Разное

Как умер эйнштейн – Когда умер Эйнштейн и успел он что-нибудь сказать перед смертью

07.01.2019

Когда умер Эйнштейн и успел он что-нибудь сказать перед смертью

Альберт Эйнштейн умер 18 апреля 1955 от аневризмы брюшной аорты в возрасте 76 лет. Последние слова он произнес на немецком языке, и сиделка-американка ничего не разобрала. Ученый легко относился к перспективам смерти, всю свою собственность завещал Еврейскому университету. Мозг Эйнштейна был разделен на фрагменты и исследован.

Легендарный ученый, «запретивший» нам передвигаться быстрее скорости света, прожил 76 лет. Жизнь физика была удивительной: он прошел длинный путь от полной бездари в глазах своих преподавателей, до признанного эталона человеческой гениальности.

Ученый спланировал даже собственную кончину, пообещав родственникам «уйти красиво». Причиной смерти Альберта Эйнштейна называют аневризму аорты. По статистике, это практически неизлечимое заболевание часто встречается у мужчин преклонного возраста. Однако в случае Эйнштейна диагноз и обстоятельства кончины стали благодатной почвой для народных домыслов.

Обстоятельства смерти

По воспоминаниям многочисленных друзей и знакомых физика, обычно он был веселым и достаточно жизнерадостным человеком, часто принимал в своем доме в Принстоне гостей. В начале апреля 1955 года ничто не предвещало трагедии: Эйнштейн встречался со своими друзьями за непринужденной беседой.

В ходе разговора ученый высказал мысль, что смерть может быть, в том числе, и облегчением. Эти слова стали пророческими.

Спустя всего неделю после этого разговора Эйнштейн почувствовал себя плохо: сильно заболел желудок. После обследования медики пришли к единогласному мнению – аневризма брюшной аорты.

Рисунок 1. Вид кабинета, оставленного ученым.

Для спасения жизни одной из самых выдающихся личностей тысячелетия врачи предложили провести экстренную операцию. На удивление Эйнштейн наотрез отказался.

Теоретик заявил, что пожил достаточно и не собирается искусственно продлевать свои дни.

В той же больнице лежала падчерица Эйнштейна Марго, страдающая от ревматизма. Для того чтобы попрощаться с отчимом, персонал больницы привез больную на каталке в палату ученого. По ее воспоминаниям, Эйнштейн совершенно не был напуган приближающейся смертью, спокойно разговаривал и шутил.

Ранним утром 18 апреля 1955 года ученый проснулся, сказал несколько слов на немецком и умер.

Рядом с ним в этот момент была только сиделка, которая не знала языка, поэтому последние слова легендарного ученого навсегда остались загадкой.

Близкий друг Эйнштейна доктор Янош Плеш заявил, что развитию недуга физика поспособствовало другое деликатное заболевание – сифилис. По словам Плеша, Альберт имел множество романтических связей с разными женщинами, не стесняясь даже своей супруги Эльзы. Эта версия получила большое распространение, поскольку была вдвинута членом близкого окружения Эйнштейна.

Современными врачами опровергается воздействие сифилиса на развитие аневризмы, поэтому версию Плеша можно считать вымыслом.

Последние годы Альберта Эйнштейна

Проблемы со здоровьем наблюдались у ученого и ранее: на протяжении долгих лет он курил трубку, что плохо сказывалось на общем состоянии организма. Вскоре у него развилась сильная анемия, и беспокоили приступы острой боли в желудке. Медицинские исследования подтверждают взаимосвязь развития серьезного заболевания с зависимостью от табака: ¾ больных, лечащихся от аневризмы аорты, были курильщиками.

Рисунок 2. Курение – одна из самых пагубных привычек знаменитости.

Доктора пытались запретить своенравному пациенту курить, а после к ним подключилась и семья физика – жена Эльза. Запреты были неэффективными. В моменты, когда Эйнштейн пытался обуздать свои желания, он становился нервным, а после все равно срывался. Даже подбирал на улице выброшенные остатки папирос, в которых было немного табака, чтобы набить им свою трубку.

В 1948 году ученому была сделана первая операция по купированию аневризмы. Тогда Эйнштейн понял, что несмотря на усилия медиков, вылечить болезнь до конца невозможно. На протяжении семи лет он мирился с мыслями о неизбежности смерти и много размышлял на этот счет.

«Старение – это странно, – писал Эйнштейн, обращаясь к королеве Бельгии, с которой был в теплых отношениях. – Нет возможности отождествлять себя со «здесь и сейчас». Как будто тебя в одиночестве поместили в бесконечность».

Свою жену философ пережил почти на 20 лет, однако жизнелюбие и харизма помогли ему найти новую любовь. Ей стала старая знакомая – библиотекарь Джоанна Фантова. Фантова вела дневник, который помог общественности пролить свет на некоторые факты из жизни знаменитости и фрагменты его научных изысканий.

Рисунок 3. Вместе с Эльзой.

В состоянии примирения со смертью характер ученого стал мягче: он даже помирился со своим сыном Гансом Альбертом – профессором Калифорнийского института. Получив на свой день рождения в подарок попугайчика, на удивление, некогда циничный Эйнштейн стал уделять много внимания птице. А когда попугай заболел, даже ставил ему уколы. Фантова запишет в своем дневнике, как стараясь приободрить больную птицу, ученый часами рассказывает ей неприличные анекдоты.

Некоторые считают, что философ был очень религиозным – споры о том, в какого именно Бога верил Эйнштейн, не утихают по сей день. Вероятнее всего, ему по душе пришлось учение Спинозы, отождествляющее Бога с окружающим миром. «Бог не играет в кости со Вселенной» – таким было видение философа.

Завещание

«Свою задачу на земле считаю выполненной» – такими словами начинается завещание мирового светила естественных наук. Согласно последней воле ученого, после его смерти все состояние, включая личное имущество должно быть передано Еврейскому университету, находящемуся в Иерусалиме.

Помимо фактической собственности, он завещал университету и интеллектуальные права, в число которых входит и право на использование имени. Неизвестно, как на решение отца отреагировал Ганс Альберт, но его приемная дочь Ганса Эвелин до сих пор не может смириться с таким положением дел. Женщина живет в бедности и постоянно отправляет письма в злополучный университет с целью получить хоть какую-то компенсацию.

Манифест о предотвращении ядерной войны

Широко известны пацифистские взгляды Эйнштейна. Он выступал против Первой мировой войны, а также считал, что только свободная от насилия личность способна продуктивно мыслить.

Незадолго перед смертью, к ученому обратился его друг Бертран Рассел, призывая объединиться против использования в возможной Третьей Мировой войне ядерного оружия. Рассел считал, что последствия таких действий недооценены правительствами некоторых стран.

В качестве меры воздействия на чиновников, Эйнштейн предложил составить публичное обращение ученых, которое в дальнейшем получило название Манифест Рассела-Эйнштейна. Обращение подписали 11 известных в мире науки личностей. В качестве целей, поставленных пацифистским сообществом, стало прошение о мирном разрешении политических конфликтов и попытка добиться запрета на использование такого оружия.

Резонансный манифест положил начало движению ученых, выступающих за мир. Оно было названо Пагоушским – по имени местечка в Канаде. Движение существует до сих пор, периодически организовывая встречи и конференции.

Похороны Эйнштейна

Личным пожеланием знаменитости стал запрет на публичную церемонию прощания. Кремация состоялась 18 или, по другим данным, 19 апреля. Попрощаться с ученым приехало всего 12 человек из самого близкого окружения.

Единственным представителем прессы на похоронах стал Ральф Морс – фотограф журнала Life, которому пришлось провести целое расследование, чтобы запечатлеть событие. По просьбе родственников фотографии прощания с Эйнштейном были опубликованы задолго после его кончины.

Рисунок 4. Фото Морса с похорон для журнала Life.

Прах одного из самых известных ученых в мире был развеян в неизвестном месте.

Действительно ли мозг Эйнштейна был завещан науке?

Доподлинно неизвестно, был ли знаменитый физик согласен на исследование своего мозга, чтобы выявить причину феноменальных способностей.

Считается, что мозг был извлечен патологоанатомом Томасом Харви спустя несколько часов после смерти. По его словам, он и предположить не мог, сколько шума наделают его действия. Харви был уверен в необходимости изучения гениальности ученого, а также не сомневался в том, что больницей было получено личное согласие на процедуру.

Патологоанатом сфотографировал орган, а после разделил его на множество кусочков – более 200 фрагментов – и хранил в специальных емкостях в формалине.

Однако многими инцидент был расценен как кощунственная кража. Согласно некоторым сведениям, семья Эйнштейна обратилась к Харви с просьбой вернуть мозг для сожжения, но тот отказался. Другие биографы ученого считают, что у исследователей было разрешение родственников на изучение органа.

Рисунок 5. Томас Харви с одним из фрагментов мозга.

Тем не менее, общественный резонанс, возникший вокруг правомерности извлечения и изучения мозга, полностью разрушил жизнь патологоанатома. Вскоре его уволили из клиники с «волчьим билетом» – единственным местом, где мог теперь работать квалифицированный специалист, стал один из заводов. Возникшие сложности с трудоустройством повлияли и на личную жизнь Харви – от него ушла супруга.

Всего мозг был исследован экспертами около трех раз. Последний раз об изучении гениальности ученого написал авторитетный среди медиков журнал «The Lancet» в 1999 году. Впоследствии было заявлено еще о нескольких исследованиях, в том числе и по виду фотографий фрагментов, но достоверность полученных выводов у многих вызывает сомнения.

В ходе работы, проведенной экспертами, были выявлены следующие факты об отличиях строения коры мозга Эйнштейна от мозга обычного человека:

  1. Масса серого вещества ученого ниже на 170 грамм, чем среднестатистическое значение.
  2. Мозг имеет большую плотность нейронов, по сравнению со средними показателями. По словам медиков, именно сочетание такой массы серого вещества и плотности нейронных связей может быть причиной живости ума великого физика.
  3. У Эйнштейна были увеличены области, отвечающие за контроль мимики и движения языка, а также участки, ответственные за способность концентрировать внимание.
  4. Кроме того было обнаружено, что моторная кора могла выполнять несвойственные ей задачи – в частности, отвечать за абстрактное мышление.

Споры о том, действительно ли причина гениальности заключается в особенностях строения головного мозга, не утихают до сих пор. Теренс Хайнс, знаменитый психолог, отрицает корректность анализа, проведенного в таком ключе. Хайнс считает, что на умственную работу влияет столько различных факторов, что даже если удастся найти двух людей с идентичным строением мозга, они все равно не будут обладать одинаковыми способностями.

'; blockSettingArray[0]["setting_type"] = 3; blockSettingArray[0]["element"] = ""; blockSettingArray[0]["directElement"] = "#toc_container"; blockSettingArray[0]["elementPosition"] = 0; blockSettingArray[0]["elementPlace"] = 1; blockSettingArray[4] = []; blockSettingArray[4]["minSymbols"] = 0; blockSettingArray[4]["minHeaders"] = 0; blockSettingArray[4]["text"] = '

'; blockSettingArray[4]["setting_type"] = 3; blockSettingArray[4]["element"] = "p"; blockSettingArray[4]["directElement"] = "#tutdavay"; blockSettingArray[4]["elementPosition"] = 0; blockSettingArray[4]["elementPlace"] = 1; var jsInputerLaunch = 15;

aeternamemoria.ru

Смерть Альберта Эйнштейна - Дом Солнца

Еще при жизни Эйнштейн проявлял большой интерес к науке о сознании. Например, в 1951 году он вместе с группой физиков добровольно участвовали в испытаниях новой на тот день методики - электроэнцефалографии; позже Эйнштейн заявлял, что после смерти хочет передать свой мозг для исследований. Когда он умер в 1955 году от сердечного приступа, паталогоанатом, проводивший вскрытие, с согласия родственников великого физика законсервировал его мозг в формалине. Затем мозг был измерен, сфотографирован и разрезан на 240 секций для микроскопического исследования. Никаких аномалий, помимо обычной для старческого возраста дегенерации тканей, обнаружено тогда не было.

Группа Уителсон тщательно изучила фотографии и препараты мозга, обращая особое внимание на теменные доли. Почему именно на них? Эйнштейн, говоря об особенностях своего мышления, неоднократно подчеркивал, что, обдумывая научные проблемы, оперирует не словами, скорее, у него возникают ассоциации визуального и моторного характера. Именно в теменных долях, по последним сведениям, и располагаются области, ответственные за обработку визуальной, пространственной и двигательной информации, а также за математическое абстрактное мышление.

Результаты поразили исследователей. Мозг Эйнштейна имел уникальную анатомическую особенность, не зафиксированную до сих пор в медицинской литературе. Две борозды, проходящие по задней части теменной доли - латеральная и постцентральная - сливались фактически в одну. Из-за этого район обеих теменных долей, где расположены вышеупомянутые зоны, оказался на 15% шире, чем в среднем в контрольных образцах. Обычно эти две борозды разделяют на две части супрамаргинальную теменную извилину, но в случае Эйнштейна она оказалась неразделенной. Вполне вероятно, что это дало больше возможностей для создания контактов между нейронами, что, по теории Рамона-и-Кахаля, должно привести к повышенному интеллекту - по крайней мере, в аспектах, связанных с математикой и прочими вещами, "зоны ответственности" за которые лежат в супрамаргинальной теменной извилине. К сожалению, ограниченное число образцов не позволило Уителсон доказать, что у Эйнштейна было действительно больше межнейронных контактов. Но зато обнаружено повышенное число глиальных клеток, что может отражать улучшенное питание нейронов в этой зоне.

Анатомические особенности мозга одного Эйнштейна - хороший пример, но, понятно, не абсолютное доказательство связи структуры мозга и уровня интеллекта. Вот если бы повскрывать мозги всех нобелевских лауреатов, а заодно и членов клуба "Что? Где? Когда?", тогда, может быть, и удалось бы вывести общую закономерность...

www.sunhome.ru

Заключение. Последние годы жизни. Альберт Эйнштейн

Заключение. Последние годы жизни

С конца 1940-х гг. в письмах Эйнштейна все чаще мелькали замечания об общей усталости от жизни, звучала печальная нота прощания. Эта спокойная грусть похожа на настроение, порой охватывающее человека в тихие вечера.

Испытываемые чувства накладывались на постоянное ощущение одиночества, связанное с непостижимостью космической гармонии – все новыми неудачами при построении единой теории поля, с уже давним разделением дороги, по которой шел Эйнштейн, и дороги, по которой шло большинство физиков в 1930–1950-е гг.

Недостижимой оказалась и моральная гармония: впечатления от окружающей действительности были источником глубокой неудовлетворенности. Трагический разрыв между тем, что ученый ждал от науки, и тем, что сумел осуществить, был характерен не только для Эйнштейна, но и для многих его коллег-ученых. Правда, было и существенное отличие. Для Эйнштейна конфликт между научным прогнозом и научными результатами был по преимуществу внеличностным. Он видел дальше, чем многие ученые-современники, и вместе с тем глубже ощущал недостаточность уже сделанного и трудность предстоящего.

После войны Эйнштейн посвящал себя разнообразной деятельности. Он стал одним из основателей Пагуошского движения ученых за мир. В сентябре 1947 г. в открытом письме делегациям государств – членов ООН он предлагал реорганизовать Генеральную Ассамблею ООН, превратив ее в непрерывно работающий мировой парламент, обладающий более широкими полномочиями, чем Совет Безопасности. Он продолжил работу над «единой теорией поля», которая могла бы объединить теории электромагнетизма и гравитации. Эта теория иногда называется «теорией всего», и она объединила бы четыре известных науке фундаментальных взаимодействия: гравитационное, электромагнитное, сильное и слабое ядерные взаимодействия.

Основная проблема построения научной «теории всего» в том, что квантовая механика и общая теория относительности (ОТО) имеют разные области применения. Квантовая механика в основном используется для описания микромира, а ОТО применима к макромиру. Специальная теория относительности (СТО) описывает явления при больших скоростях, а ОТО обобщает ньютоновскую теорию гравитации, объединяет ее со СТО и распространяет на большие расстояния и большие массы. Эйнштейн знал: единая теория поля как конкретное решение может исчезнуть, не достигнув степени однозначной физической теории. В своих беспрецедентных по интенсивности поисках он относился к проблематичности найденного с тяжелым, подчас трагическим чувством, но никогда у него не было ощущения безнадежности. Он знал, что проблема будет решаться, усложняться и вновь появляться в науке. Он писал своей давней почитательнице и другу, королеве Бельгии Елизавете: «Я полностью погрузился в неразрешимые научные проблемы, сейчас у меня совершенно нет времени ни на что другое» [4, с. 33].

Помимо научной деятельности возраст вынудил его заниматься здоровьем. Абрахам Пайс, коллега Эйнштейна по Принстону, так описывает эти годы: «Эйнштейн старался настолько, насколько это возможно, четко организовать свою жизнь. В девять утра он завтракал, затем читал газеты. К десяти тридцати он отправлялся пешком в Институт перспективных исследований, где работал до часу дня, затем возвращался домой. Мне рассказывали, что один бедняга автомобилист въехал в дерево от неожиданности, увидев знаменитого старика в черной вязаной шапочке, бодро вышагивавшего по улице. После обеда Эйнштейн отдыхал час или два, выпивал чашку чая, немного работал, или разбирал почту, или принимал посетителей, чтобы обсудить насущные проблемы. Ужинал он между половиной седьмого и семью часами. После этого он работал или слушал радио (телевизора у него не было), или время от времени принимал друзей. Спать Эйнштейн ложился между одиннадцатью и двенадцатью ночи. Каждое воскресенье в полдень он слушал актуальные новости, комментируемые Ховардом К. Смитом. В это время гостей у него никогда не было. После полудня он прогуливался пешком или катался на машине одного из друзей. Крайне редко он бывал в театре или на концерте, а еще реже в кино. Время от времени он посещал семинары в лаборатории Палмера – его приход сопровождался почтительным молчанием. В последние годы своей жизни он больше не играл на скрипке, а каждый день импровизировал на пианино. Он перестал курить свою любимую трубку» [4, 33].

В августе 1948 г. Эйнштейн узнал о смерти своей первой жены Милевы в результате инсульта, возможно, спровоцированного глубокими переживаниями по поводу их младшего сына Эдуарда: тот все чаще находился в психиатрической клинике Бургольцли в Швейцарии, где и скончался в 1965 г.

После смерти первого президента Израиля Хаима Вейцмана в 1952 г. премьер-министр Давид Бен-Гурион предложил великому физику стать президентом Израиля, хотя в свое время ученый был против создания Государства Израиль. 17 апреля 1938 г., выступая перед Национальным рабочим комитетом Палестины в Нью-Йорке, Эйнштейн сказал о том, что с бо?льшим удовольствием увидел бы разумное соглашение с арабами на основе совместного проживания в мире и согласии, а не создание еврейского государства и что он опасается внутреннего разрушения, которое понесет тогда иудаизм – особенно при развитии «узколобого» национализма с которым и так уже приходится бороться, даже без всякого еврейского государства. Отказавшись от поста президента Израиля, ученый написал, что если бы он стал президентом, однажды ему пришлось бы сказать жителям Израиля такие вещи, которых они не желали бы услышать. Очевидно, он не поддерживал политический сионизм и возражал против создания государства на этнической или расовой основе.

Его политические взгляды были на удивление постоянными: он неизменно поддерживал универсальность прав человека. Ученый противостоял войнам и шовинистическому этническому национализму.

В 1955 г. здоровье Эйнштейна резко ухудшилось. Он написал завещание и сказал друзьям: «Свою задачу на земле я выполнил». Последним трудом ученого стало незаконченное воззвание с призывом предотвратить ядерную войну.

13 апреля 1955 г. Альберт Эйнштейн упал на пороге своего дома в Принстоне. Его перевезли в Принстонский госпиталь, где он и скончался 18 апреля в 1 час 25 минут на 77-м году жизни от аневризмы аорты. Все свое творческое наследие Эйнштейн завещал Университету Иерусалима.

Мир потерял величайшего физика всех времен.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

биография, личная жизнь, фото и видео

Альберт Эйнштейн (нем. Albert Einstein 1879─1955) — гениальный физик-теоретик, один из создателей современной теоретической физики, удостоенный в 1921 году Нобелевской премии. Автор свыше 300 научных работ, в которых он описал разработанные физические теории, среди которых общая и специальная теории относительности, квантовая теория, теория рассеивания света и ряд других. Эйнштейн предсказал гравитационные волны и «квантовую телепортацию», изучал проблему единой теории поля.

Его открытия лежат в основе большинства современных технологий: лазеры, фотоэлементы, волоконная оптика, космонавтика, ядерная энергия и многое другое обязаны своим появлением великому физику. Эйнштейн последовательно выступал как пацифист против использования ядерного оружия и за мир на земле.

Детство и юность

Альберт Эйнштейн родился 14 марта 1879 года в немецком городе Ульме в семье Германа Эйнштейна и Паулины Кох. Родословная обоих родителей восходила к еврейским купцам, проживавшим на протяжении двух веков в швабских землях. Отец будущего физика занимался бизнесом, но вскоре после рождения сына прогорел. Это вынудило семью переехать в Мюнхен к младшему брату Германа Якобу. Здесь в 1881 году у Альберта родится младшая сестра Мария, которую в семье всегда звали Майя.

В раннем детстве Альберт избегал шумных игр со сверстниками, предпочитая им занятия в одиночестве, — строительство карточных домиков, решение головоломок, передвижение игрушечной паровой машины. Так он делал для себя первые открытия, которые навсегда останутся в его жизни. Одним из ключевых моментов детства Эйнштейна стал, на первый взгляд, обыденный подарок отца — компас. Но этот прибор привел мальчика в неописуемый трепет от осознания того, какая неведомая сила управляет стрелками компаса.

Альберт Эйнштейн

Еде один символический подарок сын получил от матери, имевшей музыкальное образование. Она научила его играть на скрипке, которая станет для физика настоящим вдохновением. Именно скрипка поможет Альберту в решении загадок теории относительности. Как позднее вспоминал его сын Ганс Альберт: «Когда ему казалось, что он зашел в тупик, он уходил в музыку и там решал свои проблемы». Особенно нравились Эйнштейну сонаты Моцарта, которые он с удовольствием сам исполнял.

В шесть лет родители отдали Альберта на обучение в католическую школу Petersschule, где над ним часто посмеивались из-за национальной принадлежности. «Я чувствовал себя чужаком», — скажет Эйнштейн. Когда ему исполнилось 9 лет, его перевели в гимназию Луитпольда. Вопреки сложившемуся мнению, он был лучшим учеником класса и прекрасно разбирался в математике, осваивая школьные учебники более старших классов за летние каникулы. Единственное, что ему претило, — это механическое заучивание иностранных языков.

Первые шаги в науку

В 1894 году из-за финансовых проблем семья Эйнштейнов перебралась в Северную Италию. Здесь он приобрел опыт общения с электрогенераторами, магнитами и катушками, написав в 16 лет первую статью «Об исследовании состояния эфира в магнитном поле». Гениальный физик провалил попытку поступить в Цюрихский многопрофильный техникум, прекрасно сдав математику и неудачно основной экзамен, включавший биологию, литературу, языки. В итоге поступить удалось лишь со второго раза после окончания школы в Арау.

После получения диплома преподавателя математических и физических наук Эйнштейн одно время не мог устроиться даже обычным учителем. Только при помощи друга он устраивается в швейцарское федеральное бюро патентования, что не мешало заниматься наукой. В 1905 году, который назовут «годом чудес», в журнале «Анналы физики» Альберт публикует три статьи по квантовой физике, теории относительности и статической физике, которые произвели настоящий фурор в научном мире. Например, в статье «Об одной эвристической точке зрения на возникновение и прекращение света» он предположил, что однородный свет состоит из квантов, которые несутся в пространстве со скоростью света. В 1906 году Эйнштейн заслуженно становится доктором наук.

Профессорская деятельность

В 1909 году Эйнштейна избирают профессором Цюрихского университета, а затем немецкого университета в Праге. В это время ученый работает над теорией тяготения, стремясь разработать релятивистскую теорию гравитации. Совместно с М. Гроссманом Альберт заканчивает работу над теорией относительности, в которой сделал вывод о том, что любое крупное тело создает искривление пространства, поэтому любое иное тело будет испытывать в таком пространстве влияние первого. По сути пространство-время выступает материальным носителем тяготения. Чтобы математически обосновать выдвинутую гипотезу, Эйнштейну пришлось освоить тензорный анализ и поработать над четырехмерным псевдомариановым обобщением.

В 1911 году на Первом Сольвеевском конгрессе Эйнштейн встретился с Пуанкаре, в штыки встретившем теорию относительности. После начала Первой мировой Эйнштейн в соавторстве с Г. Николаи написал «Воззвание к европейцам», в котором осудил «националистическое безумие».

Альберт Эйнштейн

Берлинский период

После некоторых раздумий Альберт переезжает в Берлинский университет, одновременно возглавляя Институт физики. После окончания войны он сосредоточился на прежних темах исследований и занялся новыми разработками. В частности, его сильно заинтересовала релятивистская космология. В 1917 году была выпущена статья «Космологические соображения к общей теории относительности». Вскоре ученый серьезно заболевает — кроме застарелых проблем с печенью, он страдал от язвы желудка и желтухи.

Излечившись, Эйнштейн приступает к активной деятельности. В 20-е годы он был очень востребован как ученый, его приглашали для чтения лекций лучшие университеты Европы. Кроме того, физик посетил Японию, Индию, где встречался с Р. Тагором. В Соединенных Штатах в честь него Конгресс принял специальную резолюцию.

После длительных раздумий в конце 1922 года Эйнштейну наконец была присуждена Нобелевская премия за 1921 год официально за теорию фотоэффекта, а не другие более известные труды. Все-таки научная революционность его идей давала о себе знать.

В середине 20-х годов Эйнштейн в соавторстве с талантливым индийским физиком Ш. Бозе теоретически обосновал наличие конденсатов — пятого агрегатного состояния вещества.

Спустя 70 лет их коллеги из Колорадского университета получили такие конденсаты. Кроме того, ученый увлекся политикой и многократно говорил о всеобщем интернационализме, разоружении Старого Света и отмене всеобщей воинской повинности. В 1929 году мировая общественность широко праздновала 50-летие Эйнштейна, который скрылся от всех на своей вилле, где принимал только близких друзей.

Американский период

Нараставший кризис Веймарской республики, вылившийся в приходе к власти фашистов, вынудил Альберта покинуть Германию. Тем более что в его адрес сыпались откровенные угрозы. Вместе с семьей он переезжает в США, намеренно отказавшись от немецкого гражданства в связи с нацистскими преступлениями. За океаном Эйнштейн получит должность профессора физики в Принстонском Институте перспективных исследований. Здесь он имел огромное признание и был удостоен аудиенции президента США Ф. Рузвельта.

Успехи на научном поприще чередовались с бедами в личной жизни. В 1936 году умер давний друг и соратник М. Гроссман, вскоре скончалась супруга Эльза. Эйнштейн остался вместе с любимой сестрой, падчерицей Марго и секретарем Э. Дюкас. Жил он очень скромно и даже не имел телевизора и автомобиля, что приводило в изумление многих американцев.

Альберт Эйнштейн

Накануне начала Второй мировой войны ученый поставил свою подпись под обращением к американскому президенту Ф. Рузвельту, инициированном физиком Л. Силардом. В нем представители научной общественности били тревогу по поводу вероятного создания ядерного оружия Третьим Рейхом. Глава государства разделил эту обеспокоенность и дал старт собственному проекту. В последующем Эйнштейн будет корить себя за причастность к созданию атомной бомбы и произнесет знаменитые слова: «Мы выиграли войну, но не мир».

В годы войны ученый занимался консультированием ВМС США, а после ее окончания вместе с Б. Расселом, М. Борном, Л. Полингом и другими стал одним из создателей Пагуошского движения ученых, выступающих за научное сотрудничество и разоружение. Чтобы не допустить новой войны, Альберт даже предлагал сформировать всемирное правительство. До конца своих дней Эйнштейн изучал проблемы космологии и единой теории поля.

В 1955 году состояние здоровья Эйнштейна заметно ухудшилось, возникли проблемы с сердцем. Это побудило его сказать своим близким, что он выполнил свое предназначение и готов умереть. Свою смерть он встретил достойно, без лишних сентиментальностей. 18 апреля 1955 года сердце великого ученого остановилось. Он не любил лишнего пафоса и не позволил это делать по отношению к себе после смерти. Похороны Альберта Эйнштейна оказались очень скромными, на которых присутствовали только близкие друзья. После панихиды его тело было сожжено, а прах развеян по ветру.

Личная жизнь

Первой супругой ученого стала сербка Милева Марич, которая была по образованию преподавателем физики и математики. Они заключили брак в 1903 году, но к тому времени у них родилась дочь Лизерль, скончавшаяся во младенчестве. Затем появились на свет два сына — Ганс Альберт и Эдуард. Первый со временем будет профессором Калифорнийского университета и получит известность как ученый-гидравлик. Судьба младшего Эдуарда более трагична — в начале 30-х годов он заболеет шизофренией и остаток своих дней проведет в психбольнице.

Альберт и Милева договорились, что в случае развода Эйнштейн отдаст деньги, полагающиеся за Нобелевскую премию супруге. Так он в итоге и поступил. На них были приобретены три дома в Цюрихе.

В 1919 году Альберт женился второй раз на кузине по материнской линии Эльзе Левенталь, удочерив ее двух детей Илзу и Марго. У них не было совместных отпрысков, зато Эйнштейн относился к приемным дочерям как к своим, окружая их заботой и вниманием. Этот брак просуществует до самой смерти Эльзы в 1936 году.

stories-of-success.ru

Напоминание о смерти. Эйнштейн. Его жизнь и его Вселенная

Напоминание о смерти

В марте 1954 года, на свой семьдесят пятый день рождения, Эйнштейн получил от медицинского центра неожиданный подарок – домашнего попугайчика, которого оставили в коробке у него на крыльце. Для попугая путешествие было трудным, и он казался замученным. В это время Эйнштейн встречался с женщиной по имени Джоанна Фантова. Она работала в одной из библиотек Принстонского университета, а познакомились они еще в 1920-х годах в Германии. “После выматывающего путешествия попугайчик кажется подавленным, и Эйнштейн пытается подбодрить его шутками, которые птица, похоже, не ценит”, – записала она в своем замечательном дневнике, который она вела по следам их свиданий и разговоров1.

Попугайчик оправился, повеселел и вскоре ел с руки Эйнштейна, но у него обнаружилась инфекция. Надо было делать уколы, и Эйнштейн боялся, что птичка не выживет. Но попугайчик был крепким и оправился уже после двух инъекций.

Так же и Эйнштейн раз за разом приходил в себя после приступов анемии и болей в желудке. Но он знал, что аневризма брюшной аорты должна вскоре привести к летальному исходу. Было видно, что он спокойно относится к тому, что и сам смертен. У могилы физика Рудольфа Ланденбурга, с которым они вместе работали в Берлине, а затем и в Принстоне, Эйнштейн, прощаясь, произнес слова, которые, казалось, относит к самому себе. “Коротко это существование, как мимолетный визит в странный дом, – сказал он. – Тропа, по которой предстоит пройти, слабо освещена мерцающим сознанием”2.

Казалось, он чувствует, что последний переход, который ему предстоит преодолеть, как бы в порядке вещей, но есть в нем и что-то мистическое. “Странно в старении то, что постепенно утрачиваешь способность отождествлять себя со здесь и сейчас, – написал Эйнштейн своему другу, королеве-матери Бельгии. – Кажется, будто тебя в одиночестве переместили в бесконечность”3.

На семьдесят пятый день рождения коллеги обновили подаренную ему за пять лет до того музыкальную систему, и Эйнштейн стал часто слушать записанную на RCA Victor “Торжественную мессу” Бетховена. Этот выбор был необычен по двум причинам. Эйнштейн был склонен считать Бетховена, который не был его любимым композитором, “слишком субъективным, почти обнаженным”4. Кроме того, обычно его инстинктивное религиозное чутье не нуждалось в такой внешней атрибутике. “Я глубоко религиозный неверующий, – заметил он другу, поздравившему его с днем рождения. – Это что-то вроде новой религии”5.

Пришло время воспоминаний. Когда его старые друзья Конрад Габихт и Морис Соловин прислали из Парижа открытку, вспоминая, как больше чем полвека назад они все вместе были членами самопровозглашенной “Академии Олимпия”, Эйнштейн ответил хвалебным гимном в честь этой канувшей в лету организации: “Хотя и постаревшие, мы продолжаем следовать нашей, указанной твоим чистым и вдохновляющим светом, уединенной жизненной тропой”. В другом письме Соловину он пожаловался: “Дьявол добросовестно отсчитывает годы”6.

Несмотря на проблемы с желудком, он все еще любил гулять – иногда с Геделем по дороге в Институт или возвращаясь домой, иногда с Марго в лесу около Принстона. Они стали еще ближе друг другу, но гулять обычно предпочитали молча. Марго замечала, что он стал мягче как в отношении к себе, так и к политике. Его суждения перестали быть резкими, стали скорее снисходительными, даже добродушными7.

В частности, он помирился с Гансом Альбертом. Вскоре после того, как отпраздновали его семьдесят пятый день рождения, сыну стукнуло пятьдесят. Благодаря напоминанию невестки Эйнштейн написал ему письмо. Оно было слегка формальным, вроде бы написанным именно по этому случаю. Но в нем Эйнштейн отдавал должное и самому сыну, и его научным достижениям: “Я рад, что у меня есть сын, унаследовавший основные характерные черты моей личности: способность подняться над обычным существованием, долгими годами бескорыстно жертвовать собой ради достижения намеченной цели”8. Этой осенью Ганс Альберт приехал на восток навестить отца.

К этому времени Эйнштейн наконец понял, на чем зиждется Америка: ее могут захлестывать волны политических симпатий, кажущиеся опасными стороннему наблюдателю, но на самом деле это мимолетные чувства, справиться с которыми помогает демократия, а равновесие восстанавливает гироскоп Конституции. Маккарти сошел со сцены, и Эйзенхауэру удалось охладить страсти. “Благословенная Богом страна становится все более и более удивительной, – написал Эйнштейн Гансу Альберту на Рождество, – но им как-то удалось вернуться в нормальное состояние. Все, даже умопомешательство, изготавливается здесь серийно, но и выходит из моды все очень быстро”9.

Едва ли не каждый день он неторопливо добирался до Института, чтобы продолжить борьбу с уравнениями, стараясь хоть чуть-чуть сдвинуть их в направлении горизонта, за которым скрывалась единая теория поля. Часто он приходил, вооруженный новыми идеями, сжимая в руке листок с уравнениями, которые записал предыдущим вечером. Он колдовал над ними вместе со своим ассистенткой Брурией Кауфман, физиком из Израиля, работавшей вместе с ним в этот последний год.

Она записывала новые уравнения на доске, чтобы можно было вместе их обдумать, обращая внимание на сложные места. Затем Эйнштейн пытался найти противоречия в этих уравнениях. “У него был определенный критерий, позволявший судить, имеют ли они отношение к физической реальности или нет”, – вспоминала она. Даже когда трудности брали верх, что происходило постоянно, и им приходилось обращаться к новому подходу, Эйнштейн оставался оптимистом. “Ну и хорошо, мы чему-то научились”, – через какое-то время говорил он10.

Бывало, по вечерам он рассказывал своей приятельнице Джоанне Фантовой, в чем суть его отчаянных попыток, а она записывала его слова в свой дневник. Записи за 1954 год изобилуют сообщениями о новых надеждах и их крушении. Двадцатое февраля: “Он думает, что обнаружил возможность посмотреть на свою теорию с новой точки зрения, нечто очень важное, что позволит упростить ее. Надеется, что ошибок не будет”. Двадцать первое февраля: “Ошибку не обнаружил, но новая работа уже не кажется столь захватывающей, как ему представлялось вчера”. Двадцать пятое августа: “Уравнения Эйнштейна выглядят привлекательно – может, из этого что-то выйдет, – но это чертовски трудная работа”. Двадцать первое сентября: “Наметился некоторый прогресс в том, что сначала казалось только предположением, а сейчас выглядит привлекательно”. Четырнадцатое октября: “Обнаружил ошибку в своей работе, что отбросило его назад”. Двадцать четвертое октября: “Сегодня считал как сумасшедший, но ничего не вышло”11.

В тот год в Принстон приехал один из основоположников квантовой механики Вольфганг Паули. Опять, как и четверть века назад на Сольвеевском конгрессе, возобновился старый спор о том, играет ли Бог в кости. Эйнштейн сказал Паули, что по-прежнему возражает против главной догмы квантовой механики, а именно что систему можно определить, только указав экспериментальный метод, с помощью которого будет выполняться наблюдение. Существует реальность, настаивал он, не зависящая от того, каким образом мы ее наблюдаем. “У Эйнштейна есть философский предрассудок, что состояние, называемое “реальным”, может быть определено объективно при любых условиях, то есть без детализации условий эксперимента, используемых для его изучения”, – рассказывал Паули в письме Максу Борну12.

Эйнштейн по-прежнему придерживался той точки зрения, что, как он говорил своему старому другу Бессо, физика должна основываться “на концепции поля, то есть на непрерывных структурах”. За семьдесят лет до того он благоговейно разглядывал компас, тогда еще восхитился концепцией полей, и с тех пор она стала руководящим принципом его теорий. Но что произойдет, делился он своим беспокойством с Бессо, если полевая теория не сможет объяснить существование частиц и квантовую механику? “В этом случае ничего не останется от моего воздушного замка, включая теорию гравитации”13.

Итак, даже если Эйнштейн и просил простить его за упрямство, отступить он гордо отказывался. “Я, должно быть, выгляжу как страус, неизменно прячущий голову в релятивистский песок, чтобы не встречаться с дьявольским квантом”, – написал он Луи де Бройлю, еще одному своему соратнику в этой долгой борьбе. Он построил теорию гравитации, доверяя некоей основополагающей идее, что и сделало его “верующим фанатиком”, не сомневающимся, что сходный метод в конце концов приведет его к единой теории поля. “Это и объясняет страусиную политику”, – иронически сообщил он де Бройлю14.

Более формально Эйнштейн говорит о том же в заключительном абзаце последнего исправленного приложения к своей популярной книге “Относительность: специальная и общая теории”[102]. “Преобладает убеждение, что экспериментально подтвержденный дуализм (корпускулярная и волновая структура) может реализоваться только при таком ослаблении концепции реальности, – пишет он. – Я думаю, что столь далеко идущее умозрительное отречение до сих пор не подтверждено нашим реальным знанием и что надо не останавливаясь пройти до конца дорогой релятивистской полевой теории”15.

Кроме того, Бертран Рассел призывал его продолжить поиск возможности обеспечить мир в наш атомный век. Они оба выступили против Первой мировой войны, напоминал Рассел, и поддержали Вторую. А теперь настоятельно необходимо предотвратить Третью. “Я думаю, выдающиеся люди науки должны сделать нечто эффектное, чтобы убедительно показать правительствам, какая катастрофа может произойти”, – написал Рассел. В ответ Эйнштейн предложил составить “публичную декларацию”, которую могли бы подписать и они, и, может быть, еще несколько известных ученых и мыслителей16.

Эйнштейн начал с того, что решил заручиться поддержкой своего старого друга и спарринг-партнера Нильса Бора. “Не хмурьтесь так, – пошутил Эйнштейн, как если бы он встретился с Бором лицом к лицу, а не писал ему в Копенгаген. – Это не имеет ничего общего с нашими старыми разногласиями по физике, а касается вопроса, по которому у нас с вами полное согласие”. Эйнштейн признался, что его собственное имя, может, и имеет какой-то вес в Европе, но не в Америке, “где меня считают паршивой овцой (и не только в вопросах науки)”17.

Увы! Бор предложение отклонил, но девять других ученых, среди них и Макс Борн, согласились участвовать в этом предприятии. Рассел закончил документ следующим простым призывом[103]: “В связи с тем что в будущей мировой войне будет непременно использовано ядерное оружие, и поскольку это оружие угрожает существованию рода человеческого, мы настаиваем, чтобы правительства всех стран поняли и публично заявили, что споры между государствами не могут быть разрешены в результате развязывания мировой войны. Мы требуем, чтобы они находили мирные средства разрешения всех спорных вопросов”18.

Наступил семьдесят шестой день рождения Эйнштейна, но чувствовал он себя не настолько хорошо, чтобы выйти из дома к толпе репортеров и фотографов, собравшихся перед домом 112 на Мерсер-стрит. Почтальон доставил подарки, Оппенгеймер пришел с газетами, семейство Бакки явилось с головоломками, и здесь же была Джоанна Фантова, описавшая это событие.

Среди подарков был галстук, посланный ему учениками пятого класса начальной школы в Фармингдейле, штат Нью-Йорк. По-видимому, они, увидев его фотографию, решили, что такой подарок может ему пригодиться. “Для меня галстуки существуют только как отдаленные воспоминания”, – вежливо сознался Эйнштейн в благодарственном письме19.

Через несколько дней он узнал о смерти Мишеля Бессо, который был его личным исповедником и человеком, на котором он испытывал свои научные идеи. Они встретились шестьдесят лет назад, когда студентами приехали в Цюрих. Как будто зная, что ему тоже осталось всего несколько недель, в письме с соболезнованиями семье Бессо Эйнштейн размышлял о природе смерти и времени. “Он ушел из этого странного мира чуть раньше меня. Это ничего не значит. Для нас, верующих физиков, разница между прошлым, настоящим и будущим – только иллюзия, за которую упрямо держатся”.

Эйнштейн познакомил Бессо с его будущей женой, Анной Винтелер, и был в восторге от того, что, несмотря на черные полосы в их жизни, этот брак сохранился. Наиболее поразительной чертой Бессо, сказал Эйнштейн, было умение жить в согласии с женщиной, “предприятие, в котором я дважды, как это ни прискорбно, потерпел неудачу”20.

Однажды в апреле в воскресенье к Эйнштейну приехал историк из Гарварда Бернард Коэн. Испещренное морщинами лицо Эйнштейна, казавшееся трагичным, поразило Коэна, но искрящиеся глаза позволяли забыть о его возрасте. Говорил он тихо, хотя громко смеялся. “Каждый раз, когда ему что-то нравилось, – вспоминал Коэн, – он разражался громким смехом”.

Особенно развлекала Эйнштейна недавно полученная научная безделушка, призванная продемонстрировать принцип эквивалентности. Это был один из вариантов старомодной игрушки, где шарик, свисающий на веревочке с палки, надо с размаху забросить в чашечку на конце палки. Но данная версия была сложнее: веревочка, привязанная к шарику, проходила через дно чашечки и прикреплялась к незакрепленной пружинке, помещенной в ручку этого хитроумного устройства. При случайных подбрасываниях шарик время от времени попадает в чашечку. Вопрос: есть ли метод заставить шарик попадать в чашечку каждый раз?

Когда Коэн уходил, лицо Эйнштейна расплылось в широкой улыбке, и он предложил объяснить, как добиться желаемого результата. “Все дело в принципе эквивалентности”, – объявил он, подняв палку вверх так, что она почти касалась потолка. Затем он отпустил ее, позволив падать вертикально вниз. При свободном падении мяч находится в состоянии невесомости. Пружина внутри устройства мгновенно забрасывает мяч в чашечку21.

Пошла последняя неделя жизни Эйнштейна, и, как будто чувствуя, он сосредоточился на том, что считал главным. Одиннадцатого апреля он подписал манифест Эйнштейна – Рассела. Как сказал позже Рассел, “он оставался здравомыслящим человеком в сумасшедшем мире”22. Из этого документа возникли Пагоушские конференции, собирающие ежегодно ученых и мыслителей для обсуждения путей контроля над ядерными вооружениями.

Позднее в тот же день на Мерсер-стрит появился посол Израиля Абба Эбан, чтобы обсудить запланированное радиообращение Эйнштейна по случаю седьмой годовщины образования еврейского государства. Его будут слушать, сказал Эбан, около 60 миллионов человек. Это позабавило Эйнштейна. “Наконец-то у меня появится шанс стать мировой знаменитостью”, – улыбнулся он.

Погромыхав посудой на кухне и приготовив Эбану чашечку кофе, Эйнштейн сказал, что считает образование государства Израиль одним из немногих нравственных политических событий, случившихся на его веку. Но его волнует, что евреям трудно научиться жить вместе с арабами. “Отношение к арабскому меньшинству будет истинным критерием моральных принципов нашего народа”, – сказал он одному из друзей за несколько недель до того. Он хотел расширить речь, написанную четким мелким почерком по-немецки, чтобы постараться убедить слушателей в необходимости создания мирового правительства для сохранения мира23.

На следующий день Эйнштейн пришел на работу в Институт, но у него были боли в паху, и это было заметно. Ассистент спросил, все ли в порядке. Все в порядке, ответил Эйнштейн, а я нет.

Назавтра он остался дома – отчасти из-за того, что должен был приехать израильский консул, отчасти из-за того, что все еще чувствовал себя не достаточно хорошо. После того как гости уехали, он прилег поспать. Но Дукас вскоре услышала, что он бросился в ванную комнату, где у него произошел коллапс [104]. Врач дал ему морфин, который помог уснуть, а Дукас поставила свою кровать прямо рядом с его, чтобы иметь возможность всю ночь прикладывать лед к его пересохшим губам. Аорта Эйнштейна начала разрушаться24.

На следующий день у него дома собрались врачи, предложившие после недолгих консультаций сделать операцию, которая, хотя и маловероятно, даст возможность восстановить аорту. Эйнштейн отказался. “Безвкусица – продлевать жизнь искусственным путем, – сказал он Дукас. – Я свое дело сделал, время уходить. И сделаю я это красиво”.

Он, однако, спросил, предстоит ли ему “ужасная смерть”. Врач ответил, что неясно. Боль от внутреннего кровоизлияния может оказаться мучительной. Но все может занять только минуту или, возможно, час. Дукас была очень взволнована. Эйнштейн улыбнулся ей и сказал: “У вас настоящая истерика – когда-нибудь мне предстояло уйти, и разве имеет значение когда”25.

На следующее утро Дукас застала его в агонии, головы поднять он не мог. Она бросилась к телефону, и врач распорядился перевезти его в больницу. Сначала Эйнштейн отказывался, но после того, как ему сказали, что для Дукас это будет очень тяжело, он сдался. Волонтером, работавшим на скорой помощи, был политэкономист из Принстона. Эйнштейн был в состоянии поддерживать с ним оживленный разговор. Марго позвонила Гансу Альберту. Он прилетел из Сан-Франциско на самолете и вскоре был у постели отца. Экономист Отто Натан, тоже беженец из Германии, ставший близким другом Эйнштейна, приехал из Нью-Йорка.

Но Эйнштейн еще не вполне был готов умереть. В воскресенье, 17 апреля, он проснулся, чувствуя себя лучше. Он попросил Дукас дать ему очки, бумагу и карандаш и начал что-то считать. Он поговорил с Гансом Альбертом о своих научных планах, затем с Натаном о подстерегающих опасностях, в случае если Германии позволят перевооружиться. Указывая на свои уравнения, он полушутя пожаловался сыну: “Если бы я только лучше знал математику”26. Более полувека он сокрушался о двух вещах: о немецком национализме и об ограниченности доступного ему математического аппарата. Именно об этом и были его последние слова.

Пока мог, он работал, а когда боль стала слишком сильной, уснул. В час ночи понедельника, 18 апреля, сестра услышала, что он пробормотал несколько слов по-немецки, понять которые она не могла. Аорта, напоминающая большой, наполненный водой шар, разорвалась, и в возрасте семидесяти шести лет Эйнштейн умер.

У его кровати лежал черновик речи ко Дню независимости Израиля. Она начиналась словами: “Сегодня я обращаюсь к вам не как гражданин Америки и не как еврей, а как человек”27.

Здесь же, на тумбочке у кровати, лежало двенадцать страниц, испещренных уравнениями и изобиловавших вычеркиваниями и исправлениями28. Он сражался до самого конца, стараясь отыскать ускользавшую от него единую теорию поля. И последним, что он написал перед тем, как заснуть в последний раз, была еще одна строчка из символов и чисел. Он надеялся, что она хоть на один маленький шажок приблизит его, а с ним и нас всех к возможности увидеть проявление духовного начала в законах Вселенной.

Кабинет Эйнштейна. Таким он его покинул.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Главная тайна Эйнштейна

В жизни, если постараться и немного повезёт, можно достичь многого. Можно стать генералом, великим спортсменом, известным «шоуменом» и даже президентом. И только гением стать нельзя. Им надо родиться. Недавно в мировой сети был проведен опрос учёных-физиков, в котором попросили назвать лучшего среди них. Первое место в рейтинге, занял … Альберт Эйнштейн. Он родился в 1879 году и стал первенцем в семье не слишком удачливого коммерсанта и дочки хлеботорговца. Его отец, Герман Эйнштейн, был человеком практического склада ума. А мать, Полина, тонкой натурой. Она любила музыку, литературу. Будущего учёного в детстве обучали игре на скрипке, но смычок вызывал в нём ярость. Только с годами он проникся чувством к этому инструменту, став поклонником Моцарта. Эйнштейн рос странным ребёнком, любил одиночество, часто нервничал. Если при нём дети играли в солдат или громко маршировали, он начинал плакать. В школе его считали страшной тупицей и тугодумом. Как-то раз учитель физики бросил ему в сердцах: «Из такой бездари ничего путного не выйдет», и поначалу это предсказание сбывалось: с первой попытки Альберт провалился на вступительных экзаменах в знаменитый цюрихский «Политехникум», куда поступил лишь со второй попытки. На лекциях Эйнштейн сидел с замкнутой, внешне «мрачноватой» сербской студенткой Милевой Марич. У девушки был туберкулёз суставов, из-за чего она хромала. Однако Милева отличалась недюжинным умом, имея большие способности в области математики. Мать будущего учёного считала её «генетически неполноценной», друзья удивлялись их взаимной симпатии, но вопреки всем разговорам молодые люди сблизились, а в 1901 году поженились. Их первый ребёнок, девочка по имени Лизерль, родилась в том же году. К большому несчастью для родителей она оказалась умственно отсталой, страдала от рождения болезнью Дауна. Научная деятельность молодожёнов не оставляла им времени на малышку. Её отдали на воспитание в дом бабушки с дедушкой Марич, где она умерла от скарлатины в полуторагодовалом возрасте. В 1905 году Эйнштейн работал экспертом патентного бюро в Цюрихе. Молодые люди жили крайне трудно, сильно нуждались. У Альберта появились болезни желудка, печени, став хроническими. Не выдержав испытаний, их брачный союз распался. Главные идеи теории относительности, которые обсуждались раньше вместе, окончательно сформулированы им были после того, как они разошлись. На это ушло 10 лет его жизни – с 1905 по 1916 год. Теорию, ставшую величайшим открытием прошлого столетия, поначалу не приняли даже деятели науки. Что уж было говорить о простых смертных? Её не понимал никто, досаждая ему часто просьбами объяснить, что это такое? Раздосадованный бесконечными приставаниями, он как-то сказал одной женщине: «Представьте себе, что 10 человек мучительно долго объясняют вам что-то. Много это или мало? «Много», – ответила дама. «А если во всём мире только 10 человек понимают теорию?», – спросил Эйнштейн. Такое отношение к новому учению было вполне обоснованным: оно давало совсем иное «восприятие» мира. К тому же слово «относительность» вызывало у всех ассоциацию с известным философским изречением: «всё в мире относительно». Но учёный писал о другом. Эйнштейн впервые ввёл понятие четырёхмерного пространства, добавив к привычному трёхмерному измерению параметр времени, обосновал, что пространство и время – понятия относительные, а время – может изменять свой «ход», ввёл понимание искривленного пространства. Между тем, нобелевского лауреата не раз обвиняли в плагиате, считая, что некоторые приводимые в его теории формулы, были ранее выведены другими учёными. Так, известная формула Е=mс2, с которой начались исследования в области разработки атомной бомбы, была открыта малоизвестным ученым-самоучкой Олинто де Претто, родившимся в итальянском городке Скио в 1857 году. Главным занятием неизвестного физика было управление имениями семьи, а в свободное время он занимался наукой, делая между делом гениальные открытия. Были и другие исследователи, предвосхитившие «теорию относительности». Есть также гипотеза, что математический аппарат Эйнштейну помогла разработать его бывшая жена Милева Марич. Косвенным подтверждением этому служит то, что уже после развода он отдал ей часть гонорара за Нобелевскую премию. Возможно, некоторые факты действительно имели под собой место. Жаль лишь только, что пишущие на эту тему в погоне за сенсацией забывают, что нобелевский лауреат никогда не говорил, что был первым, кто сказал: «мяу». Основная заслуга его в том, что своим гением он сумел подняться над привычным пониманием мира, над математическими расчётами и выкладками, дав совершенно иное (физическое и философское) понимание «пространства- времени». Что же подвинуло учёного к столь непривычному толкованию привычных вещей? Дать однозначный ответ на этот вопрос трудно. В своих автобиографических записках Эйнштейн писал: «Где-то там был этот огромный мир, существующий независимо от нас, людей, и стоящий перед нами как огромная вечная загадка, доступная, однако, по крайней мере, частично, нашему восприятию и нашему разуму. Изучение этого мира манило как освобождение...». Интересно, что до 12 лет Альберт был глубоко религиозным. Позже религия разочаровала его. “Чтение научно-популярных книжек,— рассказывал он,— привело меня вскоре к убеждению, что в библейских рассказах многое не может быть верным. Следствием этого было прямо-таки фантастическое свободомыслие, соединенное с выводами, что молодежь умышленно обманывается государством; это был потрясающий вывод. Такие переживания породили недоверие ко всякого рода авторитетам и скептическое отношение к верованиям и убеждениям, жившим в окружавшей меня тогда социальной среде”. Учёного стала интересовать философия, особенно труды Канта. В его словах не раз звучали мысли из разных философских учений. В то же время «теорию относительности» нельзя считать новой философией миро устройства. В первую очередь, это научный труд. В своём понимании Вселенной Эйнштейн не выходил за пределы Солнечной галактики. Признание ждало его в 1919-м, когда астрономы подтвердили правильность вывода о том, что сила тяжести отклоняет свет, вызывая искривление пространства. 29 мая, во время полного солнечного затмения, британские астрономы на экваторе и в Южной Америке измерили отклонение света, испускаемого звездами, от прямолинейной траектории. Величина смещения в точности совпала с предсказанной теоретическими выкладками. Эйнштейна причислили к разряду гениев, подобных Сократу, Аристотелю и Ньютону. Приход в Германии к власти фашистов вынудил учёного к эмиграции. В знак протеста в марте 1933 года Альберт вышел из состава Прусской академии наук и поселился в бельгийском курортном городке Лекок-Сюр-Мер, но уже в октябре покинул Европу навсегда, переехав в далёкую Америку. Здесь он заново воссоздал рукописи своих работ. Библиотека Конгресса США приобрела их за 6 миллионов долларов. Вскоре учёный стал популярным и состоятельным человеком, его «теория» получила всемирную известность. Произошедшие перемены Эйнштейн объяснял так: «Раньше считали, что, если каким-нибудь чудом все материальное вдруг исчезнет, то пространство и время останутся. Согласно же теории относительности, с вещами вместе исчезнут пространство и время». Наверное, с такой постановкой вопроса могли бы поспорить некоторые учёные, однако вступать в публичную полемику никто не стал. Получив признание, Эйнштейн начал выступать с лекциями в разных местах, его засыпали всевозможными предложениями и званиями (профессорскими и академическими), теорию относительности обсуждали в светских салонах и Голливуде. Как-то раз Чарли Чаплин, пригласивший физика на один из банкетов, остроумно интерпретировал гостю приветствие толпы: «Они восторгаются мной, потому что я делаю понятное всем. Они восторгаются вами, потому что вы делаете не понятное никому!» Но жизнь полна парадоксов. Чем больше Альберт обретал всемирную известность и популярность, тем больше его собственная жизнь становилась окутанной тайной. Началась 2-я мировая война. В 1943 году на одной из баз ВВС США в Филадельфии учёный провёл невиданный эксперимент. На эсминце «Элдридж» с помощью специальных установок были развиты мощные, меняющие величину и направление электромагнитные поля, и тогда … на глазах изумлённой публики корабль медленно пропал с экранов радара. Некоторые горячие головы тут же посчитали, что эсминец переместился в параллельные миры. Позже этот случай в ярких красках был описан во всевозможных публикациях, книгах, журналистских материалах. Рассказывалось о том, что с членами экипажа стали происходить непонятные вещи: кто-то из моряков скоропостижно скончался, кто-то стал участником «параномальных» событий, а кто-то переместился во времени. Выискалась газетная вырезка тех лет, повествующая о том, как матросы, сошедшие с корабля, буквально растаяли на глазах очевидцев. Что здесь было больше – правды или вымысла? Скорее вымысла, хотя «нет дыма без огня». Руководство ВМФ США дало официальное опровержение всем слухам по поводу эксперимента, первоначальная задача которого не сулила неожиданности. Военные специалисты воюющих стран стремились сделать свои корабли и самолеты малозаметными для локаторов противника. Поэтому возникла идея создать электромагнитное поле такой напряженности, при которой световые лучи свернутся в кокон, делающий объект невидимым для человека и приборов. Расчёты генераторов «невидимости» поручили сделать Эйнштейну – сильнейшему теоретику в этой области, который с 1943 по 1944 год состоял на службе в морском министерстве США. Результаты эксперимента стали неожиданными для самого учёного, который вряд ли задумывался над параллельными мирами и «иными» измерениями. Ему была поставлена чисто военная задача, которая была им блестяще выполнена. Однако талантливая научная теория не редко превосходит идеи автора. Учение Эйнштейна оказалось в пол шага от теории устройства всей Вселенной, а не только Солнечной галактики. Ещё в 1916 г., всего через несколько месяцев после того, как Эйнштейн опубликовал свои уравнения гравитационного поля, немецкий астроном Карл Шварцшильд нашел их точное решение, которое, как оказалось впоследствии, описывает геометрию пространства-времени вблизи идеальной «черной дыры». Это решение Шварцшильда описывает сферически симметричную «черную дыру», характеризующуюся только массой. Сегодня для ученых уже является аксиомой утверждение, что искривленное пространство, замкнутое в гравитационный коллапс, образует так называемую «сферу Шварцшильда», или «черную дыру», в которой может быть заключена целая Вселенная. Но что там в действительности? Дорога «во времени», пройдя по которой можно переместиться из прошлого в будущее, параллельный мир, где оказался эсминец «Элдридж», или неземная Цивилизация, откуда прилетают к нам НЛО? Ответить на этот вопрос пока никто не может. Однако в военных институтах и закрытых лабораториях над этим давно работают, приходя к разным, порой противоречивым выводам. Сначала физики выяснили, что если такие пространственно-временные «проходы» в Космосе даже существуют, проникнуть в них всё равно невозможно, поскольку вокруг них существует некий «горизонт событий», сквозь который «не прорваться» из нашего мира. Этот «горизонт» служит границей, через которую не может выбраться наружу луч света. Между тем, новые исследования в 1988 году неожиданно показали, что этот «горизонт событий» можно убрать, если «границу» заложить материей с отрицательной энергией, которая, существует в вакууме, где периодически то возникают, то исчезают виртуальные частицы с разной энергией, в том числе с энергией ниже «среднеарифметического» уровня, или «отрицательной». «Экзотическая материя», как ее иронично назвали физики, обладающая отрицательной энергией, существует в природе «виртуально», пока её не научились получать. Но реальность существования такой «материи» подтверждена экспериментально и доказана теоретически, поэтому сегодня серьезные астрономы и физики рассматривают эти пространственно-временные «дыры» как реальное средство транспортировки летающих объектов Земли. 23 мая 2003 г. в журнале Physical Review Letters появилась статья группы американских ученых под руководством известного теоретика Мэтта Виссера из Вашингтонского университета, в которой математически доказывается, что даже незначительное количество «экзотической материи» будет вполне достаточно, чтобы сделать «чёрные дыры» проходимыми. Любопытно, что мысли о «проходимости» во времени, были высказаны ещё автором «теории относительности», согласно которой, космонавт, летающий в космическом корабле несколько лет, может возвратиться на Землю и оказаться в своём Будущем, поскольку в Космосе и на Земле «время» течёт по-разному, оно может замедлять или ускорять ход. Правда, Эйнштейн предупреждал, что по стреле «времени» двигаться нельзя, иначе кто-нибудь, не слишком озабоченный соблюдением морали или Уголовного кодекса, мог бы сесть на «машину времени», добраться до своего дедушки в неженатом возрасте, убить его, в результате чего не появился бы на Свет сам, что привело бы к парадоксу или, по крайней мере, к нешуточному скандалу. Есть в «теории относительности» и другие интересные парадоксы того же плана. Так, ОТО (общая теория относительности) противоречит не только первому, но и второму закону Ньютона, а также закону сохранения энергии. По Эйнштейну все тела движутся в искривленном пространстве, следовательно, не прямолинейно, а с ускорением под действием силы. Спрашивается, откуда они черпают энергию для такого движения в искривленном пространстве? Любопытны противоречия и внутри самой «теории относительности». Всё та же «общая теория относительности» (ОТО) наделяет пространство и время физическими свойствами (например, пространство-время искривляется). Но говорить о пространстве есть смысл только тогда, когда мы имеем расположенные в нем тела, а говорить о времени имеет смысл только тогда, когда происходят какие-то изменения. ОТО фактически принимает концепцию абсолютного искривленного пространства-времени, что противоречит другой части учения Эйнштейна – «Специальной теории относительности» (СТО), которая утверждает, что абсолютного пространства нет. Что же правильно? В то же время, стоит только предположить, что строение мира, как утверждают некоторые учёные, является более сложным, чем мы привыкли это считать, и во Вселенной существуют параллельные миры, как всё встаёт на свои места. Искривлённые пространства могут пересекаться и накладываться друг на друга. В местах их пересечения невидимые, неземные существа и неопознанные летающие объекты становятся видимыми, а закон сохранения энергии работает правильно в инерциальных координатах всей Вселенной, а не только Земли. Задумывался ли над этими вещами автор теории относительности? Скорее всего, нет. По крайней мере, если и задумывался о «чём-то», вслух об этом не говорил. Отойдя от публичной научной деятельности, Эйнштейн продолжал жить тихо, незаметно для окружающих. Закат его эры ознаменовался целой чередой потерь: все близкие физика умерли, а дети давно жили самостоятельной жизнью отдельно от него. Со смертью близких оборвалась тонкая нить, связывающая учёного со Старым Светом. Несмотря на душевную боль, он продолжал работать, но теперь уже «в стол…» Его опекала секретарша Элен Дюкас, которая испытывала целую гамму чувств от общения с гением. Страдавший бессонницей Эйнштейн, по ночам изливал душу скрипке, отказываясь утром даже умываться. Всклокоченные волосы и ужасная одежда старика возмущали окружающих, его неряшливость списывали на возрастные чудачества. Таким же чудачеством посчитали в Америке, призыв учёного запретить ядерное оружие. Между тем, весть об атомных взрывах в Японии повергла его в настоящий шок. Это казалось тем более странным, что он сам был одним из создателей ядерного оружия. К старости Эйнштейн стал сентиментален. Гений начал смотреть на мир другими глазами, глазами «простого смертного»… Одинокого ученого не раз видели за разговором с его любимой кошкой, которая терпеливо внимала хозяину. Иногда он помогал соседской девочке-школьнице, решая вместе с ней на скамейке в скверике Принстона математические задачи. Начиная с 1948 года Эйнштейн знал, что может умереть в любой момент. После операции у него появилась аневризма аорты - пузырь, могущий лопнуть. В этот период возникла страна Израиль, куда физика официально пригласили Президентом, он отказался. Стенка кровеносного сосуда продержалась несколько лет и сдала ночью 18 апреля 1955 года... Смерть учёного, как и его жизнь, оказалась окутанной тайной. Есть гипотеза, что в последние годы он работал над созданием теории единого поля, которая должна была совершить прорыв в понимании пространства и времени. Однако, посчитав, что человечество не готово к этому, Эйнштейн сжёг свои рукописи и дневники. Тайна его ушла вместе с ним…

www.crimea.kp.ru

Альберт Эйнштейн. Биографическая справка - РИА Новости, 13.03.2009

В 1900 году Эйнштейн окончил политехникум, получив диплом преподавателя математики и физики. После этого в течение двух лет не имел постоянного места работы. Недолгое время он преподавал физику в Шаффгаузене в пансионате для иностранцев, поступавших в высшие учебные заведения Швейцарии, давал частные уроки, а затем по рекомендации друзей получил место технического эксперта в Швейцарском патентном бюро в Берне. В бюро Эйнштейн проработал с 1902 по 1907 год и считал это время самым счастливым и плодотворным периодом в своей жизни. Характер работы позволял Эйнштейну посвящать свободное время исследованиям в области теоретической физики.

Его первые работы были посвящены силам взаимодействия между молекулами и приложениям статистической термодинамики. Одна из них - "Новое определение размеров молекул" была принята в качестве докторской диссертации Цюрихским университетом, и в 1905 году Эйнштейн стал доктором наук.

Он создал теорию относительности, выполнял исследования по статистической физике, теории излучения, броуновскому движению, написал ряд научных статей. Тогда же им был открыт закон взаимосвязи массы и энергии. Работы Эйнштейна получили широкую известность, и в 1909 году он избирается профессором в Цюрихском университете.

В 1911‑1912 годах Эйнштейн был профессором Немецкого университета в Праге. В 1912 году он вернулся в Цюрих , где стал профессором Цюрихского политехникума. На следующий год он был избран членом Прусской и Баварской Академии наук и в 1914 году переехал в Берлин, где до 1933 года являлся одновременно директором физического института и профессором Берлинского университета. В этот период своей жизни Альберт Эйнштейн завершил создание общей теории относительности, а также развил квантовую теорию излучения. Эйнштейн установил и основной закон фотохимии. За открытие законов фотоэффекта и за работы в области теоретической физики Эйнштейн был удостоен в 1921 году Нобелевской премии.

После прихода к власти нацистов в 1933 году физик покинул Германию навсегда, выехав в Соединенные Штаты Америки. В скором времени в знак протеста против преступлений фашизма он отказался от немецкого гражданства и членства в Прусской и Баварской Академиях наук. После переезда в США Альберт Эйнштейн получил должность профессора физики в недавно созданном Институте фундаментальных исследований в городе Принстоне, штат Нью-Джерси. В 1940 году он получил американское гражданство. В Принстоне Эйнштейн продолжал работу над исследованием проблем космологии и созданием единой теории поля, призванной объединить теорию гравитации и электромагнетизм.

В 1955 году Эйнштейн подписал письмо, которое составил английский общественный деятель Бертран Рассел, к правительствам тех стран, где активно развивалось производство атомного оружия (позднее документ получил название «Манифест Рассела - Эйнштейна»). Эйнштейн предупреждал о фатальных последствиях применения такого оружия для всего человечества.

В последние годы жизни Эйнштейн работал над созданием Единой теории поля.

Помимо Нобелевской премии, Альберт Эйнштейн был удостоен многих других наград, в том числе медали Копли Лондонского королевского общества (1925) и медали Франклина Франклиновского института (1935). Эйнштейн был почетным доктором многих университетов и членом ведущих академий наук мира.

Среди многочисленных почестей, оказанных Эйнштейну, было предложение стать президентом Израиля, последовавшее в 1952 году. От этого предложения он отказался.

Первой женой Эйнштейна была Милева Марич, его сокурсница по Федеральному технологическому институту в Цюрихе. Они поженились в 1903 году. От этого брака у Эйнштейна было два сына Ганс Альберт и Эдвард. Его старший сын Ганс-Альберт стал признанным специалистом по гидравлике и профессором Калифорнийского университета. Младший сын Эйнштейна Эдуард заболел тяжелой формой шизофрении и большую часть свой жизни провел в различных лечебных заведениях. В 1919 году супруги развелись. В том же году Эйнштейн вступил в брак со своей двоюродной сестрой Эльзой, вдовой с двумя детьми. Эльза Эйнштейн скончалась в 1936 году.

Альберт Эйнштейн умер 18 апреля 1955 года в Принстоне от аневризмы аорты. В присутствии лишь самых близких его тело было предано кремации близ Трентона в штате Нью-Джерси. По желанию самого Эйнштейна, его похоронили  втайне от всех.

В честь Эйнштейна названы: единица энергии, применяемая в фотохимии (эйнштейн), химический элемент эйнштейний (№ 99 в Периодической системе элементов Менделеева), Астероид 2001 Эйнштейн, Премия имени Альберта Эйнштейна, Премия мира имени Альберта Эйнштейна, Колледж медицины им. Альберта Эйнштейна при университете Йешива, Центр медицины им. Альберта Эйнштейна в Филадельфии, Дом-музей Альберта Эйнштейна на Крамгассе в Берне.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о