да. Я помню это, я не могу вспомнить его имя, сказал мне, что не будет инвестировать в компании с одним основателем, потому что он хочет убедиться, что вы можете убедить еще одного человека, кроме него, инвестировать в компанию. Пойдите, убедите кого-нибудь бросить то, что они делают, и поработать на вас, а затем я поговорю с вами об инвестировании, потому что вы правы, об этом качестве лидерства, и это одна из причин, почему мы находимся на том уровне, который мы есть, потому что мы этого хотим. доказательства того, что они могут привлекать качественных людей.

    Гарднер: Да, так важно. Признак № 5 акции Rule Breakers Акция — сильный потребительский бренд. Как вам эта оценка?

    Douglass: Я бы сказал высоко, Дэвид, и это требует от нас вдаваться в подробности того, что вы говорите о потребительском бренде, потому что есть компании, которые не ориентированы на потребителя. Но нам нужны компании с хорошей репутацией в тех областях, в которых они работают. Вы смотрите на это в основном со стороны клиентов, которых они привлекают.Когда вы начинаете, мы действительно смотрим на то, что компания работает с вами как с бизнесом, и одним из наших любимых критериев, Дэвид, является наличие компании, которая является клиентом The Motley Fool, то есть Мы твердо подтверждаем, что это отличный бизнес.

    Gardner: Как насчет того, чтобы назвать здесь одно или два имени, не обязательно специально для покупателя-дурака, но я вас слышу. Если мы покупаем у них, это, вероятно, многое говорит о нашем уважении к их технологиям, продуктам или услугам.Но, Оллен, какие у вас есть несколько примеров компаний, которые, вы правы, не всегда являются потребительскими брендами, но у каждого продукта и услуги есть покупатель? Это может быть B2B-покупатель. Какая пара компаний, входящих в фонд Motley Fool Ventures на ранней стадии развития, по вашему мнению, хорошо работает с брендом?

    Douglass: Их несколько, есть компания под названием Hungry Marketplace, я думаю, у нее есть отличный бренд.Они обычно доставляют приготовленную еду в офисы или другие места, и, очевидно, они затронуты пандемией, но проделали большую работу, чтобы обойти это, и у них все хорошо. Есть такая компания UrbanStems, которая занимается доставкой цветов.

    Гарднер: Готов поспорить, я люблю UrbanStems.

    Дуглас: Я думаю, у них отличный бренд. Есть компания MotoRefi, которая помогает людям рефинансировать автокредиты. Мы считаем, что это отличный бренд.

    Gardner: Это все отличные примеры. Так что на данный момент ни один из этих брендов не является общеизвестным, но мы говорим об инвестициях серии A, которые мы сделали в эти компании. Иногда они развиваются, и у них, вероятно, есть кто-то, кто действительно понимает, как построить бренд, что, безусловно, является хорошим трюком, если вы можете его реализовать. Имея свой набор хитростей как деловой человек, настоящее понимание того, как построить бренд.

    Douglass: Я думаю, что самые известные компании в нашем портфеле, мы инвестируем в компанию под названием Madison Reed, и поэтому, если вы знакомы с цветом волос, вы можете знать бренд Madison Reed.Мы инвесторы в компанию под названием Carta, которая помогает компаниям управлять своими опционами на акции в таблицах капитализации, как мы их называем. Я думаю, что это два достаточно хорошо известных. Есть компания под названием Republic, Republic интересна тем, что для людей, которые заинтересованы в экспериментах с инвестированием в частные компании, Republic — это краудфандинговая платформа, в которую инвестировал The Motley Fool. Мы очень взволнованы тем, что они делают. и есть место, куда вы можете пойти, возможно, поэкспериментировать с инвестированием в частные компании.

    Гарднер: Замечательно. Последняя черта, о которой вам будет интересно услышать, — это моя специальная сделка соуса для Rule Breaker Investing, , то есть мы хотим, чтобы люди называли акции, которые мы смотрим, переоцененными. Мы хотим, чтобы у людей сложилось общее представление о том, что люди никогда не станут покупать или вкладывать в него деньги, потому что он слишком переоценен. Как это оценивается?

    Douglass: Это довольно распространено, и это почти […] поэтому, когда у вас неэффективный разрозненный рынок, многие люди ищут компании, которые, как выясняется, будут лучше, чем серия A инвестору было буквально невозможно переплатить за Zoom.

    Гарднер: Не так ли? Точно.

    Douglass: Мы ищем эти компании. В оценках вы часто слышите их в частных компаниях, люди не понимают, почему люди платят так много, но трудно понять, что значит расти на 100% в год и что это означает для дохода в 10 миллионов долларов при 100%. % в год на пять лет. Например, […] это от 10 до 320 миллионов долларов за пять лет, это просто невероятный рост.

    Gardner: Я думаю, что у многих моих слушателей большой вопрос, на данном этапе, и вы только что упомянули Республику, Олен, так что это кажется актуальным, могу ли я участвовать? Мне очень нравится то, что вы сделали для Motley Fool Ventures для нашего первого фонда, я узнал об этом от вас, Олен, большинство венчурных фондов хотят работать с как можно меньшим количеством партнеров с ограниченной ответственностью, которые выписывают как можно больший чек. .Многие венчурные фонды — это всего лишь пять разных венчурных фирм, которые выписывают крупный чек другой, и теперь им очень весело. У них просто есть несколько человек, с которыми нужно иметь дело, проверять, сообщать финансовые отчеты и проверять их по телефону, и такова отрасль. Вы хотите минимизировать количество инвесторов, которые у вас есть, и получать как можно больше денег от каждого из них. Когда вы основали Motley Fool Ventures, вы сделали прямо противоположное. Не могли бы вы объяснить это через минуту или меньше?

    Дуглас: Да.Инвесторы в большинстве венчурных фондов — это семейные офисы, учреждения, корпорации, крупные организации. Мы решили, что хотим, как вы сказали, Дэвид, перевернуть это вверх дном, привлечь как можно больше людей с относительно небольшими проверками. У них еще были требования к аккредитации, о чем можно говорить. Но в итоге мы получили 800 партнеров с ограниченной ответственностью в нашем фонде, что, я не знаю, в 20-40 раз больше, чем ваше обычное финансирование, и в несколько раз больше, чем кто-либо, кто когда-либо говорил нам, что они видели.Это было захватывающе.

    Гарднер: Это потрясающая история. Это полный Rule Breaker -й подход к венчурному капиталу. Мне нравится, что у тебя возникла эта идея и что ты ее реализовал, Оллен. Это означает, что нам намного веселее на наших собраниях, чем другим на их собраниях, потому что их собрания — это просто поверхностное управление, основанное на открытом и общении […]. Как только мы снова вернемся к личной встрече, у нас появятся сотни и сотни людей, которые инвестируют в нас. Но это подводит меня к вопросу, Олен, а как насчет остальных? Я думаю, что минимальный чек, который мы можем принять, составляет 100 000 долларов.Что ж, я уверен, что есть кто-то, кто прослушал подкасты на этой неделе и думает, что это захватывающе, но у них нет 100 000 долларов. У них может быть 5000 или 15000 долларов. Не могли бы вы вкратце рассказать о том, как устроен мир венчурного капитала, включая всех или нет.

    Дуглас: Ага. Венчурный капитал на самом деле нет, но есть несколько вещей, и, как вы упомянули ранее, Дэвид, есть компания Republic, в которую мы инвестировали. Они демократизируют инвестирование частных компаний.У них есть возможности для краудфандинга, которые не имеют значительного минимального требования для участия в краудфандинге. У них действительно есть возможности для аккредитованных инвесторов, а это значит, что вам нужно иметь пару 100000 долларов дохода или еще какие-то. Но они проводят проверку, чтобы убедиться, что компании на их платформе имеют определенное качество и стандарты. Я бы сказал, Дэвид, очень похоже на инвестирование в публичные компании. Очень часто лучшее, что вы можете сделать, чтобы добиться успеха, — это просто начать.Когда мы все оглядываемся на наши первые акции, оглядываясь назад, мы понимаем, что вступить в игру и начать учиться — это действительно способ действительно начать. Образование от ваших первых инвестиций почти невыносимо превзойдет финансовую отдачу от них. Те люди, которые думали о краудфандинге, могут не думать, что это безопасно. Я думаю, с точки зрения безопасности, мы, безусловно, можем сказать, что у Republic есть уважаемая платформа, не говоря уже о том, что инвестирование через платформу Republic — отличный способ заработать деньги.Мы не гарантируем, что вы не потеряете деньги. Фактически, вы, вероятно, будете, потому что это природа инвестирования частных компаний, но вы узнаете так много, что когда вы дойдете до точки, когда вы можете выделить более значительные суммы денег, вы готовы, вы готовы, и вы сможете принимать более обоснованные решения.

    Gardner: Я рад, что вы сказали это, Оллен, потому что здесь, в заключение, очень много людей увлечены криптовалютами и различными биржами.Мы определенно здесь не для того, чтобы сказать, что мы тоже находим там какой-то интерес. Я думаю, что большинству из нас будет лучше всего, если вы собираетесь проводить время с таким вниманием на платформе краудфандинга. Я думаю, глядя на реальные компании и идеи, продукты и услуги, а не на чью-то следующую идею использования блокчейна, которая сама по себе является действительно крутой технологией, на которую стоит обратить внимание. Но я думаю, что многие из нас смещают акцент на такие компании на ранней стадии развития. Я гораздо больше разбираюсь в том, как это сделать, и преуспеваю в этом, чем я мог бы предположить чью-то еще криптовалюту в наши дни.Немного редакционной статьи от меня. Что ж, Олен, это было так весело. Вы так щедро уделили время. Вы рассказали нам о многих странах мира. Я чувствую, что мы только начали. На самом деле, одна из моих любимых линий, чем больше остров знаний, тем длиннее береговая линия тайн. Вы немного помогли нам накапливать наши знания, но у меня осталось, вероятно, еще больше вопросов и знаний, которые мы никогда не сможем обсудить в одном подкасте. Но я действительно хочу поблагодарить тебя, Олен, потому что я думаю, что на этой неделе мы получим несколько хороших вопросов по почте.Опять же, наша электронная почта, [email protected], напишите нам в Твиттере @RBIPodcast. Олен, если я смогу оттащить тебя назад, я мог бы попросить тебя немного поговорить на следующей неделе, чтобы ответить на некоторые вопросы, которые мы неизбежно вызывали в подкасте этой недели. Но прежде чем я вас отпущу, мы раньше делали одно дело, как вы знаете из нашего радио-шоу, потому что когда-то слушали его, это то, что мы просили людей покупать, продавать или держать, но мы бы не стали спрашивать их об акциях. Мы спрашивали их о том, что происходит в мире, о продуктах или услугах, моде, тенденциях, и говорили, что если бы это были акции, вы бы купили, продали или держали бы?

    Дуглас: Понятно.Я помню ту игру. Я хорошо это помню, и мне это понравилось, Дэвид.

    Гарднер: Я знаю, что ты собираешься сыграть со мной в эту игру, Оллен, у меня здесь для тебя три. Первый, ну, мы только что говорили об этом, криптовалюты. Купить, продать или удержать капитал C, криптовалюту?

    Дуглас: Дэвид, я собираюсь купить там. Это было интересно. На самом деле у меня есть Биткойн , потому что я открыл крипто-счет просто в качестве эксперимента. Как тостер, они дали мне биткойн на 5 долларов.

    Гарднер: Вау, когда это было?

    Дуглас: К сожалению, это было тогда, когда цена была 40 000 долларов.

    Гарднер: Понятно, я надеялся, что это было около восьми лет назад.

    Дуглас: Нет, я думаю, это около восьми недель назад. Я держу криптовалюту, потому что открыл счет.

    Гарднер: Ага. Но это о чем-то говорит само по себе. У вас есть интерес, и мы любим, мы всегда хотим, чтобы вы исследовали новые миры, так что это здорово.Оллен купить, продать или держать HelloFresh . HelloFresh — одна из таких служб доставки еды. Я просто думаю об этом, потому что люди в моей семье любят эту вещь. Мне любопытно, используете ли вы HelloFresh или нет. Я даже не знаю, публичные они или нет? Blue Apron , похоже, не очень хорошо себя чувствовала в качестве публичной компании: покупать, продавать или удерживать; HelloFresh?

    Douglass: Я продаю HelloFresh, Дэвид, потому что в нашем портфолио есть компания Territory Foods, которая, как мне кажется, является конкурентом, и поэтому я ненавижу HelloFresh.

    Гарднер: HelloFresh, кстати, немец. Это публично торгуемый. Они добились огромных успехов здесь, в США, но это немецкая компания. Последний.

    Дуглас: Я друг, Дэйв.

    Гарднер: Я слышу твой последний вопрос, Оллен. Работа из дома, гибкость, покупка, продажа или удержание?

    Дуглас: Я покупаю на это, Дэвид. Я думаю, что гибкость будет иметь первостепенное значение, и работа из дома станет частью того, что мы делаем, как мы всегда смотрим на бизнес.Мы не вернемся.

    Gardner: Я уверен, что это уже часть нашего портфеля Motley Fool Ventures. Ну, мы немного потянулись, потому что я думаю, что это такая увлекательная тема. Как я сказал Олену, Олен, нам не следовало ждать до седьмого года, чтобы начать этот разговор. У меня такое чувство, что мы снова услышим от вас здесь в 2021 году. Такая интересная тема, я знаю, что многие дураки и будущие дураки заинтересованы в этом. Я рад узнать, что с каждым днем ​​он становится все более демократичным.Олен, и продолжай в том же духе.

    Дуглас: Большое спасибо, Дэвид. Если бы я мог задать вам один быстрый вопрос. Покупай, продавай, держись, пройдет ли семь лет, прежде чем я вернусь?

    Гарднер: Я собираюсь продать это. Не пройдет еще семь лет, прежде чем вы вернетесь к этому подкасту. Большое вам спасибо за ваш вклад. Я надеюсь, что у всех будет глупая неделя. На следующей неделе, конечно же, наш почтовый ящик [email protected], как я уже упоминал несколько раз, с нетерпением жду ваших вопросов, комментариев, рассказов, стихов и всего, что у вас есть для нас в конце июля.А пока продолжайте дурачиться.

    Эта статья представляет собой мнение автора, который может не согласиться с «официальной» рекомендательной позицией премиальной консультационной службы Motley Fool. Мы разношерстные! Ставка под сомнение по поводу инвестиционного тезиса — даже нашего собственного — помогает всем нам критически относиться к инвестированию и принимать решения, которые помогают нам стать умнее, счастливее и богаче.

    Какие этапы венчурного финансирования?

    Венчурный капитал — это термин, который часто используют, когда речь заходит о запуске стартапов.Хотя большинство знает, что это источник финансирования, меньше людей знают, как именно работает венчурное финансирование.

    Венчурный капитал — это форма финансирования, которая объединяет денежные средства инвесторов и ссужает их развивающимся компаниям и стартапам, которые, по мнению фондов, имеют потенциал для долгосрочного роста. Венчурные инвестиции обычно сопряжены с высоким риском в обмен на потенциально высокую прибыль.

    Поскольку каждая компания индивидуальна, различные этапы могут несколько отличаться от финансирования до финансирования.В целом, однако, существует пять типичных этапов любого венчурного финансирования.

    Стадия семян

    Венчурное финансирование начинается с посевного этапа, когда компания часто является не более чем идеей продукта или услуги, которые в будущем могут превратиться в успешный бизнес. Предприниматели проводят большую часть этого этапа, убеждая инвесторов, что их идеи представляют собой жизнеспособную инвестиционную возможность. Суммы финансирования на начальном этапе обычно невелики и в основном используются для таких вещей, как маркетинговые исследования, разработка продуктов и расширение бизнеса с целью создания прототипа для привлечения дополнительных инвесторов в более поздних раундах финансирования.

    Стадия запуска

    На стадии стартапа компании обычно завершили исследования и разработки и разработали бизнес-план, а теперь готовы начать рекламировать и продвигать свой продукт или услугу среди потенциальных клиентов. Как правило, у компании есть прототип для демонстрации инвесторам, но она еще не продала никаких продуктов. На этом этапе предприятиям требуется более крупное вливание денежных средств для точной настройки своих продуктов и услуг, расширения штата и проведения любых оставшихся исследований, необходимых для поддержки официального запуска бизнеса.

    Первый этап

    Иногда также называемый «развивающимся этапом», финансирование первого этапа обычно совпадает с выходом компании на рынок, когда компания, наконец, начинает получать прибыль. Средства на этом этапе венчурного финансирования обычно идут на фактическое производство и продажу продукции, а также на усиленный маркетинг. Для официального запуска бизнесу обычно требуются гораздо большие капитальные вложения, поэтому объемы финансирования на этом этапе, как правило, намного выше, чем на предыдущих этапах.

    Этап расширения

    Также обычно называемый вторым или третьим этапом, этап расширения — это этап, когда компания демонстрирует экспоненциальный рост и нуждается в дополнительном финансировании, чтобы соответствовать требованиям. Поскольку бизнес, скорее всего, уже имеет коммерчески жизнеспособный продукт и начинает видеть некоторую прибыльность, финансирование венчурного капитала на начальном этапе в основном используется для дальнейшего развития бизнеса за счет расширения рынка и диверсификации продуктов.

    The Bridge Stage

    Заключительный этап венчурного финансирования, промежуточный этап, когда компании достигли зрелости.Полученное здесь финансирование обычно используется для поддержки таких действий, как слияния, поглощения или IPO. Состояние моста — это, по сути, переход к тому, чтобы компания стала полноценным жизнеспособным бизнесом. В это время многие инвесторы предпочитают продать свои акции и прекратить отношения с компанией, часто получая значительную прибыль от своих инвестиций.

    Опытный бизнес-юрист проведет вас через различные этапы венчурного финансирования и посоветует, как обеспечить финансирование вашей компании на текущем этапе.

    Юридические консультации при построении вашего бизнеса

    В The Gouchev Law Firm в Нью-Йорке мы работаем с предприятиями любого размера, включая стартапы и франчайзинговые компании. Позвоните нам по телефону (212) 537-9209 или запланируйте бесплатное заседание по стратегии сегодня, чтобы узнать, что The Gouchev Law Firm может сделать для вашего бизнеса.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *