Разное

Цена на почку человека: Как продать самого себя – Деньги – Коммерсантъ

18.12.1970

Содержание

Сколько стоит почка? | Inbusiness

После резонансного факта с продажей органов, где оказались замешаны сразу два врача, редакция Atameken Вusiness изучила сайты по продаже органов. Чуть позже мы покажем запись телефонного разговора с потенциальным продавцом. Звучит, конечно, жутко.  

Напомню, в Шымкенте сотрудники полиции задержали и водворили в ИВС главного врача городской клинической больницы № 1 Абылая Донбая. В МВД сообщили, что его подозревают в участии в транснациональной преступной группе и в незаконном изъятии органов человека. Накануне вечером на сайте deskmed.ru мы нашли сразу несколько объявлений о продаже человеческих органов.

Причем 10 объявлений были размещены в ноябре. В одной из информаций указывалось, что женщина намерена продать почку. Позже в беседе выяснилось, что этим занимается ее брат. По крайней мере, мужчина нам так представился. Разговор мы даем в полном объеме.  

ЗАПИСЬ ТЕЛЕФОННОГО РАЗГОВОРА :

Atameken Вusiness: Я хотела узнать по поводу почки, Вы продаете, да?

Продавец: Она продает.

Atameken Вusiness: А она мне сказала, что Вы.

Продавец: Нет, она просто на русском не может объяснить, не понимает.

Atameken Вusiness: Получается, Ваша сестра продает почку?

Продавец: А Вам какая группа нужна?

Atameken Вusiness: Мне третья положительная.

Продавец: А у нее первая.

Atameken Вusiness:  А вообще сколько стоит? Я по первому объявлению звоню и хочу для себя узнать, сколько стоит.

Продавец: Люди по-разному, мы тоже смотрели, некоторые 10, некоторые 20 миллионов, у всех разная цена.

Atameken Вusiness: Понятно, а как с последствиями? Жить все-таки с одной почкой она согласна?

Продавец: Живут же люди с одной почкой.

Atameken Вusiness: А в связи с чем вообще, как?

Продавец: Ну, у нее финансовые трудности, из-за этого, кредит не может оплатить.

Atameken Вusiness: То есть отчет себе полный отдает,  да?

Продавец: Да, отчет отдает, просто она говорит о том, если возможно – в Казахстане, за границу не может она выехать.

Atameken Вusiness: Да, мы в Нур-Султане находимся.

Продавец: Да, она говорит, что не может уехать за границу, если что, то в Казахстане.

Atameken Вusiness: Прежде чем стать донором почки, какое-то медицинское обследование она проходила? Вдруг она по медицинским показателям не подходит, у нее со здоровьем как? Все в порядке? Она не курила, не употребляла алкоголь?

Продавец: Алкоголь не употребляла, не курила, заболеваний нет, серьезно не болела, ну гриппом там, наверное, болела. Имеете в виду ВИЧ? Такого нет, насчет этого чистая.

Atameken Вusiness: То есть Вы думаете, что она донором почки однозначно сможет стать? Если найдутся покупатели?

Продавец: Ну, в дальнейшем, перед этим она же еще дополнительно будет меданализы сдавать.

Поделиться публикацией в соцсетях:

Как устроено донорство в России и мире — Wonderzine

Донорство органов при жизни

Помимо крови и костного мозга, живой человек может стать донором почки, части кишечника, печени или поджелудочной железы — то есть «парного органа, части органа или ткани, отсутствие которых не влечёт за собой необратимого расстройства здоровья», как сказано в Законе «О трансплантации органов и (или) тканей человека».  Понятно, что это более серьёзные вмешательства — но люди идут на них ради спасения жизни своих близких. В России проводится около 1000 операций по пересадке почки в год — из них лишь пятая часть от живых доноров. По закону, у живого человека могут изъять орган или его часть только при условии его полного согласия на это. Наконец, в России можно стать донором органа исключительно для кровного родственника: для мужа, жены или незнакомого человека пожертвовать почкой не получится. Никаких вознаграждений за это не предусмотрено — а в законе чётко сказано о недопустимости продажи органов и тканей человека. 

Хотя в Рунете можно найти несколько сайтов с объявлениями вроде «Стану донором почки за вознаграждение», маловероятно, что это можно осуществить в России — в первую очередь потому, что донор и реципиент по закону должны быть кровными родственниками. На сегодняшний день донорство за деньги осуществляется, например, в Пакистане, Индии, Колумбии, на Филиппинах — и ВОЗ признаёт, что это серьёзная проблема. Клиники и компании, которые занимаются медицинским туризмом, привозят пациентов в Пакистан на пересадку почки — и стоимость этих услуг для американцев может зашкаливать за 100 тысяч долларов; донору из них достанется не больше двух тысяч. Сами пакистанские врачи-трансплантологи подтверждают, что регулирование этого вопроса слабое, а в законе есть явные нестыковки: например, кровными родственниками считаются муж и жена. По словам доктора Нурани, женщины в Пакистане настолько ограничены в правах, что в 95 % случаев родственный донорский орган берётся именно у них: жён, сестёр, дочерей.  

Канадский профессор Лей Тёрнер говорит, что «транспланталогический туризм» приводит к плачевным результатам и для реципиентов органов: из-за недостаточно тщательного обследования доноров может оказаться, что почка инфицирована вирусом гепатита или ВИЧ. Возникают проблемы и с восстановительным периодом после операций, и с назначением иммуносупрессоров — препаратов, снижающих риск отторжения новой почки. Часто «туристы» возвращаются на родину без каких-либо выписок или документов, подтверждающих проведённую операцию. 

Основная проблема трансплантологии — это нехватка донорских органов; в списке ожидающих всегда намного больше людей. Считается, что для решения этой проблемы нужно проводить образовательные программы и информировать людей о том, как они могут стать донорами органов при жизни и после смерти. В развитых странах донорам компенсируют все медицинские расходы, могут предоставлять страховку на случай осложнений, оплачивают транспорт или потерянную в послеоперационный период часть зарплаты. Безусловно, в таких странах, как Пакистан, важно не только улучшать законы, касающиеся трансплантации, но и работать над искоренением бедности. Как говорит в своей статье тот же трансплантолог Нурани, продажа почки для бедного населения Пакистана — это вторая возможность подзаработать. Первой остаётся продажа собственных детей.

Трансплантация органов в Беларуси — тайна за семью печатями?

Вспоминается информация о международной преступной группе, действовавшей в Беларуси в период с 2008 по 2010 годы, которая вербовала людей для продажи органов. Незаконные операции по изъятии почек у белорусов проводились в Эквадоре и Косово.

Недавняя прямая линия министра здравоохранения показала, что вопросы трансплантации волнуют население: сколько людей ожидают операции, могут ли в Беларуси работать так называемые черные трансплантологи, отдадут ли почку вне очереди иностранцу…

Чтобы сделать более понятным и прозрачным для широкой аудитории процесс пересадки и «распределения» органов, корреспондент TUT.BY пообщался с главным внештатным трансплантологом Минздрава, руководителем Республиканского научно-практического центра трансплантации органов и тканейОлегом Руммо.

Для начала Олег Олегович похвастался достижениями: уже второй год Беларусь занимает первое место среди стран СНГ по количеству органных трансплантаций. Трансплантационная активность в стране за прошлый год составила 25,5 операций на один миллион населения. Это более чем в два с половиной раза выше, чем, к примеру, в России, и в целых 12 — чем в Украине. Хотя, если взять США (страна с наивысшим показателем трансплантационной активности), то там на один миллион населения делают 90 операций по пересадке органов в год. Словом, Беларусь держит хороший европейский уровень.

Не значит ли это, что в нашей стране необходимость в трансплантации органов больше, чем у россиян, хотя и меньше, чем у американцев? Может, у нас чаще встречаются заболевания определенных органов?

«Потребность в таком виде операций во всем мире одинаково высока, — поясняет главный внештатный трансплантолог Минздрава. — И здоровье людей не стало хуже, оно улучшилось. Люди живут дольше, чем жили раньше, как бы мы ни кивали на экологию и остальное. В 18–19 веках люди жили не более 50 лет, сейчас средняя продолжительность жизни в Беларуси — более 70 лет. Мы должны четко понимать, что те люди, которые раньше должны были умереть и однозначно погибали, в настоящий момент благодаря суперсовременным мировым медицинским технологиям, в том числе трансплантационным, остаются жить и живут полноценной жизнью достаточно длительный период времени. К сожалению, ни одна страна мира не способна удовлетворить полностью своих потребностей в количестве операций по трансплантации органов. По данным ВОЗ, в мире сегодня выполняется только 10% от необходимого количества трансплантаций», — говорит Олег Руммо.

И связано это с высокой стоимостью лечения и недостатком донорских органов.

«Поэтому во всех странах мира есть листы ожидания, и абсолютно везде пациенты из листа ожидания погибают, не дождавшись органа для трансплантации», — констатирует специалист.

Что касается плачевных исходов в данной отрасли, есть понятие госпитальная летальность (это пациенты, которые, к сожалению, умирают в стационаре). «Госпитальная летальность при трансплантации печени в Германии в зависимости от центра колеблется от 5,5% до 14,5%, — рассказывает Олег Олегович. — В Беларуси она составляет 4%. Причина, почему результаты у нас лучше, чем по Германии, в том, что операции по трансплантации печени сконцентрированы здесь в одном месте — в нашем центре. Хороших результатов добились мы и потому, что, когда только открывались (15 марта 2010 года. — TUT.BY), использовали самые передовые медицинские технологии, лучшее медицинское оборудование. Также мы очень ответственно подходим к выбору донорских органов. В той же Германии допускают возможность пересадки органов от 80-летних доноров». Хотя, когда наши специалисты видят, что жизнь человека на волоске, используются любые возможности. «Вот недавно мы использовали орган 76-летнего донора для пересадки молодой женщине. Она умирала у нас на глазах (а у нее 7-месячный ребенок), другого органа в распоряжении не было».

Очередь и очередность

Понятно, людей, у которых есть потребность в операции по трансплантации органа, очень волнует вопрос, как двигается очередь, не «влезет» ли кто-нибудь раньше положенного. Тем более, лист ожидания длинный. Сегодня в Беларуси трансплантации почки ждут 500 человек, печени — 75, поджелудочной железы — 20, и 35 человек ожидают пересадки сердца. Очередь по каждому органу движется по-разному. Но в любом случае время постановки пациентов в лист ожидания рассматривается не на первых порах. Для почки определяющим фактором при выборе, кому из существующего списка ее пересадят, является совпадение по определенным показателям. «Глупо пересаживать не подходящую почку, потому что через несколько лет она прекратит работать, человек вернется на диализ, понадобится новая трансплантация, и она будет выполняться в гораздо худших условиях», — говорит Олег Руммо.

Печень трансплантируется по двум критериям — по совпадению и по тяжести состояния пациента. «Вот, можно сказать, только что мы пересадили женщине печень. Мы узнали о ней два дня назад. Она прибыла в наш центр и через сутки мы поняли, что женщина умирает, и поэтому еще через сутки выполнили трансплантацию, потому что три дня она бы уже не пережила». Вот так иногда происходит и с сердцем, пересаживают его самым тяжелым пациентам, которые могут прожить минимальное количество времени. В случае же с почкой экстренных пересадок практически не бывает.

Учитывается ли при определении, кому проводить пересадку, возраст? «Если говорить в глобальном смысле, то учитывается все. При одинаковых условиях — детям приоритет. Совершенно понятно, что если человеку 17 лет, а другому 70, при всем уважении к тому, что человек в пожилом возрасте имеет такое же право на жизнь, предпочтение отдается молодому». Принимается во внимание и отношение пациента к своему здоровью. «В Беларуси 1,5 тысячи людей ежегодно заболевают циррозом, из этого количества много тех, кто безалаберно относятся к своему здоровью — злоупотребляет алкоголем. Естественно, эти люди не могут быть потенциальными реципиентами. Ни один алкоголик не получит у нас орган — отправляем к наркологу, — говорит Олег Руммо. — Трансплантация бывшим алкоголикам выполняется не раньше чем через год после того, как у нас имеются достоверные сведения, что человек уже не пьет. Есть возможность проверять это: медицинские тесты позволяют узнать, принимал человек спиртное в течение двух недель-месяца до посещения центра».

Учитывается также, сколько детишек у пациента. «Но, к счастью, социальные факторы включаются не на первой и не на второй стадии рассмотрения вопроса о пересадке». В любом случае перед каждой трансплантацией собирается консилиум врачей и медицинские специалисты все вместе принимают решение о том, кому из пациентов выполнять операцию.
Длительность нахождения в листе ожидания тоже учитывается, но далеко не в первую очередь. Право же, «очередь не за колбасой».

«Бывает и такое, что орган никому не подходит, тогда он пропадает. Потому что выполнять операцию по пересадке такого — делать хуже, обрекать человека на смерть».

Как «распределяются» органы

Изъятые органы живут очень мало. Больше всего «держится» почка — около 24 часов, потом печень — 12 часов, сердце — до 8 часов. Чем меньше срок, тем лучше, но если попытаться пересадить сердце через 10 часов — будет слишком поздно. «В этой связи становится понятным, что вывезти полученные здесь органы за границу практически невозможно, их нужно использовать у нас, ведь счет идет на часы», — говорит Руммо.
Когда поступает сердце и становится известно, что орган можно использовать, специалистами подбирается реципиент. Бригада вылетает в регион, где орган находится, экстренно сообщается человеку, когда тот должен прибыть на операцию. «Это работа в режиме онлайн. А еще до этого мы предупреждаем, чтобы люди, ожидающие операции, находились с нами на связи, ни при каких обстоятельствах не выключали свои телефоны, потому что позвонить могут в любое время суток».

Экспорт услуг по трансплантации органов — добро или зло для белорусов?

В прессе появлялись предположения, что Беларусь зарабатывает деньги на трансплантации в ущерб белорусским гражданам, которые, находясь в листе ожидания, могут не дождаться органа.

«Процент операций по трансплантации органов иностранным гражданам минимален. Он не превышает 10% от общего числа выполняемых операций, — успокаивает общественность Олег Руммо. — Причем определенная часть услуг иностранцам — это операции по трансплантации родственной почки от живого родственника. Данная помощь оказывается нами в строгом соответствии с нормами международного права». Для включения иностранного пациента в лист ожидания необходимо получить специальное разрешение в Министерстве здравоохранения. При этом иностранные граждане включаются в лист ожидания вместе с белорусами. Хотя, утверждает специалист, орган, полученный в Беларуси, иностранному гражданину пересаживают только в том случае, если он не подходит ни одному белорусу из списка ожидания: либо выбросить, либо трансплантировать иностранцу. Лимит для иностранных граждан — не более 10% от общего количества всех проводимых операций. «Хотя во многих высокоразвитых странах подобного лимита нет вообще».

Кстати, за 2011 год иностранным гражданам было выполнено 23 операции (для сравнения белорусам — 218 операций): 3 — с использованием органа от родственного донора и 20 — с использованием трупного. За текущий год иностранцам выполнено 7 операций (белорусам 66): 3 от живого родственного донора, и 4 с использованием трупного.

В той ситуации, когда речь идет о пересадке трупного органа, иностранцы точно так ожидают (год-полтора, есть те, кто ждет операции больше двух лет), только находясь у себя в стране.

Лишь некоторые, у кого здесь есть близкие родственники, живут, ожидая операции, в Беларуси. Когда находится подходящий орган, они успевают приехать/прилететь в нашу страну. Это по большей части касается пересадки почки. Что до пересадки сердца и печени — этих операций вообще единицы.

«Сердечники» устраиваются в Беларуси и ждут неизвестно сколько, а «печеночники» — в зависимости от страны проживания. Украинцы и россияне устраиваются у себя в стране ближе к границе и оттуда за четыре-пять часов успевают приехать. Что касается граждан далеких стран, «мы берем самых тяжелых, чтобы знать, что они дождутся операции в течение трех-четырех месяцев, и они здесь селятся».

«Программа трансплантации печени, почек и сердца создавалась для обеспечения, прежде всего, потребностей граждан РБ, — заверяет Олег Руммо. — А вот небольшое количество операций для иностранных граждан выполняется в качестве международного сотрудничества в плане помощи людям. Тем самым повышается авторитет нашей страны на международной арене, зарабатываются деньги, которые идут потом на лечение белорусов. Все цивилизованные страны идут по этому пути».

Причем себестоимость операции по трансплантации органа примерно в три раза ниже, чем цена, которую уплачивает иностранец. «Иными словами, выполнив одну операцию иностранному гражданину, мы спокойно можем взять на лечение трех граждан РБ».

Становится ясным, что трансплантации иностранцам выполняются для того, чтобы увеличить количество операций белорусским гражданам. «Все до копейки деньги, полученные за операции иностранным гражданам, за вычетом налогов, идут на развитие трансплантологии Беларуси. Государство на этом не зарабатывает ни копейки», — утверждает Олег Олегович. Белорусы за услуги ничего не платят, хотя только послеоперационное содержание одного пациента обходится примерно в пять-семь тысяч долларов.

Кстати, для проведения операции по трансплантации органов в Беларусь приезжают в основном из Украины и России, но едут и из Японии, Саудовской Аравии, Израиля, Литвы, Латвии, Дании, Италии… Цена вопроса такова. Трансплантация почки от живого родственного донора — 24 тысячи долларов, если операция выполняется от трупного донора — с обследованием она составит 35 тысяч долларов, трансплантация печени от живого родственного донора и от трупного родственного донора стоит одинаково — 55 тысяч долларов. В расценках у нас ориентируются на прямого конкурента — Турцию.

Цена органа

«А вот сам орган не стоит ни копейки ни в одной цивилизованной стране мира, — говорит Олег Олегович. — Стоит услуга по выполнению операции по пересадке: руки сотрудников, свет, лекарственные средства, которые используются, амортизация оборудования. А орган бесплатный, он дарится. Потому что как только орган чего-то стоит — это поле деятельности для криминала».

Руководитель центра трансплантации органов и тканей признался, что регулярно получает на электронную почту сообщения от людей, которые хотят продать свою почку. Просят совета, кому предложить «товар». «Я уверен, что на 50 процентов — это провокации. Среди оставшихся — те, кто хочет на этом заработать, другие оказались в сложной ситуации. Через ваш портал призываю людей не заниматься такими вещами: все что касается продажи органов — криминал. И приличный врач-трансплантолог никогда не будет связываться с такими людьми, с ними на контакт будут идти преступники. Пускай, когда обманут, и они потеряют здоровье, обижаются сами на себя».

Откуда берут трупные органы

«Это обычный, очень открытый процесс. В Беларуси он происходит так же, как в Германии, Великобритании, Испании, США — где хотите, — говорит Олег Руммо. — В каждом лечебном заведении врач, кроме всей прочей работы, должен выявлять людей, которые могут стать донорами органов». «Когда доктор видит, что человек умер и имеет качественные органы, — сообщает об этом в координационный центр при Центре трансплантации органов и тканей. После соблюдения всех необходимых юридических процедур, в известность о которых ставится Генеральная прокуратура, орган изымается. Это очень открытый процесс», — уверяет главный трансплантолог страны. Он прост с технической точки зрения.

В случае возможности изъятия органа, наличия согласия со стороны родственников, самого человека, либо когда они вообще ничего не сказали (потому что наше законодательство, как в Австрии, Швеции, Бельгии, Нидерландах, Венгрии и многих других странах, предполагает презумпцию согласия), в том месте, где человек умер, выполняется операция по забору органов. Одновременно происходит их типирование. И на основании медицинских показаний (а они для каждого органа разные) определяются люди, которые будут реципиентами этих донорских органов.

Кстати, говорит Руммо: «Вы сегодня имеете право написать заявление, отправить его в наш центр, и никогда в жизни ни один трансплантолог к вам для изъятия органа не подойдет. Кроме того, близкие родственники умирающего человека имеют полное право выразить свое несогласие на забор органов в устной или письменной форме. В той ситуации, если этих родственников нет или они находятся вне возможности общения с врачом, считается, что человек согласен. А в Бельгии и разрешения не спросят, — рассказывает специалист. — Если врач считает, что нужно брать — орган изымается: «Не для себя же он берет, а для тех людей, для которых этот орган необходим».

Движение самаритян

Не нужно бояться, что у вас когда-нибудь заберут орган. Когда случится, вам это будет уже безразлично. В США сегодня есть люди, которые при жизни добровольно, чтобы помочь кому-нибудь совершенно незнакомому, соглашаются на безвозмездной основе отдать свою почку или часть печени. Движение добровольных доноров там довольно-таки развито.

В Беларуси же сегодня при жизни человек не может отдать свой орган — не предусмотрено законодательством. «Вот когда желающих сделать такое доброе дело станет в нашей стране много, тогда я буду первый выступать за изменение закона. И мы здесь также создадим движение самаритян», — с воодушевлением заглянул в будущее руководитель Центра трансплантации органов и тканей.

Источник: tut.by

Врачи Грудной хирургии рассказали, сколько стоит почка

Repost узнал подробности об операции по пересадке органов в Узбекистане.

Когда мы хотим сказать, что какая-то вещь стоит очень дорого, мы говорим: «Это стоит как почка!» или «Продал почку, чтобы это купить». Но сколько на самом деле она стоит? Repost связался с врачами Республиканского специализированного центра имени академика В.Вахидова и побывал на операции по трансплантации почки.

Почему проводится мало операций по трансплантации?

До 2017 года в Узбекистане не существовало нормативно-правового документа (НДП), который бы регулировал детали трансплантации — поэтому операции проводились крайне редко. Только в октябре 2017 вышло временное Положение Кабинета министров  «О порядке родственной трансплантации почки и (или) доли печени» — этот НДП отрегулировал непонятные до этого нюансы и позволил проводить масштабные операции по пересадке почки и долей печени. На сегодняшний день трансплантацией органов занимаются только два учреждения — Республиканский научный центр экстренной медицинской помощи (16 городская больница в Ташкенте) и Республиканский специализированный центр имени академика В. Вахидова (НИИ грудной хирургии). 

«У нас трансплантация почки поставлена на поток — она выполняется регулярно. Сейчас стабильно проводится 3-4 операции в неделю. Всего с 2017 года в нашем отделении пересадили более 360 почек», 

— говорит нефролог-трансплантолог НИИ Грудной хирургии Зохид Маткаримов.

Трансплантологов в Узбекистане много. Имеющихся кадров достаточно, чтобы проводить 160 операций в год. В то время нуждающихся людей — более 5 000. Чтобы увеличить поток, нужно обеспечить больницы новыми палатами, операционными, отделениями — сейчас инфраструктуры недостаточно, несмотря на большой потенциал развития трансплантации. 

Почему в Узбекистане пересаживают только почки и печень?

В Узбекистане пересадка органов может осуществляться только от живого донора живому реципиенту, более того — они должны находиться в кровном родстве. Все юридические документы детально проверяются. Если выяснится, что участники операции не являются родственниками, трансплантация не состоится. 

«В Узбекистане люди собираются всей семьей и обговаривают, кто теоретически готов пожертвовать свою почку — не все решатся на этот важный поступок. Когда определяется заведомый круг доноров, проводятся тесты на генную совместимость ДНК, исследуется иммунитет. Если почка не подходит — ищите другого донора», 

— комментирует профессор Бахриддинов Ф.

Трупное донорство — от мертвого человека живому (например, пересадка сердца) — запрещено в Узбекистане законодательно. При таких условиях единственные возможные трансплантации — это пересадка почки и доли печени. 

«Сейчас мы работаем над тем, чтобы разрешить осуществление трупного донорства законодательно. Планируем начать проводить подобные операции уже через год. В таком случае мы сможем пересаживать другие органы и спасать тем самым больше жизней», 

— говорит нефролог-трансплантолог Зохид Маткаримов. 

За рубежом пересадка органов от трупа к живому человеку активно практикуется. Для начала составляется лист ожидания реципиентов — база, в которую заносятся все данные нуждающихся людей (группа крови, совместимость). Если в больницу поступает внезапно скончавшийся человек, например, разбившийся в ДТП, его органы исследуют и, по возможности, пересаживают людям из начала листа ожидания. 

Сколько стоит почка?

«Органы не продаются и не покупаются, если это не черный рынок трансплантации. Человек оплачивает саму операцию, анализы и лекарства», 

— утверждает специалист отдела развития медицинского туризма Зафарбек Абдугафуров.

За рубежом практикуется альтруистическое донорство, когда один человек, не требуя ничего взамен, может пожертвовать свою почку нуждающемуся. Но это возможно только при гарантии безвозмездности. В Узбекистане такую благотворительность осуществлять нельзя — нет соответствующего законодательного акта.  

«Почка стоит дорого на черном рынке. Она не имеет цену в реальной жизни — из этических соображений органы не продаются. Но, к сожалению, в странах третьего мира очень много незаконных трансплантаций», 

— добавляет Зафарбек Абдугафуров.

Repost также поинтересовался у врачей, сколько стоит операция по пересадке почки в НИИ грудной хирургии и выяснил:

Для реципиента цена трансплантации — 21 500 000 сум, без учена расходов на анализы, обследования и лекарства. 

Для донора — 9 500 000 сум.  

«В этом году открылся отдел медицинского туризма. Есть много людей, которые хотят сделать пересадку почки в Узбекистане — у нас приемлемые цены: в среднем уходит 7-8 тысяч долларов на трансплантацию. В Индии такая операция стоит 12 тысяч долларов, а в Турции — 20 тысяч. На данный момент мы провели более 20 операций для людей из заграницы», 

— уточняет Зафарбек Абдугафуров.

Как происходит сам процесс операции?

Для начала донора и реципиента помещают в больницу и госпитализируют со всеми анализами и готовым утверждением о пересадке. Далее назначается дата операции. 

В положенное время обоих участников операции одновременно завозят в две соседние операционные. Пока одна бригада врачей вытаскивает почку донора, другая — готовит брюшную полость реципиента к пересадке. Сначала почку извлекают и аккуратно помещают в кастрюлю со льдом. Далее объект передают в другую операционную через специальное смежное окно. Затем почку промывают специальными консервирующими растворами, которые поддерживают в органе кровоток. 

Неработающую почку реципиента не убирают — так как она не функционирует, она теряет свои размеры и не препятствует пересадке нового органа. Во время операции врачи окончательно перекрывают каналы старой почки и присоединяют сосуды, артерии, вены и мочеточник новой. Важно, что почка подвешивается не в исходное место, а ближе к тазовой кости. Благодаря этому реципиент не чувствует дискомфорта после операции. 

В 95% случаев пересаженная почка начинает функционировать мгновенно. По окончании работ участников трансплантации будят прямо на операционном столе, где те сообщают о своем самочувствии и говорят слова благодарности врачам. 

Автор: Юлия Петрова

Больше новостей о здоровье в Телеграм-каналеПодписаться

Правда и мифы о донорстве и трансплантации: рассказываем о самом главном — Общество

Пересадка донорского органа — зачастую единственный шанс на жизнь для человека с прогрессирующим хроническим заболеванием. Сердечная недостаточность, наследственное заболевание почек, цирроз печени — это лишь некоторые из заболеваний, которые в терминальной стадии приводят к тому, что человеку необходимо донорское сердце, почка или печень. При этом сама по себе тема донорства и трансплантации органов довольно сильно мифологизирована. Во-первых, так как связана со смертью, а людям не хочется думать о смерти. Во-вторых, потому, что тема сложная, нужно разбираться. Мы решили разобрать самые распространенные мифы в трансплантологии.

Говорят…

1. Существует «черный рынок« донорских органов

Начнем с того, что в России нет не только нелегальной торговли донорскими органами, но и легальной тоже. Коммерческое донорство в нашей стране запрещено, а за покупку или продажу донорского органа, как и за посредничество в этом, предусмотрена уголовная ответственность. Учет всех изъятых и пересаженных органов ведет Минздрав России, а провести такую операцию невозможно в подпольных условиях по целому ряду причин, о которых мы еще расскажем дальше.

Кроме того, в России специальность врача-трансплантолога редкая, профессиональный мир небольшой, все друг друга знают, и обо всех неправомерных случаях сразу стало бы известно. По данным МВД, в России случаев торговли человеческими органами не зафиксировано.

Однако, согласно информации международных организаций, в том числе Всемирной организации здравоохранения, в мире такие случаи есть. Черный рынок донорских органов соседствует с рынком торговли людьми и тесно связан с социальной обстановкой в стране. Такая ситуация, к сожалению, возможна в странах, где идет война и где не считают погибших людей.

Важно понимать, что сама по себе пересадка донорского органа — это лишь один этап сложного и дорогостоящего лечения, которое необходимо пациенту и в котором задействовано много высококвалифицированных специалистов.

2. Есть подпольные клиники, где людям пересаживают органы 

Такие сюжеты часто можно встретить в зарубежном кино. В России действует программа государственных гарантий, которая обеспечивает абсолютно все виды медицинской помощи каждому гражданину РФ. Трансплантация органов осуществляется в рамках программы государственных гарантий бесплатно.

Кроме того, трансплантация — это только часть большого комплексного лечения пациента. Ситуации, когда трансплантация органа необходима экстренно, а до этого момента человек был абсолютно здоров, крайне редки. Обычно такой пациент долгое время, часто не один год, находится в поле зрения профильного специалиста, прежде чем будет принято решение о пересадке органа. Сама операция требует взаимодействия примерно 10-15 специалистов, так как пациент на момент операции часто находится в тяжелом состоянии, возможно, даже уже подключен к системе искусственного кровообращения, аппарату искусственной вентиляции легких или находится на диализе. А после операции пациенту необходимы рецептурные препараты, которые предотвращают отторжение пересаженного органа.

Таким образом, в нашей стране трансплантационная деятельность основана на взаимодействии большого числа специалистов и служб на разных этапах, что снижает риски неправомерных действий в этой области. Федеральные надзорные органы, в том числе страховые медицинские организации и Росздравнадзор, регулярно проверяют деятельность всех медицинских организаций и следят за оборотом лекарств в стране.

3. Если согласиться стать донором органов после смерти, то врачи, зная это, не будут тебя спасать

Это миф. Когда пациент поступает в медицинское учреждение, ему назначается лечащий врач. Главная профессиональная задача лечащего врача — сохранить здоровье и жизнь своего пациента. Один и тот же специалист не может быть лечащим врачом и донора, и реципиента. 

Медицинские решения в отношении пациента врач принимает в соответствии с клиническими рекомендациями по лечению того или иного заболевания, а также в соответствии с порядками и стандартами оказания медицинской помощи. В сложных случаях врачи не так часто принимают решение единолично, обычно это коллегиальное решение. Каждый шаг, каждое решение врача, записанное в медицинской карте пациента, будет проверять страховая медицинская организация, а при необходимости — Росздравнадзор.

Только в ситуации, если у пациента диагностирована смерть мозга (а это процедура со строгим протоколом), пациент может рассматриваться как донор органов. Кроме того, довольно часто органы оказываются непригодными для трансплантации. Сама по себе смерть мозга не является основанием для того, чтобы человек стал донором органов.

4. Смерть мозга врачи могут поставить ошибочно, ведь бывает, люди в коме лежат годами

Смерть мозга необратима и приравнена к смерти человека. Реанимационные мероприятия могут поддерживать дыхание и сердцебиение, поэтому на первый взгляд сложно поверить, когда неврологи и другие специалисты говорят, что в мозге нет кровообращения, нет функциональной активности и все, что связано с личностью этого человека, уже не вернется.

Есть несколько важных аспектов, которые позволяют гарантированно избежать ошибки при констатации смерти мозга и исключить вероятность того, что это может быть сделано с целью последующего донорства. Первое — процедура констатации смерти мозга строго регламентирована, включает аппаратную диагностику и клинические тесты, а также занимает несколько часов. Выполняется ангиография, чтобы убедиться в отсутствии кровообращения в головном мозге. Второе — в констатации смерти мозга участвует комиссия врачей, куда входит реаниматолог, невролог и другие специалисты. Третье — врачи-трансплантологи никогда не входят в эту комиссию. И последнее — процедура констатации смерти головного мозга проводится независимо от того, планируется или не планируется последующее изъятие донорских органов. Эта процедура является обязательной при констатации смерти человека. 

5. Человека можно заставить стать донором органов

Покупка, продажа органов человека, посредничество и принуждение к донорству в России преследуются уголовно. За это суд может приговорить к лишению свободы на срок до пяти лет.

6. Можно заплатить врачу, чтобы он поднял человека в листе ожидания

Лист ожидания ведется для каждого органа отдельно в том учреждении, которое осуществляет трансплантационную деятельность. Обычно ожидание трансплантации того или иного органа занимает несколько лет, но из-за искусственного дефицита органов есть те, кто не дожидается своей пересадки. «Искусственным» дефицит органов в РФ называет главный внештатный трансплантолог Минздрава России Сергей Готье.

Есть строгие критерии того, как оценивается совместимость донора и реципиента в листе ожидания: на основании совпадения по группе крови, статуса неотложности, антропометрических параметров и срока пребывания в листе ожидания.

Еще несколько лет назад возраст донора мог стать препятствием к тому, чтобы его органы могли пересадить другому человеку, однако уже известны случаи пересадки здорового сердца от донора старше 65 лет реципиенту, близкому по возрасту. Но даже при этом донорских органов все равно не хватает.

7. Можно предложить свою почку врачу, он найдет, кому ее продать

Посредничество в нелегальной продаже человеческих органов в России уголовно наказуемо. Это прописано и в законе о донорстве, и в уголовном кодексе (УК 127.1 п. Ж). Живой донор (почки или части печени) и реципиент после операции нуждаются в постоянном медицинском наблюдении и лечении.

8. Дети из детских домов становятся донорами органов. Правда? 

Нет, это исключено. Здесь важны три аспекта:

– В соответствии с российским законодательством только родитель может принять решение о том, что умерший ребенок может стать донором органов для другого ребенка (п. 8 ст. 47 ФЗ «Об охране здоровья граждан»). Опекун или любой другой законный представитель такое решение принять не может. Также ребенок в РФ не может стать донором почки или части печени при жизни, это запрещено законом.

– Детское донорство органов — одно из самых молодых направлений в медицине. В России на данный момент не было проведено ни одной трансплантации органов от умершего ребенка. Законодательно это разрешено, но практики такой в России пока нет. Но от живых доноров детям делают трансплантации у нас в стране — речь идет о пересадке части печени или почки, например, от отца или матери. Для сравнения — в США проводят около 300 трансплантаций сердца детям до 10 лет ежегодно. Ребенку старше 10 лет, если позволяет состояние здоровья и вес, могут пересадить и взрослое сердце.

– Отсутствие родителей и проживание в детском доме не являются препятствием для того, чтобы ребенок получил донорский орган, если он ему необходим. То есть если ребенку необходима трансплантация органов и тканей, для этого есть все законодательные механизмы (п. 5 ст. 47 ФЗ «Об охране здоровья граждан»), и такие операции проводились.

9. Люди с пересаженными органами очень мало живут

Люди после трансплантации им донорских органов могут жить десятилетиями. Мировой рекорд по долгожительству после пересадки сердца принадлежит американцу Тони Хьюзману. Он прожил чуть больше 30 лет после трансплантации и умер от меланомы.

У нас в стране есть и свои позитивные примеры — пациенты, перенесшие трансплантации более 20 лет назад. И хотя жизнь человека здорово меняется после такого серьезного медицинского вмешательства, люди могут работать, учиться, путешествовать, человек получает шанс завести семью и даже родить ребенка.

Так, к примеру, Алексей Мишин перенес трансплантацию печени от матери в 1997 году, ему тогда было всего 9 лет. Это была первая в России и в мире пересадка правой доли печени от живого донора ребенку. Сейчас молодой человек работает, путешествует, живет обычной жизнью. Анне Гридневой было 22 года, когда в 2002 году ей потребовалась трансплантация сердца. Спустя восемь лет после операции молодая женщина родила сына и назвала его в честь хирурга, спасшего ей жизнь.

⍟ А вы знаете сколько стоят человеческие органы

remove_red_eye 5388 access_time thumb_up 661

В нашем мире сейчас всё можно продать и купить. Не исключением является продажа органов человека. Вообще в мире сейчас все больше растет уровень продажи человеческих органов. Продают сейчас всё – почки, печень, сперму, яйцеклетки, костный мозг, волосы, и роговицы глаз. Человек стал своеобразным донором для собратьев уже давно. Если некоторые из племен раньше ели друг друга, то сейчас продают. Можно говорить как о продаже человека в рабство, так и о продаже на органы.

Если посмотреть на это с другой стороны, то огромному количеству людей в мире нужны пересадки жизненно важных органов. Социальные и государственные программы разных стран мира не справляются с количеством желающих, да и доноров катастрофически мало, поэтому свою очередь скорее всего нуждающиеся не дождутся

Некоторые потенциальные доноры продают свои органы чтобы поправить свое материальное положение или приобрести дорогой телефон, автомобиль и другие не столь важные вещи. Доктора говорят, что человек может жить и с одной почкой, но при условии что он будет вести здоровый образ жизни… Правда, после расставания со своим органом, человеку придется ущемлять себя во многом. Например, нельзя пить спиртное, курить, кушать мясо, также нельзя соленое, перченое, острое, кислое, жирное.

Команда Topovik.com подготовила прайс-лист с расценками на человеческие органы, давайте уже узнаем, сколько стоит человек, поехали…

Самый востребованный орган для трансплантации — это почка — на него приходится около 75% мирового рынка. Однако многие пациенты так и не доживают до момента получения донорского органа — очередь очень огромная.

В Индии одна почка будет стоить около $15 тыс., а в США цена почки может доходить до $262 тыс.

Печень обладает поразительной способностью к регенерации — чтобы разрушить ее до состояния не восстановления нужно очень сильно постараться. Потому и для пересадки не нужна целая печень, а подойдет и ее часть. Стоить часть печени будет примерно $54 тыс.

Кости и связки идут «комплектом». Для замены передней крестообразной связки коленного сустава придется потратить $5.5 тыс.

В отличии от остальных органов, становящихся бесполезными для пересадки в считанные часы, а то и минуты после смерти донора, кости и сухожилия сохраняются намного дольше. Поэтому уголовные дела против медиков и работников моргов, «собирающих» связки с невостребованных трупов, появляются особенно часто. Например, в 2005 году была закрыта компания Biomedical Tissue Services, а ее глава получил 50-ти летний тюремный срок: выяснилось, что ее сотрудники нелегально использовали и продавали костную ткань, полученную из 244-х тел.

Пересадка кожи обычно требуется при тяжелых ожогах разной природы — термических, химических, электрических. Нередко для этого удается использовать кожу самого пациента, однако иногда прибегают и к помощи доноров — обычно это умершие люди, при жизни согласившиеся на использование своего тела во благо живых.

Участок кожи, а точнее квадратный дюйм (6.5 кв. см) будет стоить $10.

Стоимость легкого, одного, будет около $58 тыс. Донором может быть человек не курящий, либо выкуривающий не более 20 пачек сигарет в год. А при продаже обоих легких вместе с сердцем можно обогатиться на 1.5 — 2 млн. долларов.

Сердце относится к не возобновляемым ресурсам и стоит от $57 тыс.

На черном рынке сердце почти не достать: пересадка органа настолько сложна, что требует участия большой группы специалистов и дорогого оборудования, а стоимость операции (легальной) приближается к 1 млн. долларов.

Поджелудочная железа оценивается на сумму до $44 тыс.

Замена данного органа может потребоваться при тяжелых формах диабета. И хотя для пересадки может использоваться не вся железа, изымают ее целиком, да еще и вместе с печенью и двенадцатиперстной кишкой.

Скелет стоит от 3 до 5 тыс. долларов.

До 1985 года знаменитые «скелетные мастерские» Калькутты поставляли на мировой рынок десятки тысяч образцов ежегодно. Однако сегодня эта практика запрещена, и законных источников скелетов осталось не так много — куда меньше реальных потребностей медиков для обучения студентов. Лидером на мировом рынке остается Индия: многочисленные тела нищих вывариваются или чистятся в кислой среде — и продаются уже нелегально. Фрагменты скелета можно продать и по отдельности — уже для пересадки: плечевой сустав, например, принесет до тысячи долларов.

Роговица одного глаза стоит от 4 тыс. долларов.

Простой в транспортировке и в пересадке орган — операции поставлены на поток уже более полувека назад. Сегодня донорские роговицы стремительно вытесняются искусственными аналогами.

Кто как бы не относился к продаже органов, но это реальная жизнь. Все продается и все покупается, говорят нельзя купить здоровье, но после данной статьи это спорный вопрос. Теперь не возникает труда сложить все цифры в денежном эквиваленте и наконец-то узнать сколько стоит человек

Оцените пост:

thumb_up 661 81% thumb_down 151

Извините, Вы уже проголосовали.

Отделение по пересадке почки

В отделении регулярно выполняются трансплантации почки как от родственных, так и от посмертных доноров, а также весь комплекс хирургических вмешательств пациентам на диализе или после пересадки почки: формирование и реконструкция сосудистого доступа, односторонняя и билатеральная нефрэктомии, пластика вентральных грыж, холецистэктомия, выполнение операций по поводу осложнений после пересадки почки.

Отделение обеспечивает лечение гемодиализом пациентов в стационаре и амбулаторно.

Контактная информация:
Шаршаткин Алексей Вячеславович — д.м.н., заведующий отделением.
Телефон: +7 (495) 575 62 13 (по будним дням с 10 до 15)
E-mail: [email protected]

Родственная трансплантация почки

  • является оптимальной альтернативой лечения для многих пациентов на диализе или находящихся на преддиализной стадии. В качестве потенциального родственного донора может быть обследован любой генетический родственник пациента в возрасте от 18 до 65 лет.

Главными преимуществами родственной пересадки почки для пациента является возможность выполнения операции до или в короткие сроки после начала диализа, быстрое восстановление функции пересаженной почки, меньшая частота иммунологических и хирургических осложнений, длительное функционирование трансплантата. Отделение располагает всеми необходимыми технологиями для выполнения несовместимых по группе крови родственных трансплантаций почки, что позволяет рассматривать в качестве потенциального донора любого родственника пациента независимо от его группы крови.

Удаление почки у живого донора выполняется с использованием наиболее современных лапароскопических технологий, которые позволяют минимизировать болевые ощущения в послеоперационном периоде и сокращать срок госпитализации. При стандартном течении послеоперационного периода донор возвращается к своему обычному образу жизни спустя несколько недель.

Решение вопроса о возможности прижизненного донорства и выполнения трансплантации принимается только после проведения комплекса амбулаторного инструментального и лабораторного обследования по месту жительства.

Результаты предварительного амбулаторного обследования необходимо выслать по электронной почте [email protected]

Лист ожидания и трансплантация почки от посмертного донора

В ситуации, когда у пациента нет родственного донора или по результатам обследования ему было отказано в донорстве почки, альтернативой является использование трансплантата, полученного от умершего человека.

Особенностью трансплантации почки от умершего донора является необходимость ожидания наиболее подходящего пациенту органа. Для этого пациент, прошедший комплекс обследований включается в «лист ожидания». Длительность ожидания пересадки невозможно прогнозировать, в среднем она составляет 2,5 — 3 года.

Операция по трансплантации может быть выполнена жителю любого региона страны, однако пациент должен проживать и получать лечение диализом вблизи или в центре трансплантации. При появлении органа для пересадки иметь возможность прибыть на операцию в течение 3-5 часов.

Формирование сосудистого доступа для гемодиализа

Отделение выполняет хирургические операции по формированию артерио-венозных фистул и имплантации временных и постоянных двухпросветных катетеров, а также введение в программный гемодиализ.

Хирургические операции пациентам на гемодиализе и после трансплантации почки

В отделении выполняются следующие оперативные вмешательства:

  • формирование/реконструкция артерио-венозной фистулы;
  • односторонняя и билатеральная нефроктомии, в том числе с использованием лапароскопических технологий;
  • пластика вентральных, в том числе послеоперационных грыж;
  • холецистэктомия;
  • восстановительные операции на мочевыводящих путях пересаженной почки;
  • удаление почечного трансплантата.

Порядок госпитализации и необходимые документы для выполнения хирургических операций пациентам на гемодиализе и после трансплантации.

Амбулаторное лечение программным гемодиализом

В отделении существует возможность амбулаторного лечения программным гемодиализом, в том числе для пациентов из листа ожидания трансплантации.

Гражданам РФ перечисленные вмешательства выполняются бесплатно, за счет системы ОМС при наличии необходимого пакета документов для госпитализации.

Цена почки

Две громкие статьи в газетах США в этом году побудили СМИ задаться вопросом, не является ли незаконная продажа человеческих органов в США более распространенной, чем считалось ранее. В первом случае житель Нью-Йорка был арестован за попытку организовать продажу человеческой почки тайному агенту ФБР за 160 000 долларов США. Вторая история была об израильтянине, который прилетел в Нью-Йорк, чтобы пожертвовать свою почку в обмен на 20 000 долларов.Эти истории подчеркивают отчаяние пациентов, нуждающихся в донорском органе, и необходимость сократить количество пациентов в списках ожидания трансплантации. Методы достижения этой цели разнообразны и включают в себя увеличение количества живых доноров почек, увеличение количества умерших доноров и, в первую очередь, предотвращение развития почечной недостаточности.

Каждый день в США 17 человек умирают в ожидании трансплантации. Хотя в большинстве стран продажа органа является незаконной, по данным ВОЗ, 5–10% всех пересаженных почек покупаются.Нехватка трансплантируемых органов, несомненно, подпитывает спрос на органы, полученные из незаконных источников. Критики законодательства в США и большинстве других стран утверждают, что легализация продажи почек может повысить уровень донорства и выживаемости пациентов в списках ожидания. Было предложено несколько моделей такого регулирования — обычно они включают выплату фиксированной суммы донору, долгосрочное последующее наблюдение и выплаты по страхованию жизни. Однако, хотя регулируемая система продажи органов теоретически может обеспечить последующее наблюдение и предоставление адекватной медицинской помощи донорам почек, это понятие противоречит социальным и медицинским возможностям многих развивающихся стран.

«… финансовые стимулы принуждают к донорству органов, эксплуатируя уязвимых и бедных»

Довод о том, что регулируемая продажа органов может помочь донору вырваться из бедности, часто использовался; однако несколько исследований показали, что, несмотря на оплату, доноры часто снова сталкиваются с финансовыми трудностями. Organs Watch выявили, что многие платные доноры после операции страдают от гипертонии, хронической боли и социальной изоляции.Если их оставшаяся почка отказывает, многие продавцы органов не имеют доступа к диализу, не говоря уже о трансплантации органов. В результате несколько международных организаций, в том числе ВОЗ, осуждают продажу органов как финансовые стимулы, побуждающие к донорству органов, эксплуатируя уязвимых и бедных.

Альтернативный подход к увеличению числа живых доноров заключается в уменьшении сдерживающих факторов, связанных с донорством почек, а не путем финансового увеличения стимулов, например, путем обеспечения безопасности донора и защиты от потери работы после донорства.Такой подход воспрепятствовал бы международным поездкам с целью получения финансовой выгоды и позволил бы каждой стране предоставлять услуги по трансплантации для своего населения. Однако для поощрения донорства живого донора необходимо убедить его в том, что его здоровье не менее важно, чем здоровье реципиента. В 2008 году в Стамбуле был проведен саммит, на котором обсуждались проблемы торговли органами в контексте глобальной нехватки доноров; Ключевой особенностью принятой в результате Стамбульской декларации является упор на последующее наблюдение за донорами органов ( Kidney Int. 74 , 854–859 [2008]). Поэтому предоставление полного страхования жизни, полного покрытия медицинских расходов и финансовой компенсации за потерю дохода должно быть обязательным для любого живого донора. В случае, если оставшаяся донорская почка не работает, пациенты-доноры должны предпочтительно получить почку, если им потребуется трансплантация.

Терапевтический потенциал донорства умерших органов также необходимо максимизировать за счет увеличения числа умерших доноров и избирательного использования почек от доноров расширенного критерия.Внедрение информированного подхода с отказом от участия, при котором все граждане считаются донорами органов, если они официально не заявили об отказе, имеет жизненно важное значение. Также важно выполнение воспитательных мероприятий по предупреждению развития почечной недостаточности. Высокая распространенность почечной недостаточности в развитых странах во многом является результатом роста заболеваемости диабетом, ожирением и гипертонией. Для уменьшения распространенности этих состояний необходимы инициативы в области общественного здравоохранения.

До тех пор, пока несоответствие между количеством требуемых органов и их доступностью не уменьшится, потребность в донорских органах будет оставаться высокой, и пациенты, ожидающие трансплантации, будут отчаянно искать способы продления своей жизни. Хотя регулируемая модель финансового стимулирования донорства живых органов имеет определенные достоинства, существование такой системы неизбежно будет эксплуатировать бедняков, которые имеют ограниченный доступ к медицинскому обслуживанию, если их оставшаяся почка откажет. Важно, чтобы здоровье донора считалось таким же важным, как и здоровье реципиента.Польза от трансплантации почки должна перевешивать связанный с ней риск как для донора, так и для реципиента.

Информация об авторе

Принадлежность

  1. Сьюзан Дж. Эллисон — редактор журнала Nature Reviews Nephrology.

    Susan J. Allison

Этические декларации

Конкурирующие интересы

Автор заявляет об отсутствии конкурирующих финансовых интересов.

Об артикуле

Цитируйте артикул

Allison, S. Цена почки. Нат Рев Нефрол 5, 605 (2009). https://doi.org/10.1038/nrneph.2009.172

Ссылка для скачивания

Сколько стоят части вашего тела?

Теоретически, если бы вы могли собрать все органы и химические вещества в своем теле, вы могли бы заработать 45 миллионов долларов! Но на самом деле, по оценкам Medical Transcription, средняя цена за мертвое тело человека, скорее всего, составит около 550 000 долларов (с учетом нескольких ключевых частей тела, повышающих цену).

Так как же все это ломается? Ну, во-первых, зависит, говорим ли мы о продаже ваших органов легально или через черный рынок. Самый большой орган, который вы можете легально продать в США, — это ваше сердце: они собираются за крутой миллион долларов. На втором месте печень — около 557 000 долларов, а почки — около 262 000 долларов каждая. Широко распространенный диабет и сердечные заболевания сделали эти органы настолько дорогими.

Однако на черном рынке цены значительно ниже: возможно, 10% от вышеуказанных затрат.В одних только США в настоящее время 123 000 человек ждут органов (100 000 — почки), но ежегодно сдаются только около 14 000 органов. Это означает, что каждый день около 18 человек умирают в ожидании трансплантации. Эта всемирная нехватка органов привела к возникновению черного рынка: старого «предложения и спроса». Конечно, Адам Смит понятия не имел, что изобретенная им экономическая концепция однажды будет применена к человеческой коже (10 долларов за дюйм), животу (500 долларов) и глазным яблокам (1500 долларов каждое).

Самая жуткая часть всего этого — откуда берутся органы черного рынка.Униженные бедняки остро нуждаются в деньгах, заключенных (мертвых и живых!), Разграбленных могилах … некоторые предпринимательские брокеры органов прибегли к расплате с гробовщиками в похоронных бюро! Есть простой способ бороться с этой растущей (и грубой) практикой: стать донором органов, что вы можете сделать на сайте OrganDonor.gov. Вы донор органов? Большой! Если нет, поделитесь своими причинами в разделе комментариев!

Подробнее:
Необходимость реальна: данные (OrganDonor.gov)
«Трансплантация органов стала общепринятым методом лечения терминальной стадии органной недостаточности.Но только вы можете помочь в этом ».

Статистика по донорству и трансплантации органов: (Kidney.org)
« В настоящее время в США 122737 человек ждут трансплантации жизненно важных органов. Из них 100 602 ожидают трансплантации почки ».

Ваш Прейскурант на части тела: «Мертвый ты стоишь больше, чем жив»: (Инфографика)
«Немного не хватает на аренду? Банк угрожает забрать вашу машину? Что ж, если вы сейчас не используете селезенку, вы можете получить за нее чуть более 500 долларов ».

Сколько стоит ваше тело на черном рынке: (FinanceDegreeCenter.com)
«Ежегодно органы и ткани используются для миллионов трансплантатов и медицинских изделий».

Государственный реестр доноров органов и тканей

Подробнее на TestTube
Как работают пожертвования органов
TestTube Wild Card
Пожертвуйте свой мозг науке
____________________ DNews посвящен удовлетворению вашего любопытства и предоставлению вам умопомрачительных историй и перспектив, которые вы выиграли больше нигде не найду! Новые видео два раза в день.

Без каких органов я могу жить и сколько денег я могу за них получить?

Во-первых, отказ от ответственности: продажа ваших органов незаконна в Соединенных Штатах.К тому же это очень опасно. Передавать орган достаточно рискованно, когда это делается в престижной больнице, тем более, если вы делаете это за деньги в глухом переулке. Нет, правда: не делай этого. ОК? ХОРОШО.

Существует множество органов, без которых теоретически можно обойтись или для которых есть резервные копии. Большинство людей могут сэкономить почку, часть печени, легкое, часть кишечника и глазное яблоко, и при этом прожить долгую жизнь. Тем не менее, пожертвование легкого, кусочка печени или части кишечника — очень сложная операция, поэтому на черном рынке это делается нечасто.И никто не собирается делать много денег на глазном яблоке. «В США довольно стабильно поступают пожертвованные роговицы от трупов», — говорит Шон Фицпатрик, директор по связям с общественностью Банка органов Новой Англии. «Рыночный спрос на глаза практически отсутствует». Однако отказ от почки — это относительно простая операция, которая принесла отчаявшимся людям несколько долларов.

Никто не собирается делать много денег на глазном яблоке.

Торговцы органами на черном рынке плохо справляются с подачей налогов, но вот некоторые цены, основанные на слухах и отчетах Всемирной организации здравоохранения.В Индии за почку можно заплатить около 20 тысяч долларов. В Китае покупатели будут платить 40 000 долларов и более. Хорошая и здоровая почка из Израиля продается за 160 000 долларов.

Но не надейтесь, что вы положите все это бабло в карман. «Человек, отказывающийся от органа, получает лишь небольшую часть платы», — говорит Салли Сател, ученый из аналитического центра American Enterprise Institute, которая изучает цены, уплачиваемые за легальные и незаконные операции по донорству органов. После того, как брокер по органам — парень, который организует вашу сделку по обмену почки — получит свою долю, ему нужно будет заплатить за проезд, хирурга, медикаменты и несколько выплат «в другую сторону».Большинство людей получают за почку от 1000 до 10000 долларов (вероятно, намного меньше, чем вы надеялись).

Подпишитесь на информационный бюллетень PopSci и получайте последние новости науки и техники на свой почтовый ящик.

Лучше всего подождать, пока компенсация за органы не будет легализована в США — Закон о запрещении торговли органами от 2009 года разрешал выплаты донорам, но он застопорился в Конгрессе, — потому что рынок почек определенно существует.Прошлым летом человек, предлагавший одно из своих сообщений на Craigslist за 100 000 долларов (плюс медицинские расходы), получил несколько предложений, пока веб-сайт не удалил его сообщение. И вы, вероятно, могли бы продержаться даже больше. В 1999 году, до того как eBay снял с аукциона почку, участники торгов подняли цену до 5,75 миллиона долларов.

Эта статья впервые появилась в февральском выпуске журнала Popular Science за 2010 год.

Почка стоит 100000 долларов. Донору досталось 2000 долларов | Health

Два дня назад, ровно в 16:00, человек из Глостера по имени Энди отправил следующее сообщение на доску объявлений американского веб-сайта.«Я здоровый 22-летний мужчина, который хочет продать почку, возможно, часть ткани печени. Мне нужна дополнительная информация, например, сколько они стоят?» Тридцать четыре минуты спустя Таш, тоже британка, написала: «Я готова продать почку. Я здоровая 27-летняя женщина. Может ли кто-нибудь помочь?» Вчера, по-видимому, еще не получив ответа, Энди вернулся. «Я заранее оставил уведомление о продаже органов. Мне нужны предложения на частичную печень, почку или яичко». За последний месяц на сайт обратилось более 30 человек, предлагающих аналогичные услуги.

Энди почти наверняка нарушает закон. В этой стране незаконно покупать, продавать, рекламировать или пытаться приобрести любые человеческие органы или ткани, которые можно с пользой отрезать от одного человека и пришить к другому — сердца, легкие, почки, печень, поджелудочная железа, тонкий кишечник, роговица. , костный мозг, кожа, сердечные клапаны или сухожилия. Каким бы больным вы ни были, каким бы ни был ваш доход, род занятий или статус знаменитости, в этой стране невозможно пройти без очереди. Вы присоединитесь к концу и будете ждать своей очереди, как и все остальные.

Тем не менее, богатые, больные, все больше и больше не желают торчать — и готовы игнорировать закон ради жизненно важного органа. В Западной Европе 40 000 человек в настоящее время ожидают пересадки почки; от 15% до 30% из них умрут в очереди. Повышенный спрос, сокращение предложения — все это создает оживленный рынок для тех, кто готов платить, чтобы прыгнуть в очередь. По крайней мере, на это Энди надеется.

Так сколько именно стоит купить себе отборные человеческие субпродукты? Это зависит от того, чего вы хотите и откуда вы это получите.Согласно исследованию, проведенному ранее в этом году Советом Европы, текущая ставка на трансплантацию почки из Восточной Европы составляет 100-200 000 долларов США (58 000 — 116 000 фунтов стерлингов), из которых доноры, как правило, молодые, молдавские мужчины или румыны «между 18 и 28 лет, живущие в плохих условиях в сельских районах страны », могут рассчитывать на получение 2500 долларов (1400 фунтов стерлингов). Однако это верхний предел рынка. Опрос, проведенный Американской медицинской ассоциацией в 2002 году, показал, что 305 донорам почек в Ченнаи, Индия, дали только 1070 долларов (620 фунтов стерлингов) каждому — 96% заявили, что были вынуждены сделать это из-за бедности.Сообщается, что молодые индейцы продают почки всего за 100 фунтов стерлингов.

Рынок, получивший название «трансплантологический туризм», развился в 80-х годах, когда богатые азиаты начали ездить в Индию и Юго-Восточную Азию, чтобы покупать себе органы. Позднее были разработаны новые маршруты поставок, сначала из Южной Америки, затем из Юго-Восточной Азии и Восточной Европы, многие из которых ориентированы на конкретные рынки: например, арабы Ближнего Востока, как известно, отдавали предпочтение Индии. В Израиле, где покупка органов настолько приемлема, что медицинские страховые компании даже частично возмещают расходы пациентов, дорога в Турцию, где им установят почку из Молдовы, Румынии и Эстонии, довольно изношена.Уже давно появились сообщения об извлечении органов у казненных китайских заключенных; Существуют некоторые свидетельства связи Китая с рынком США.

Профессор Надей Хаким, президент комитета по трансплантации Королевского медицинского общества, говорит, что основным поставщиком для британцев являются Филиппины, хотя другие страны, которые он не хочет называть, также предлагают большое количество свежего мяса на экспорт. Он лично знает о «значительном количестве» людей, которые покупали почки за границей, как он говорит, обычно платя «сотни тысяч долларов».Однако только те, у кого по возвращении домой развиваются осложнения, могут нуждаться в его услугах. «Я слышал о некоторых случаях, когда пациенту делали трансплантацию, а вскоре после этого посадили в такси и самолет и отправили домой с минимумом лекарств. Мы также не знаем, проверяли ли они, донор был совместимым или имел трансмиссивное заболевание ». В прошлом году опрос 12 отделений трансплантологии по всей Великобритании выявил 29 известных случаев пациентов, купивших почки за границей — более половины органов вышли из строя, а треть пациентов умерла.

Хотя можно пожертвовать часть своей печени — и даже, в очень редких случаях, часть легкого — при жизни, Хаким говорит, что единственный заметный рынок обмена за органы — это почки. Недавние таблоидные сообщения о том, что за просителями убежища следят, чтобы проверить, есть ли у них только один глаз, потенциально продавший другой, чтобы заплатить за проезд в Великобританию, Министерство внутренних дел вежливо, но решительно опровергает. (Яички, предлагаемые в большом количестве и с немалым энтузиазмом на веб-сайте, на котором рекламирует Энди, в настоящее время, как известно, не обладают полезной функцией трансплантации, говорит представитель Transplant UK, которая управляет британской базой данных по трансплантации).

Но такова отрывочность информации, невозможно исключить более мрачный рынок других органов. По оценкам одной французской неправительственной организации Terre des Hommes, 6000 детей в возрасте от 12 до 16 лет ежегодно продаются в Западную Европу, в основном из Восточной Европы. Известно, что более 650 детей работают проститутками в Италии, но благотворительная организация отметила, что «количество детей, пропавших без вести на востоке, не совпадает с цифрами, которые мы отслеживаем в Европе. Мы знаем, что банды предлагают детей на продажу мертвыми. или живым.Мы можем только сделать вывод, что пропавшие без вести дети умирают или их убивают из-за их органов ».

Но до тех пор, пока не появится больше органов, рынок, вероятно, будет продолжать расти и будет восторженно поддержан бывшими довольными покупателями. лондонский магнат, работающий в сфере недвижимости, заплатил 25 000 фунтов стерлингов за поездку в Пакистан для покупки почки у 22-летней женщины. Она получила гонорар в размере 2 000 фунтов стерлингов плюс еще 1000 фунтов стерлингов «в знак признательности». «Я выиграла. Я не теряю сна из-за того, что сделал.Девушке нужны были деньги, а мне нужно было вернуть свою жизнь ». Вместо того, чтобы возмущаться тем, что он сделал, Андерсен позже утверждал, британцы должны автоматически быть внесены в реестр трансплантатов, от которого они могли бы отказаться.« Тогда люди не стали бы этого делать. чтобы увидеть таких богатых людей, как я, которые уехали в бедную страну, чтобы купить почку ».

Цены на торговлю органами и продажи трансплантатов почки — Havocscope

Торговля органами — это покупка и продажа почек, печени и других органов человека.Ниже перечислены цены на органы и почки, продаваемые на черном рынке. Стоимость покупки и продажи почки и других органов основана на документах из открытых источников. Факты торговли органами взяты из новостей, медицинских публикаций и других публичных сообщений о незаконной торговле органами. Сумма денег, уплаченная за орган, или деньги, выплаченные донору, продавшему почку, указаны в долларах США.

См. Полные сообщения и статистику о торговле органами здесь.

См. Дополнительную информацию о торговле людьми здесь.

Нажмите на цифру в долларах, чтобы получить дополнительную информацию о деле о торговле органами.

Цены на торговлю человеческими органами

  • Средняя сумма, выплачиваемая покупателем почки — 150 000 долл. США
  • Средняя сумма, выплаченная Продавцу почки — 5000 долларов
  • Почечный брокер на Филиппинах — от 1000 до 1500 долларов
  • Почечный брокер в Йемене — 60 000 долларов
  • Покупатель почки в Китае — 47 500 долларов
  • Покупатель почки в Египте — 20 000 долларов
  • Покупатель почки в Израиле — от 125 000 до 135 000 долларов
  • Покупатель почки в Молдове — от 100 000 до 250 000 долларов
  • Покупатель почки в Сингапуре — 300 000 долларов
  • Покупатель почки в ЮАР — 200000 долларов
  • Покупатель почки в Таиланде — 10 000 долларов
  • Покупатель почки в США — 120 000 долларов
  • покупателей почек в Саудовской Аравии — 16000 долларов
  • Продавец почек в Бангладеш — 2500 долларов
  • Продавец почек в Китае — 15000 долларов
  • Продавец почек в Коста-Рике — 20 000 долларов
  • Продавец почек в Египте — 2000 долларов
  • Продавец почек в Индии — 1000 долларов
  • Продавец почек в Израиле — 10 000 долларов
  • Продавец почек в Кении $ 650
  • Продавец почек в Молдове от 2500 до 3000 долларов
  • Продавец почек в Пакистане $ 10 000
  • Продавец почек в Перу $ 5,000
  • Продавец почек в Румынии $ 2,700
  • Продавец почек в Таиланде от 3000 до 5000 долларов
  • Продавец почек на Филиппинах от 2 000 до 10 000 долларов
  • Продавец почек в Турции $ 10 000
  • Почки продавец в Украине 200000 $
  • Продавец почек во Вьетнаме 2 410 долларов США
  • Продавец почек в Йемене 5000 долларов
  • Торговцы почками в Турции $ 10 000 прибыль
  • Операция по пересадке почки — Китай $ 15 200
  • Операция по пересадке почки — Европа $ 32 000
  • Покупатель печени в Китае 21 900 долл. США
  • Продавец печени в Китае $ 3 660
  • Продавец легких в Европе Запрашиваемая цена $ 312 650

Сколько вы заплатите за почку?

рупий.8 лакхов? — Это цена, которую молодой игрок в сквош поставил себе за почку на этой неделе. Предложение продать орган для финансирования его обучения не было серьезным; это было больше разочарование, чтобы подчеркнуть его финансовые трудности. Но этот эпизод привлек внимание к состоянию рынка органов в Индии.

Трудно найти точные статистические данные, но, по оценкам, около 200 000 человек нуждаются в пересадке почки каждый год, из которых только 7 000 удачливы. С 1994 года продажа органов была незаконной; Закон разрешает пожертвования только от умерших лиц или от группы живых жертвователей.Неудивительно, что исполнение закона было неудачным. Каждые несколько лет случается скандал, когда уязвимые люди сознательно или неосознанно используются в качестве доноров органов для пациентов, которые платят большие суммы сомнительным врачам.

Никакие принудительные меры никогда не решат эту проблему. «Недостаточно доноров, чтобы соответствовать количеству людей, которым нужна почка. С точки зрения экономиста, рынок почек — это рынок, на котором наблюдается огромное несоответствие между спросом и предложением. Официальная цена на почку равна нулю, но ее ценность для пациента намного выше.В отсутствие какой-либо «рыночной цены» сделка переходит на серый рынок.

У здоровых людей две почки, и при правильном уходе они могут прожить долгую и плодотворную жизнь только с одной. Поскольку с медицинской точки зрения орган от живого донора предпочтительнее, чем орган от недавно умершего, при правильных денежных стимулах у нас может быть достаточно почек на рынке, чтобы предложение равнялось спросу. В идеальном мире (где экономисты иногда притворяются, что живут) рынок также должен иметь нормативные проверки и прозрачность для обеспечения справедливой торговли органами.

Удивительно, но такой рынок существует. Иран — единственная страна, где разрешена продажа почек живым донорам. Распределением почек занимается не частный игрок, а центральный орган, который подбирает пациентов и подходящих доноров. Большинству пациентов ждать не приходится, поскольку доноров больше, чем пациентов. По этой системе цена почки составляет примерно 5000 долларов. Доход на душу населения в стране примерно в три раза выше, чем в Индии, поэтому сопоставимая цена в Индии будет около 1500 долларов или чуть более 1 лакха.В этом свете цена, указанная нашим молодым игроком в сквош, кажется завышенной.

Теперь большинство читателей сочтут такое обращение с почками как с «предметом торговли» неприятным и холодным; неуместное расширение экономических теорий. Это также вызывает в воображении антиутопический образ мира, в котором богатые люди могут законным образом извлекать органы у бедных. Но брезгливость исчезает в тот момент, когда вам или любимому человеку не повезло, и ему понадобится почка.

Экономист Элвин Рот определил рынки, такие как торговля органами, как отвратительные.Это рынки, на которых люди считают сделки морально неприятными. Подумайте об оплате суррогатных матерей, взвинчивании цен после стихийных бедствий, продаже голосов и проституции. У нас есть внутреннее отвращение к использованию денег в любой из этих транзакций, поскольку денежная ценность может казаться унижающей человеческое достоинство. Альтруистический акт пожертвования части своего тела превращается в грубую коммерческую сделку с сомнительной моралью.

В Индии один из самых низких показателей донорства органов в мире.Идеи Рота могут помочь нам придумать решения, которые позволят решить проблему нехватки органов, при этом принимая наши эмоциональные проблемы.

Рассмотрим обмен. В простейшей форме пациент с желающим, но несовместимым донором может обменять почку на другую такую ​​пару. Представьте, что вашему супругу нужна почка, и вы готовы, но обнаружите, что вы несовместимы. В обмен вы передаете свою почку другому пациенту в обмен на совместимую почку от другого донора. Были даже примеры трехстороннего обмена, требующего большой координации.Биржи популярны, потому что деньги не переходят из рук в руки. Но их слишком мало, чтобы решить проблему нехватки органов.

Другой метод — это подталкивание к поведению, заимствованное из пенсионных планов. Традиционно большинство доноров должны дать свое согласие на то, чтобы стать донорами, то есть специально подписать свое согласие. Но, несмотря на то, что большинство из нас согласны с тем, что это правильно, очень немногие на самом деле до этого доходят. Предполагая согласие, если человек не заявляет иное, пул доступных доноров может быть увеличен.В странах с явными законами об отказе, таких как Норвегия и Испания, количество доноров на 25–30% выше, чем в странах, требующих согласия.

Некоторые экономисты даже предложили более инновационные подходы, при которых людям предоставляются финансовые стимулы для залога своих органов. Например, рынок опционов, где фирмы могут покупать права на органы отдельных лиц в случае смерти донора. Семья донора получит выплату, если он станет настоящим донором. Чтобы это не походило на финансовую торговлю до крайности, рассмотрите параллели со страхованием жизни — вы назначаете цену своей жизни, а затем делаете ставку на дату смерти.

Люди реагируют на стимулы; стимулы не обязательно должны быть финансовыми. Но правильные стимулы могут подтолкнуть людей к правильным результатам, какими бы отталкивающими они ни казались рынку. Хотя трудно представить себе открытый рынок почек в иранском стиле в Индии, мы можем добиться большего, чем наша нынешняя система. Нам нужно избавиться от дискомфорта, связанного с рассмотрением органов как товара, и разработать прагматичное и справедливое решение.


(Шайлеш Читнис, независимый журналист из Бангалора.Ранее он писал для The Economist. )


Для углубленной, объективной и, что более важно, сбалансированной журналистики, нажмите здесь, чтобы подписаться на журнал Outlook

Цена человеческой почки

Цена человеческой почки

Человеческая почка является фильтром организма. Он очищает 180 литров жидкости в день, сохраняя хорошее и удаляя плохое. К счастью, люди рождаются с двумя почками.Если один из них повредится, другой сможет компенсировать провисание. Однако если обе почки откажут, ваше тело наполнится вредными токсинами. Без медицинского вмешательства вы умрете в течение нескольких недель.

Почти девятьсот тысяч американцев страдают от конечной почечной недостаточности (ESRD), что означает отказ обеих почек. К счастью, за последние полвека наука технически победила почечную недостаточность. Если обе ваши почки не работают, вы можете получить трансплантат от донора и вести нормальный, здоровый образ жизни.Технология трансплантации почек настолько хороша, что у донора и реципиента просто должна быть одна и та же группа крови. С остальным справятся хирурги и препараты против отторжения. Поскольку почти у каждого есть запасная почка, потенциальных доноров предостаточно.

И все же более 5000 человек ежегодно умирают в США в ожидании пересадки почки. Это вызывает недоумение, потому что только 83 тысячам человек в США нужна новая почка по сравнению с сотнями миллионов потенциальных доноров.И все же средний человек с отказом почек остается в листе ожидания трансплантации в течение 3-5 лет. Между тем, они подключаются к аппаратам для диализа несколько раз в неделю, что обходится примерно в 75 000 долларов в год. Операции по пересадке почки обычно окупаются в течение одного-трех лет, поскольку новая почка устраняет необходимость в диализе.

Так почему же люди умирают от ТПН в ожидании трансплантации почки? Ответ хорошо известен — недостаточно людей добровольно жертвуют почку.Это верно в Соединенных Штатах и ​​во всех других странах мира (за исключением, возможно, Ирана). Люди просто не добровольно идут на операцию и отказываются от своих органов. Даже когда они мертвы, большинство людей (или их семьи) держатся за свои почки вместо того, чтобы отдавать их.

Экономисты давно считают, что проблема почечной недостаточности легко разрешима. Если вам нужно больше почек для трансплантации, просто начните платить людям за почки. Доноры почек будут выстраиваться в очередь по подходящей цене.Противники этой точки зрения утверждают, что создание свободного рынка почек было бы аморальным и эксплуататорским. Хотели бы мы жить в мире, где бедные продают свои органы богатым?

Но, возможно, этот спор между «эффективным» и «моральным» о том, как распределять почки, является ложной дихотомией. Решение проблемы нехватки почек путем оплаты людям не обязательно означает создание свободного рынка для органов.

Чтобы ежегодно спасать тысячи жизней, мы можем полностью сохранить действующую систему донорства почек за одним важным исключением — правительство США должно заняться покупкой почек.Налогоплательщики фактически сэкономят деньги, и каждый год будут спасены тысячи жизней.

Возможно, пришло время позволить правительству извлекать наши органы.

Растущая нехватка почек в Америке

В Соединенных Штатах более 20 миллионов человек страдают каким-либо хроническим заболеванием почек (ХБП). Приблизительно 871 000 американцев страдают от наиболее тяжелой формы хронической болезни почек — конечной почечной недостаточности. Примерно половина (398 000) из этих пациентов ежегодно проходят диализ.Поддержание жизни каждого из этих пациентов обходится примерно в 75 тысяч долларов в год.

Диализ — чрезвычайно сложный, но совершенно необходимый опыт для людей с отказом почек. Большинство пациентов должны быть подключены к аппарату в учреждении три раза в неделю на 3-5 часов каждый раз. Аппарат имитирует функцию почек, но это несовершенная замена. В то время как нормальные почки непрерывно удаляют токсины из крови, диализный аппарат делает это в течение нескольких часов каждые 48 часов.Когда пациент не подключен к аппарату, эти токсины накапливаются, в результате чего пациенты чувствуют усталость и находятся в состоянии психического тумана до следующего сеанса диализа.

Мы надеемся, что диализ — это временная мера, которая поможет пациенту выжить до трансплантации почки. Из почти четырехсот тысяч пациентов в Соединенных Штатах только 83 тысячи ожидали пересадки почки. Многие люди на диализе слишком стары или больны, чтобы иметь право на трансплантацию.

Пациенты, которые живут достаточно долго, чтобы выйти из списка ожидания, могут получить трансплантацию почки и жить вполне нормальной, здоровой жизнью. По оценкам, эти пациенты будут жить на 10-15 лет дольше, чем если бы они оставались на диализе. Пересаженные почки практически сразу начинают работать у пациента. Со временем они, скорее всего, выживут из-за пересадки.

Однако по мере того, как Америка становится старше и хуже, спрос на трансплантацию почек стремительно растет.

Количество донорских почек не поспевает.Сегодня количество пожертвований от живых доноров (альтруистов) или трупов (доноров органов, которые скончались) практически не увеличивается, поскольку спрос на почки неуклонно растет. Нехватка почек — не только американская проблема. Практически в каждой стране имеется слишком мало почек по сравнению со спросом.

В результате каждый год многие люди умирают, ожидая новой почки, которая спасла бы их жизнь.

Откуда сегодня берутся почки?

Трансплантация почек в Америке проводится Объединенной сетью обмена органами (UNOS).UNOS — это некоммерческая организация, уполномоченная Конгрессом управлять всем списком ожидания пациентов, инвентаризацией органов и алгоритмом подбора пациентов и доноров. Благодаря этому централизованному процессу существует невероятно точная информация о спросе и предложении на почки.

В США большинство почек поступает от умерших доноров, в отличие от живых доноров, которые добровольно пожертвовали свои почки.

Большинство усилий по решению проблемы нехватки почек до сих пор были сосредоточены на увеличении количества донорских почек.Кампании по привлечению большего числа людей в качестве доноров органов являются наиболее распространенными.

Некоторые европейские страны, такие как Испания и Австрия, по умолчанию используют донорство органов — люди должны сами отказаться от этого. В этих странах общий уровень донорства органов по-прежнему намного ниже, чем в Соединенных Штатах.

Еще один способ увеличения донорства почек — это живые доноры. Одним из недавних нововведений является концепция «парного обмена». У кого-то в списке ожидания может быть член семьи, который желает пожертвовать почку, но имеет неправильную группу крови.Парный обмен просматривает группу семей в аналогичных обстоятельствах, чтобы найти совпадения по группе крови. Если у каждого донора группа крови, необходимая другому пациенту, они объединяются в пары, и каждый донор передает почку пациенту из другой семьи. Инициирование этих парных обменов повышает ликвидность на рынке почек и спасает жизни, но пока не повлияло на проблему нехватки почек.

Почти каждая страна испытывает нехватку почек, несмотря на существование миллиардов потенциальных поставщиков, которые могли бы легко удовлетворить относительно скромный спрос на почки.Ни одна система, зависящая от донорства почек, не смогла предоставить достаточное количество почек людям, которые в них нуждаются.

Нынешняя система парных обменов и кампаний для доноров почек имеет благородные намерения, но не работает. В результате люди умирают напрасно.

Кто несет ответственность?

Ежегодный ущерб от почечной недостаточности в США составляет примерно 42,5 миллиарда долларов по состоянию на 2009 год. Федеральное правительство через свою программу Medicare имеет специальное освобождение, которое помогает оплачивать лечение людей с заболеванием почек в конце штата, даже если им еще нет 65 лет.(Medicare обычно покрывает расходы только для пожилых людей.) В результате правительство США платит 29 миллиардов долларов (68% от общих расходов на почки) на покрытие расходов на диализ и трансплантацию почек. Когда дело доходит до лечения почечной недостаточности, в США почти действует система здравоохранения с одним плательщиком.

Как упоминалось ранее, содержание человека на диализе в США стоит примерно 75 000 долларов в год. Подавляющее большинство из них идет частным компаниям, которые управляют диализными центрами или продают оборудование и лекарства, связанные с диализом.Две общенациональные коммерческие диализные сети, Fresenius и DaVita, обеспечивают более 60% диализных процедур.

Операция по пересадке почки в США стоит примерно 105 000 долларов и является относительно безопасной процедурой для донора. В большинстве стран считается, что операция окупается в течение 1-3 лет.

Что плохого в продаже почек?

Идея купли-продажи почек существует уже давно, но моральное беспокойство не позволяет ее серьезно рассмотреть или реализовать.

Критики рынка почек обычно выдвигают следующие возражения:

1 . Почки будут распределяться в зависимости от платежеспособности, так что богатые люди смогут получить почки, а бедные — нет.

2 . Если цена на органы высока, это будет стимулировать кражу органов. Это также может побудить недобросовестных людей заставить других продавать свои органы, чтобы получить прибыль от продажи.

3 . Система будет эксплуатировать бедных людей, обещая быстрые деньги за их почки.Если кто-то беден, действительно ли он может дать осознанное согласие? Хотя донорство почки относительно безопасно, оно сопряжено с определенными рисками, как и любая хирургическая операция.

Текущая система пожертвований решает все три проблемы. Объединенная сеть обмена органами распределяет органы в зависимости от потребности, а не дохода (возражение 1), а цена почек составляет 0 долларов (возражения 2 и 3). В настоящее время практически отсутствует риск того, что кто-то «продаст свою почку, чтобы купить iPad» в Соединенных Штатах.

Если свободный рынок почек внезапно станет легальным, все эти нежелательные методы могут начаться.Результаты могут быть опасными и несовместимыми с основными американскими ценностями. Богатые люди получат почки за счет бедных, которым они могут понадобиться больше. Обездоленных могут заставить продать свои органы ради краткосрочной выгоды или против своей воли. А при достаточно высокой цене кража органов может стать широко распространенным явлением.

Предположим, мы согласны со всеми этими этическими возражениями. Можем ли мы разработать этическую систему, которая платит донорам почек, спасает жизни и экономит деньги?

Скромное предложение: позволить правительству покупать наши органы

В Соединенных Штатах у нас уже есть безопасный и хорошо организованный способ передачи почек от доноров пациентам, которые в них больше всего нуждаются.У нас также есть одна партия (Medicare), которая тратит сотни тысяч долларов на поддержание жизни людей на диализе в течение 3-5 лет, прежде чем они смогут получить трансплантацию почки. Почему бы не позволить Medicare потратить эти деньги на покупку почек?

Если бы правительство США покупало почки у здоровых людей, то Объединенная сеть обмена органами могла бы и дальше распределять почки на основании потребности, а не платежеспособности. Вместо создания «свободного рынка» почек правительство могло бы обязать Medicare быть эксклюзивным покупателем почек.Это создало бы жестко регулируемую систему скупки почек, что лучше, чем отсутствие системы вообще.

В чем преимущество того, что Medicare позволяет покупать почки вместо создания свободного рынка? Во-первых, это сэкономит деньги Medicare и частных страховых компаний, поскольку текущая стоимость диализа для людей, стоящих в списке ожидания, очень высока. У этих партий есть финансовый стимул рассмотреть такой план.

Во-вторых, регулируемая государством система может решить проблему справедливости. Вместо того, чтобы богатые люди заключали частные контракты с бедными для покупки их почек, правительство и UNOS могут продолжать распределять приобретенные почки в зависимости от потребности (возражение 1).Более того, в этом сценарии исключается риск для похитителей органов (возражение 2). Появится ли вор органов в офисе Medicare с мешком почек? Вместо этого люди должны будут пройти процесс утверждения, чтобы убедиться, что они не продают свой орган под принуждением, и осознают риски.

Это предложение является самым слабым в преодолении возражения 3 — опасения, что обездоленные люди не могут дать осознанное согласие из-за своего финансового давления. (Давайте пока проигнорируем, что мы разрешаем женщинам сдавать матки в аренду для родов — что-то более опасное, чем пожертвование почки, которое подвергает менее обеспеченных тем же рискам эксплуатации.)

Если бы людям предлагали «справедливую цену» за их запасную почку, не могли бы вы привести аргумент, которым они воспользовались? Если бы цена была в миллион долларов? 100 тысяч долларов? 50 тысяч долларов? 10К? 1 доллар?

За каждую опасную задачу, вероятно, есть какая-то цена, по которой общество будет чувствовать, что люди получают адекватную компенсацию за риск выполнения этой задачи. Так обстоит дело с подрядчиками по безопасности в Ираке и суррогатными матерями. Почему донорство почки должно быть другим?

Существует некоторая «цена за почку», которая устранит лист ожидания, будет казаться справедливой ценой, а также сэкономит Medicare кучу денег.Эта цена может быть выше, чем «рыночная цена» почки. По оценкам экономистов Гэри Беккера и Хулио Элиаса, цена почки на свободном рынке составит 15 000 долларов. Возможно, это покажется несправедливой ценой. Некоторые онлайн-комментаторы предложили около 50 000 долларов в качестве цены, которую они считают справедливой.

За 50 000 долларов мы подумаем о пожертвовании почки. По какой цене вы бы подумали о продаже дополнительной почки?

Заключение

Сегодня людям с почечной недостаточностью передается слишком мало почек.В результате более 5000 пациентов в год без нужды умирают в списке ожидания в Соединенных Штатах. Разрыв между количеством людей, которым нужна почка, и количеством донорских почек продолжает расти. Кампании по увеличению добровольного донорства почек просто не сработали. Даже мертвые люди не хотят жертвовать почки.

Пора решить эту проблему раз и навсегда. Вместо того, чтобы надеяться, что все больше людей станут донорами органов и будут удваивать неудачную политику, пора начать покупать и продавать почки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.